Thar na sìorruidheachd

После непродолжительной шестимесячной осени наступила меланхоличная осенняя пора. Летят утки. И два гуся.

Костенька и Коленька обучают собак Эльфийскому кодексу чести: „We will not lie, cheat, steal, or tolerate those who do“. Собаки дожевывают украденный пирожок с капустой, кротко улыбаются и составляют конспекты. Собачьи лица осияны ангельским смирением.

Синеглазая эльфа Эден выводит на обоях затейливыми эльфийскими рунами семейный девиз Duty, Honor, Mummy, регулярно нейтрализует Феденьку и объясняет Котеньке разницу между front headlock и side choke. Котенька тренируется на Феденьке. Феденька предается философским размышлениям, ест, молится и любит.

Детсадовские соратники синеглазой эльфы не все владеют английским языком, но все единодушно откликаются на команду „Fists up, elbows in, chin down“.

Я. Не. Знаю. Кто. Моих. Шотландских. Бабочек. Всем. Этим. Безобразиям. Учит.

***
У Майка все хорошо. Майк влюблен. Майк постоянно вскакивает во сне, потому что ему кажется, что плачет ребенок.

***
На деревьях чирикают первые птицы, под кустами горланят беспутные коты. На улице рано светает, горит небо: Аврора и Гелиос буянят, а нам не спится.

***
Растет авокадо. Три новых побега. Одиннадцать бархатистых листиков. Растут два лимона. Растут тридцать настурций в одном цветочном горшке.

***
Когда мне кажется, что я не могу любить сильнее или быть счастливее, когда я пытаюсь дать новое определение нежности, Майк дарит мне цветущий лук с таким видом, как будто он только что нашел Голубой цветок. His kisses taste like sweet red apples.