1000 und 1 Grund, warum ich M.H. liebe

Ich hatte viel Zeit mit Tierbabys und Menschenkindern verbracht, bis ich Michaels Blick bemerkte. Was?!, wollte ich angriffslustig wissen. Nichts, entgegnete er versöhnlich, ich könnte heulen, wenn ich dich so gelöst und glücklich lachen sehe. Ich wünsche mir nichts sehnlicher.

Ich werde meinen Blog nicht in 1000 und 1 Grund, warum ich M.H. liebe umbenennen. Bestimmt nicht wegen einer karitativen Veranstaltung. Schönen Abend noch!

Ich krieche gleich unter seine Kuscheldecke und schmiege mich eng an ihn heran. Ich bin eine stolze florentinische Frau. Ich brauche weder Liebe noch Zuneigung, noch Herzlichkeit, noch Anerkennung. Schluss mit Kichern!

Werbeanzeigen

Acht Monate

Wir sind umgezogen. Wir sind jetzt endlich zu Hause.

Vor acht Monaten ging unsere Welt unter/in Flammen auf. Gravierend. Radikal. Für immer. Nicht, weil wir es uns gewünscht hätten. Nein! Unser Nachbar hatte die Entscheidung für uns getroffen.

Er ist tot. Er ist unter der Erde. Wir leben mit den Konsequenzen seines Handelns weiter. UNSER LEBEN LANG. Mit der Angst vor der Angst, es könne sich wiederholen.

Ich möchte im Stande sein, einen Text über die letzten acht Monate zu formulieren – einfach, um damit abzuschließen. Es gelingt mir leider noch nicht. Ich bin erbost. Ich bin verzweifelt.

Für Kitty, Naida und Orion

Am 25.09. wurden wir morgens wegen Brand evakuiert: ich, meine Kleine und die Hunde. Kitty hat sich versteckt. Sie wurde gerettet. Ihr geht’s gut.

Hätten wir noch 5 Minuten geschlafen, so die Feuerwehr, hätten unsere Tiere nicht gemiaut, geheult, gejault und an der Schlafzimmertür gekratzt, wären wir nie mehr aufgewacht.

Der Mann im ersten Obergeschoss ist eines entsetzlichen Todes gestorben. Fast hätte er uns mitgenommen.

Jetzt sind wir obdachlos.

Über die toten Seelen*

Denke um. Reagiere nicht. Lerne Erinnerungen zu evozieren.

Versage dem Feuer das Substrat für die Existenz. Lasse die Kreatur, die das Feuer der Zerstörung zu entfachen trachtet, schonend – pikant gewürzt mit Selbstgewissheit, Hass und Aversionen –, in der eigenen Galle garen, auf dass sie die Würde bewahre und sich in aller Stille annihiliere. Sei gnädig. Du. Bist. Lebendig!

Schließe dich den Menschen an, mit denen du auf einem gemeinsamen Pfad, obzwar steil und dornig, wandeln kannst: weg von der Dunkelheit; zum Licht, zur Hoffnung, zur Liebe hin.

* * *
Christians Worte.
__________
*Trolle, Hamster, Hater; Nikolaj Gogol, „Die toten Seelen“

Three Men in a Boat*

oder: Ab – nach Australien!

Ich ziehe Magisches an. Ich bin ein Schwarzes Loch. Keine blöden Witze, Michael! Mach deinen Mund zu, sonst töte ich dich. Vor einer viertel Stunde sind mir und den Höllenhunden vier wunderbar besoffene Gestalten im Holyrood Park begegnet: ein dürrer Riesenrentner mit schütterem Haar, in eine saphirblaue Jacke geheimnisvoll gehüllt, ein kleiner dicker Rentner mit schwarz gefärbter Haarpracht und eine ältere Frau in einem giftgrünen Pullover. Sie haben eine anregende Diskussion geführt. In Deutsch.

* * *
Schönheit in Giftgrün mit Einkaufsnetz: Schottland ist ein Scheißland. Ich will auswandern.
Schönheit in Saphirblau mit Dackel (unangenehm laut, torkelnd): Wohin?
Schönheit in Giftgrün mit Einkaufsnetz: Nach Russland.
Kleiner Dicker (sich kaum auf den Beinen haltend): Nach Australien?
Schönheit in Saphirblau mit Dackel: Nach Russland, sagt sie.
Kleiner Dicker (erhobenen Hauptes): Russland ist auch ein Scheißland.
Dackel: Anubis, mein Herr, befreie mich von dieser Qual. Ich werde nie mehr in einen Stiefel kotzen.
__________
*Three Men in a Boat (To Say Nothing of the Dog) by Jerome K. Jerome

Hunde & Luxus

L.: Überleg mal, man kauft ein Haus, das fast 10.000.000 € wert ist. Luxusimmobilie aus der Gründerzeit. Am Flussufer gebaut. Wohnfläche über 1000 m2. Grundstück fast 2000 m2. 20 Zimmer. Swimmingpool, indoor.
Dafydd: Nebenkosten nicht inbegriffen. 43.000 für Grundbucheintrag. 500.000 für Grunderwerbssteuer. Der Makler bekommt 607.000, der Notar 128.000.
L.: 1.278.000 insgesamt.
D.: 11.278.000 insgesamt.
L.: Gibt es auch für solche Fälle Finanzierungsmöglichkeiten?
D.: Sicher. 3.300.000 Eigenkapital sind zwingend nachzuweisen. Bei einem Jahreszins von 1,28% erhält man von der Bank 8.100.000.
L.: Wie hoch ist die Monatsrate?
D.: Sollzinsbindung von 10 Jahren? Ungefähr 22.000.
L.: Krass.
D.: Na, entweder ist man wohlhabend genug oder man entscheidet sich lieber für ein einfaches Haus, das 160.000 kostet.
L.: Immer noch ein stolzer Preis. Meine Mutter hat immer gesagt: „Nimm nie einen Kredit auf, das Geld gehört der Bank. Heirate keinen reichen Mann, nur weil er reich ist, das Geld gehört ihm. Heirate keinen alten Mann, je älter sie werden, desto langweiliger sind sie.“
D.: Klingt weise.

Was denn? Worüber redet ihr bei einem Spaziergang mit den Hunden am Strand?

* * *
Das ist kein Hund. Das ist ein Schwein.

High Heels Diaries

Strand, Höllenhunde, mysteriöser Schuhabdruck… Ist das ein Yeti, ein Einhorn oder gar ein martialischer Gott der keltischen Triade?

* * *
So sieht es aus. Könnte auch Ichthyander sein. Will sich erfrischen und ins kühle Nass hüpfen. Immer mit der Ruhe. Bloß nicht verscheuchen. Süß, der Kleine.

* * *
Jetzt werde ich schweres Geschütz auffahren.

„Steak, Whisky, nackte Frau – das nenne ich einen gelungenen Abend“, sagt Michael.

„Speisen de luxe, festliche Kleidung, nackter Mann – das nenne ich einen gelungenen Weihnachtsmorgen“, sage ich. Ach, war das herrlich.

Die Robe von Golce & Dabbana, die Schuhe von Banolo Mlahnik zur Verfügung gestellt. Das Essen von einem Koch mit drei Michelin Sternen gezaubert. Das Bild von einem Starfotografen geschossen. Der Mann hat sich selber verziert: elegantes Styling, sinnlicher Duft, goldener Staub, Strass und Feder. Alles, damit die Frau sich wohl fühlt, während sie ihn mit dem Mund verwöhnt.

* * *
Hi-hi-hi. Ich spreche nicht die Problematik der Unzulänglichkeit bei kleineren Größen an. Ich weise darauf hin, wie hübsch die Türklinken aussehen würden, hätten sie sich rechtzeitig geschmückt. Männer, ich habe noch Glitzer übrig!

White, Red, Green

Wie prunkvoll! Habe ich zufällig unseren Winter erwähnt?

Das sieht verdächtig nach dem Einhorn aus. Nein? In Ordnung. Ich habe alle Spuren gefälscht. Naida hat nichts damit zu tun.

Ja, das ist ein schottischer Schneemann. Kichert nicht. Er ist schüchtern. Aber sehr freundlich.

Die Einheimischen

Man trifft beim nächtlichen Joggen viele nette Leute. Dieser Jogger, ein Fuchs, ist geradezu der Sympathischste. Leider hat er uns seinen Namen nicht verraten.

Bei unserem Glück lernen wir bald das Einhorn von Schottland kennen.

Eisskulpturen

Und morgen fahren wir nach Gleann Comhann in die Highlands, wo ich mich wahrscheinlich beim Wandern und Klettern im Schnee verlaufen, einen zärtlichen Yeti-Mann kennen lernen und mit ihm liebevolle Yeti-Kinder großziehen werde.

„Eine Unverschämtheit!“, sagt Michael. „Du, meine Liebe, wirst geknebelt, in Fesseln gelegt, im Kofferraum nach Hause befördert und dort wider jeglicher Vernunft belohnt, sprich: ins Koma gevögelt. Vielleicht siedle ich dich aber auch ins Gästezimmer aus, sodass du gründlich über dein Verhalten nachdenken, es bereuen und feierlich geloben kannst, dich zu bessern. Im Gegensatz zu dir bin ich nett.“

Was soll ich nur tun? Verbannung oder Ehebett? Abenteuer oder raffinierte Folter? Warmer Körper oder kalte Nächte? Einsamkeit oder Küsse, Umarmungen und innige Streicheleinheiten? Ich befinde mich in solch einem Dilemma.

Höllenbewohner unter sich

Der erste Advent naht. Entledige Dich Deiner Schuhe und umgarne mit nackten Füßen die Pfütze vor Edinburghs Küste. Habe ich versprochen, dass es warm wird? Nein! Frage Naida. Sie ist glücklich.

Am Wochenende haben wir dank einer Privatführung einen ihrer Verwandten beim Weihnachtsmarkt getroffen. Majestätisch, erbarmungslos, so­lenn. Willst Du ihn kennen lernen? Er ist frostkalt und wunderschön.

Sommerferien adé!

That’s it! Die Sommerferien sind fast vorbei. Am 16. August gehen meine Kinder das erste Mal auf eine Privatschule in Edinburgh. Der Sommer war kühl. Wir alle waren trotzdem glücklich.

Ich habe jetzt auch einen ersten deutschen Freund. Für gewöhnlich treibe ich mich mit Kelten und Israelis herum.

Er ist groß, stark und… schwarz. Er liebt mich. Ich liebe ihn. Sein Name ist Artus.

Willkommen im August!

Mit Erstaunen habe ich das Gerücht vernommen, dass es frohmütige Frauen auf Erden gäbe, deren Männer sie morgens zärtlich aus dem Schlaf wach küssten, deren Kinder sie mit engelsgleichen Gesängen sanft weckten und deren Katzen sie immer mit einem vorzüglichen Frühstück verwöhnten.

Von wegen!

Mir wurden z.B. Schweinereien ins Ohr geflüstert. Ich wurde am Hintern begrabscht. Ich wurde gekniffen und gekitzelt. Meine Katzen murksten einen Maulwurf ab und haben ihn mir als rituelle Opfergabe dargeboten. Anscheinend bin ich eine Katzengottheit. Meine Kinder fielen über mich her wie eine Horde wilder Kelten und haben mir ihre ehrgeizigen Pläne für den Tag erläutert. Ich habe mich beinahe im Badezimmer gerettet.

Willkommen im August!

* * *
Das goldige Drachenmädchen, das Sonnenscheinchen Sólveig, ist jetzt ein Jahr alt.

Sie sitzt, krabbelt, steht und geht mit unserer Hilfe. Sie mag Hunde und ist verrückt nach Bananen. Mit „Mama“, „Papa“, „Kika“*, „Fifi“*, „ga-ga-ga“ und „bu-bu-buuu“ kann sie philosophisch das ganze Universum erklären.

Sie ist stark. Sie ist eine Kämpferin wie ihr Vater.

* * *
Am 4. August vor sechs Jahren hatten wir standesamtlich in San Antonio geheiratet. Als ich „I now pronounce you husband and wife!“ hörte, wollte ich panisch wegrennen. Zum Glück blieb ich.

I couldn’t have picked a better partner to spend my life with. Thank you for marrying me, Michael.

* * *
Vierzig** Wochen später, am 7. August, gebar ich Emiliana, unser Leben, unser Wunder, unseren Stern.

Der Himmel hat uns reichlich beschenkt.

* * *
Ende August werde ich… und hier scheiden sich die Geister: nach dem elfischen Kalender meiner Tochter – neunzehn, nach dem julianischen Kalender – neununddreißig.

Aus einem nebulösen Grund gefallen mir die Elfen sehr, und ich freue mich auf den letzten Monat dieses bescheidenen Sommers.
__________
*Kika – Katzerina Freikatze v. Katzenburg, Schottische Faltohrkatze mit römischem Migrationshintergrund; Fifi – Friedrich Basileus Fresserossa, Maine-Coon-Kater, eine Mischung aus Waschbären und amerikanischen Pilgern
**Okay, drei Tage später. Ich leide an Dyskalkulie.

Für Linchen

Eine Bekannte beschwert sich, dass Frauen über fünfunddreißig praktisch keine Chance hätten, von einem guten, aufrichtigen Mann geliebt zu werden. Ich kann das nicht bestätigen. Hübsche keltische Jungs verlieben sich in mich jedes Mal, wenn ich meine Zerberusse spazieren führe.

Der kleine süße Hund hat sich als Fergus vorgestellt – und wir wünschen allen netten Leuten ein wunderschönes Wochenende ;)

Naida

So gehen wir mit Naida spazieren:

1. Das Ferkel sucht den Dreck.
2. Das Ferkel findet den Dreck.
3. Das Ferkel verbreitet Freude.

Das Portal in eine andere Welt

Ich erlebte eine merkwürdige Samstagnacht.

Um zwei wachte mein süßes Drachenmädchen auf, weil sie zahnt und momentan weinerlich ist. Ich beruhigte sie, schlief aber selbst nicht mehr ein.

Um drei beschloss ich rigoros, mit den Zerberussen zu joggen. Wann, wenn nicht um drei? Nicht wahr? Zwei gigantische amerikanische Schäferhunde* und ein graziles Däumelinchen bildeten eine Zweckgemeinschaft und traten um drei Uhr zwanzig an die kühle Luft in ein sternklares Traumland hinaus. Es regnete.

Unterwegs begegneten wir einer Frau mit einer Dänischen Dogge, die französisch sprach (die Frau, nicht die Dogge, obwohl es noch makabrer wäre) und einem Mann mit… ihr erratet es nie… zwei deutschen Schäferhunden. Der Mann grinste wie ein Honigkuchenpferd. Es sollte sich herausstellen, dass er in Itzehoe geboren wurde. Ich erfuhr nie seinen Namen, aber die Begleiter hießen Abraxas und Quentana.

Geht die Sonne unter, öffnet sich, wie es scheint, ein Portal in eine andere Welt und diverse wunderliche Gestalten treiben ihr Unwesen in den schönsten Straßen Edinburghs.

Zu Hause wartete eine wütende Katze, die uns übel beschimpfte und hinter der Couch verschwand.

Um halb fünf legte ich mich zu Michael, den keine Schlaflosigkeit quälte und der unverschämt entspannt daneben atmete, zog mir die Decke über den Kopf und verwünschte das unfaire Leben.

Um fünf zwickte ich ihm in den Oberarm und bot meine sexuellen Dienste in seinem Arbeitszimmer an, um die Kleinen mit dem ganzen Dahinschmelzen und Stöhnen nicht zu traumatisieren.

Wenn du fünf Kinder großziehst und besonders zärtlich zu deinem Mann sein willst, musst du dich neu erfinden. Früher oder später wirst du nicht an der Couch in seinem Arbeitszimmer vorbeigehen können, ohne zu entflammen oder beim Anblick der Dusche zu erröten, aber die Mühe lohnt sich.

Mein Mann war verwirrt, aber nicht abgeneigt. „Er kümmert sich um einen raschen Anstieg meiner Glückshormone, ich schlafe erschöpft ein“, überlegte ich mir. Das war ein Schuss in den Ofen. Ha-ha.

Danach funktionierte er mich zu einem Kissen um, legte seinen Kopf auf meinen Rücken und fiel in den tiefsten Schlaf. „Ich höre, wie dein Herz schlägt“, wisperte er kurz davor, und ich zerfloss wie der Mississippi im Frühling. So starrte ich in die Dunkelheit, – willenlos, schlaflos, aber mit erhöhtem Oxytocin-Spiegel –, während mein Herz für ihn allerlei peinliche Liebeslieder sang und versuchte mich nicht zu bewegen, weil sich seine Atemzüge unglaublich gut an meinem Hals anfühlten, bis irgendwann, gegen sieben Uhr, die Tür aufgetan wurde und eine freundliche Elfengang mich fragte: „Und, Mami, schläfst du, schläfst du, schläfst du? Backt uns Daddy Waffeln zum Frühstück?“

Es ist halb zwölf. Ich bin müde und gähne jede Sekunde, aber die Waffeln mit Ahornsirup haben köstlich geschmeckt.
__________
*Shiloh Shepherds, plush-coated

Спасение гадюшонка

Майа с Орионом отвоевали у чужого кота гадюшонка, которого тот схватил за шкирку и хотел убить. Благодаря собачатам, гадюшонок жив. Гадюкина наваляла коту по самое не могу. Надеюсь, больше не вернется. Загнала всех домой и заточила в гостиную.

Happy Birthday, No!

Орионтелю два года. Он такой же балбес, каким был полтора года назад, когда Мишка притащил его домой за пазухой. Отличный конь пес, скажу вам, лучше не бывает, а какой он восхитительный нянь наследникам Гадюкиной.

* * *
Иногда Тинхен начинает казаться мне человеком, но это быстро проходит.

– Я сделала грамматическую ошибку. Ха-ха. Дочь исправила: „Сразу видно, мама, что ты работаешь с русской. Ты уже говоришь, как русская. Забываешь немецкий“.

Вы тоже не смеялись? Вам тоже противно?

Ты не бойся, милый

Маленькая девочка преподнесла нам большой сюрприз. Возвращаемся из детского сада. Я веду близнецов. Майк успокаивает орущего Бурундучка и поэтому не держит Милочку за ручку. Ничто не предвещает, как вдруг Милочка делает шаг в сторону и бросается на шею проходящей овчарке. Хозяин овчарки хватается за сердце. У Майка развивается тахиаритмия. Я падаю в обморок. У овчарки вылезают на лоб глаза. Милочка щебечет:

„Ты не бойся, милый. Не бойся. У меня дома тоже есть собаки. Ты девочка или мальчик? Как тебя зовут?“

Овчарка никогда не забудет этой душевной встречи.

* * *
Домовенок Софи приобретает среди медведей популярность:

– Мама, покажи еще чужую кошечку.
– Красивая. Она придет к нам в гости?
– Нет. Она далеко живет.
– Хорошо, тогда мы пойдем к ней в гости.

Лина, мы идем, ждите. Готовьте креветки.

О пользе шотландцев для молодой семьи

Маленький Солнец категорически отказывается сотрудничать с дедушкой и бабушкой. Роберт зовет его к себе, а он делает большие глаза, улепетывает к папе и злобно выглядывает из-за его ног, повторяя при этом ой-ей-ей-ей.

* * *
У папы на руках зеленоглазый Одуванец чувствует себя спокойно, поэтому после некоторого промедления даже принимает в дар мягкую пушистую овечку. Папа сразу получает овечкой по роже. Строгость никому не помешает.

* * *
После долгих уговоров, танцев и молитв богам древних кельтов, Солнец-Одуванец соглашается посидеть у бабушки на руках, затем сообщает всем своим видом: „Сейчас заору“, — и тянется к папе.

* * *
Медвежий Триумвират более общителен. Маленькие медведи расхватывают подарки, целуют дарителей и проводят экскурсию. Вкратце рассказывают о доме, досконально — о детских. Следом бегают собачата. Из-за угла выглядывают Гадюкина и Рыжемырдин.

* * *
За завтраком маленький медведь заботливо осведомляется: „Папа, почему мама ночью плакала?“ Папа делает вид, что не владеет британским диалектом английского языка. И поделом! Если ты отлавливаешь свою непорочную, застенчивую супругу в самых неожиданным местах и делаешь ей деловые предложения, то не удивляйся вопросам.

* * *
Медвежьим родителям выпадают шесть дней отпуска: две пятницы, две субботы, два воскресенья и освобождение от поездок в детский сад.

Чего еще не хватает для полного счастья?

Я спокойна. Я совершенно спокойна.

В пятницу вечером Костенька изъявил желание погостить у Анны. Мы его уговаривали остаться, но Костенька был неумолим и запихивал в рюкзак зайца, карамельки и пижаму. В воскресенье Костенька прокатился с Генри в метро и вернулся радостный домой.

Во время обеда он мне жалуется:

— Мама, у них всю ночь плачет младенец. Я плохо спал. Ты представляешь, как это тяжело?

Только понаслышке, Костенька, только понаслышке.

* * *
Медвежата переживают миграционный период. Мигрируют из одной пустой комнаты в другую, поют песни, а иногда даже остаются зимовать. Периодически совершают мелкие хулиганства и сваливают на Федора Иннокентьевича.

* * *
Ночью в коридоре часто раздается топот ножек: топ-топ, топ-топ, топ-топ — в одну сторону. Если прислушаться, то топот значительно меняется в другую сторону: топ-топ, чап-чап, топ-топ, чап-чап, чап-чап. Утром в детской на подушке покоятся две головы: обе лохматые, одна весьма ушастая.

* * *
„Найда, — уличает собачонка Мишка, — не делай вид, что ты весь день мирно дремала в корзине. Не делай. Это твоя шерсть на покрывале, я так не линяю“. Совестливая Найда прикрывает лапами глаза. Екоторина Змеевна торжествует, свесив со спинки дивана три задние конечности.

Орион обожает смотреть документальные фильмы про животных, поэтому застенчиво отворачивается и признается: „Каюсь, валялся в ваше отсутствие на диване. Валялся, валяюсь и буду валяться“.

— Майкл, отцовство сделало тебя добросердечным. Шесть лет назад церберы получили бы за свое дерзкое поведение под зад, — задумчиво резюмирует Генри.
— Генри, шесть лет назад ты тоже получил бы за свои дерзкие комментарии под зад. Моя добросердечность идет тебе на пользу, — добросердечно резюмирует Мишка.

* * *
Недавно опочил вечным сном очередной Тадль. Чтобы не огорчать медвежат, Мишка купил нового — белого, вислоухого. Он ему никого не напоминал. У него такой же приятственный характер.

Раньше я не догадывалась, что кролики умеют жужжать и рычать. Если новый Тадль голоден, этот вислоухий козел кусает меня за пятки.

* * *
Подумываем купить Оскару бабу. Что-то он закручинился и даже стал меньше материться. Качается в клетке туда-сюда с закрытыми глазами. Наверняка строит план захвата власти во Вселенной. Если верить ветеринару, Оскар нас всех переживет.

* * *
— Медведи, мишки, медвежата, — целую я маленьких медведей на прощание, — а хотите, мама заберет вас из детского сада?
— Не надо, мама, — возмущенно вопят в ответ маленькие медведи. — Нас заберет папа. Мы зайдем в магазин и купим пакетик мармеладных зверей.

В среду приезжают Мишкины родители с целью окончательно разбаловать маленьких медведей.

Про звезды в спальной

Когда мы пару месяцев назад ездили в гости к знакомым лошадкам, Милка увидела в детской комнате Дина забавную божью коровку, которая ночью проецирует на потолок и стены звездную карту. Солидный медведь Милка скушал пару печений, выпил фруктовый чай, поиграл с малышом, предложил Северину Илая, погладил лошадок, вернулся домой, упал в папины объятия и запел древнюю шотландскую балладу o заветной божьей коровке. Папа только пришел с работы, снимал второй ботинок и не совсем понял, о чем речь. Солидный медведь Милка топнул ногой, закинул куртку в угол, свалился в гостиной на пол и потребовал: „Папа, папочка, папусечка, мне нужна божья коровка. Очень сильно нужна. Купи мне божью коровку. Она будет светить звездами, а свой светильник забери. Он мне сразу не понравился. Он не светит звездами“.

Медведя успокоили, накормили ужином и на всякий случай приобрели три божьи коровки. Первые три дня медвежата таскали их везде за собой. На четвертый день божью коровку потрогал лапой Орион. Загорелись звезды. Орион потрогал божью коровку второй раз. Звезды погасли. Собачонок загоготал в голос и поведал о своем открытии Найде, которая не преминула упомянуть божью коровку в беседе с Катценбург. Котонесса лупила базилея и приговаривала: „Ах ты, дрянь прожорливая, морда похотливая! Ты мне ничего не даришь, узурпатор чертов! Другие коты дарят своим супругам подарки, а ты мне только котят даришь“. Базилей от неожиданности перевернулся на бок, вскочил и умчался в свое логово на кошачье дерево. Недели через две весь медвежий заповедник ловко включал и выключал божью коровку.

Но больше всего радовались мама и папа, потому что у них в спальной ночами кто-то хихикает и на потолке частенько загораются звезды, и гаснут, и загораются, и гаснут, и загораются. Домовой шалит?

Папин сын Илай

Зеленоглазому медвежонку восемь месяцев. Он сидит в подушках, ползает со скоростью света, встает и прогуливается вдоль дивана и возле мебели, ухватившись за край руками. В нашем активном лексическом словарном запасе появилось выражение „припарковать Илая“: посадить в детский стул или коляску, чтобы не уполз. Эли окончательно стал Илаем после того, как папина дочка рассказала в Великой эльфийской ложе, что из родных у нее мама, папа, два брата и папин сын Илай. С папиным сыном Илаем у папиной дочки сложные отношения, но иногда она милостиво снисходит до совместных фотосессий, обнимательно-целовательных сеансов и даже приносит ему игрушки, которые он выкидывает из манежа. Папину дочку папин сын Илай обожает, глазеет на нее с восторгом и гоняется за ней не менее оптимистично, чем за Екоториной Змеевной Гадюкиной, которая за время беременности нисколько не подобрела.

С Федором Иннокентьевичем Рыжемырдиным у папиного сына Илая с рождения теплые, дружественные отношения. Илай гладит и обнимает Федора Иннокентьевича, Федор Иннокентьевич довольно горланит морские песни шанти. Когда Илай был совсем крохотным и учился переворачиваться с одного бока на другой, Федор Иннокентьевич осторожно подползал под него и подпихивал.

Лучше друзья Илая — это Найда, Орион и всё, что стащил или нашел на полу. Илай хорошо различает мои настроения: когда я обращаюсь к нему недовольным голосом, он удирает и пытается съесть на ходу всё, что стащил или нашел на полу и успел сунуть в рот. Кроме того Илай любит овощные и фруктовые пюре, каши из круп, творог и размороженное грудное молоко, но категорически отказывается мириться с покупной едой.

Отличный сын получился у папы, не смотря на активное содействие мамы.

* * *
Купили две баночки детского питания: сливочный шпинат с картофелем и паста в овощном соусе с рыбой. Предложили Илаю. Илай напыжился и плюнул в нас шпинатом. Сунули в рот пасту и покорно соскребли ее с Илая, с себя, со стульчика, со столика и с Федора Иннокентьевича. Отдали Ориону. Он быстро перекусил и еще долго сливался с пустыми баночками в экстазе. Стало понятно, что подарить собачонку на день рождения.

Э.М. налаживает контакт с местной фауной

Гуляем во дворе. По дороге, выписывая немыслимые кренделя, несется стройная трехцветная кошка. Очевидно, что кошка — внучка Гарри Гудини. Она умудряется протиснутся сквозь прутья забора, проносится мимо и залетает на дерево. Церберы даже не успевают предвкусить радость. Они с удовольствием гоняются за чужими кошками.

Вслед за кошкой по дороге, выписывая не менее немыслимые кренделя, несется интеллигентного вида женщина в распахнутом пальто и с палкой в руке. Женщина останавливается возле нашего дома и начинает увещевать кошку: „Мици, Мици, дрянь ты этакая! Куда ты опять сбежала?“ Мици раскачивается и изображает из себя глухонемую птичку. Э.М. впускает женщину во двор. Мы обмениваемся пустыми фразами. Женщина изредка пытается подпихнуть бунтарку Мици палкой. Мици невозмутима.

Э.М. расхаживает вокруг женщины и совершенствует искусство общения:

— Холодно на улице.
— Да, холодно.
— Это потому, что снег шел.

Сообщив важную информацию, Э.М. удаляется на качели.

Как только женщина покидает наш двор, Мици повисает на ветке, падает на землю и уносится по своим делам, не забывая при это выписывать… да… немыслимые кренделя.

Четыре оборотня

Я знала, этот день придет. Шесть собачат покинули родной дом: два — в США, два — в Англию, один — в Новую Зеландию, один — в Венгрию. Собачата обещают быть настоящими церберами: у них добрый характер Найды и… высокий характер Ориона (это не пес, а чистокровный арабский жеребец).

* * *
Рождество мы проводили в провинции. Я много гуляла. Очень много гуляла.

— Линка, возьми собак.
— C какой кстати?
— Просто возьми, чтобы мне было спокойнее.
— А если они побегут? Мне следом бежать?
— Только, если хочется. Они знают, где живут. Я бы просто отпустил. Собаки вернутся. Не знаю, сколько потребуется времени, чтобы найти в Европе тебя.

У нас четыре цербера: Найда (собака Эмилианы), Орион (собака Илая), Майа и Арагон (кто догадается?). Взяла. Пошла. Я сосредоточилась на мыслях. Церберы заулыбались и унеслись во тьму. Отведать поздних зимних яблок?

От нашего кибуца до ближайшего поселения три спокойных километра по сельской дороге, но не в ту ночь. Возле меня остановилась машина. Я даже не успела испугаться. Вурдалаки в машине задумались. Понимаю: я тоже задумалась, куда бежать и добегу ли. Собачат давно отпустила, как советовал Майк и долгое время не видела. В машине открылась дверь, в душé сползла в пятки я, из темноты за моей спиной вдруг появились оборотни: все четыре — глаза горят, слюна течет, шерсть дыбом, рост… высокий. Дверь в машине захлопнулась, я подтянула упавшие джинcы и понеслась домой.

Я — кошатница… если не считать прогулок с собачатами.

Die Nacht danach

На кухню гуськом зашли три серьезных поросенка по имени Мил-Мил, Тин-Тин и Ник-Ник, молча подхватили стул и потащили к двери. „Стоп! Куда?“ — живо заинтересовался Майк. Он любознателен. Поросята замахали руками, закрутили головами и одновременно загалдели, не выдавая однако цели похищения стула. „Стул остается здесь“, — решил Майк. Поросята понурились и поплелись вверх по лестнице. Мы не отставали. Поросята взволнованно перешептывались, но делали вид, что наше присутствие оставляет их хладнокровными.

В Милкиной комнате поросята развернули широкую архитектурную деятельность. Свалили на бок Михайло Потапыча, набросали вокруг него игрушек, приладили стульчики. Я только догадываюсь, что они строили Вавилонскую башню и мечтали добраться до светильника.

* * *
Новогоднюю ночь пережили. Собачата обзывались. Котенок Котя пребывал в глубоком обмороке. Котенок Федя похудел на десять грамм, бегая за фейерверками с одного подоконника на другой. Три поросенка глазели из окна и требовали романтической прогулки под дождем. Маленький пугался и плакал. Wir sind unartig gewesen. Quelle surprise.

Проблематика налаживания международного сотрудничества

Майк нынче нарасхват: его постоянно носит по свету, за что мы его осуждаем, не смотря на нашу корыстную любовь к свободно конвертируемым оргазмам валютам.

Вечерами по дивану скачут эльфы, коты и церберы, из глубин сей орды раздается мелодичное бу-бу-бу. У Майка не остается практически никакого шанса на покой, а у него еще есть я, а у меня начинается ангина. Пропал голос.

* * *
После упоительных водных заплывов и изнурительных сказочных спектаклей на ночь эльфы, коты и церберы засыпают. Мы пытаемся углубить наши дипломатические связи, однако непосредственно перед завершением процедуры достижения обоюдного консенсуса в коридоре раздаются топот ног, возмущенные вопли и стук в дверь. Неоднократный разрыв дипломатических отношений не способствует улучшению моего настроения. Хорошо, что мне присущи христианская кротость и добродетель. Я не ропщу и не сетую на постоянные прерывания переговоров, но при констатации успешных результатов дипломатического искусства не помогают ни звукоизоляция, ни стремление заглушить свой восторг. Заурядное желание близости превращается всякий раз в приключенческую эпопею под названием „Кто не кончил, я не виноват“. Остается только атриум.

Если нас арестуют за indecent exposure, прошу во всем винить Майка. Я — ангел. Чистый, невинный ангел.

Костенька и Коленька

. Константин и Николас должны были изначально стать Рувеном и Рихардом. Иногда мы вспоминаем эту историю и пытаемся выяснить, кто есть кто.

Michael: Who are you? Rouven or Richard?
Nikolas: Who are you?
Michael: I’m your dad.
Nikolas: Are you sure?
Michael: (tickling): Yes, I’m pretty sure. You look like me.
Nikolas (laughing cheerfully): It doesn’t mean anything, Daddy.

Ты кто?

В ожидании св. Мартина

Екоторина Змеевна котонесса фон Катценбург проскользнула у Генри между ног и ринулась грациозным мамонтенком вниз по лестнице. «Катценбург, ты куда? Сейчас же вернись!» — возмущенно потребовала я, но котонесса не удостоила меня и взглядом.

Генри с церберами поправили шнурки на кроссовках, натянули поглубже капюшоны и ушли на пробежку. Котонесса уселась возле лужи и перевоплотилась в мраморное изваяние. Я изредка выглядывала из окна и предпринимала попытки наладить отношения, но котонесса карала меня надменным молчанием.

Через час вернулись Генри с церберами. «Катценбург, ты домой собираешься? Что ты на траве расселась? Жопу отморозишь», — участливо поинтересовался Генри. Котонесса повела плечом и явила хмурому небу умильную розовую пяточку.

Минут через пятнадцать вернулись из детского сада Крис с эльфами. «Ой, Китти гуляет. Привет, Китти», — радостно загалдели эльфы и кинулись к котонессе. Котонесса кинулась в противоположную сторону. Эльфы не падали духом. Котонесса носилась как угорелая. Эльфы разобиделись и исчезли в дверном проеме. Котонесса вернулась к заветной луже и перевоплотилась в мраморное изваяние. Дул ветер. Моросило.

Еще минут через пятнадцать вернулся с работы Майк. «Катценбург, что уши свесила? Жопу отморозила?» — медоточиво обратился катценбургофоб к катценбургу. Котонесса вспыхнула. Уши — ее ахиллесова пята1. У ее супруга великолепные рысьи уши-локаторы с кисточками. Котонессой овладела печаль по поводу ушей-конвертиков. В знак протеста котонесса высунула язык и пошевелила хвостом.

Еще минут через пятнадцать спустилась во двор я. Котонесса насторожилась и активировала механизм телепортации в четвертое кошачье измерение. Мы позабавились игрой в догонялки: сначала по часовой стрелке, потом против часовой стрелки, потом зигзагами, крестиками и ноликами. Когда котонесса набегалась, я схватила ее в охапку. Котонесса ухмыльнулась, напряглась, уперлась в меня и расписала куртку грязью по безмятежно голубому холсту.

Дома я обратилась к Майку с просьбой налить теплой воды и помыть котонессе лапы. Котонесса немедля встрепенулась, выпучила глаза, надула щеки, подпрыгнула, вырвалась из моих рук и помчалась. В тот же миг она наследила в прихожей, гостиной, кухне и двух коридорах. Затем развернулась и наследила в двух коридорах, кухне и гостиной. Пробежалась по креслу, по столику, по дивану. Спрыгнула в бункер, выскочила наружу и скрылась в свинарнике, где ее след затерялся.

С какой целью Екоторина Змеевна котонесса фон Катценбург сторожила лужу, известно одному лишь св. Мартину.
____________
1Обратите внимание на витиеватость стиля: уши — пята (прим. ред.)

How to Communicate Effectively

У моего хорошего знакомого недавно опять случился рецидив мизантропии. Он пообещал одной из психопаток детской площадки, что оторвет ей руки и засунет фотоаппарат в жопу, если она еще раз направит объектив в сторону его детей. Мой знакомый продемонстрировал при этом прогрессивный уровень владения нецензурного немецкого языка и придал своему обещанию элегантную лирическую форму. Я была дома. Настучали психопатки. Пришла в раздражение, подумала, остыла. Поцеловала, обняла, довела до оргазма. Новую площадку искать не стала, все равно скоро переедем. Знакомый улыбается, подбрасывает меня до стратосферы, охотно общается. Дети знакомого гуляют по округе, играют во дворе в футбол с охламонами, прыгают на трамплине, здороваются с солнышком, птичками, деревьями, готовятся к марафону с церберами и совершенствуют приемы рукопашного боя с котами. Все довольны, включая гениального фотографа с сиськами, любителя запостить чужие фоточки в личный бложик.

А вы суете свои фотоаппараты в лица незнакомых людей? а зачем? а почему вам не стыдно?

Grischa & Dom

Российские мужчины называют свои машины Ласточкой, Фунтиком, Малышкой, Бибикой, Вишенкой. Немецкая линда называет свою машину Гришей. И это логично.

На седьмое марта Мишка подарил мне новую машину, в которую помещается вся моя крохотная семья (включая Екоторину Змеевну на капоте и Федора Иннокентьевича на крыше). Машина, BMW X5, похожа в моем понятии на броненосец, поэтому я окрестила ее князем Потемкиным-Таврическим. Когда я привыкла и научилась управлять княжескими хрупкими двумя тоннами и пятью метрами, мы сблизились и стали закадычными друзьями. Сначала я величала его уважительно Григорием Александровичем, а потом он позволил обращаться к себя просто как к Григорию, Грише, Гришеньке. Мишка ревновал, но молчал.

Вчера мы на Грише с Мили, Эли и Орионом ездили навещать наш новый дом. Приехали, раскрыли рты и захлопали от восторга в ладоши: дом становится домом, в котором хочется жить. Внутри — не комнаты, а игрушки, снаружи — не главный фасад, а мечта романтика: идеально белый тон. Мы убедились, что деньги, которых „не хватило“ на детский сад, удачно вложены в подпольное отопление. Деревянное помещение с левого торца полностью разрушили, а на его месте построили просторный светлый зимний сад о трех окон (ничего не „маловат для зимнего сада“), с широким крыльцом и террасой на крыше. В новой удобной кухне, пристроенной к заднему фасаду, найдется достаточно места не только для всей моей крохотной семьи, но еще и нескольких десятков эльфов, охламонов и ангелов разных чинов. Стиральную комнату полностью оборудовали.

Похоже, что мы — и правда — будем справлять наше Второе Настоящее Рождествo с белками, барсуками, лисами, кабанами и оленями ;)

* * *
. Наблюдала, как здоровенные мужики застывают в ужасе, когда из броненосца выходит хмурый цербер.
. Умилялась высоте забора и испытывала сильные чувства к Мишке. А нельзя ли возвести забор с током?
. Возмущалась, что спилили еще одну яблоню „Ренет“. Пыталась броситься на амбразуру, шипела.
. Милочка низводила строителей. Строители робели. Один даже спрятался в туалетной кабине.
. Эли безмятежно дремал.

!מזל טוב

У ТЕРЕЗЫ И КРИСА родилась дочь, которую назвали Мáлин.

В связи с чем их акиты украсили шеи ожерельями из веток сакуры, напились саке, исполнили традиционный японский танец и пригласили друзей. Мы с Майком приготовили гефилте фиш из трех сортов рыбы и испекли фруктовый кекс. Эльфы сделали салат из зеленой фасоли с красным перцем, кукурузой и помидорами, салат из свеклы с яблоками и грецкими орехами, айву в меде и трюфели для Ари.

Рождение Малин случайно совпало с Рош Ашана, поэтому вечером мы притворимся евреями и встретим в новолуние при свечах еврейский новый год. Света много не бывает.

После праздничной трапезы я хотела собрать всю , которая осталась в холодильнике, вынести ее во двор и попрыгать вокруг костра, гремя бубном в поддержку Д., Макса и Кобры, но рукколы и след простыл. Поэтому мы просто погоняем по кварталу котов и лужи.

Считается, что в эти дни Бог на небесах вершит судьбы. Желаю нам всем вкусно есть, сладко пить, плясать без остановки, петь без устали, жить без сожалений. Радости и счастья тоже много не бывает.

За сим – Skål! Cheers! Cin cin! Zum Wohl Будем здоровы!

Elves‘ Law

ЭЛЬФИЙСКИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ ПРИНЯЛИ постановление объявить седьмое сентября официальным Днем хаоса *standing ovations*

Вчера у нас в квартире

. отключилось электричество
. я успешно (хе-хе) перезагрузила телевизор
. потек кран в ванной в спальной комнате
. сорвался кран на кухне
. я поставила на плиту кастрюлю с пастой и успешно про нее забыла
. забился унитаз в гостевом туалете, но Костя и Нико оказали компетентную помощь в подборе инструментов для чистки канализационных труб
. котя Китти сиганула с кошачьего дерева на книжную полку (полка отвалилась)
. кот Фриц от расстройства тут же наблевал на роман Маргарет Митчелл „Унесенные ветром“
. Найда пребывала в плаксивом настроении, ей в ближайшее время рожать
. Орион прочитал от корки до корки исторический роман Аланa Саваджа „Могол“ про честного, великодушного английского джентльмена, которому зазорно насиловать маленькую индийскую девочку, но он пересиливает свою гордость и с отвагой превосходит самого себя (в романе много таких джентльменов, все жутко милые)
. два критика чистого разума провели тщательный анализ и интерпретацию моих заметок и подытожили: аббревиатуры — и-хи-хи, содержание — и-хи-хи, внутренняя логика — а-ха-ха

— А кто играл на обложке в крестики-нолики?
— Я играла.
— И умудрилась два раза проиграть?
— Да. Я была достойным противником.

. северный ветер принес с балкона Милку. Милка бегала по гостиной кругами и орала, и вопила, и махала руками, и топала ногами, и вертелась, и вертелась, и вертелась. Мое сердце рухнуло в пятки. Котя Китти запрыгнула на стол, остановила юлу, твердо положив свою лапу на ее плечо, аккуратно сняла с плеча богомола и ушла хрустеть в Задиванье. Мое сердце вернулось в грудную клетку. Юла рассмеялась и моментально забыла про ужасы Ночного Балкона.

Рабочий день Майка был не менее плодотворным. По дороге на работу у него заглохла машина. Домой он пришел в полдвенадцатого.

Но я не жалуюсь, нет. Телевизор уже наладился.

Hipp, hipp, hurra! *standing ovations, в хрустальных фужерах искрится вишневый компот*

Разрушение Карфагена кухни

— ЛИНДА? ЭТО ТЫ? ЭТО я.
— Нет, Генри, это не я. Это кто-то совершенно другой.
— Линда, мы с Сашей в магазине.
— Примите мои поздравления.
— Ха-ха. Не смешно. Я послал тебе фото. Посмотри, это эндивий?
— Да, это эндивий.
— Ага.

Пять минут спустя.

— Линда? Это ты? Это я.
— Нет, Генри, это не я. Это кто-то совершенно другой.
— Линда, мы с Сашей все еще в магазине.
— You guys are my heroes.
— Ха-ха. Все еще не смешно. Я послал тебе фото. Посмотри, это руккола?
— Да, это руккола.
— На пакете написано „125 грамм“ — это на одного или двух человек?
— Это на двух человек.
— Таких как ты или таких как uncle Mike?
— На меня и на него.
— Ага.

Пять минут спустя.

— Линда? Это ты? Это я.
— Нет, Генри, это не я. Это кто-то совершенно другой.
— Линда, мы с Сашей все еще в магазине. Какие ингредиенты входят в состав дрессинга?
— К салату из рукколы? Масло, вода, соль, абрикосовый уксус и французская горчица.
— Ага.

* * *
Вчера мы официально познакомились с подругой Генри и торжественно преподнесли подарок Саше, которому тридцать первого августа исполнилось восемнадцать лет. Нам понравилась кареглазая Zoë, Саше понравился новый свитер, который вязала моя мама.

Моя мама освоила кельтские орнаменты. Теперь наше асоциальное эльфийское племя легко узнать даже из космоса.

* * *
Готовили с охламонами томатный суп с моццарелой, базиликом и чесночными гренками, табуле из кускуса с тунцом, овощами, эндивием, рукколой и травами. Пекли талеры из лесных орехов с шоколадом. Делали лимонад из мяты, лимонной цедры и нектара агавы.

Эльфы каждые две секунды ходили улыбаться Zoë. Церберы весь день целовались с Сашей. Коты злобно выглядывали из задиванного бункера.

* * *
Кто-то из охламонов положил в морозилку бутылку кока-колы с апельсиновым соком и забыл про нее, затем достал и попытался открыть. Бутылка подмигнула кока-коле, кока-кола заржала, ударила фонтаном в потолок, потекла задорными ручьями по стене и зажурчала по полу.

Майк посоветовал мне на кухню не ходить. По квартире хожу с закрытыми глазами. Сплю в гостиной на диване.

* * *
Охламоны, которые учатся в школе с математическим уклоном, применили какие-то сложные алгоритмы для вычисления и принесли домой сноп рукколы, которым можно прокормить целую цивилизацию циклопов. Банни, Тадль, Оскар и Уомбли от рукколы отказались.

Руккола. Пряная руккола. Кому свежей контрабандной рукколы?

Эмилиана, дочь разбойника

ХОРОШО, ЧТО МЭРИ ЗАМЕТИЛА пропажу пучка моркови с ботвой, который лежал на столе и терпеливо ждал свершения своей судьбы в кастрюле с супом. В доме было подозрительно тихо.

Я каждые две секунды проверяла электронную почту, потому что ждала важное сообщение, которое до сих пор еще не пришло. Майк развлекал эльфов. Эльфы разыграли спектакль по знаменитой эльфийской пьесе „Уложили отца спать“, похитили морковь и ушли в гости к Клео и Мидоу.

Клео и Мидоу, мама и дочь, живут среди овец на соседской ферме. Клео и Мидоу — шетлендские обворожительные пони цвета молочного шоколада: маленькие и толстенькие, мягкие и шелковистые, умные и дерзкие. Глазки хитрые, ножки короткие, гривы длинные. Эмилиана влюбилась в них с первого взгляда.

Когда мы обнаружили исчезновение эльфов, обежали все комнаты и выскочили во двор, на горизонте маячили красный шарик и три лохматые головки. Майк вручил мне Эли и рванул за эльфами. Я не знаю, за сколько минут он добежал, но возвращались они почти десять минут. Ор стоял до небес. Эльфов сопровождала Тэмми.

Мне кажется, что скоро в Эльфийском государстве появится новый житель…

Как мы с Муськой в банк ходили

ГОСТИМ У МАМЫ. МЕНЯ всю ночь троллила Кошацка. Пишу жалобы в ООН. Пушель хихикает.

* * *
По традиции ходила утром в банк. Встретила соседскую красавицу Муську. Позвала, поздоровалась, погладила. Муська задрала хвост и включила тарахтелку. Так и шли: cправа я, слева Муська, спереди солнце, сзади луна. Что, лето кончилось? Где наши идеальные восходы в четыре утра?

Пока я плясала в банке, Муська терпеливо ждала меня на улице. Домой пришли вдвоем. По дороге судачили о Катценбург. Кошацка и Пушель злобно пыхтели возле двери и схватились за сердце, когда увидели, как я выношу на площадку баночку тунцового паштета. Дабы избежать вендетты, уезжаем днем в провинцию. В провинции нас ждут четыре щенка (дети Майи и Арагона, племянники Найды и Ориона, Мишкины внуки — хаха).

* * *
Синоптики обещают тропики.

* * *
Куда же так быстро летит время?

В провинции — жара

ПОГОДЫ НЫНЧЕ СТОЯТ ФАНТАСМАГОРИЧЕСКИЕ: днем — сорок градусов, адское солнце, ни малейшего дуновения ветра; вечером — тридцать градусов, яростный ветер, потоп, гром и молния раскалывают небесное зеркало в микроскопические осколки; утром — двадцать градусов, бешеный ветер, пасмурное небо, духота. Круговорот жары в природе. Миграция тропиков в Германию.

Мы собрали медвежат, котов, церберов, упаковали гостей и поехали в провинцию справлять дни рождения Константина Викторовича и Анны Рихардовны. 86 лет и 13 лет, respectively.

Праздничное меню

Two Weeks

ЯСНОМУ СОЛНЫШКУ, РАЙСКОЙ БАБОЧКЕ, нашему ненаглядному счастью две недели. Солнышко весит три килограмма. Его рост составляет пятьдесят сантиметров. У Солнышка потешная головка и хрупкое трогательное тельце. Солнышко, наше солнышко. Лучистое, благоуханное, прозрачное.

Солнышку нравится солнечный свет и теплые прикосновения. Солнышко почти незаметно улыбается ангелам. Солнышко чирикает, лепечет, сопит и вздыхает.

Сумасшедшие родители Солнышка до безумия зацеловали его роднички и пересчитали пальчики. Солнышко не противится. Солнышко lalaкает нараспев. Милочка брезгливо касается пяточки Солнышка и уточняет: „Спит, что ли? Опять, что ли?“ Костенька дует на животик, Коленька ловит ножки. Найда от треволнений даже не ходит во двор здороваться с прохожими. Спит возле кроватки, охраняет безмятежный младенческий сон. Орион охраняет Найду и привыкает к своему новому подопечному.

Свободное ото сна и удовлетворения гастрономических потребностей время Солнышко проводит у папы на груди или у мамы под боком. У папы Солнышка разыгрались гормоны. Папа Солнышка щебечет звонче сына. Мама Солнышка круглосуточно хрюкает от умиления. Таково влияние новорожденного Солнышка на выработку окситоцина в родительских организмах.

***
Удивительно с какой скоростью человеки интегрируют маленьких ангелов в свое общество. За две недели пребывания на Земле маленький ангел зарегистрировался в ЗАГСе и в паспортном столе по месту жительства, получил полис медицинского страхования и заключил «Накопительное страхование детей». Маленький ангел полноправный гражданин трех государств.

***
Eli has Scottish, German, Russian, Ashkenazi Jewish, and a smaller amount of Irish ancestry. His maternal second great-grandfather was of Italian descent. Many of his ethnic German, Italian and Jewish ancestors lived in Russia or Central Asia.

Eli is US and German citizen by birth. According to UK law he has UK citizenship by descent.

Eli was born into Roman Catholic faith.

We all love him fervently. We work out our hearts for him.

…и снизошел на апостолов Святой Дух

И РАЗВЕРЗЛИСЬ ХЛЯБИ НЕБЕСНЫЕ над Иерусалимом, и снизошел на апостолов Святой Дух, а на меня – неведомая доселе жажда деятельности.

Сделала я три дюжины лепешек, беглы с яйцами, бейглы с черникой, бейглы с чесноком и сливочным маслом; налепила вареники с вишней, вареники с творогом, вареники с тушеной капустой, вареники с картошкой и золотистым луком, вареники с деревенским сыром и травами. Заморозила.

Испекла сладкую фруктовую халу с грушами, финиками и изюмом. Безжалостно порубила овощи и фрукты на салаты. Сунула голову в холодильник.

В холодильнике обнаружились: картофель, моркофель, сельдерей, лук, помидоры, вареная красная фасоль, овощной бульон, арахисовое масло, чеснок, соль, кайенский перец, кориандр и петрушка. Получился отличный суп.

Нет, конечно же, я бы не справилась с работой без помощи трех медвежат, трех поросят, трех эльфов, двух собак и семерых котиков. Котикам — особая благодарность. Без котиков — армагеддон и апокалипсис.

Пришла в гостиную, плюхнулась на диван возле Мишки и вежливо поинтересовалась: „Чё приперся?“ Я придерживаюсь суровых нравов.

Мишка (прекрасный до нельзя: в йодовой рубашке, йодовом костюме, йодовых ботинках) только приперся с работы и был взят в плен вышеупомянутыми медвежатами, поросятами, эльфами, котами и собаками.

***
Маленькая девочка сидит на папе, обрывает ему уши и ласково нашептывает:

„Папа, папочка, папусечка, но я же тебя люблю. Люблю тебя всем сердцем“.

Немного опасаюсь за Мишкины уши. Но с маленькой девочкой не поспоришь.

Про собачат и федюшат

КОГДА Я ОТКРЫЛА ДВЕРЬ, домой зашли четыре эльфа, две собаки и неизвестная трехцветная кошка.

У кошки была маленькая голова с рыжим носом, аккуратные черные ушки, тонкая талия, бесконечные ноги и лисий хвост. „Мама, это Куки, — познакомила меня с кошкой Эден. — Куки хочет кушать“. Куки сдержанно кивнула головой, распушила роскошный хвост и затарахтела. Федя грозно сказал „ш-ш-ш“ и полез спасаться на дерево, Котя нахмурилась. Куки сунула голову по самые плечи в миску с сухим кормом. Из миски раздались жадные чавканье и рычание. Я закрыла дверь в гостиную. В щели под дверью моментально возникли две пары злобных глаз.

Накушавшись, Куки разведала обстановку в прихожей. Разведав обстановку в прихожей, Куки начала стучать кулаками в дверь и требовать свободы. Майк с Эден проводили Куки до входной двери и выпустили во двор. Куки вежливо попрощалась.

***
Собаки, которые спокойно лежали на ковре, вдруг забеспокоились и выскочили в прихожую. За дверью происходило что-то неладное (как в сцене между Крисом и Хари). В дверь кто-то ломился. Кого-то не смущали ни композитный материал, ни сферические петли, ни усиленная дверная коробка. Я посмотрела в глазок, посоветовалась с собаками и приоткрыла дверь. Да, это была Куки. Худенькая Куки с харизмой обольстительной фотомодели. Монстр в кошачьей шкуре.

Куки приходила на обед.

***
Потеряли Жужжу. Обегали всю квартиру, проверили все балконы. Эльфы ревели в три голоса. Я с перепугу чуть не родила. Жужжа дремала за зеркалом. У Жужжи белый животик, три белые лапки, рыжая спинка и полосатый хвостик. Жужжины любимые занятия: кусаться, царапаться, прятаться, кушать.

***
Котя приучает федюшат к гигиеническому уходу за телом. Федюшонок мылит лапку, моет ушко и щечку, пытается сполоснуть спинку, элегантно изворачивается и плюхается на бочок. Не унывает. Поднимается. Начинает процедуру изнова.

***
Майк временно выполняет функции моста: по его длинным ногам шастают с пола на диван федюшата.

***
Начали приучать федюшат к лотку. Сделали подставку (лоток высокий). Федюшата от радости нажрались наполнителя.

***
Подкармливаем яичным желтком в молоке, печеночным паштетом и сухим кормом, размягченном в воде. У федюшат довольные рожицы. С федюшатами под шумок подкрепляется отощавший Федя.

***
Пока носились с федюшатами, забыли про день рождения Ориона. Ориону один год один месяц и одна неделя. Он выше 80 см и тяжелее 50 кг. Охотно откликается на „no, no, noooo!“. Любит похрустеть. Бегает марафоны. Ставит рекорды по плаванию в ванне. Подрабатывает няней у федюшат. Строит Найде глазки. Проводит досуг, положив свою голову на мой живот. Часто и с удовольствием улыбается.

Хронология одного преступления

                                                            или Кто украл мои трусы?

17:00 СОБАЧАТА ВЫВЕЛИ МАЙКА на вечернюю пробежку.
18:07 Собачата привели Майка с вечерней пробежки.
18:08 Торжественная комиссия во главе с котонессой фон Катценбург встретила Майка с собачатами.
18:10 Майк обнаружил жену в столице Эльфийской республики.
18:11 Торжественная комиссия во главе с синеглазой эльфой Эден встретила Майка с собачатами.
18:16 Майк пресек попытку вислоухой злоумышленницы унести в свое гнездо чужую футболку.
18:30 Эльфы отправились в кругосветное путешествие.
18:31 Количество пены в океане Ванна достигло критического уровня.
19:00 Котонесса фон Катценбург обнаружила жену Майка в столице Эльфийской республики.
19:01 Эльфы достигли затопленных берегов Ванного Света.
19:03 Жена Майка достигла пуховых берегов материка Супружеская Постель.
19:08 На территории Эльфийской республики раздались пронзительные крики: „Кто украл мои трусы?“
19:09 В тропосфере планеты Спальная возникла синеглазая эльфа Эден, закутанная в банную мантилью.
19:10 Из тропосферы планеты Спальная пропала возмущенная синеглазая эльфа Эден.
19:11 На территории Эльфийской республики возобновились крики: „Кто украл мои трусы?“
19:13 В тропосфере планеты Спальная мелькнула эльфийская розовая попа.
19:15 Жена Майка обнаружила банную мантилью в столице Эльфийской республики, городе Гостиная.
19:17 Майк обнаружил пропавшие трусы (и носок) в гнезде вислоухой злоумышленницы.
19:18 Уголовное дело возбуждено.
19:20 В процессе рассмотрения предоставленных улик окружной суд Эльфийской судебной палаты пришел к заключению: вислоухая злоумышленница — сорока и действует строго по побуждениям своей натуры.
19:22 Вислоухая злоумышленница оправдана.
19:21 Уголовное дело закрыто.

***
Пару дней назад синеглазая эльфа Эден сидела на плечах у Майка и проповедовала на всю столицу, раскрылив руки: „Höret, oh Bürger der Republik!“

Я вопросительно подняла бровь и посмотрела на Майка. Майк кротко улыбнулся и уставился в потолок.

Пропаганда республиканского политического строя налицо. Окружной суд Эльфийской судебной палаты рассматривает предоставленные улики и склоняется к возбуждению уголовного дела против Майка.

***
Воспитательницы Великой эльфийской ложи бастуют. Требуют повышения зарплаты и красивых мужчин. Эльфы сидят дома.

из „Этикет общения с эльфами“

В НАЧАЛЕ АПРЕЛЯ ФЕДЯ с собачатами отремонтировали детскую комнату младшего эльфа. Эден моментально влюбилась в обои с мамами-совами и малышами-совятами. Эден лежала на полу в комнате младшего эльфа и орала: „Моя комната! Мо-о-я-я комната! Уйду! Соберу рюкзачок — и уйду“.

Майк боролся с симптомами душевного авитаминоза и не находил в себе сил на ремонт еще одной детской комнаты. Я тяжело вздыхала, отвернувшись лицом к спинке дивана. Котя готовилась к родам. Племянники были в школе. Близнецы скрывались в Задиванье.

Рихард подхватил воющую сирену, отнес в собственную детскую комнату и спросил: „А когда у тебя день рождения?“ Сирена подозрительно прищурилась, напыжилась и скрестила руки на груди. „Зимой? Весной? Летом?“ Сирена высунула язык. „Мы нарисуем с тобой календарик… у тебя есть фломастеры?“ Сирена покачала головой и потопала за фломастерами. „Мы нарисуем с тобой календарик. Пять месяцев, в каждом месяце четыре недели, в каждой неделе семь дней…“ Сирена беспокойно топталась за дядиной спиной, выжидательно выпячивала губы и чесала макушку.

Так на стене детской комнаты вредной синеглазой сирены по имени Эден появился календарик. Недели первого месяца нарисовал Рихард. Недели второго, третьего и четвертого месяца нарисовал Рихард с помощью Эден, выводящей вместо арабских цифр затейливые эльфийские руны. К моменту написания недель пятого месяца эльфийский каллиграфический стиль претерпел различные стадии совершенствования и цифры приобрели формы, отдаленно смахивающие на арабские. „Видишь? Если перед сном зачеркивать один день, то дней до твоего дня рождения будет становиться все меньше и меньше. А к твоему дню рождения мы пойдем в магазин. Ты выберешь обои, и мы вместе их наклеим“. Сирена недоверчиво посмотрела на стену, подумала и согласилась.

За последние два месяца кто-то двенадцать раза замалевал весь календарик. Виновного найти не удалось. Подозревали то Майка, то Генри, то Акселя, то Криса, то Минку, то Уомбли, но за недостаточным количеством улик закрывали дело. Календарик реконструировали по репродукциям древнеэльфийских рукописей.

До дня рождения Эден осталось ровно три месяца.

***
Недавно Эден выучила имена всех эльфийских персонажей. Наши друзья и знакомые теперь знают полное имя Эден, полное имя ее родителей, дедушек, бабушек, прадедушек, прабабушек, братьев, кошек, собак и соседей.

***
Воспитательницы пока еще не отличают Костеньку от Коленьки. Они дружелюбно интересуются: „А ты кто?“ Близнецы не менее дружелюбно отвечают: „А ты кто?“ Ходят в Великую эльфийскую ложу инкогнито. Из принципа общаются друг с другом на английском.

***
Когда в конце марта приехал Рихард и столкнулся с той же проблемой: „Who are you?“ — „Who are you?“, я дала ему конструктивный совет:

— Ты не волнуйся. Мы их поначалу тоже не различали. Выпей успокоительное средство. Возьми себя в руки. Сосредоточься. Присмотрись к мимике. Легче всего идентифицировать Коленьку. Коленька — это тот, который заламывает левую бровь, улыбается правым уголком губ и моргает сначала правым, а затем левым глазом. И это всё — одновременно.

Коленька, по словам прадедушки, вылитый Мишенька. Прадедушка прав. Я сильно подозреваю, что по ночам эта двойка тренируется возле зеркала, выдумывая новые рожицы. Я пробовала, у меня так не получается. Мне не хватает кельтских генов.

Если ты все еще сомневаешься, то позови второго: „Костенька?“ Костенька хрюкнет, отвернется и надует щеки.

В эльфийском мире все предельно просто для тех, кто знаком с его внутренним устройством.

לירידים

ПРИЕХАЛ МИШКА, И Я видела,

・как по двору, не касаясь лапами земли, неслись два цербера,
・как распахнулись синие эльфийские глаза и засияли счастьем лукавые рожицы,
・как упал от волнения на спину и подставил мягкое брюшко для ласки рыжий разгильдяй Фриц,
・как даже Китти незаметно припудрила пуховкой носик и надела на федюшат нарядные штанишки.

Приехал Мишка, и я скромно протянула руку, присела в реверансе, прошелестела: „Mein Herr! Ich grüße Sie“, — и направилась в гостиную. Догнал. Взял в плен. Зацеловал, замиловал, заобнимал до беспамятства.

***
Приехал Мишка, привез в подарок лириды, прозрачный воздух, бархатистую ночь, поцелуи, шепот, объятия и нежность: весеннюю неторопливую нежность — золотую, обволакивающую, текучую как липовый мед.

Подумал, что этого мало и вытряхнул из рукава розовой рубахи ирреальный рассвет: мечтательный небосвод, залитый чернилами цвета тенаровой сини и горные вершины, запорошенные снегом. Какие горные вершины? Здесь отродясь не было гор! И всё же, и все же, — на горизонте, там, где обычно неистовствуют боги багрянца и пурпура, четко вырисовывались белоснежные горные вершины. Это, должно быть, тот самый редчайший природный феномен: мираж в метрополии прозаичности.

Или мы сошли с ума, умерли и воскресли по ту сторону реальности.

Мишка, ich liebe, liebe, liebe, liebe Dich! Ich bin die glücklichste Frau auf Erden. Weißt Du das?

Fatis agimur: cedite fatis*

ЯБЛОНЯ ОТ ЯБЛОКА, КАК мудро заметил сэр Исаак Ньютон, отдыхая в сени развесистого дуба, недалеко падает.

Подарила Майку розовую рубаху, хотела пошутить. Розовую рубаху Майк полюбил как родную жену. Стирает ее своими собственными руками при оптимальной температуре воды, ласково расправляет каждую складочку, дарит дорогие стиральные порошки, нашептывает нежные слова во время термического массажа, в простонародье — глаженья, и тайком целует в пуговицы. В шкафу рубаха живет в двухэтажном свите с террасой и высокомерно глядит на соседок, которых она презрительно нарекла серыми мышками.

***
В жизни розовощекого яблока появился новый друг: маленький розовый рюкзачок с летающим белым Пегасом. Вечером розовощекое яблоко бросается в объятия Второго Мишки, извлекает содержимое розового рюкзачка и хвастается. В таинственных недрах рюкзачка скрываются совершенно необходимые предметы эльфийского обихода: платочек с кружевами, толстый пупсик, фруктовые карамельки, блокнотик с таинственными эльфийскими рунами, гелевые ручки, книжка кельтских мифов и яблоко, которое кто-то укусил.

***
Костенька и Коленька, разведывая с Рихардом окрестности, встретили пушистую белку. От радости так вопили и бегали кругами, что белка упала в обморок и быстренько ретировалась. Да, прямо в обмороке и ретировалась.

***
«Не могу припомнить, когда я последний раз столько бездельничал», — заявляет Рихард. Ну да, ну да, я тоже не понимаю, как можно существовать в таком бездействии.

Пока я храпела храпом праведника мой брат успел прогулять собачат, приготовить завтрак, накормить пять-шесть раз молодых хвостатых родителей, разбудить своих детей, одеть моих детей, выдать каждому ланч-бокс, отвести своих детей в школу, отвести мою дочь в Великую эльфийскую ложу, прогулять собачат под чутким присмотром близнецов.

На завтрак нам сегодня подавали овсяную кашу с маслом и молоком, клубничный смузи с авокадо и мятой, банановый коктейль на основе миндального молока, свежие вафли с кленовым сиропом и салат из груши, папайи и малины.

Ищу в старинной эльфийской книге волшебных формул, как приворожить брата-бездельника к своей кухне.

***
Не знаю, упоминала ли я вскользь, что замужем. Моего мужа я сильно люблю, не смотря на то, что он больше двух недель скрывался в Лондоне и отказывался явить мне по скайпу чудо своего несовременного неидеального тела. Тело моего мужа вызывает во мне грешные думы, похотливые мысли и сластолюбивые желания, и я с благоговейной нежностью вспоминаю те далекие времена, когда могла напасть на него после разлуки прямо в коридоре, запрыгнуть, обвить руками и ногами, обцеловать, облапать и опорочить, не отходя от двери. Теперь, превратившись в строгого добропорядочного колобка, я размышляю, каким бы боком повернуться, как бы поудобнее приладить при встрече свое пузо к мужниному животу, делаю чертежи, рисую схемы и тренируюсь на брате.

*Временно сперла у Энни Сенеку, продолжаю цитировать наизусть „Эдипа“.

Dubiat anceps memoria*

ВСТАЛА, УМЫЛАСЬ, ПРИДАЛА ЭЛЕГАНТНУЮ форму усам, привела в порядок бороду, аккуратно расчесала на пробор волосяной покров в области грудной клетки, заплела французские косички в подмышечных впадинах, завила кудри на руках и на ногах, впихнула беременный живот в джинсы, увидела случайно свое профильное отражение в зеркале, десять минут ревела.

***
Отвезла синеглазую эльфу Эден в Великую эльфийскую ложу, приехала домой, увидела намеренно свое профильное отражение в зеркале, десять минут ревела.

Когда Рихард с близнецами и собаками вернулся с прогулки, из магазина и с прогулки, то обнаружил в гостиной вместо меня небольшую лужицу печали, жалости, душевного страдания и изобличительной эмоциональной флагелляции без намека на психоэротику.

„Ну что, ну что опять случилось?“ — заботливо поинтересовался жестокосердный брат, подозреваемый мной в латентной негуманности. Я хрюкнула, всхлипнула и пошла в szuterén за вареньем, изъятым у меня в профилактических целях выше упомянутым братом-грубияном. Варенье куда-то пропало. Пришла домой с банкой огурцов. Злобно шипела.

***
Обиделась, ушла в парикмахерскую. В парикмахерской мне сделали маникюр, педикюр, похвалили французские косички и посоветовали новую стрижку. Теперь у меня очень короткие волосы.

Брата простила. Он красивый и хорошо пахнет. Но вечером все равно исщипаю. Я не злопамятная: как только отомщу, так сразу и забуду.

***
Синеглазая эльфа Эден спрашивает:

— Так я — старшая девочка?
— Ты — единственная девочка.
— Да. Рихард — мальчик, Генри — мальчик, Костя — мальчик, Нико — мальчик, Аннхен — мальчик, мама — мальчик, Найда — мальчик, Орион — мальчик, Китти — мальчик, Фриц — мальчик, Тадль — мальчик, Банни — мальчик, Уомбли — мальчик, Оскар — мальчик.
— Папа — мальчик.
— Нет, папа — Daddy.

Моя семья: четырнадцать мальчиков, одна девочка и один Daddy.

***
Выучили новую считалочку „Aon, dhà, trì“ и песенку „Sleeping Bunnies“. Предлагаю синхронизировать время и орать дружным интернациональным хором на зло врагам и соседям: Hop, little bunnies, hop, hop, hop.

***
Своими собственными ушами слышала, как Энни читает Эден „Oedipus“ на латыни. Лёд тронулся, господа присяжные заседатели!

***
У синеглазой эльфы Эден лингвистический кризис. Разговаривает с англоязычным дедушкой по скайпу, рассказывает ему детсадовскую историю на немецком (Mili, speak English!), повествует о жизни Коти с федюшатами на русском (Mili, speak English!), посылает воздушный поцелуй (Gotta go. Cheerio! Tschüss! Ciao! Slàn! Пока-пока!) и убегает. Убегает быстро, чтобы не догнали.

***
У меня кризис русского языка. Я на глазах тупею. Пишу одно предложение пять минут. Переписываю. Сомневаюсь, что использую правильные падежи, предлоги, знаки препинания. Порой порываюсь покончить жизнь ноутбука самоубийством, но лень идти к озеру.

***
— Мишка, когда ты приедешь?
— Я приехал. Я в Мюнхене.
— Ага! Как приехал, так сразу по борделям. Замки поменяю, в дом не пущу. И имей ввиду: я третью ночь делю постель с Федором Иннокентьевичем.

*Т.к. в голову ничего не лезет, цитирую наизусть Сенеку.**
**В этом тексте я один раз наврала.

Aon, dhà, trì

В ПОЛПЕРВОГО НОЧИ ДВА неизвестных субъекта кошачьей национальности, одурманенные дофамином и бешеным ветром, устроили под моими окнами Содом и Гоморру. Выли, орали, визжали и танцевали друг вокруг друга.

И всё бы хорошо, не снись мне в эту секунду Майк. Сон был настолько прекрасен, что по сценарию сна можно было снимать мистический триллер.

Hab‘ von Dir geträumt. Du warst komplett angezogen. Warum?

***
На котов я обиделась и решила снять компрометирующее видео. Настроила камеру, стукнулась головой о стекло. Коты мигом задрали головы, подозрительно осмотрели фасад дома, покраснели и убежали в вечнозеленые кусты. В кустах у котов бордель.

***
Мы с Майком были два раза в борделе. В мюнхенском борделе класса люкс, владельцем которого является один из представителей старого немецкого дворянства и в берлинском борделе в Вайсензее. Unfortunately, for professional purposes only.

***
Майк больше не снился, но возникли три вопроса:

・ Почему мне никогда не снятся эротические сны?
・ Почему Майк приходит ко мне исключительно через окна?
・ Когда я перестану падать с крыш, с балконов, с вертикальных лестниц?

***
У почти 13-летней племянницы кризис трехлетнего возраста. Она р е в н у е т — всех подряд к отцу. Выпроваживает Эден со словами: „У тебя есть свой папа. Уходи“. Эден прогуливается по прихожей, строит зеркалу рожицы и заглядывает в гостиную с риторическим обращением: „Ку-ку!“ Получает бодрящий пендель. Не унывает.

***
Эден очень любит здороваться.

Доползает по спинке дивана до Рихарда, укладывается так, что ноги расположены на стене, а голова — на плече, заглядывает в лицо и с восторгом делится речевыми формулами вежливости: „Приветствую!“ Осторожно съезжает головой вниз, опускается на пол, уползает за диван, выползает с другой стороны, забирается на спинку дивана и повторяет процедуру торжественного приветствия теперь уже с другой стороны. Игра называется „Покорение Эвереста Рихарда“.

***
В супермаркете я часто вижу синеглазую девочку, которая встречает покупателей радушными приветствиями: „Hallo, hallo, hallo, hallo, hallo, hallo“. Девочка никогда не устает.

***
Ходили в кино. С Генри и Паскалем. Видели „Home„.

***
Приходила Катцебург, приносила своих страшненьких на сеанс поклонения. Поклонялись охотно. Насладившись всеобщей любовью и немым обожанием, семейство скрылось в четвертом кошачьем измерении.

***
Опьяненный свободой Федька вытянул из шторы цепочку, выкинул с полки сапог и украл со стола… кхм… банановый маффин.

Рецепт для мальчика В..

Über glückselige Geister

МАРТ ВСТРЕЧАЕТ АПРЕЛЬ ЛЮТЫМ ветром и снегопадом. Из теплых стран в свои гнездовья возвращаются ремесленники. Я томно волнуюсь и ожидаю. Завтра — о, как сладостно томление, о, как упоительно ожидание! — к нам прилетят ремесленники менять счетчики воды.

***
Котята Котя и Федя сидят на подоконнике и медитируют на снежинки. Зыбкие снежинки похожи размером и формой на котенка Котю, поэтому котенок Федя улыбается и жмурится от удовольствия: pure happiness and excitement.

Котенок Федя — безнадежный романтик. Котенок Котя — злобный забияка.

***
Возле другого окна, подперев розовые щеки и многозначительно вздыхая, сидели Костенька и Коленька. Найда и Орион поняли намек, одели близнецов, обули моего брата и повели детишек гулять.

***
Эльфийская песня du jour: ‚Froh zu sein bedarf es wenig und wer froh ist, ist ein König‘. Danke, Richard! Vielen herzlichen Dank.

***
Во время пасхальных каникул прекрасный рыжик Энни работает в сфере туризма: показывает отцу местные детские площадки и рассказывает связанные с ними страшные истории.

„Berlin Horror Tour“ — идеальное времяпровождение. Предлагаются экскурсии на английском, немецком, русском и иврите. Услуги экскурсовода оплачиваются посредством piggyback rides.

***
Маленький мальчик Генри ушел полвосьмого к Паскалю. — Что, сейчас прямо к восьми утра в гости ходят? — заинтересовался отец. — Dad, I’m not going to honor your question with an answer, — вежливо ответил воспитанный сын и скрылся в известном направлении.

***
Большой мальчик Майки украсил капот моего броненосца обещанными непристойностями, завуалированными в суровую романтику шотландского языка. „Do I even want to know, что там написано?“ — заинтересовался брат. — „Nein, wirklich nicht“, — интеллигентно запунцовела ланитами деликатная сестра.

По моему, снег шел только для Майка. Позвонила, намеревалась сказать: „Майкл, ты — дурак!“, губы сложились в предательское „Мишка, я тебя люблю!“. У Мишки подозрительно заблестели глаза.

***
Из постыдного: Майк тащил меня на руках по лестнице, а я пыхтела, сопела и кряхтела, как древняя старуха: до чего же тяжела работа — прижиматься пузом к мужу. Наверное это аморально, скандально и асоциально, но я устала быть беременной.

***
Маленький эльф вот уже минут пятнадцать подвергает меня домашнему насилию: лупит по ребрам, протягивает через стенку живота ручку и пытается выразить свою симпатию рукопожатием. Видимо готовится к побегу. И я его понимаю. Вокруг кипит жизнь, раздаются голоса, загорается свет, а он заперт в тесной комнатушке, в которой после сна и сладко потянуться-то не получается. Какая жизнь без сладких потягушечек? Сладкие потягушечки — элементарное право эльфа.

***
Деминутив сведет нас с ума. От всех этих потягушечек, обнимашечек, целовашечек, животиков, глазок, носиков, ротиков, щечек, ручек, ножек, сыночков и дочечек кружится голова и колет сердце у неприличных серьезных дядек.

На днях я даже застала брата в компрометирующей ситуации: „А где моя кошечка? А где моя кошечка? А вот моя кошечка. А вот моя золотая. Ты спи, спи, не ругайся, я тебя сейчас покрывалом укрою“, — слащаво лепетал дискредитированный двухметровый субъект весом в центнер. Хотела оборжать, получилось умилиться. Так рушатся легенды о tough guys made of iron.

***
В сутках мало часов, но много счастья, счастья, счастья…

Типичный эльфийский вечер

НАЙДА И ОРИОН ВЫВЕЛИ синеглазых эльфов на прогулку. „Не надо. Я сам!“ — оскорбленно возмутились близнецы, пнули колеса детской коляски и вышли на крыльцо. Я обрадовалась: далеко эльфы пешком не уйдут. Без учета коэффициента упрямства синеглазого эльфа моя радость была опрометчивой. Эльфы гуляли ровно час. Искали лужи.

Лужи в нашем районе являются предметом роскоши. После неудачной охоты на лужи эльфы пребывали в состоянии экзистенциального разочарования и только предвкушение радостей водных процедур поддерживало в эльфах высокий боевой дух.

***
Нам достались водоплавающие эльфы. Наши эльфы плавали бы не два, а семь раз в неделю. Если бы мама позволила, эльфы жили, спали, ели и играли бы в ванне. Но мама коварна, ловит эльфов неводом и тянет к берегу. Пока мама неводит, эльфы успевают сполоснуть голову и намылить уши папе. Папины уши еще никогда не сверкали такой безукоризненной, целомудренной чистотой.

***
Водоплавающие эльфы ужинают омлетом с помидорами, веганскими котлетами, творогом с яблочно-клубничным соусом и банановым шейком. Собаки в обиде не остаются.

***
Мама устраняет последствия эльфийского ужина. Папа рассказывает эльфам сказку. Минут через двадцать все мирно сопят. Эден удобно устроилась на папиной груди, беременная Котя пригрелась возле бока, Феденька расположился венцом над головой, близнецы заняли свободную половину кровати. Орион спит в корзинке. Найда медитирует возле окна.

***
В гостиной меня поджидают легендарный племянник и любимый диван… не то… любимый племянник и легендарный диван. Племянник рассказывает сказки про ужасы подростковой жизни, я засыпаю.

Но вот что странно: одной на диване не так сладко спится.

Thar na sìorruidheachd

После непродолжительной шестимесячной осени наступила меланхоличная осенняя пора. Летят утки. И два гуся.

Костенька и Коленька обучают собак Эльфийскому кодексу чести: „We will not lie, cheat, steal, or tolerate those who do“. Собаки дожевывают украденный пирожок с капустой, кротко улыбаются и составляют конспекты. Собачьи лица осияны ангельским смирением.

Синеглазая эльфа Эден выводит на обоях затейливыми эльфийскими рунами семейный девиз Duty, Honor, Mummy, регулярно нейтрализует Феденьку и объясняет Котеньке разницу между front headlock и side choke. Котенька тренируется на Феденьке. Феденька предается философским размышлениям, ест, молится и любит.

Детсадовские соратники синеглазой эльфы не все владеют английским языком, но все единодушно откликаются на команду „Fists up, elbows in, chin down“.

Я. Не. Знаю. Кто. Моих. Шотландских. Бабочек. Всем. Этим. Безобразиям. Учит.

***
У Майка все хорошо. Майк влюблен. Майк постоянно вскакивает во сне, потому что ему кажется, что плачет ребенок.

***
На деревьях чирикают первые птицы, под кустами горланят беспутные коты. На улице рано светает, горит небо: Аврора и Гелиос буянят, а нам не спится.

***
Растет авокадо. Три новых побега. Одиннадцать бархатистых листиков. Растут два лимона. Растут тридцать настурций в одном цветочном горшке.

***
Когда мне кажется, что я не могу любить сильнее или быть счастливее, когда я пытаюсь дать новое определение нежности, Майк дарит мне цветущий лук с таким видом, как будто он только что нашел Голубой цветок. His kisses taste like sweet red apples.

Как разоблачить архангела, коня и кошку

— МИША, МИ-И-И-И-И-ША… МИШКА! НУ что ты молчишь?
— Делаю вид, что уснул…
— Миша, ты меня любишь?
— Не сказать, что люблю. Но, но – ты мне очень нравишься.
— Дурак ты, Миша.
— После оскорблений ты мне нравишься значительно меньше.
— Я сегодня была на детской площадке…
— … и меньше.
— Так вот, послушай, что я тебе скажу… и не надо закатывать глаза… все трехлетние дети читают, пишут, рисуют, вышивают крестиком, складывают оригами, составляют икебану, сочиняют оперы, отличают маньеризм от барокко, непринужденно танцуют вальс и умело пользуются вилками для улиток эскарго.
— … и меньше.
— Твои дети читают только картинки, портят обои, горланят пиратские песни, бегают с котами по потолку и скачут на собаках. А какие у них застольные манеры? Да никаких. Никто кроме твоих детей не ест руками, чешет голову ногами, выбирает самые лакомые кусочки, а остатки выбрасывает под стол.
— Почему же никто? Я так ем.
— Это не повод для гордости.
— Еще какой повод. Таковы особенности шотландской культуры застолья. Ты, как этнолог, должна осознавать the importance of cultural influences на развитие детской психики и становление личности. Еще со времен Ферхарда Длинного…
— Достаточно! Не надо врать и рассказывать истории про голых шотландских воинов, которые играли на досуге головами пораженных врагов.
— Зря ты меня перебиваешь. Беседа только начинает становиться интересной. Они не только играли головами пораженных врагов, но и…
— … завершали все игры бесчинствами и оргиями.
— Да, это естественный подход к решению проблемы, если ты являешься приверженцем натурального образа жизни в условиях сурового горного климата. Как только шотландцы начали носить килты, так сразу страна полетела в тартарары…
— Хватит придуриваться. Я с тобой серьезно разговариваю.
— … и меньше.
— Может стоит начать систематическое лингвистическое обучение?
— Какое, какое обучение?
— Профессиональное билингвальное обучение.
— … и меньше.
— Все дети посещают уроки языка.
— Не у всех детей родители владеют хотя бы одним языком. Поверь мне на слово, мы прекрасно обойдемся без университетских курсов в детских садах и лучше попрыгаем по потолку. Тебе хочется, ты и обучай себя систематически, периодически, антропоморфологически — как угодно. Моих детей оставь в покое. Давай я тебе лучше про шотландских воинов расскажу…
— … а я запишу.
— Ну уж нет, шотландский фольклор — весьма эмоциональный вид народного творчества. Твои руки будут заняты. Запишешь завтра.

***
Порой мне кажется, что в нашей квартире обитают девять эльфов. Три моих, три Мишкиных, три совместных. Я регулярно пересчитываю лохматые эльфийские головки. Головок каждый раз оказывается четыре. Возле синеглазых эльфов постоянно околачивается вислоухая кошка.

***
Вислоухая кошка воображает, что она стройная длинноногая пантера. Вислоухая кошка летает по квартире и ловит невидимых насекомых. Вислоухая кошка смахивает на круглый бочонок с короткими ножками. Рыжий толстяк Фриц относится к прихотям беременной супруги с пониманием. Он прячется от нее на самую высокую площадку кошачьего дерева. Беременная супруга лезет за рыжим толстяком и злобно машет лапами. Намахавшись вволю лапами, котонесса начинает верещать. Майк снимает котонессу с дерева. Котонесса обзывается и уходит под диван. Наверняка лапоблудничать.

***
Во дворе сидят Найда и Орион. Вокруг Ориона носится Минка со скоростью элементарных частиц в андронном коллайдере. Как все рыжики, Минка неотразима: у нее карие глаза-бусинки, ехидный прищуренный взгляд и пышные усы. Зеленый свитерок выгодно подчеркивает трогательную кургузость девичьей попы. Минка страстно влюблена в Ориона. Орион весит в десять раз больше Минки. Орион внимательно смотрит на пылкую поклонницу, затем обращается к Найде:

— Найда, что это?
— (зевая) Не знаю. Наверное крыса или белка.
— А как хорошо бегает.
— Да, не плохо. Говорят, они вкусные…

Минка обижается, растерянно смотрит на Ориона, показывает ему язык и убегает за угол к хозяйке.

***
Ночные разговоры о воспитательных методах не проходят мимо Майка бесследно. Пока эльфы плавают в ванне, Майк обучает их балладе о Брайане.

МАЙК (намыливая эльфе голову). Брайан Майкла был…
ЭДЕН (хватая Майка за руки). Папа, не так. Не мыль лоб. Я буду орать.
МАЙК. Чего орать-то? Шампунь совсем не щиплет глазки.
ЭДЕН. А я всеравно буду орать.
МАЙК. Не надо орать, ты же старшая сестренка. Лучше расскажи стих. Брайан Майкла был…
ЭДЕН. Брайан Майкла был быстрым. Как гуси. Гуси весной летят домой. Кричат. Вечером кричали.
МАЙК. Как весенняя ласточка. Брайан Майкла был быстрым…
КОСТЯ. Как ветер в луне.
МАЙК. Как штурм в сиянии мартовской луны. Брайан Майкла был быстрым…
НИКО. Как грохот грома?
МАЙК. Как грохот грома. И как грозовая молния. Брайан Майкла был…
ЭДЕН. Я знаю, я знаю. (Гордо надувшись). Брайан Майкла был белым…
МАЙК. Брайан Майкла был белым, как…
НИКО (выкидывая мочалку на пол). Как снежинки.
МАЙК (закидывая мочалку в ванну). Как снег на горных вершинах. Брайан Майкла был…
ЭДЕН. Белым, как пузырьки.
МАЙК. Как морская пена. Каким еще был Брайан?
КОСТЯ. Белым, как одуванчик?
НИКО. Белым, как подушка?
КОСТЯ. Белым, как облако?
ЭДЕН. Белым, как Китти! Китти — конь.
МАЙК. Нет, Китти — кошка.
ЭДЕН. Нет, конь. Китти — Брайан.
МАЙК. Нет, Китти — кошка, а Брайан — конь. Китти — Китти, а Брайан — Брайан.
ЭДЕН. Нет, папа, ты не знаешь. Китти — конь, а Брайан — кошка, а ты — ангел.
ЛИНН. И никто не поспорит!

Майкл — архангел Михаил. Брайан — кот конь архангела Михаила. У еврейского архангела Михаила был ирландский конь Брайан. Конь Брайан был на самом деле кошкой Китти. Спросите у любого шотландца. Шотландец не даст соврать.

Про семейство млекопитающих отряда хрустящих

ПОКА МАЙК СОБИРАЛСЯ, СОБАКИ умылись, причесались, надели кеды и прыгали возле входной двери, как коньки-горбунки. Для наших собак нет ничего прекраснее облигаторного 20-километрового забега. В глубине души наши собаки не сторожевые овчарки, а сибирские ездовые хаски. На наших собаках любят прокатиться с ветерком синеглазые эльфы и коты.

Екоторина Змеевна предпочитает сон на собаке сну на диване. Она долго и с удовольствием взбивает теплую Найду, поет колыбельные песни, прыгает по спине, закрывает лапами глаза и чешет за ушами. Алчный Федор Иннокентьевич никак не может определиться, кому отдать свое предпочтение. Он закидывает голову на Найду и вытягивает задние лапы на Ориона, изображая таким образом знаменитые Золотые Ворота.

Синеглазая эльфа Эден наслаждается обществом добродушного Федора Иннокентьевича и поэтому с удовольствием дополняет концептуальную инсталляцию Золотых Ворот инсталляцией легендарных Висячих садов Семирамиды.

Близнецы спят в обнимку с собаками. Иногда головой к голове, иногда головой к лапам, иногда головой к мягким животам.

Сложные механизмы возникновения перпендикулярных и параллельных котоэльфийских миров не подчиняются законам логики.

***
Летом Ориону нравилось пробежать несколько километров, упасть на спину, задрать лапы в небо и требовательно заявить: „Ну, все! Я устал. Неси меня домой“. Майк не сетовал на судьбу. Он один раз принес Ориона домой, второй раз принес Ориона домой, упал на спину, задрал лапы… не то… и решил, что настало время для обязательной военной подготовки. Орион изучил историю американских сухопутных войск, прочитал знаменитые военные трактаты и закалил силу воли. Бегать с ним стало веселее.

***
Во время бега Майк задумался. Когда Майк задумывается, его душа покидает тело и занимается важными астральными делами. По возвращении души в тело Майк тщетно пытается определить место своего нахождения, часовой марафон плавно переходит в полуторачасовой марафон.

Синдром временного душевного забвения мне отлично знаком; я советую Майку прислушаться к разговорам случайных прохожих: „Майк, если ты вдруг увлекся и никак не можешь понять, куда тебя занесло, обратись к прохожим. Польская, датская, французская или итальянская речь – явный индикатор непреднамеренного нарушения границ соседских государств. Развернись и беги обратно. Если сомневаешься, спроси у Найды. Найда все знает“.

***
Полуторачасовой марафон заканчивается водными процедурами. Майк моет собак. Эльфы моют Майка. Федор Иннокентьевич сидит на ванне и предается презрительному созерцанию. Вчера Майк неудачно повернулся и свалил Федора Иннокентьевича в ванну. Мокрого, мрачного Федора Иннокентьевича ловили всей семьей. Сбили тапкой с потолка, затащили в ванную, потерли мочалкой шею и розовые пяточки, теперь предвкушаем радости воздаяния.

***
Большинство собак относится к отряду хищных. Найда и Орион относятся к отряду хрустящих. Не корми собак мраморной говядиной, дай похрустеть кислым яблочком, паприкой, морковкой и огурчиком. Найда уважает квашеную капусту. Орион хлебает на досуге томатный сок. Глядя на собак, Федор Иннокентьевич томно грызет салатный лист.

***
Хрустят собаки → хрустят коты → хрустят подростки → хрустим мы с Майком → хрустят эльфы. Круговорот хруста в квартире.

***
Conclusion: От Найды и Ориона одна польза. Пока все хрустят, хрумкают, хрупают, хряпают и трескают, я пойду в детский сад за синеглазой эльфой.

Особенности культуры досуга эльфийского народа

СИНОПТИКИ ОБЕЩАЮТ СОЛНЦЕ И двадцать градусов тепла. Синеглазый эльфийский народ встречает весну песнопениями:

ХОР (артистично жестикулируя). А в Африке реки вот такой ширины,
А в Африке горы вот такой вышины,
Ах, крокодилы, бегемоты,
Ах, обезьяны, кашалоты,
Ах, и зеленый попугай.

ЭДЕН (закинув ноги на спинку дивана). А-а-а-x, и красивый попугай.
КОСТЯ. А-а-а-x, и чудесный попугай.
НИКО. А-а-а-x, и веселый попугай.
ЭДЕН. А-а-а-x, и хороший попугай.
КОСТЯ. А-а-а-x, и добрый попугай.
НИКО. А-а-а-x, и смелый попугай.
ЭДЕН. А-а-а-x, и приятный попугай.

Самая красивая рыжая девочка на свете аккомпанирует эльфийскомому народу на гитаре.

***
После Рождества прекрасный рыжик изъявил желание научиться играть на гитаре. По данным Эльфийского Министерства музыкальной статистики и танцевального анализа в актуальный репертуар прекрасного рыжика входят такие песни, как „Мы ждем перемен“ Виктора Цоя, „Vuelve A Mi“ Карлоса Понсе, „Together“ дуэта Kin, „Ohne Dich“ группы Rammstein, ламбада, испанский бой и лезгинка. Типичный девичий репертуар.

В ходе обучения представители эльфийского народа уяснили разницу между видами гитар, научились настраивать акустическую гитару с помощью камертона, читать схемы минорных аккордов с баррэ, брать пятую струну на четвертом ладу, строить квинты, освобождаться от захвата сзади и находить уязвимые точки корпуса, ознакомились с техникой нанесения ударов и особенностями использования болевых приемов.

В недрах души Старшего Эльфа кроется сказочный мир Железного Майка, и мои попытки достичь мирного соглашения в воспитательных вопросах терпят поражение:

— Майкл, мы воспитываем хрупких эльфов, а не тренируем подразделение специального назначения.
— (невнятно) Бур-бур, бур-бур, бур-бур-бур, бур.

Старшего Эльфа переубедить сложно, поэтому в ближайшем будущем младшие эльфы без особых усилий смогут нейтрализовать опытного пехотинца.

***
Фрэнки (задумчиво). Не смотря на то, что ты — инопланетный дракон, а Майк — экстравертный аутист, у вас получились очень социальные дети. Особенно дочь.

В этот момент из-за дивана выходит Федор Иннокентьевич. За Федором Иннокентьевичем выползают два асоциальных эльфа и молча уползают в прихожую.

Фрэнки (все так же задумчиво). Куда они поползли?
Майк. Кто их знает?

Эльфы поползли смотреться в зеркало.

***
Традицию влюбленного созерцания в прихожей основал двухметровый 16-летний охламон, который настойчиво бередил душу целомудренного зеркала демонстрациями своего закаленного в силовом троеборье тела.

Энни (запуская подушкой). Идиот, пошел вон!
Генри. Анька, ты — дура! Не нравится — закрой дверь.
Майк. Генри, ты сам дурак. Прекрати злить сестру.
Эден. Не зли сестйю.
Фриц. Мря-мря.
Китти. Ш-ш-ш.

Чтобы предотвратить кровопролитие, мы с Майком присоединились к влюбленному созерцанию. В семье у нас самые красивые животы. Там, где у простых смертных мужчин находятся шесть кубиков пресса, у Майка — двенадцать: ординарный six-pack и созданный талантливой кистью эльфийский six-pack. Там, где у простых смертных женщин находятся шесть кубиков пресса, у меня — один сплошной куб с волшебным внутренним миром. Try to beat it!

***
Синеглазая эльфа Эден не растерялась и основала свою собственную традицию.

— Хочу гулять… — заявила синеглазая эльфа. — Папа, пойдем гулять.
— Золотко, девять часов, — объяснил папа. — Время спать, а не гулять.
— Хочу гулять, хочу гулять, хочу гулять, — настаивала синеглазая эльфа. — Гулять, гулять, гулять.
— Завтра, — предложил папа.
— Сегодня.
— Завтра.
— Сегодня.
— Завтра.
— Уйду.

Синеглазая эльфа слезла с папиной шеи, скрестила руки на груди и надулась; затем посмотрела по очереди на меня, на кузенов, на котов, на собак, топнула ножкой и ушла в прихожую. Из прихожей до нас долетели звуки возмущенной эльфийской толпы, состоящей из одной эльфы: — Гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять…

В то время, как мы наслаждались бесплатным концертом, Найда разволновалась, приняла на себя полномочия дипломатического представителя и привезла эльфийскую диссидентку на коврике с доставкой в гостиную. Диссидентка возмутилась, утащила коврик в прихожую и продолжила акцию эльфийского неповиновения: — Гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять…

Через пару минут Найда предприняла вторую попытку дипломатического вмешательства и притащила эльфийскую диссидентку. Диссидентка довольно взвизгнула, уволокла коврик в прихожую и возобновила бодрое скандирование: — Гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять…

Вслед за эльфийской диссиденткой в прихожую ушли близнецы.

Вместо прогулки синеглазые диссиденты курсировали полчаса на коврике из прихожей в гостиную.

Как только диссиденты уснут, устрою акцию неповиновения.

Про беременности, беременных девушек и танки

НА ПРИЕМЕ У СЕМЕЙНОГО врача Федор Иннокентьевич узнал, что станет отцом. Екоторина Змеевна покраснела, Федор Иннокентьевич разразился бранной тирадой и упал в обморок. М.Р. язвительно подытожил: „Ха-ха“, — и озарился злорадством. Озаренный злорадством М.Р. чудо, как хорош.

Синеглазые эльфы несказанно обрадовались позднему родительству кошачьей четы. Синеглазая эльфа заулыбалась новостям, которыми она поделится в детском саду с подругой Софией. Близнецы отнести Екоторину Змеевну на сохранение в корзинку. Найда не возражала, Орион хихикал.

13-го марта Федору Иннокентьевичу исполнится восемь лет.

***
Выводила Ференца и Тео в свет нарядных платьев. Боги нарядов проявляли щедрость. Глаза разбегались, рты улыбались, руки тянулись к волшебным тканям. От обилия целомудренно белых платьев для глубоко беременных девушек разрушались нейроны. От оксюморона „беременная девушка“ кипело серое вещество.

Эквивалентом глубоко беременной российской девушки является высоко беременная немецкая женщина. Немецкие девушки становятся женщинами после дефлорации. Российская девушка — это состояние души, если верить многочисленным постам в ЖЖ, написанным беременными девушками, мужьями беременных девушек, парнями беременных девушек, детьми беременных девушек, внуками беременных девушек. Ни разрушенный гимен, ни многодетность девичий статус не меняют. В некоторых российских женщинах живет вечная девственная гурия.

Перевалившие 50-летний юбилей беременные девушки с внуками — это чудо природы, признак выдающихся душевных качеств, эволюционная и интеллектуальная привилегия.

***
Невеста x (белое платье + громадный живот)под венцом = вульгарность par excellence

Наверное у меня комплексы и атрофированное чувство восприятия прекрасного.

***
— Я знаю, для тебя это больная тема, — кокетливо прошептал М.Р., — возможно тебя это шокирует, но… но… летом мы перестанем помещаться в одну машину, поэтому я купил тебе a new vehicle.
— С тремя рядами? — обреченно поинтересовалась я. — Land Rover Defender? Hummer H1? Бронированный гусеничный транспортер?
— Ну… почти.
— Подарок? На 8 марта?
— Нет, просто знак внимания. На 7 марта.

На 7 марта М.Р. оказал мне знак внимания, подарив а new vehicle — a family SUV. Вес: две тонны. Длина: пять метров. Цвет: night blue metallic. В vehicle помещаемся мы, четыре эльфа и Найда. Ориона можно посадить в багажник, Катцебург привязать на капот, Рожароссу закинуть на крышу.

А я так мечтала о танке.

Рanem et circenses

ЗА ОКНАМИ ГОЛЫМИ ВЕТВЯМИ дубов играл прохладный февральский ветер. Моросило. В кошачьем борделе под вечнозелеными кустарниками бились мечами три кота из-за одной коробочки куриного паштета с овощами. Я сидела в кресле-качалке возле камина. Отблески огня плясали на белых стенах, погружая гостиную в гротескную багряную атмосферу.

Майк вышивал крестиком шотландские мотивы. Екоторина читала на подоконнике Financial Times. Фридрих исполнял на рояле Лунную сонату в четыре лапы. Найда и Орион танцевали, слившись в знойных объятиях. Племянники заперлись в своих персональных бункерах. Из-под столика выглядывали три кудрявые головы, три пары васильковых глаз, три пары пухлых ручек. Маленькие эльфы читали картинки в книге сказок. Тихо клонился к ночи заурядный вечер.

Не обессудьте, слегка увлекалась. Провожу всё свободное время с мужем-сказочницей, который проводит всё свободное время с женой-летописцем. На самом деле во всём виноваты кролики.

А рассказать я хотела о соседях-ангелах.

***
По соседству с нами живут два гомосексуальных ангела. Ангелы чудовищно красивы. Ангелы любят, страдают, ссорятся и мирятся. К ангелам часто приезжает полиция. Иногда в ярых приступах ревности ангелы выбивают оконные стекла, иногда разбивают двери, иногда срывают с ворот почтовые ящики. С кем такого не случалось? Дела житейские.

Чаще всего хрупкие ангелы целуются, держатся за ручки, дарят друг другу энигматические улыбки и оставляют на запорошенном снегом капоте машины страстные послания романтического содержания, например: „Du Penis!“. „Какие трепетные у людей отношения“, — завидую я наивной непосредственности влюбленных, игриво прижимаюсь к Майку и пугаюсь, заметив озорных чертиков в его васильковых глазах. „Напишешь что-нибудь подобное на моей машине — отлучу от тела и изгоню из спальной“, — уточняю я на всякий случай свою позицию. Безмолвным взглядом Майк ласкает одинокий мусорный ящик возле светофора.

Ангелы весьма общительны. Ангелам нравятся синеглазые эльфы. Найде не нравится, когда ангелы протягивают к эльфийской коляске свои прозрачные, холеные руки. Найда поднимается во весь рост, поджимает хвост и вежливо сигнализирует недовольство сложившейся ситуацией, оскалив внушительные клыки и прижав к голове уши. Ангелы обижаются: „Какая у тебя злая собачка…“ — „Ну что вы, ангелы, — умиротворяю я уязвленных в своих чистосердечных помыслах ангелов. — Найда добрая и воспитанная. В противном случае вы оба уже лежали бы на земле и восхищались красотой звездного неба, а в трех миллиметрах от ваших лиц клацала бы клыками и брызгала ядовитой слюной собака Баскервилей“. Ангелы обескураженно сопят и исчезают в воротах дома с оторванным почтовым ящиком. За изящными ангельскими спинами со скрипом закрывается новая входная дверь с красивой мозаичной вставкой. Ангелы, такие ангелы.

***
В пять утра нашу спальную озарил прыгающий свет фонариков. Майк выглянул из окна и вежливо поинтересовался причиной столь неожиданного — но без всякого сомнения — приятного раннего визита. „Извините, мы приехали к вашим соседям… Простите покорно, что разбудили, — интеллигентно прошелестели робкие полицейские, посветили несколько десятков раз в наши окна и ретировались.

Ангелы устроили очередное эпохальное побоище. Ангелы били, стучали, крушили, дрались и выбрасывали во двор мебель. Судя по звукам, это были старинные шифоньеры для верхней одежды, комоды из натурального дуба и заполненные инкунабулами библиотечные многоярусные стеллажи. Ангелы истошно возмущались: „Fotzen“, „Bullen“, „Schеiße“, „Fickt euch“. Со второго этажа ангелам вторил истеричный женский голос: „Haltet eure Fressen“, „Ihr Schwuchteln“.

Было смешно и волнительно. Преисполненный торжественного благородства Майк предлагал интимные услуги, но я стойко противостояла низменным желаниям и крутилась возле окна. Войдите в мое положение: мы живем в благопристойном районе, единственными зрелищами которого являются подожженные автономными националистами машины и, собственно, сами автономные националисты, справляющие в рамках борьбы с капитализмом свою малую нужду на наши заборы. Моя душа требовала развлечений.

Не прошло и часу, как ангелов повязали и увезли на курорт в полицейское отделение. Ангелы оказывали непоколебимое гражданское неповиновение и являли соседским ушам редчайшие лингвистические познания немецкого языка.

В ходе мирного разрешения конфликта внезапно расплодившиеся робкие полицейские (было два, стало восемь) тщательно обыскали местность, не преминув еще несколько сотен раз посветить в наши окна, сделали на месте происшествия бесконечное количество снимков, постояли возле валяющихся на асфальте неизвестных предметов и скрылись.

В этот момент взвизгнул будильник.

Про Великий эльфийский карнавал

НЕ УСПЕЛА Я УСНУТЬ, как синеглазые эльфы сперли на кухне рулон фольги и устроили Великий эльфийский карнавал. По пробуждении ото сна моя черно-белая гостиная искрилась причудливыми снежинками и помпезными гирляндами. Старший Эльф сидел на полу возле столика и добросовестно складывал лягушек, драконов, летающих коней, павлинов и журавликов. Синеглазые эльфы выглядывали из-под стола, ползали по столу, забирались на плечи, толкали в бок, заглядывали в глаза и чутко руководили творческим процессом. Подвергнутые яростной борьбе с буйными кудрями головы украшали царственные тиары. Коронованы были четыре эльфа, обаятельный рыжик Энни, Найда, Орион и Феденька. Из бункера доносились нецензурная речь и леденящие кровь завывания.

— Мама, мама, мама, мама, – радостно вопила синеглазая эльфа Эден. — Мама, что это такое? — и совала под мой сонный нос журавлика.
— Не знаю, крошка. Птица? Гусь?
— Нет, нет, нет. Мама, мама, ты ничего не знаешь. Мама, это дуйавйик. Дуйавйик — понимаит‘?

Костенька и Коленька временно забыли про свои планы стать не то певцами, не то каскадерами и увлеклись ювелирным делом. Ввиду отсутствия лишних тиар нас с Генри обраслетили. Мы покорно смирились с судьбой.

***
— Иди сюда, baby, поцелую, — вежливо предложил свои услуги бескорыстный Старший Эльф.
— Нет, спасибо, я воздержусь, — торжественно покраснела я, высчитывая в уме часы, сутки и недели, которые придется затратить на послепраздничную уборку.
— Вот объясни мне, baby, — с обезоруживающей благожелательностью улыбался Старший Эльф, — почему Китти целыми днями гоняется за Фрицем, а я — я, понимаешь, не ты, — должен бегать за тобой? Где в жизни справедливость?
— Почему — должен? Тебя же никто не заставляет. Вы с Китти — непутевые шотландские горцы, мы с Фрицем — хладнокровные славяно-германцы. Мы из принципа ни за кем не бегаем.
— Даже если очень хочется побегать? Когда ты успела стать такой хладнокровной, baby?
— Особенно, если очень хочется побегать. В этом случае мы усердно изображаем величественных недотрог, восседая в гордом одиночестве на платиновом троне.
— И меня ты при этом называешь упрямым?.. Мне казалось, что Фриц — американец.
— Фриц, может быть, и американец, но в душе он истинный славяно-германец: импозантный, эгоцентричный, представительный мужчина. Федька, куда полез? Хватит жрать, свинья ты этакая! Обожрешься, крякать по углам начнешь. Я убирать не буду. Федька!
— Иди сюда, baby. Хочешь розу?
— За поцелуй?
— За три.
— Мама, ну скойка де модно, ну иди к папе. Тил нет. Не могу бойте.

Мы неприлично заржали, свалили синеглазую эльфу Эден на ковер и коварно заабубусили. Эльфа визжала, махала ручками-ножками и пыталась уползти под стол.

***
Эльфийская праздничная трапеза подкупала простотой блюд и изысканным вкусом. К столу подавались горячие бейглы и вкуснейшие антипасти: капрезе с песто из рукколы, вяленые помидоры, маринованные грибочки, огурцы и баклажаны, красные перцы с начинкой из сливочного сыра с травами в заправке из подсолнечного масла с паприкой и чили. Яства запивались горячительными напитками: вишневым компотом, яблочным чаем или минеральной водой с лимоном. По окончании торжественного застолья гостиная походила на Шотландию после войны за независимость. Эльфийские рожицы светились радостью, эльфийские щечки лоснились от сливочного сыра, эльфийские ручки были измазаны подсолнечным маслом по самые ножки.

***
Три эльфа в одной ванне — это нескончаемое, безмерное, всеобъемлющее счастье. Полчаса спустя эльфы благоухали райской чистотой, нашу одежду можно было выжимать, ванная уподобилась гостиной.

Сказку на ночь рассказывал Старший Эльф.

Старшего Эльфа я очень-очень, сильно-сильно, благодарно-благодарно люблю за то, что любовь взаимная.

В провинции — снег

КОТЫ СИДЕЛИ НА ПОДОКОННИКЕ и злобно смотрели на улицу. Фриц тайком утирал скупую кошачью слезу, Котя грозила кулаком и материлась. На выходных коты находились на попечительстве у Женевьевы и Минки.

***
Когда мы с Майком справедливо распределили между собой подростков, эльфов и собак, когда все были посажены, пристегнуты, приклеены и привязаны, Костя вдруг забеспокоился, скривился и принялся громко кричать „Бежим, бежим, бежим!“, что в переводе на русский значит: „Скорее бежим в туалет! Если не побежим, будет вам сюрприз. Так и знайте“.

Майк отстегнул, отклеил, отвязал серьезного эльфа и поволок его домой. Майк бегает очень быстро и, судя по характерному звуку из таинственных глубин дома, в пятницу он установил новый рекорд, наконец-таки достигнув сверхзвуковой скорости. Этого оказалось недостаточно.

Маленький эльф загрустил, честно признался: „Не добежали…“ — и сокрушенно расплакался. У Майка одновременно защекотало в носу от смеха и защемило от жалости сердце. „Костенька, ну что ты плачешь? Ну, не плачь — успокойся! Ну, подумаешь… Такая неприятность с каждым из нас произойти может. И с Китти, и с Фрицем, и с мамой“, — беспардонно компрометировал меня с котами муж и не стыдился. Костя призадумался и рассудительно спросил: „И с тобой?“ „И со мной, — покорно признался Майк, — как же: со мной — в первую очередь“.

Раз уж такая неприятность может произойти даже с папой, на редкость авторитетным и разумным человеком, то маленький эльф решил больше не плакать. „Маме не скажем“, — тревожно потребовал он. „Конечно, не скажем“, — покладисто согласился Майк.

В это время синеглазая эльфа Эден отказалась спокойно сидеть в машине, сбросила с себя диктатуру детского сидения и деловито носилась по дворовым окрестностям. „Коленька, пойдешь гулять?“ — вежливо поинтересовалась я у молчаливого эльфа. Коленька надул щеки и отвернулся.

***
Генри опрометчиво выбрал машину, в которой сидела синеглазая эльфа Эден. Синеглазая эльфа Эден отдала безоговорочное распоряжение: „Будем петь!“ — и затянула разухабистую песню du jour:

„Bruder Jakob, Bruder Jakob,
Schläfst du noch? Schläfst du noch?
Hörst du nicht die Glocken?
Hörst du nicht die Glocken?

Ну, пой! Ну, пой! Генри, почему ты не поешь?“

„Ding, ding, dong. Ding, ding, dong“.

Через полчаса Генри бился головой о стекло и жалел, что не залез в багажник.

***
Дремучая провинция услаждала наш взор белоснежными полями, хвойными лесами, приветливой дичью, пасущимися на лугах конями и развешанными на веревках возле старых домов белоснежными же трусами невероятных размеров. По всей вероятности Гаргантюа и Пантагрюэль теперь живут в дремучей провинции.

***
В дремучей провинции синеглазые эльфы навещали прадедушку. Прадедушку эльфы очень любят, поэтому, еще не доехав до дому, синеглазая эльфа Эден оповестила всю округу о своем прибытии: „О-оопа, о-оопа, – экзальтированно вопила синеглазая эльфа Эден, высунув макушку из окна машины, — о-оопа, ты меня видишь? Это яяяяя, па-аапина дочка“. Радостный эльфийский голос воспарял жаворонком под облака и мчался благой вестью к ближайшей деревне (3 км) и, надо полагать, к ближайшему городу (14 км). Прадед папину дочку видел и даже узнавал.

После традиционной душераздирающей сцены воссоединения эльфов, во время которой Эден успела поведать прадеду о всех важных событиях, спеть новые песни и рассказать сказки, нам удалось извлечь из машины близнецов. Близнецы позволили себе более сдержанное проявление чувств. Костя важно протянул руку и прошелестел: „Приветствую!“, Нико спрятался за отца и предупредил: „Я немного очень устал“.

***
Лучшее лекарство от скорби и старости — это эльфы. Дедушка вдруг помолодел лет на двадцать, бегал за эльфами, прятался от эльфов, лепил снеговика и жарил блины.

***
Лучшая система безопасности — это снег. Утром из ребусов следов в снегу я почерпнула интересную информацию о любовной жизни котов, затейливых прогулках гусей, важных делах четырех гигантских собак и узнала, в каком направлении скрылись Майк и Генри.

Возвращаться в шумную метрополию категорически не хотелось.

***
Генри в этот раз решительно не везло. По дороге домой ему пришлось присоединиться к хору близнецов:

„Are you sleeping? Are you sleeping?
Brother John, Brother John!
Morning bells are ringing
Morning bells are ringing…

Henry, Henry, Henry, sing!“

Генри бился головой о стекло и подпевал:

„Ding, ding, dong. Ding, ding, dong“.

***
К воскресному вечеру у Минки подозрительно тряслись лапки, но мы феноменально изобразили отрешенность и решили не вникать в суть проблемы. Фриц встретил нас в парадной униформе, Китти сказала: „Ш-ш-ш!“ — и присоединилась к мистическим задиванным партизанам. Будет мстить.

***
Если выпадет снег, через неделю опять поедем.

Как мы встречали ремесленника

ЕСЛИ ВЕРИТЬ МОЕЙ МАМЕ, то каждая приличная хозяйка пребывает перед приходом ремесленников, снимающих показания счетчиков воды, в томных волнениях и ожиданиях.

Мама вырастила неприличную хозяйку. Неприличная хозяйка даже не знает, как приличные хозяйки правильно называют ремесленников, снимающих показания счетчиков воды.

***
Ремесленник был чертовски красив, высок, приветлив. Об был облачен в красно-черный рабочий комбинезон и ослепительную улыбку. Всё, как нам нравится. Близнецы забыли от радости про бутерброды.

Немного обидно, что ремесленник испытал симптомы легкого инфаркта, когда позвонил в дверь и услышал радушное приветствие двух некрупных собачек. Слегка жаль котов, которые после звонка начали носиться по гостиной как сумасшедшие: сначала по разным углам, потом дружно в сторону задиванного бункера. В задиванном бункере с котами произошел обморок. Лежат горемычные. Катценбург даже забыла про медовую неделю. Рожаросса и не мечтает о недоеденной куриной грудке.

Открыв дверь в комнату Генри, ремесленник восхищенно произнес: „О-о-о-о-о-о…“ Я потупила взгляд и тихо ответила: „Да-а-а-а-а-а…“ Мы поняли друг друга моментально. Ремесленник переступил через горы чего-то, смело разгреб сугробы чего-то, споткнулся о что-то, подвинул что-то, прорвался с победным криком „Scheiße!“ к счетчику, прислонил к красной точке свой затейливый девайс – раздалось звонкое дзиньканье, работа была сделана.

После пережитого в подростковой комнате стресса ремесленник был тих и задумчив. Ремесленническое чело омрачали зловещие тени воспоминания об увиденном ужасе. Он силился улыбнуться, вежливо попрощался с близнецами: „Ciао, Jungs!“ – и растворился в недрах полдня.

Не стану скрывать: я увлеклась и весьма свободно изложила ход действий.

Alba gu bràth!

СИНЕГЛАЗАЯ ЭЛЬФА ЭДЕН ВЫВОДИЛА папу, братьев, кузину и собак на тропу здоровья.

Из дому ушла разбойница с буйными кудрями. Домой пришла прелестная девчушка с челкой и аккуратными локонами на затылке. Подошла к постели, поцеловала в нос и говорит: „Мама, тавай. Я пйитла. Кйативая-кйативая, йумяная-йумяная“. Я открыла один глаз, эльфа сунула мне в лицо ногу, обутую в новый сапог и похвасталась: „Тапоги! И куйтка. Ну, тавай де“. Я встала.

Эльфа не лукавила. Эльфа была божественна. Эльфа благоухала леденцами. Она крутилась, вертелась, тараторила, совала руки в карманы и натягивала на голову капюшон. От йодовых йод на куртке у меня мельтешило в глазах. От йодовых йод на сапожках распускались розовые розы на щеках. Было смешно и весело. Не соответствовал цветовой гамме эльфийского наряда только консервативный эльфийский папа.

Уповаю на эльфийскую мудрость и дар убеждения: нарядим и папу.

***
Не скажу, что Майку пришлось по душе, что возле него на лавочку присела особа подозрительной наружности. По мнению Майка на детских площадках обитают исключительно такие особы. Он называет их заносчиво „queens of the playground“, я – „психопатки детской площадки“. Психопатка Королева чарующе улыбнулась, Майк скривился и поглубже натянул бейсболку.

– Это ваши мальчики? – робко начала разговор королева. – Очень красивые. Скажите, каким образом вы их сделали?

Майк вздрогнул и на всякий случай отодвинулся подальше.

– Нет, ну что вы – поторопилась развеять недоразумение королева. – Я не имею в виду ничего плохого. Они естественные или in vitro?
– In vagino, – нервно буркнул Майк и с трепетом вспомнил те времена, когда мог просто встать и уйти. Наличие трех синеглазых эльфов и коляски для близнецов заметно усложняли ситуацию.
– Близнецы – это двойное счастье, – продолжала радоваться за Майка королева. – Я всегда мечтала о близнецах…

Майка сдуло ветром. Нога его больше не ступала на ту детскую площадку.

После этой роковой встречи прошло больше года, и я еще долго нервировала мужа упоминанием о королеве, а вчера кстати или некстати вспомнила: дело в том, что близнецы были подвержены нещадной борьбе с кудрями и теперь по дому разгуливают три. три. три совершенно идентичных Майка. Разница в возрасте, росте, весе почти не заметна. Волосы, губы, брови, васильковые глаза, обрамленные девчачьими ресницами – один к одному. Три. три. три Майка. Все мои. [Heпроизвольный повтор является следствием переизбытка чувств и немного – хвастовства.]

***
В пятницу перед сном мне померещилась нехватка фруктозы в организме. Я вербализовала свою догадку и забыла. В субботу на столе лежали яблоки, груши, бананы, ананас, дыня, манго, папайя, хурма, гуава, карамбола, виноград, кивано, гранат, физалис, маракуйя, драконов фрукт, апельсины, инжир, тамарилло, красная смородина, черника, малина и – видимо, на всякий случай, – нелюбимые киви и личи.

– Что это?
– Тебе не хватает фруктозы…
– Это всё мне?
– Но я же не знал, чего тебе хочется…

Michael, ich liebe Dich! In allen gemeinsamen Sprachen.

О жизни гигантских собак и наглых котов

КОГДА РОДИЛАСЬ СИНЕГЛАЗАЯ ЭЛЬФА Эден, Майк познакомил нас с Найдой, самой удивительной, сердечной, надежной немецкой овчаркой в мире.

Когда родились Константин и Николас, Майк притащил домой Арагона и Майю, которые сейчас живут в провинции и сильно скучают по синеглазым эльфам.

С бесхозным увальнем Орионом подружилась рыжик Энни. Рыжик Энни сильно скучает по родителям и мне постоянно хочется обнимать ее, гладить по голове и целовать в макушку.

***
После Нового года я заметила, что бесхозный увалень вдруг сравнялся ростом с трехлетней Найдой.

По квартире носится махонький щеночек. Рост – 60 см, вес – 30 кг. Отрастил себе солидные уши, стройное тело, мохнатый хвост. Рожа, как у бандита. Безумно обаятельный балбес.

Двухлетний Арагон достигает 82 см в холке и около 65 кг в весе. Мне кажется, Орион его превзойдет. Как только махонькому щеночку исполнится год, так стану запрягать его в повозку и ездить за покупками в супермаркет.

***
Пару месяцев назад я еще могла сомкнуть руки, сказать: „Hop!“ – и удержать в объятиях запрыгнувшего на меня Ориона. Теперь это упражнение под силу только Майку или Генри.

Когда синеглазая эльфа Эден отдает немецкую команду „Hop!“ и смыкает руки, Орион подходит, сует свою голову промеж эльфийских рук и восторженно машет хвостом. Эльфа от гордости превращается в солнышко, мы от умиления растекаемся ручьями по гостиной.

***
Котов эти тривиальные факты не интересует. Они нагло приходят на кухню, отпихивают Ориона от миски, отгоняют Найду от кастрюли, залезают в посуду лапами и крадут чужой корм, не зная при этом ни одной команды.

Нет, одну знают: если Майк подзывает их к себе двумя пальцами, значит надо бежать – выдают ужин. Второе приглашение не последует.

Первое Рождество

ДОВЕРИТЬ ЗЕЛЕНОГЛАЗОЙ МАТЕРИ СИНЕГЛАЗОЙ эльфы Эден спящего мужа – всё равно, что попросить Фридриха Базилея Рожароссу посторожить дыню „Шаранте“, источающую божественный медовый аромат.

И стоит отдать мне должное: я проявила недюжинную силу воли, подавив в себе озорное желание уподобиться синеглазой эльфе Эден, залезла под одеяло, бесцеремонно обняла себя мужниной рукой и принялась укладываться поудобнее. „Ты зачем пришла? – учтиво полюбопытствовал горячо любимый муж. – Спать или увеличивать мое внутрикавернозное давление? Сейчас же прекрати шевелиться“. Я глупо захихикала, нашла своей ладонью его ладонь и провалилась в сон. Я не помню, когда мы в декабре последний раз нормально выспались.

24 декабря – один из наших юбилеев, один из счастливых, если не самый счастливый. Весь этот гротескный осенний декабрь мы боялись уснуть и потерять драгоценное время. Мы сдували друг с друга пылинки, не могли надышаться воздухом, насмотреться звездным небом и были приторно невыносимыми. Мы эксцессивно пили высокопроцентное счастье, осушали эмоции бокалами, хлопали чувства рюмку за рюмкой, заглушали тоску экстазом – без просыпа, без остановки, втемную – и не могли утолить своей жажды. Опохмелялись и начинали заново.

Мы не желали размыкать объятий ни на секунду и любили друг друга так, как любят наивные сумасшедшие шестнадцатилетние, которым не страшно прошлое и безразлично будущее, любили дерзкой, бесшабашной, выматывающей любовью, любили так, как любили, когда нам было шестнадцать.

Ночи, должно быть, чередовались с днями.

***
Я проснулась от того, что на кровати прыгали четыре эльфа и дружно без умолку скандировали: „Встаа-аавай, ма-аама. Ии-ииидем ку-уушать“. В квартире пахло вафлями.

Что может быть прекрасней свежих, кружевных, еще хрустящих вафель на завтрак? Симметричных вафельных сердечек с густым апельсиновым медом, клубничным вареньем и пышными белоснежными сливками? Горячий крепкий Эрл Грей в красивых стаканах.

***
После завтрака мы отнесли котам-сиротам рождественский подарок: чек за предвыборный сайт, корм и хрустящие подушечки. В кошачьем приюте мы провели два часа. Знакомились с котами, угощали лакомствами, щекотали животы и хватали за уши. Потом нас Майк одного за другим выносил на улицу. Мы долго сопротивлялись и украдкой возвращались в приют, как только он отворачивался – потискать еще одного кота, погладить еще одну кошку.

***
Посреди предложения мама вдруг забеспокоилась: „Линда, почему у вас так тихо? Где Миша и цыплята?“ Я честно ответила: „Мама, Миша с цыплятами под столом охотится на котов“. И это была чистая правда.

На кухне под столом шла битва Добра против Кота. Эльфийский военный штаб придерживался линейной тактики ведения боя. Кошачья армия была великолепно оснащена когтями, хвостами, клыками и подготовлена к фронтальному столкновению. В кухонном воздухе свистели меховые мыши, проносились цветные шарики, грохотали взрывы смеха с воодушевленным повизгиванием. Коты носились по коридору, убегали, прятались, выглядывали из-за угла и нападали, заражая своим весельем Найду и Ориона. Время от времени противники заключали перемирие и перекусывали кто лимонным пирогом, кто гусиным паштетом.

***
Утомившись от этого бесчинства и своей невостребованности, я предприняла единственную попытку вербовки верховного главнокомандующего эльфийского войска. Я надела новый эльфийский костюм и объявилась на кухне. „Wow“, – восторженно взвизгнули эльфы. „Ой“, – самозабвенно стукнулся головой о столешницу главнокомандующий. Я раскланялась, покрутилась, похвасталась зеленым платьем, отороченным по подолу белым мехом, красными чулками и роскошными зелеными башмаками с колокольчиками. „Кому подарок – все за мной“, – и скрылась.

Через пару минут Добро подписало договор о капитуляции, и возле меня облекся в плоть и кровь взлохмаченный приветливый главнокомандующий.

– Вы кто? – сурово поинтересовалась я.
– Я Серый Bолк, – интеллигентно представился главнокомандующий и протянул руку.
– Nice to meet you, sir.
– My pleasure.

***
В шесть мы пошли гулять.

Над домами с яркими калейдоскопами окон в усеянном звездами небе висел тонкий обруч предрождественского полумесяца. Воздух был прохладным и чистым. Колокольный звон расходился в воздухе центрическими волнами – сонорными, звонкоголосыми переливами, которые то становились тише, то почти замолкали, то неслись нам навстречу радостными птичьими стаями и разлетались, разбившись о старые дубы.

В какой-то момент Эден задрала голову и серьезно спросила:

– Мама, а дедушка тоже справляет Рождество?
– Да, крошка, дедушка тоже справляет Рождество.

И у меня по щекам покатились слезы, крупные и горькие, как в детстве, и мне стала безразлична непедагогичность моей лжи, и мне самой хотелось в нее верить. Моего папы уже пять лет нет.

Над нами каркали вороны. Нас было восемь, а восемь – это здорово. Ввосьмером значительно проще противиться холодному ветру.

***
Во время рождественского ужина на стол ставят лишнюю тарелку. Для умерших. После рождественского ужина не убирают со стола на ночь. Для ангелов.

Мы оставили три тарелки: für Sammy, Nikles und Hanna. Для нашего сына, моего папы и Мишкиной бабушки.

***
В полночь мы остались вдвоем: шесть часов блаженного одиночества – почти бесконечность.

Наше первое настоящее Рождество.

Über lindazentrische Realität

ЦЕЛЫЙ ДЕНЬ ВЕРТЕЛАСЬ, КАК белка в колесе.

Не успела вечером приземлиться на диван и вытянуть ноги, как справа материализовался один очень высокий мальчик, слева – другой очень высокий мальчик, на шее – синеглазая эльфа Эден, на коленях – близнецы, на кресле напротив – рыжик Энни, на ковре – Найда и Орион. Мало того, что гостиную к тому же озарили своим присутствием два вредных кота и по традиции расселись сфинксами на спинке дивана, так Федор Иннокентьевич еще и подкрался неслышно, обхватил бархатными лапами мой лоб и тщательно сполоснул голову. Теперь я благоухаю котом. Федор Иннокентьевич гордится своей креативностью. Екоторина Змей-Горынычевна, судя по недоброму взгляду, немного ревнует.

Поначалу я бурчала, цитировала Международное гуманитарное право, Конституцию США, Конституцию Великобритании и Основной закон Федеративной Республики Германии, пыталась телепортироваться, грозила переездом на чердак и совершала робкие попытки побега, а потом Майк притянул меня к себе, поцеловал в макушку и пояснил:

– Смирись, baby, мы живем в линдацентричной реальности.

И на меня вдруг снизошла благодать, и я перестала вырываться, не смотря на то, что не могла пошевелиться и нестерпимо чесалась пятка.

Про совершенную любовь

ДОВЕРИТЬ СИНЕГЛАЗОЙ ЭЛЬФЕ ЭДЕН спящего отца – всё равно, что попросить котю Китти присмотреть за трехлитровой банкой свежей сметаны.

Синеглазая эльфа Эден безутешно вздохнет, поерзает, неуверенно коснется одеяла, переложит зеленого зайца с одного места на другое, положит на подушку медвежонка, сделает козу рогатую Найде, испугает козой рогатой Фридриха, пройдется козой рогатой по одеялу. Бросит недоверчивый взгляд в сторону открытой двери. Подползет поближе, приподнимет край одеяла, подует в лицо, поцелует, потрогает за нос, вздохнет, перелезет за спину, ловко используя ребра вместо ступеней, доползет по-пластунски до колен, морским котиком перекатится через ноги, приподнимет другой край одеяла, пощекочет пятку, не дождавшись ответной реакции, вздохнет, совершит восхождениe Эвереста в обратном порядке, заберется сбоку на плечо, еще раз приподнимет край одеяла и, встретившись взглядом с такими же васильковыми глазами, благодушно поинтересуется:

– Не спит‘?
– Не сплю.
– Втавай йитовать.

В этой сложной ситуации следует действовать согласно инструкции по эксплуатации синеглазых эльф.

И ты мог бы мгновенно изловить синеглазую эльфу, схватить ее в охапку, бережно сжать в своих объятиях, щекотать, обнимать, целовать и даже слегка покусать за розовое ушко. Эльфа не обидится. Эльфа порозовеет, станет махать ручками, дрыгать ножками и в идеальном случае заливаться смехом, обнимать за шею и щедро возвращать поцелуи, одновременно предпринимая слабую попытку освободиться из твоих медвежьих объятий.

Ну а если ты вдруг заснул двадцать минут назад, потому что вечером наконец-таки оторвал за уши от ноутбука меня и вывел на прогулку. И, конечно же, марафон не состоялся, кто бы сомневался, и, конечно же, мы не добежали и до следующей станции метро, потому что воздух был таким хрустально-ледяным, потому что с деревьев безмолвно падали последние листья, падали в небо и рассыпались каменьями, а с неба сыпалась сумеречная звездная пыль, кутала в туманный дождевик голые дубы. И ночь была такой лирической и эмоциональной, что было жаль терять ее на сон.

Ну а если ты вдруг заснул, когда уже задребезжал рассвет, то, скорей всего, ты схватишь синеглазую эльфу в охапку, затянешь под одеяло, бережно сожмешь в своих объятиях и прошепчешь: „Тихо, крошка, мы спрячемся от мамы“, – и уснешь вместе с благоухающей миндалем, адвентскими печенками и беспечным детством эльфой, и это будет невыносимо божественно и трогательно.

По крайней мере – для меня. Ты же и не догадываешься о существовании случайных очевидцев.

А когда ты проснешься, я разревусь и скажу тебе, что люблю тебя до боли в душе, до слез в горле, до остановки дыхания за то, что я тебя знаю, за то, что ты у меня есть, за каждую секунду, за такие вот украденные моменты.

Laterne, Sonne, Mond und Sterne

Святой Мартин скрягой не был. Когда он зимой встретил у городских ворот Амьена, худо одетого голодного нищего, он молча разрубил мечом свой красный военный плащ и подарил ему одну половину. Попроси у меня вчера кто половины моего пальто, я сказала бы: «Нигаварить парюски!» – и застенчиво ретировалась. На улице было прохладно.

***
Вчера вечером нам срочно понадобился конь. Конь у нас есть – гордый белый Брайан. Но он далеко, а Найда близко… «А давайте, – предложила я, – запряжем Найду, нахлобучим на Катценбург шлем и водрузим на… кхм… коня?» – «А давайте, – немедленно оскорбился масон, – запряжем Катценбург, нахлобучим на Фридриха шлем и водрузим на… кхм… коня?» Найда, Катценбург и Рожаросса бросили в нашу сторону презрительный взгляд и скрылись в неизвестном направлении, вероятно, в четвертом кошачьем. Вчера вечером мы их больше не видели. «Мы могли бы нахлобучить шлем на тебя», – продолжала я блистать сноровкой и эрудицией. – «Тогда уж на тебя! Я не католик», – настаивал масон. Так как мы не смогли добиться консенсуса, cвятого Мартина и коня предоставило в наше расположение руководство детского сада синеглазой эльфы Эден.

***
Мы в свою очередь обязались поглотить огромное количество сдобных плюшек с изюмом, спеть баснословное количество песен, помахать несметным количеством фонариков и наклянчить грандиозное количество сладостей и фруктов. К родительским обязательствам мы отнеслись с предельной ответственностью.

***
Возле станции метро Тильплац из мерклого тумана вдруг вынырнула моя приятельница Бертхильд Исламовна, захрюкала от восторга и пропела: «Ой, а я стою, смотрю: табор, думала, это какие-нибудь асоциальные румыны, а присмотрелась: это вы». – «Да, это асоциальные мы», – покладисто согласился весь табор и ушел в ночь, беззаботно гaлдя и размахивая фонариками.

11 ноября – День святого Мартина.

Про кроху Пишес

НЕ СТАЛА ДОЖИДАТЬСЯ ПОКА Орион догрызет второй тапок, оделась, вышла на улицу в два часа ночи искать осень.

Осень не нашла, зато повстречала двухметровую цирцею в коротенькой юбчонке и ботфортах. «Сигаретки не найдется? – спросила меня двухметровая цирцея красивым глубоким басом. – Пишес, Пиииииишес, Пиииииииииииишес. Кроха Пишес опять пропала».

В кустах загрохотало, заухало, забулькало и на дорожку вышла кроха Пишес… полутораметровый дог с фонарем во лбу.

Бодрящее зрелище. Собакам тоже понравилось. Сегодня опять пойдем.

Заметки задиванной оппозиции

ПРИЕХАЛА МАМА, ВСЕХ ТИРАНИЗИРУЕТ. Привезла Пушеля и Кошацку.

Кошацка, беспутная греховодница, сразу заулыбалась и полезла знакомиться с Федором Иннокентьевичем (он же Фридрих Базилей, рыжая морда и ах ты, змееныш). Катценбург расстроилась вероломству законного супруга и залепила Кошацке пощечину. Кошацка взвизгнула. Разнимали всей семьей.

***
Катценбург с Базилеем сформировали задиванную оппозицию, никак не могут простить нам появление нового щенка в семье. Втихомолку пакостят, на лесть (Ну, Федь, Феденька, вылезай из-за дивана. Федь, я тебе вкусняшку дам. Кoть, выходи. Дай поглажу. Ну, Кoть, что ты как не родная?) не реагируют. Котов не видать, еда из миски пропадает. Мне кажется, они владеют телекинезом.

***
«That’s a Shiloh Shepherd Dog. His name’s Orion. He’ll stick around for a while», — застенчиво пояснил масон, извлекая из-за пазухи что-то толстое и меховое. Так у нас появился Орион. Он обут в пижонистые черные башмаки, у него очень серьезный черный нос и если внимательно приглядеться, то создается впечатление, что на этот самый нос непредвиденно приземлился Нортроп B-2. Величавость внешности завершают задорные уши и деликатное брюшко. Когда теплый плюшевый Орион вырастет, он достигнет 80 см в холке и 60 кг в весе. Увалень-увальнем. Фантастически обаятельная личность. Дрессирует котов. Охотится на Катценбург, залихватски оседлывает. У Катценбург от такой беспардонности глаза становятся еще больше, а голос пропадает. Презабавная картинка.

***
«Иди, иди, иди отсюда. Не валяй дурака». Mама беседует с Пушелем и одновременно варит холодец. Большую кастрюлю. Не понятно для кого, мясо в семье никто не ест. Морально готовлюсь к схватке титанов, размышляю, кому бы сплавить холодец. Мечтаю в свой черед о задиванной оппозиции.

הנה אני בא

С ГВАЛТОМ, ЦВЕТАМИ И фанфарами коты провожали масона в дальний путь. Грустно заглядывали в глаза, льстили, стояли по стойке смирно и смахивали пушистыми лапками лицемерную слезу. Я вышла на балкон, поздоровалась с Мирозданием и Женевьевой, копавшейся в любимых розах, помахала масону рукой, сосредоточилась и решила зареветь – зареветь красиво, театрально. Но не тут-то было: в этот ответственный момент из квартиры донеслись адские вопли и звуки разлетающегося в осколки стекла. Кошачьи показательные выступления начались. На столе сидела Китти, на полу в осколках вазы грустили гордые каллы.

***
Церемония пробуждения.
Коварно притаиться под одеялом, хихикая и помахивая хвостом. Выждать, когда Найда закроет глаза, подкрасться к краю кровати, расправить могучие крылья, подняться в воздух орлом — и элегантно приземлиться на Найдy дирижаблем «Гинденбург». Прижать ей к голове уши, попрыгать по спине гиппопотамом, обидеться невниманием и ускакать на балкон.

***
Дневная забава.
Украсть со стола оливку. Бросить ее на пол. Покатать. Разбежаться и хорошенько пнуть. Догнать. Изящно плюхнуться сверху, чтобы не убежала. Поерзать, посмотреть на меня, еще поерзать. Резко завалиться на спину, поймать лапами, нацепить на коготь, как на вилку — и с огромнейшим удовольствием облизывать, чвакать, лобызать и причмокивать. Бросить на пол. Испугаться. Распушить хвост, на всякий случай спрятаться под диван. Подкараулить маленького серьезного ангела“, отобрать у него оливку, унести ее в зал. Положить в угол и снова напасть. Закатить под диван, помахать лапой, осудить меня немым упреком. С тихим восторгом наблюдать, как я ползаю на четвереньках возле дивана. Не сказать спасибо. Утащить оливку в коридор. Гонять по всей квартире, отпихивая любопытного Фридриха. Лягнуть по пути Найду. Обозвать всяко меня. Улыбнуться синеглазой эльфе. Резко завалиться на спину, поймать оливку лапами и долго, упоенно чавкать.

***
Ночной церемониал.
Потереться о мои ноги. Залезть на полку. Потрогать немецко-русский словарь. Полистать рассеянно Пятикнижие и Гафтарот. Залезть на стол. Посидеть возле телефона, задумчиво склонив голову. Сбросить на пол карандаш и мои заметки. Посмотреть на лампу, посмотреть на меня. Попытаться прорваться к заветному ноутбуку. Быть снятой со стола. Укусить злобно за руку и убежать под шкаф. Долго и сосредоточенно шелестеть каким-то пакетом. Отдохнуть на подоконнике. Весело поорать. Дать по морде Фридриху — и шлепнуться на штору так, что затрещат гардины.

Третий день кряду коты интенсивно гастролируют. Такие душечки.

Cantare amantis est

НОВЫЙ НОУТБУК ЗАДУМЧИВО ШУРШИТ, контактные линзы злобно шипят в дезинфекционном растворе, этажом выше под популярные шлягеры сибирячки Елены Петровны Фишер гремят по паркету инфернальными каблуками одалиски необъятного менеджера Акселя.

Atemlos durch die Nacht
Spür‘ was Liebe mit uns macht

День закончился. На улице темно. Стеклянными каплями барабанит по стеклам дождь. Ослепленный неоновыми огнями город впадает в тревожную дрему.

Ближе к полуночи над крышей нашего дома образуется невидимая трещина в пространственно-временном континууме и за окнами материализуется параллельный мир. Я слышу внятное «Привет!» и высовываюсь из окна. Улицу тускло освещает фонарь. Кругом ни души, и только по дороге в сторону метро важно шагает лиса. Привет и тебе, лиса! Расскажи кому — не поверят. Я задумчиво закрываю окно и с детским восторгом превращаюсь в созерцателя великого переселения народов.

Тихо скрипит дверь. В двери появляются усы, янтарный глаз и пушистое вислоухо. „Вали отсюда!“ — немедленно раздается с кровати приветливый голос вроде бы спящего масона. Из поля моего зрения мгновенно пропадают пушистое вислоухо, янтарный глаз и усы. Царица воинственного шотландского народа Екоторина фон Катценбург мрачно вздыхает и скрывается в неизвестном направлении.

Тихо скрипит дверь. В двери появляется Найда, элегантная немецкая овчарка и по совместительству строгая няня синеглазой эльфы Эден. Найда — единственный благоразумный персонаж в семье и относится к своей должности с педантичной серьезностью. Когда синеглазая эльфа Эден спит, Найда бодрствует возле ее кроватки в удобной плюшевой корзине. Когда синеглазая эльфа Эден просыпается и начинает с видимым удовольствием интерпретировать средневековую куртуазную лирику, Найда приходит и приглашает синеглазого отца синеглазой эльфы Эден насладиться виртуозностью исполнения юного менестреля.

В это время на поле боя — окрыленные любовью Фортуны, возглашая похвалу небу, — возникают Царица Екоторина и центурион Фридрих Базилей. Мелкими перебежками они достигают Обетованную постель и прячутся под покрывало. Свершилось! Вот оно — кошачье счастье.

Я же страстно ненавижу новый «Пакард», проклинаю неудобный интерфейс и предаю анафеме сенсорную панель. Der Teufel soll euch holen! И временно забываю все вокруг.

Тихо скрипит дверь. В двери появляется масон. Правой рукой он прижимает к себе маленькую синеглазую эльфу Эден, в левой руке по привычке ловко балансирует тарелку с перекусом: шоколадные кексы и молоко. Чего уж там? Час ночи — самое время перекусить.

Коты затаились, по моему даже не дышат. Но не тут-то было. Пухлая, шаловливая ладошка залезает под покрывало, хватает кота за хвост и с упоением играет им в паровозик. Посрамленный центурион Фридрих Базилей выезжает из-под покрывала на роскошном рыжем хвосте. В глазах скорбь, печаль и тихие укоры судьбе. Царица Екоторина тоже старательно мирится с поцелуями, стальными объятиями, выворачиванием ушей и выдергиванием усов. Надолго ее не хватает.

Достаточно на сегодня. Терпение лопнуло. Коты громко протестуют, пишут петицию представителям Гринпис и с поникшими головами покидают Любимый угол. Попытка вторжения потерпела полное поражение и на простыни щедро сыплются крошки, подушки обильно поливаются молоком. Не прошло и часа… Довольный, сытый, уставший дуэт погружается в объятия Морфея.

Тихо скрипит дверь. Коты несут караул. В двери в который раз появляются усы, зеленый глаз и пушистое ухо с кисточкой. С кровати раздается равномерное дыхание. Уши с кисточкой, зеленый глаз и усы ненадолго исчезают; появляются усы, янтарный глаз и пушистое вислоухо. Коты, бесшумно, на цыпочках, низко пригнув головы к ковру, еще раз вторгаются на территорию Обетованной постели. Только бы не пошевелиться. Только бы не вздохнуть от радости. А если вот так… — и мягкая лапка осторожно ложится масону на щиколотку. Блаженная тишина. А если я… — под боком как-то спокойней. Центурион Фридрих Базилей триумфально занимает правый берег Рейна свое почетное место. Царица Екоторина пытается вытеснить римлянина с благодатных территорий, но быстро сдается и заваливается под левый бок.

Тихо скрипит дверь. Найда вежливо просит меня следовать за ней. Близнецы спасены в последнюю секунду от одиночества, накормлены и уложены на мягкие подушки.

Найда ведет спартанский образ жизни. Она избегает языковых и культурных конфликтов с котами и довольствуется земельными наделами на окраине Обетованной постели, i.e. на ковре.

Atemlos durch die Nacht
Bis ein neuer Tag erwacht

Down with that Packard Bell! Выключаю лампу и засыпаю под нежный стук любимых сердец, укрывшись восхитительно лиловым, мягким, уютным покрывалом, которое мне неделю назад подарил масон, потому что я постоянно мерзла и которое всей душой полюбили и коты.

Дверь не скрипит до утра.

***
А масон… масон просыпается чуть свет, оплетенный гроздями спелых котов и синеглазых эльфов. Его отношения с кошачьей знатью складываются непросто, но миска свежего тунца, банановый шейк с миндальным молоком и стакан горячего ежевичного чая с лимонной вербеной и малабарской травой предупреждают обострение конфликта и временно примиряют враждующие народы. До вечера…

И вновь открывается окно в сказочное измерение, и вновь начинается великое переселение народов.