Sorgen um Vampire

E.: Mama, Papa hat das Abendessen gemacht.
L.: Ich weiß. Jedes Wesen im Radius von zwei Kilometern nimmt den Knoblauchgeruch wahr.
E.: Frau B. hat sich gefreut.
L.: Was hat Papa gekocht?
E.: Tomatensalat, Kartoffelgratin und Pflaumenstreuselkuchen.
L.: Pflaumenstreuselkuchen? Papa hat gebacken?!

* * *
M.: Baby?
L.: Ruhe! Haben wir noch ein sauberes Bentō? Frau B., die Mutter unseres Vermieters, ist hungrig.

* * *
L.: Hände weg! Ich esse alles auf. Tomatensalat mit roten Zwiebeln, Croûtons und Knoblauch… Kartoffelgratin mit Knoblauch… Pflaumenstreuselkuchen mit Knoblauch?..
M.: Nein. Kein Knoblauch im Pflaumenstreuselkuchen.
L.: Ich glaube dir nicht. Du?!
M.: Ja?
L.: Sei nett. Setze einen Brief auf und informiere mich von deinen Absichten, kurz bevor du dich in meinem Mund… berauschend fühlen wirst. Ich stamme von Vampiren ab.

Advertisements

Pfannkuchen mit gezuckerter Kondensmilch

Ich sitze in der Badewanne – Tanktop, Boxershorts, neues Armband aus walisischem Gold –, und heule bitterlich. Die Duschkabine ist besetzt. Vorbei! Alles ist vorbei. Der Sommer ist vorbei. Der selige August ist vorbei. Die Heiterkeit der grandiosen Geburtstagsfeier ist abgeklungen. Die Jugend zog aus.

Richard ist weg. Ilja ist weg. Ari ist weg. Theo ist weg. Sam ist weg.

Sam ist weg! Wie soll ich weiter leben?

Zum Frühstück gab’s Buchweizengrütze mit Butter und Pfannkuchen mit gezuckerter Kondensmilch. Ich habe vier davon gegessen und stet gewehklagt:

Weiterlesen

Fit wie ein Elefantenbaby

H.: Hast du überhaupt trainiert?
L.: Hallo? Natürlich. Ich beweise es. Warte. Warte. Warte. Hier, das Video. Siehst du? Ich trainiere.
H.: Du liegst fast nackt faul am Pool herum und wackelst mit den Zehen.
L.: Das ist korrekt. What’s your point? Das ist ein wirksames Training, bei dem alle Muskelgruppen optimal beeinsprucht werden. Neuer Trend. Ganz beliebt in Deutschland.
H.: Klar. Die Ergebnisse sind erkennbar optimal in… dickem Deutschland. Was ist im Krug auf dem Tischchen?
L.: Mein Frühstück, Mittag- und Abendessen. Gurken, grob gerieben, Radieschen, fein geschnitten, Dill, Salz, Zitronensaft, Kefir und kaltes Wasser. Der Sommer war tropisch.
H.: Geeiste Gurkensuppe?
L.: Nee. Okroschka. Abgewandelt, vereinfacht, mit Vitaminen angereichert. Ich misshandle meinen ökologischen Kefirpilz, der in der Küche residiert.
H.: Du vegetarisches Scheusal. Ich verachte dich. Ist das ein Bauchansatz?
L.: How dare you? Ich bin schwanger.
H.: Ehrlich? In wievielter Schwangerschaftswoche?
L.: In acht… äh… in acht… undvierzigster.
H.: Echt?
L.: Yep. Ich erwarte ein Elefantenbaby.
H.: Aha. Ich geniere mich zu fragen. Eine grazile Frau wie du… ein Elefant… Wie weh tut die Liebe?
L.: Henry, du bist eklig.
H.: Ich bin eklig?! Ich exploitiere keine ökologischen Kefirpilze und verkehre nicht mit Elefanten.
L.: Bist du Rassist? Was hast du gegen Elefanten?
H.: Ich bin kein Rassist. Ich habe nichts gegen Elefanten. Ich bin verrückt nach Elefanten. Was sagt eigentlich Michael dazu?
L.: Er verachtet Kefirpilze. Ich muss zugeben, er fühlte sich von mir enttäuscht, aber er verzieh mir. Er wird das Elefantenbaby wie sein eigenes aufziehen. Die Kefirpilze wird er allerdings weiterhin diskriminieren.
H.: Ich verbeuge mich vor seiner Weisheit.
L.: War das Dylan?
H.: Was? Ich glaube schon.
L.: Gotta go. Danke für den Kampf.
H.: Hey, wo willst du jetzt plötzlich hin, schwangere Verräterin, xenophobe Kefirpilzhalterin?
L.: Ich bin keine Verräterin. Ich bin Opportunistin. Er hat mir versprochen, ich dürfe aus einem Karabiner schießen.

Bobos vs. Höhlenmenschen

L.: Kein vegetarisches Frühstück für dich.
M.: Erfahre ich auch den Grund dafür?
L.: Ich habe auf dich gewartet und zwei Männer belauscht, die eine halbe Stunde lang über Vorzüge von Amaranth und Quinoa diskutiert haben. Ich bin trocken wie die Sahara. Ich habe genug von Warmduschern. Sei du selbst: rüde, rüpelhaft und ungehobelt.
M.: Ich könnte dir die Niagarafälle anbieten. Was? Du hast mit den geografischen Vergleichen angefangen.

* * *
L.: Bevor ich deine Familie kennen gelernt hatte, aß ich wie ein Kolibri.
M.: Nun gut, jetzt isst du wie eine verfressene Ente, aber ich finde es sexy.
L.: Watch it!
M.: Au! Hast du mich gerade getreten?
L.: Nein, nein. Ich wollte mit dir unter dem Tisch füßeln.
M.: Füßeln… von wegen. Au, das hat wehgetan.
L.: Ach, verzeih mir, mein Liebling.
M.: Ha-ha. Daneben. Aua!

* * *
L.: Nur die Götter wissen, wie ich dich ertrage. Du solltest mich fürs Bundesverdienstkreuz vorschlagen.
M.: Eigentlich wollte ich mich an die UNESCO wenden und dich zum Weltkulturerbe erklären lassen.
L.: Eine weise Entscheidung. Ich unterstütze dich.

Foodporn

oder: Die hohe Kunst der Blamage

Der Frühling ist da. Die Katzen fliegen gen Norden. Und mein Ehemann nennt mich neuerdings eine Attraktion der wandelnden Peinlichkeiten. Aber egal, ich mag ihn trotzdem.

* * *
L.: Besteige mich.
M.: Wie bitte?
L.: Ich meine, decke mich.
M.: Gerne. Wo?
L.: Halt die Klappe. Ich habe mich versprochen. Stelle dich so, dass mich niemand sieht.
M.: Schade. Die Konversation hat vielversprechend begonnen, obwohl ich zugeben muss, mich über die Wortwahl doch leicht gewundert zu haben.
L.: Habe ich rote Ohren?
M.: Hast du. Fühle dich nicht verlegen. Die Farbe passt perfekt zu deinem Lippenstift.

Unterbewusstsein ist eine Bitch, dabei wollte ich bloß ein Foto machen.

Ein Treuebruch

XX: Ich mache mir Sorgen.
L.: Sag bloß. Warum?
XX: Um dich. Und um Michael.
L.: Hä?
XX: Ungefähr seit einem Monat isst er nicht mehr im Büro zu Mittag.
L.: Skandalös. Ich werde ihm die Leviten lesen.
XX: Er sieht glücklich aus. Er scheint ausgeglichen zu sein. Er hat diesen sinnlichen Glanz eines verliebten Mannes in den Augen.
L.: Ich bin empört. Shame on him.
XX: Scherzt du? Ich glaube, er hat eine Geliebte.
L.: Ich weiß. Er ist verrückt nach ihr. Eine wunderbare Frau: schön, klug, gebildet. Sie liebt ihn so sehr, dass das Herz schmerzt, doch die Seele jubelt, wenn sie in seinen Armen liegt. Ich gönne ihr jede Liebkosung, die er ihr schenkt und jeden Orgasmus, den sie mit ihm erlebt. Eine erschlichene Stunde der Zweisamkeit ist himmlisch süß.

* * *
Hätte ich XX erzählen sollen, dass er an dem Tag selig, zufrieden und dankbar war, weil er eine lukullische Orgie mit seinem persischen Lieblingsessen zelebriert hat: Hähnchen mit Basmati-Reis und deliziöser Sauerkirschsauce, das nach Zeit und Geduld verlangt, weil es aufwendig in Zubereitung ist?

Der Reis köchelt vor sich hin, bis er einen körnigen Biss hat. Das Hähnchen schmort im eigenen Saft. Die Sauerkirschen vereinigen sich mit Honig und verwandeln sich besonnen in einen dickflüssigen Sirup. Abwarten, umrühren, abkühlen lassen, Sauerkirschen vom Sirup trennen – die köstlichste Scheidung der schlemmerhaften Adelswelt. Wieder warten. Die Zutaten in einem Topf schichten: Reis, Sauerkirschen, Safran, Reis, Hähnchenfleisch, Zwiebeln, Reis, Orangenzesten, Mandeln und Pistazien. Weitere dreißig Minuten dämpfen.

Die Aromen gehen zärtliche Liaisons miteinander ein. Der Reis bekommt eine verführerische Kruste. Die sanfte Säure der Kirschen durchtränkt die delikate Speise.

Nein! Ich habe geschwiegen. Ich würde den schlechten Ruf dieses guten, anständigen, unwiderstehlichen Mannes nie zerstören wollen.

Baby, I love you to pieces!
__________
Die hohle Nuss hat er vernascht und auf ein Schäferstündchen mit mir verzichtet.

M.: Ich werde alt. Ich habe mich tatsächlich für die Schwelgerei entschieden. Sei mir nicht böse.
L.: Dein Geheimnis ist bei mir sicher. Ich werde es niemandem verraten :D

Über Edinburgher Raubtiere

That was my best bench workout so far: ein opulentes Sandwich mit gegrilltem Cashew-Käse, knusprigem Kokosnuss-Bacon, Tomaten und Basilikum, das ich genossen hatte, während ich mit Engelsgeduld auf Dylan wartete, der mit den Höllenhunden im Park joggte.

Dylan hat die verführerischsten smaragdgrünen Augen, die bei einem humanoiden Wesen je gesehen wurden. Seine Wimpern sind noch länger und dichter als die meines Mannes; sein Intelligenzquotient ist noch höher, falls es überhaupt möglich ist. Es könnte sein, dass er vom linken Ufer des Eridanus stammt, aber er hüllt sich im Schweigen.

Wenn er nicht gerade Mara erzieht oder die Welt durch seine bloße Präsenz zu einem besseren Ort macht, ist er mein Coach, mit dessen Kampftechniken ich einst den Koloss von Edinburgh bezwungen habe. Wo ist mein Dame Grand Cross, Michael?

Früher haben wir dem morgendlichen Matratzensport gefrönt, jetzt führe ich bizarre Freudentänze mit Tamburin auf, bis meinem Mann der Kragen platzt, und er mich unter die Dusche schleppt. Ich bin zutiefst unglücklich.

„Warum das breite Grinsen, o Märtyrerin?“, erdreistet er sich, mich zu fragen. Nun wirklich.

Also sitze ich auf der Bank und vertilge friedlich mein Frühstück Also trainiere ich hart, hopse begeistert in der Gegend herum, als plötzlich ein Eichhörnchen aufkreuzt, mir eine Pistole auf die Brust setzt und ein beachtliches Stück von Dylans Sandwich mampft. Dabei schaut es mich überheblich an und lächelt sinister.

Eine wahre Geschichte. Leider weiß niemand, warum meine Jeans zwickt.

* * *
Kompromittierendes Beweismaterial: Typisch! Zuerst das Essen mopsen, dann den heißen Kerl anbaggern. Ich bin nicht eifersüchtig, aber das hätte ich allein hingekriegt.

Eisskulpturen

Und morgen fahren wir nach Gleann Comhann in die Highlands, wo ich mich wahrscheinlich beim Wandern und Klettern im Schnee verlaufen, einen zärtlichen Yeti-Mann kennen lernen und mit ihm liebevolle Yeti-Kinder großziehen werde.

„Eine Unverschämtheit!“, sagt Michael. „Du, meine Liebe, wirst geknebelt, in Fesseln gelegt, im Kofferraum nach Hause befördert und dort wider jeglicher Vernunft belohnt, sprich: ins Koma gevögelt. Vielleicht siedle ich dich aber auch ins Gästezimmer aus, sodass du gründlich über dein Verhalten nachdenken, es bereuen und feierlich geloben kannst, dich zu bessern. Im Gegensatz zu dir bin ich nett.“

Was soll ich nur tun? Verbannung oder Ehebett? Abenteuer oder raffinierte Folter? Warmer Körper oder kalte Nächte? Einsamkeit oder Küsse, Umarmungen und innige Streicheleinheiten? Ich befinde mich in solch einem Dilemma.

Fáfnirs Schatz

Drachenfrauen aus dem Sternbild Orion sind leicht zufrieden zu stellen.

* * *
Der Flieder berauscht die Sinne mit lieblichem Wohlgeruch.

* * *
Meine Dienstleistung als Dolmetscherin wurde nicht nur großzügig honoriert. Obendrein hat Dafydd mir ein vorzügliches Dessert ausgegeben.

Die Zitronencreme mit Karamell aus weißer Schokolade hat vollkommen mit Himbeerparfait und reifen Beeren harmoniert.

* * *
Ich habe wieder meine nächtliche Freundin, die Hüterin der endlosen Treppen, getroffen. Sie hat mich schnurrend begrüßt.

Die Einheimischen dieser Stadt sind wahnsinnig charismatisch.

* * *
Am Donnerstag werden unsere Knirpse zwei Jahre resp. zehn Monate.

Der kleine Frechdachs hat seinem Vater treuherzig über Skype zugeflüstert: „Daddy, kommst du zu meinem Geburtstag? Ich warte auf dich so sehnsüchtig wie auf… wie auf… wie auf eine Sahnetorte.“

Das süße Drachenmädchen kann inzwischen krabbeln und beißt jeden, der sie daran hindert. Unter ihren Ahnen gab es anscheinend nicht nur Drachen, sondern auch Schnappschildkröten.

An Evening to Die for

Eine uneigennützige, aufrichtige, gütige Bekannte, die keineswegs um einen Rat gebeten wurde, hat mir nahe gelegt, ich solle Schuhe mit hohen Absätzen tragen, weil Michael mich sonst betrügen würde. Ich bin sofort in ein Geschäft gerannt und habe… eine Ananas, eine Drachenfrucht und zwölf gelbe Kiwis gekauft.

Es ist ein wahrer Segen: Der verliebte Trottel hat noch gar nicht bemerkt, dass ich wesentlich kleiner bin als er und eigentlich auf Biker Boots stehe. Das Unglück abgewendet, die Familie gerettet.

Ein Hoch auf die Frauen, die sich gerne reden hören. Auf sie wartet die Hölle.

* * *
Michael hat mich gestern in ein nettes Restaurant ausgeführt und danach ins Halbkoma gebumst*, deswegen fasse ich mich heute kurz.

Unser erster grüner Spargel in diesem Jahr. Dazu ein perfekt pochiertes Ei und Sauce hollandaise mit Zitronengras. Tradition trifft auf Moderne.

Ein Stück Torte aus Pistazien mit weißer Schokolade und Himbeersorbet als Nachtisch. Ein Traum!

Das war’s :)

Live long and prosper!
_______
*Er verlässt uns demnächst für zwei Wochen in Richtung Singapur. Wir nehmen momentan alles mit, was wir kriegen können.

Über gemeine Gauner

Wenn mein Mann zuhause ist, freue ich mich sogar, früh aufzustehen.

Erstens bereitet er das Frühstück* vor.

Zweitens genieße ich seine Dialoge mit den Kindern und Fräulein Fettel. Sie ist wortkarg und antwortet meist mit forderndem oder empörtem Miau.

„Fettel, hör auf zu grunzen. Hast du dich im Spiegel betrachtet? Du bist keine Katze. Du bist ein Nilpferd. Fauche mich nicht an, sonst fliegst du aus dem Fenster. Ohne Fallschirm. Kannst du fliegen?“

„Eli, nimm den Kochtopf vom Kopf. Wir tragen prinzipiell keine Kochtöpfe als Hüte. Auch keine Bratpfannen. Oder Suppenteller.“

„Kinder, wer hat die Fettel in den Mülleimer gestopft?“
„Sie hat sich selbst in den Mülleimer gestopft.“
„Verlässt du uns? Was für eine grandiose Überraschung! Ich heiße deine Entscheidung gut. Fettel, reg dich nicht auf. Ich mache gleich den Deckel zu und werfe dich in die Mülltonne.“

Drittens fährt er die Horrorbrigade zur Schule und in den Kindergarten. Ich schließe die Tür hinter ihnen ab, winke zum Abschied vom Balkon und hüpfe mit den Toddlers schnell unter die warme, kuschelige Decke. Noch ein Stündchen Schlaf ergaunert. Das Leben danach wirkt auf mich sonniger.

* * *
Fräulein Fettel wurde in letzter Sekunde gerettet. Sie döst verträumt daneben.

Und euch allen wünschen wir einen wunderschönen Tag ;)
__________
*Haferbrei mit frischer Butter, Sahnejoghurt mit Honig und karamellisierten Pecannüssen, Obstsalat aus Bananen, Äpfeln, Sharonfrüchten und dazu heißen Kakao mit Mandelmilch

This is as merry as we get

Unser Konzept für Weihnachten war denkbar simpel. Die Horrorbrigade schmückte den Tannenbaum. Michael riegelte die Wohnung ab, um sich von ungebetenen Gästen zu schützen. Ich zog Fräulein Fettel die Uniform der Schweizer Gardisten an, setzte ihr einen Morion auf, händigte ein M25 eine Hellebarde aus und kommandierte zur Wache ab.

Ihre Dienste wurden in Naturalien bezahlt: Dampf gegartem Lachs, pochiertem Ei und Rahmspinat. Dies ist Fräulein Fettels Leibspeise. Sie ist eine anspruchsvolle Genießerin.

Wir alle blieben zu Hause, trugen Pyjamas mit lustigen Motiven, machten uns eine große Pfanne Bratkartoffeln mit Zwiebeln und Austernpilzen (Adschika, Salzgurken, Cherrytomaten eingemacht nach russischer Art und Auberginen mit Kräutern in einer würzigen Essigmarinade rundeten die frugale, aber schmackhafte Mahlzeit ab.), schauten „Strangers with candy“ und kuschelten viel im Bett.

Das Konzept ging auf.

Einen Tag danach fuhr die Horrorbrigade mit den Großeltern aufs Land. Ich verstehe sie. Die Großeltern wohnen in einem alten Haus und halten unzählige Tiere: Schottisches Hochlandrind, Pferde, Ponys, Schafe, Ziegen, Schweine, Kaninchen, Hühner, Hunde, Katzen und sechs fidele Chinchillas. Fräulein Fettel könnte das nie übertreffen.

Unsere Kinder lieben Tiere. Noch mehr gefiel es ihnen, die hohe Felsgebirgstanne vor dem Haus feierlich zu dekorieren.

Währenddessen gingen wir oft mit den Knirpsen in der Stadt spazieren: in Dean Village am Water of Leith entlang, zum Spielplatz in den Meadows, zu den Schwänen und Wildenten im Holyrood Park, in der Street of Light*, zur St Giles’ Cathedral, zum West End, zum Castle Rock, zu den Braid Hills und am Arthur’s Seat.

Edinburgh ist ein wahres Märchen. Diese Wochen waren sorglos, innig und zärtlich. Möge das neue Jahr genauso fröhlich, glücklich und unbeschwert verlaufen.

* * *
Gestern hat es fortwährend geregnet. Mir fehlt der Schnee, aber ich beschwere mich trotzdem nicht. Der Winter meint es gut mit uns. Das Sonnenlicht ist golden. Der Tagesanbruch beeindruckt mit leuchtenden Farben. Sterne illuminieren den trüben Nachthimmel. Kirschbäume blühen in zartem Rosa.

Und das im Januar!
__________
*West George Street until the 24th December

Салон красоты

Потому что я грозилась утопиться от усталости в душе, Мишка подарил мне одну ночь и один день в салоне красоты.

В помещении с восточным интерьером, мягким светом, тихой музыкой и восхитительными кельтскими богинями, — одна из которых была персиянкой, а другая австралийкой, — меня погрузили в лечебную воду, окунули в торфяную грязь, обдали эфирным паром, наложили тонизирующие маски на все мыслимые и немыслимые части тела, от чего меня бросало в жар, и я краснела как невинная дева накануне первой любовной ночи.

Мне сделали массаж с элементами акупрессуры и ароматерапии, маникюр и педикюр. Выщипали брови и ресницы. Эпилировали грудь и спину. Умастили маслами. Опрыскали духами. Подстригли. Нанесли макияж. Облачили в новое черное платье с яркими цветами вокруг декольте и по подолу. Напоили зеленым смузи и выпроводили восвояси.

Я выпорхнула на улицу, источая все ароматы райского сада и морской ветер закружил меня в своих объятиях и понес к машине, легкомысленную и беззаботную.

По дороге я заблудилась, ибо из принципа игнорирую навигаторы. Исколесила Эдинбург вдоль и поперек, добралась невредимая до дому, хотя в моменты отчаяния мне мерещились купола абердинского кафедрального собора святого Махара.

* * *
Пять медведей оценили реставраторское мастерство моих истязателей. Крошечка Соле мирно сопела. Сладкая.

Милка похвалила обновки и сказала, что давно о таких мечтала. Костя и Нико заметили, как я благоухаю. А Элик рассмеялся и обхватил ручками мои колени. О Мишке умолчу. Он олицетворял сдержанность. Еле отбилась воззваниями к его разуму и архангельской натуре. Из превентивных соображений побила.

* * *
Продолжаю безудержно хвастаться: за ужином Мишка накормил меня томатным супом с базиликом и радужной форелью под лимонным соусом с тимьяном, напоил чаем с манделбротом, который без зазрения совести выдал за бискотти и одурманил комплиментами.

Ближе к полночи опорочил и забылся сном, прижав меня к себе. Счастливый.

Таким образом формула семейного счастья «Люби меня, корми, трахай, позволь иногда выспаться — и я твоя навеки» действует.

* * *
Замри мгновение! Хочу еще! Мишка, если что: я не про спа-центр.

לשנה תובה תכתבו

Воскресный медвежий день был особенно праздным.

Утром медведи посетили католическую мессу, нанесли очередную душевную травму молодому священнику и благословили всю общину: — Пусть Б-г благословит вас как Эфраима и Менаше. Пусть Б-г благословит вас как Сару, Ривку, Рахель и Лею. На безупречном иврите.

Прихожане слегка испугались приятно удивились. Некоторые упали в обморок, но быстро пришли в себя от религиозного потрясения и разбежались по домам, окрыленные надеждой.

* * *
Вечером медведи дождались иудейского нового года.

Милка, взвизгивая от радости, зажгла свечи, прикрыла глаза ладошками и произнесла слова освящения.

Я испекла круглую халу с изюмом и коврижку с шоколадной стружкой. Майк приготовил курицу в меду и начинил карпа фаршем из трех сортов рыбы.

Ничего более вкусного я не пробовала. Я! Я обычно не притрагиваюсь к карпу.

Медведи помогали нам резать овощи: оранжевые перцы, зеленую фасоль и кукурузу для салата, красные печеные перцы для салата с тунцом и каперсами, свеклу для салата с заправкой из подсолнечного масла и апельсинового сока, батат для запеканки, морковь для цимеса, израильские кабачки и помидоры.

Фруктовый десерт не занял много времени: айва в сиропе с ванилью, финики, гранаты, инжир и яблоки.

Родители привезли цистерну меда, медведи в ней сполоснулись.

* * *
За столом Милка всё освятила и всех благословила. Обняла. Расцеловала. Зачитала Аароново благословение на гэльском. Пропела Апостольский Символ веры на английском — и предложила нам не стесняться.

* * *
Я уверена, что 5777 год будет сладким и счастливым, легким и добрым. Не может ни быть, когда тебя окружают свет, любовь, взаимопонимание и ласка.

Co-latha breith sona dhut, Raibeart!

Роберту исполнилось 60 лет. Они с Мэри празднуют серебряную свадьбу. Роберт умный, добрый и справедливый. Описать его можно тремя словами (в идеальном значении): шотландец, католик, офицер. Я искренне считаю, что высшее достижение Роберта — это Майкл.

Майкл — точная копия Роберта. Он такой же хороший человек, достойный муж и заботливый отец. Он умеет любить, утешать и дарить счастье. Он не умеет сидеть без дела. Когда мы думаем о нашем будущем, мы хотим быть как Роберт и Мэри.

Пусть у них не будет забот. Пусть беда, болезнь и несчастья обходят стороной их дом.

* * *
Мы предложили медвежатам поздравить дедушку с бабушкой. Медвежата нарядились. Мы надули шарики. Медвежата захихикали, загалдели наперебой „Happy Birthday!“ и спели колыбельную. Дедушка умилился, бабушка смахнула слезу. Екоторина Змеевна сунула в экран вислоухую голову и поинтересовалась: „Мря?“ Федор Иннокентьевич запрыгнул на стол и продемонстрировал свои рыжие лохматые прелести. Найда и Орион вежливо помахали хвостами. Шесть лопоухих балбесов стащили на пол одеяло и скрылись.

* * *
Торжественный случай, принаряженные медвежата и грядущий День Всех Святых вдохновляли на подвиги, поэтому мы уехали в провинцию. К.В. встретил нас объятиями. Мы ответили ему поцелуями и пошли здороваться с друзьями: лошадками, коровками, осликом, доном Камилло, Агатой с козленком, курами, котами и собаками. Все очень радовались и только Гензель с Гретель шипели и обзывались.

* * *
К.В. сварил для нас картофельный суп с грибами, которые он собирал летом в лесу с Екоториной Змеевной и Арагоном. Мишке повезло больше всего: медвежата аккуратно сложили все грибы в его тарелку. Мы закусывали суп свежим хлебом с каштанами и грецкими орехами, хватали с тарелок кусочки теплого яблочного штруделя, запивали его сладким чаем и радовались жизни. Нас не испугал даже одноглазый черный Лю(цифер), забравшись на подоконник и грозно сверкнув единственным здоровым глазом из потустороннего ночного мира.

* * *
Вечером разоденемся голыми шотландскими воинами и пойдем нагонять страх на жителей соседней деревни. Если повезет, встретим ежика в тумане. Если оставите адрес, зайдем по дороге к вам :)

باقلوا

ПАХЛАВУ ЛЮБЯТ ВСЕ. УКРАДЕННУЮ пахлаву любят даже коты и церберы. Без пахлавы немыслима ни ассирийская, ни армянская, ни греческая, ни турецкая, ни арабская кухня. Это наш любимый персидский рецепт.

!نوش جان Բարի ախորժակ! Afiyet olsun! Buon appetito!

А мы с Солнышком — к лошадкам.

* * *
Рецепт

Тесто
100 гр муки
62,5 мл молока
2 желтка
80 г масла
1 ч.л. пекарского порошка

С помощью ручного миксера сделать из ингредиентов эластичное тесто, завернуть в полиэтиленовую пленку, оставить дозревать на 2 ½ часа.

Начинка
500 гр молотого миндаля
150 гр молотых фисташек
150 гр молотых соленых фисташек
250 гр сахарной пудры
1 ½ ч.л. кардамона
2 ч.л. корицы

Тщательно смешать.

Смазать маслом прямоугольную форму (30см х 20 см х 5 см). Разделить тесто на шесть частей. Тонко раскатать, положить в форму первый слой, смазать топленым маслом, положить второй слой, смазать маслом, положить третий слой, смазать маслом. Равномерно распределить начинку, придавить и сбрызнуть четырьмя столовыми ложками розовой воды. Положить на начинку четвертый, пятый и шестой слой теста, не забывая смазывать маслом. Смочить острый нож в холодной воде и аккуратно разрезать на квадратики или ромбики.

Выпекать 35 минут при температуре 180°. Охлаждать — 15 минут.

Сироп
350 г сахара
125 мл воды
1 ч.л. кардамона
3 ст.л. розовой воды

Сварить сироп. (Сироп держать в тепле, иначе затвердеет.) Полить пахлаву сиропом. Дать впитаться — 15 минут. Повторить процесс три раза. Оставить дозревать на два часа. Посыпать фисташками.

* * *
Заварить густой ароматный чай. Подать пахлаву на стол, отвернуться на минуту, повернуться и удивиться: „Kуда делась пахлава?“

Разрушение Карфагена кухни

— ЛИНДА? ЭТО ТЫ? ЭТО я.
— Нет, Генри, это не я. Это кто-то совершенно другой.
— Линда, мы с Сашей в магазине.
— Примите мои поздравления.
— Ха-ха. Не смешно. Я послал тебе фото. Посмотри, это эндивий?
— Да, это эндивий.
— Ага.

Пять минут спустя.

— Линда? Это ты? Это я.
— Нет, Генри, это не я. Это кто-то совершенно другой.
— Линда, мы с Сашей все еще в магазине.
— You guys are my heroes.
— Ха-ха. Все еще не смешно. Я послал тебе фото. Посмотри, это руккола?
— Да, это руккола.
— На пакете написано „125 грамм“ — это на одного или двух человек?
— Это на двух человек.
— Таких как ты или таких как uncle Mike?
— На меня и на него.
— Ага.

Пять минут спустя.

— Линда? Это ты? Это я.
— Нет, Генри, это не я. Это кто-то совершенно другой.
— Линда, мы с Сашей все еще в магазине. Какие ингредиенты входят в состав дрессинга?
— К салату из рукколы? Масло, вода, соль, абрикосовый уксус и французская горчица.
— Ага.

* * *
Вчера мы официально познакомились с подругой Генри и торжественно преподнесли подарок Саше, которому тридцать первого августа исполнилось восемнадцать лет. Нам понравилась кареглазая Zoë, Саше понравился новый свитер, который вязала моя мама.

Моя мама освоила кельтские орнаменты. Теперь наше асоциальное эльфийское племя легко узнать даже из космоса.

* * *
Готовили с охламонами томатный суп с моццарелой, базиликом и чесночными гренками, табуле из кускуса с тунцом, овощами, эндивием, рукколой и травами. Пекли талеры из лесных орехов с шоколадом. Делали лимонад из мяты, лимонной цедры и нектара агавы.

Эльфы каждые две секунды ходили улыбаться Zoë. Церберы весь день целовались с Сашей. Коты злобно выглядывали из задиванного бункера.

* * *
Кто-то из охламонов положил в морозилку бутылку кока-колы с апельсиновым соком и забыл про нее, затем достал и попытался открыть. Бутылка подмигнула кока-коле, кока-кола заржала, ударила фонтаном в потолок, потекла задорными ручьями по стене и зажурчала по полу.

Майк посоветовал мне на кухню не ходить. По квартире хожу с закрытыми глазами. Сплю в гостиной на диване.

* * *
Охламоны, которые учатся в школе с математическим уклоном, применили какие-то сложные алгоритмы для вычисления и принесли домой сноп рукколы, которым можно прокормить целую цивилизацию циклопов. Банни, Тадль, Оскар и Уомбли от рукколы отказались.

Руккола. Пряная руккола. Кому свежей контрабандной рукколы?

Диетический шотландский завтрак

МАЙК ПРОВОДИЛ ДЛЯ ЭЛЬФОВ мастер-класс по плетению венков из полевых цветов, когда во двор вышел Роберт и мрачно поинтересовался:

— Майкл, твоя жена питается одними ягодами, арбузами и морковным соком. Что ты собираешься по этому поводу предпринять?
— Ничего, — растерянно отозвался Майк, сидящий в ворохе ромашек, васильков и маков. — Не буду же я кормить ее с ложки, привязав к стулу. Первые двадцать лет нашего знакомства она вообще не завтракала.
— Ничего не есть конструктивный подход к решению проблемы, — буркнул Роберт и ушел на конференцию с мелким рогатым скотом и домашней птицей.

Утром передо мной на столе стояла тарелочка таких размеров, что мы смогли бы всей семьей доплыть на ней от Острова Облаков до немецкого побережья Балтийского моря.

На тарелочке лежали сосиски из сeйтана с миндалем, запеченный помидор с сыром, пушистые картофельные оладьи, жареные грибы, глазунья из двух яиц и фасоль в томатном соусе. Я вздрогнула. Майк отвернулся. Мэри заботливо пододвинула ко мне мюсли в йогурте с густым медом, взбитыми сливками, ежевикой и клубникой, хрустящие тосты, малиновое варенье, яблочный джем и апельсиновый сок. Отец Роберта в это время колдовал над чаем с бергамотом.

— Я дома на завтрак только овсяную кашу с миндальным молоком ем, — неуверенно запротестовала я и взялась за вилку.

Шотландцы молча переглянулись.

На следующее утро к легкому шотландскому завтраку присоединилась миска с порриджем, щедро сдобренным сливочным маслом, молоком и изюмом. Я нервно сглотнула слюну и решила больше не распространяться о своих кулинарных преференциях. Майк сделал вид, что он слеп, глух и нем.

Шотландцы добродушно улыбнулись.

После трех недель скромных шотландских трапез я почему-то похудела на два килограмма. О чем и не преминула сообщить Майку, который недобро прищурился и отлучил меня от тела. На целых полчаса. Как жить с таким грубияном?

Синергия

О КАК ДОЛГО Я томилась и мечтала о нем, как алчно поглощала глазами на магазинных полках, в рекламных проспектах и на экране телевизора. Но мне было нельзя. Майк не дремал. Копченая морская рыба противопоказана к употреблению при беременности.

* * *
Надеть шелковое вечернее платье, обернуть вокруг шеи жемчуг, положить на колени льняную салфетку с вышитыми вензелями. Намазать тоненькую краюшку немецкого ржаного хлеба французской горчицей, посыпать свежим укропом, уложить сверху прозрачные ломтики копченого шотландского лосося и полить соком испанских лимонов. Подавать на тарелке мейсенского фарфора.

Вооружиться столовым прибором из ферритной стали с родовым гербом, отрезáть от бутерброда деликатные кусочки, класть в рот, медленно разжевывать и наслаждаться, наслаждаться, наслаждаться гастрономическим фейерверком: ароматом хлеба, остротой горчицы, освежающей кислинкой лимонов и солоноватым вкусом рыбы, тающей на языке.

Лицо не терять, повизгивать от восторга и урчать сдержанно, в астральной проекции. Вкусив лососевый бутерброд, вздохнуть, избавиться от вилки и ножа, поблагодарить Бога за создание вкусовой сенсорной системы, подняться из-за стола и радоваться жизни.

Three weeks of Scotland

ЭЛЬФАМ КАК-ТО БОГ ПОСЛАЛ центнер лимонов, тонну лука и цистерну подсолнечного масла. Эльфы недолго думали и сделали заготовки на осень: соленые лимоны, лимонный чатни, луковый релиш и масло с травами, чесноком или перцем чили.

* * *
Уехали ограждать меня от ночи, смотреть в шотландское небо, покорять шотландские горы и охотиться на Несси.

Мили, Милка, Милки Вей объясняет папе, как устроен мир

МОРКОВНЫЙ СУП С МАННЫМИ клецками и шариками авокадо, гратен из брокколи и кольраби с жареным луком и красным болгарским перцем, кофейный бисквит по рецепту моей бабушки, белые персики, лесной мед и взбитые сливки на ужин.

Синеглазая девочка с двумя хвостиками лежит на батутe возле папы и объясняет ему внутреннее строение мира:

— И это, и это я, и это я, и это тоже я. Я — все звезды Млечного Пути. Меня охраняет Бог, потому что я красивая девочка.
— Верно. Но где же звезды? Вместо звезд мне видно лишь лазоревое небо, покрытое облаками.
— (нетерпеливо) Папа, ты не видишь звезды, потому что они спрятались за облаками и укрылись небом. Как покрывалом. Звезды вечером спят. А когда ты уснешь, небо станет рождественским, черным, звезды проснутся и будут светить в мое окошко, чтобы я не грустила.

— А когда во время дождя солнце, которое находится у тебя за спиной, освещает капли, которые ты видишь перед собой, в них преломляется свет, и появляется радуга. Полоска за полоской: красная, оранжевая, желтая, зеленая…
— (машет руками, перебивает) Нет, нет, нет. Папа, это не так. Радуга — это мост. Под мостом голубые озера. В озерах плавают рыбы. Над озерами летают птицы. Когда радуга хочет пить, она пьет воду из голубых озер. Когда ей грустно, она плачет и тогда на улице много луж. По радуге Фрицхен ходит к Китти в гости. Китти живет в большом доме. У нее есть карамельки, печенки, конфетки, коржики, тортики, пирожные, кексы, мороженое, варенье и шоколадки. Китти угощает Фрицхена, а он собирает все лакомства в корзинку, относит к радуге и раздает малышам.

У меня на глаза наворачиваются слезы, я качаю коляску и задумчиво смотрю в небо, под покровом которого дремлют звезды. Папа синеглазой девочки с двумя хвостиками вздыхает, прижимает ее к себе и не спорит, потому что понимает, что девочка совершенно права.

Thomas & Soul & Dandelion

В ГОСТИ К МЕДВЕЖАТАМ приходил Thomas (возраст: 3 года, рост: 100 см, глаза: голубые, шевелюра: кучерявая белокурая).

В гости к Найде приходили Soul and Dandelion (возраст: 4 и 2 года, рост: 140 см, глаза: карие, шевелюра: густая рыжая).

Душа и Одуванчик — высокие обаятельные японцы с белым пузом и завернутым в кольца пушистым хвостом. Вежливые, культурные, высокообразованные акиты. Хитро, сдержанно улыбаются. Называют хозяина сэнсэй, обращаются к нему исключительно на Вы. Сэнсэя уважают, но при этом не пресмыкаются; осознают собственное достоинство. Знают толк в охоте на кабанов, оленей и медведей. Повторяю: оленей и медведей :)

Сэнсэй привел Терезу с Крисом. Тереза принесла Живот.

По этому поводу родители Майка приготовили рыбу и картофель фри к шотландскому и имбирному элям. Мы с медвежатами открыли банку маринованных огурцов, притащили из подвала банку огонька, сделали майонез из свежих желтков и подсолнечного масла с чесноком. Я попыталась залить все уксусом. Меня объединенными силами оттащили от стола и водрузили на стул. Почему-то никто не догадался спеть „Хава нагила“.

После кулинарной оргии мы вышли во двор и спрятали тело жирное [свое] в утесах. Над нами реял буревестник. Да, смело и свободно. Возможно, это была ворона. Я не понимаю, почему меня постоянно несет.

Дети залезли на батут. Душа и Одуванчик познакомились с Куки и Дейзи, которые в это время покидали батут по направлению к соседской фазенде.

***
Вечером хвасталась Майку по скайпу, а бретельки моей майки соскальзывали то с левого, то с правого плеча, то с обоих одновременно и отвлекали от умной содержательной беседы. Майк подозревал меня в злом умысле. Я, как всегда, невинно тупила.

Сегодня приду на встречу в синем афганском мешке с решеткой перед глазами. Преподнесу в подарок букет незабудок. Вот — опять несет.

***
Роберт, отец Майка, очень любит блины. Я, жена Майка, очень люблю Роберта (хотя бы потому, что вырастил такого сына), поэтому, как немецкие романтики в поисках Голубого цветка, постоянно гоняюсь за новыми рецептами, изощряюсь в методах выпечки и живу в мечтах об идеальном Голубом блине.

Почти идеальный Голубой блин

В провинции — жара

ПОГОДЫ НЫНЧЕ СТОЯТ ФАНТАСМАГОРИЧЕСКИЕ: днем — сорок градусов, адское солнце, ни малейшего дуновения ветра; вечером — тридцать градусов, яростный ветер, потоп, гром и молния раскалывают небесное зеркало в микроскопические осколки; утром — двадцать градусов, бешеный ветер, пасмурное небо, духота. Круговорот жары в природе. Миграция тропиков в Германию.

Мы собрали медвежат, котов, церберов, упаковали гостей и поехали в провинцию справлять дни рождения Константина Викторовича и Анны Рихардовны. 86 лет и 13 лет, respectively.

Праздничное меню

Про котов и блины, про Линду и обжорство

РАССМАТРИВАЛА С УТРА САКРАЛЬНЫЕ картины на тему „Коты и блины“.

Тут вам и солнечный мейн-кун, который деликатно крадет ажурный блин с тарелки, тут вам и дымчатый британец, который расселся на стуле, как царь Петр, оперся лапами о край столешницы и задумчиво дегустирует красную икру, поданную к ржаным блинам. Серый ориентальный кот с шелковой шерстью раскрылил свои импозантные уши и слился в гастрономическом экстазе с блином, который скрывает ароматную тайну мясной начинки. Черный сиамский кот склонил голову на скатерть и любуется — наивно, беззаботно, без крамольных мыслей, — на стопку блинов, украшенных щедрым куском масла. Рыжий кот облизывается, сладко щурится и сосредоточенно пытается добыть заветный блин со свежими травами методом телекинеза. Черный кот с белыми усами упал от жадности в блины, превратил круглые глазищи в злобные щелки и подтягивает к себе, подвывая, сразу три штуки: один на завтрак, один на обед, один на ужин; а лучше все сразу, а идеально сейчас же: да со сметаной, да с жирными сливками. Кот — не дурак, знает толк в продукте.

***
Что-то мне внезапно блинов захотелось…

Сунулась в Интернет, почитала рецепты. Позвонила маме, прослушала лекцию „Как испечь совершенный блин“. Залезла в кулинарный дневник Мишкиной бабушки, который достался мне в наследство и хранится за семью печатями в тайном сейфе за двухэтажной виллой церберов (password: 1234). Позвонила криптологу, расшифровала записи, сделала тесто для трех видов блинов (да, я алчная, меня голодающие Поволжья ваяли): для блинов из пшеничной муки с яйцами, для блинов из гречневой муки, для блинов из картофельного пюре.

К постным блинам подам duxelles из шампиньонов с ашкелонским луком и сливочный соус с паприкой, шнитт-луком и укропом. Для сладких приготовлю малиновое, клубничное и вишневое пюре, марципановый соус с кешью и апельсиновым медом в сливках и шоколадный fudge из конденсированного молока со сливочным маслом, ванилью и имбирем (да, у меня к тому же завидущие глаза и загребущие… пятки).

Блины думаю испечь, быстро все сожрать, упасть на диван и горестно причитать: „Бедная я, бедная. Никто меня не любит“. Таким образом я расчитываю завоевать любовь и сочуствие мужа.

Elves as Folk

НА ЗАВТРАК ТРИ МЕДВЕЖОНКА скушали бутерброд с сыром и бутерброд с ветчиной, похрустели молоденькими огурцами, болгарским перцем и помидорами, выпили смузи из киви, груши и ананасового сока, сердечно попрощались с собаками, помахали рукой котам, показали язык нам с Солнышком и ушли в детский сад.

***
Мишка научил медвежат ездить на велосипеде. Коты-гедонисты, любители утонченных наслаждений, которые пользуются услугами кошачьего борделя под вечнозелеными, нынче терзаются сердечными муками и просветляются душой.

Медвежата гоняются за котами. Велосипеды подпрыгивают на кочках, скрипят на поворотах, вылетают в кювет. Коты носятся как угорелые, взлетают на деревья, падают с веток на землю, ныряют в заросли лаванды, чабреца и мяты. Среди любителей игры Cowboys and Indians… не то… Elves and Cats отличительной темпераментностью выделяются одалиска Куки Кэт, трансвестит Дейзи Дэнт, серый кот, рыжий кот и черный кот с белыми пятнами.

Котя и Федя презрительно выглядывают в окно. От переживаний Котя золотит книжку „I Can Read Hebrew“, а Федя блюет в прихожей. Пока я трясу перед Котей путевкой в Хацерим, Федя предусмотрительно скрывается в Задиванье. The same procedure as every year.

[Апдейт. Не особо-то Котя страшилась поездки в Израиль: сидит в прихожей, вытаскивает из шторы цепочку и смотрит на меня честными желтыми глазами.]

***
Жизнь синеглазых медвежат полна коварных фруктов. Не успели медвежата приручить гранат, как клиент подарил Мишке корзинку полную золотистых новозеландских киви и спелых доминиканских страстоцветов.

В силу того, что жизнь зеленоглазых лингвистов тоже полна коварных фруктов, я срочно ищу опытного переводчика с индейского языка тупи-гуарани на русский, который смог бы правильно определить род и просклонять существительное „маракуйя“.

***
Киви: чистить или резать — риторический вопрос Гермеса, вечный вопрос Гретхен, предмет древних философских дискурсов.

Хитрой Милочке очень хочется почистить киви, но если неочищенный плод разрезать посередине, то получаются две чашечки, а из чашечек приятно доставать ложечкой ароматную мякоть, пыхтеть и выпивать сок.

***
Коленька — прирожденный ценитель страстоцветов. Коленька достиг той непринужденной элегантности, которая присуща истинному ценителю страстоцветов. Коленька аккуратно вынимает из „чашечки“ сочные семечки, облизывает, обсасывает и складывает безупречно отшлифованные семечки в Мишкину ладонь.

Если у Мишки не изъять вовремя отшлифованные семечки, то скоро за домом будет заложена первая немецкая плантация страстоцветов.

***
Любимый диван вдруг заметно расширился. Мы ушли в нирвану и ведем целомудренный образ жизни, что нам несвойственно. Мишка стал застенчивым, носит в постели футболки, декламирует „I Wish to Walk in the Rose Garden“ и отказывает мне в святом эльфийском праве лицезрения обнаженного мужа.

Мишкину неприступность мне приходится компенсировать спортом. Я веду себя исключительно хладнокровно: запрыгиваю Мишке на руки, запрыгиваю на Мишкину спину, кусаю, обнимаю, кокетничаю. Мишка вздыхает и скучает по моему животу.

***
В ответ на вопрос „А где мамин круглый живот?“ Милочка берет Криса за руку, отводит в Совиное гнездо и поясняет, небрежно ткнув пальцем в Солнышко: „Вот он — спит. Ну все, пошли“.

***
Женевьева и Минка познакомились с Солнышком, прочувствовались и подарили нам батут. Мы переехали жить во двор.

…и снизошел на апостолов Святой Дух

И РАЗВЕРЗЛИСЬ ХЛЯБИ НЕБЕСНЫЕ над Иерусалимом, и снизошел на апостолов Святой Дух, а на меня – неведомая доселе жажда деятельности.

Сделала я три дюжины лепешек, беглы с яйцами, бейглы с черникой, бейглы с чесноком и сливочным маслом; налепила вареники с вишней, вареники с творогом, вареники с тушеной капустой, вареники с картошкой и золотистым луком, вареники с деревенским сыром и травами. Заморозила.

Испекла сладкую фруктовую халу с грушами, финиками и изюмом. Безжалостно порубила овощи и фрукты на салаты. Сунула голову в холодильник.

В холодильнике обнаружились: картофель, моркофель, сельдерей, лук, помидоры, вареная красная фасоль, овощной бульон, арахисовое масло, чеснок, соль, кайенский перец, кориандр и петрушка. Получился отличный суп.

Нет, конечно же, я бы не справилась с работой без помощи трех медвежат, трех поросят, трех эльфов, двух собак и семерых котиков. Котикам — особая благодарность. Без котиков — армагеддон и апокалипсис.

Пришла в гостиную, плюхнулась на диван возле Мишки и вежливо поинтересовалась: „Чё приперся?“ Я придерживаюсь суровых нравов.

Мишка (прекрасный до нельзя: в йодовой рубашке, йодовом костюме, йодовых ботинках) только приперся с работы и был взят в плен вышеупомянутыми медвежатами, поросятами, эльфами, котами и собаками.

***
Маленькая девочка сидит на папе, обрывает ему уши и ласково нашептывает:

„Папа, папочка, папусечка, но я же тебя люблю. Люблю тебя всем сердцем“.

Немного опасаюсь за Мишкины уши. Но с маленькой девочкой не поспоришь.

Цветные откровения

ПОКА Я ПРЕДАВАЛАСЬ ВОЛШЕБНОЙ дрёме (часа три, не более), мои сладкие эльфы приготовили ужин: шпинатный суп со сметаной и зелеными травами, зеленая спаржа в морковном блине с зеленым франкфуртским соусом, зеленое фисташковое мороженое и сок из ананаса, огурца и сельдерея. Угадайте, какого цвета был сок?

К столу я приплыла в зеленом платье. К сожалению, не успела покрасить волосы, брови и бороду в зеленый цвет.

***
Костенька и Коленька надо мной потешаются: заводят руки за спину, горделиво расхаживают по гостиной. И только маленькая хорошая девочка ведет себя прилично, скачет по отцу, как маленький хороший сайгак.

***
Любимое эльфийское хобби du jour: urban vandalism. Urban vandalism — граффити на обоях.

***
Неизвестный вислоухий злоумышленник сбросил с моего рабочего стола Пятикнижие (1455 страниц), роман „The Master and Margarita“ (366 страниц), три ручки, карандаш, блокнот и USB-флеш.

***
Собачата ночью отличились: раскурочили мешок моркови (25 кг) и от души нахрустелись. Такого с ними раньше не случалось. Во всем винить неизвестного вислоухого злоумышленника.

Эльфийские достижения

ЗАКАЛЯЕМ ЭЛЬФИЙСКУЮ СТАЛЬ, НЕ отходя от колыбели. После посещения туалета сразу моем ручки. Встаем на скамеечку, намыливаем ручки себе, намыливаем ручки брату, спорим о постулатах корректного намыливания ручек, моем ручки, галдим, моем ушки, моем щечки, моет затылок, помогаем брату. На заднем плане появляется кучерявая голова с двумя дерзкими хвостиками на макушке: „А что вы здесь делаете?“ Расталкивает братьев, встает на скамеечку, намыливает ручки, моет ручки, моет ушки, моет щечки, моет затылок, брызгает на нас водой. Дружная Horror-Brigade вытирает предложенным полотенцем ручки, ушки, щечки, затылки и скрывается в Задиванье.

В Задиванье Horror-Brigade поклоняется федюшатам и укрепляет иммунную систему пылью.

***
Вечером в четверг домой пришел Майк и застал на диване трех эльфов с шестью дерзкими хвостиками на макушке. „Daddy, смотри, — радостно протараторили эльфы и ослепили побледневшего отца блеском экстравагантного маникюра (break through, fame fatal, yellow submarine, candy crush, blue lagoon, party princess).

Утром в субботу домой пришли два эльфа с аккуратной стрижкой и естественным цветом ногтей.

***
Перед сном синеглазая эльфа Эден чистит какой-нибудь фрукт, например: яблоко, грушу, персик. Все равно — какой, важен сам факт чистки. Эльфийский папа трет на мелкой терке почищенный фрукт (в процессоре нельзя: „Не бу-у-уду-у-у! Невку-у-усно-о-о“), эльфа выпивает сок, двум эльфам достается мякоть. Все довольны.

***
Синеглазая эльфа Эден мечется по магазину: „Мама, мама, мама, мама, манго или карамельки, манго или карамельки, манго или карамельки?“ Синие глаза становятся еще синее и еще больше. Эльфа вздыхает, терзается и томится. Бегает туда-сюда. Кладет манго в ящик, несется за карамельками, бросает карамельки на прилавок, мчится на крыльях любви к манго. Побеждает жажда чистки. Домой несем манго.

***
Рихард принес Рыжику гранат. Гранат размером с голову Рыжика. Рыжик чистит гранат и размышляет:

— Нет, библейский запретный плод не яблоко, и не помидор, и совсем уж не инжир. Библейский запретный плод гранат. Пока его почистишь, прочитаешь всего Экклезиаста. Выучишь арамейский язык и прочитаешь всего Экклезиаста.

— Я тебя прошу, да не могло такого быть. Не могло! Не мог Бог выгнать одну голую женщину из Эдема. Она же беззащитная. Это же свинство какое-то.

— А я бы на месте Бога сделала всех счастливыми при рождении, дала бы каждому миллион евро — и Бог с ними, пусть живут, как хотят.

***
Приличные шестнадцатилетние дебилы смотрят порно при закрытой двери, наш шестнадцатилетний дебил разговаривает по скайпу, читает «Снаружи за дверью» Вольфганга Борхерта, собирает и разбирает кубик Рубика, ознакомляется с инструкциями по сбору кубика Рубика, изучает схемы сбора кубика Рубика — и это всё одновременно, и это всё при открытой двери. Разговоры ведутся исключительно из комнаты через прихожую в гостиную. Цель эксперимента: побить рекорд Майка.

***
Эльфа сидит на диване, кушает виноград, угощает Федора Иннокентьевича. Федор Иннокентьевич отворачивается, эльфа вздыхает и резюмирует: „Wichser!“ Федор Иннокентьевич падает в обморок. Екоторина Змеевна, Беатриче Фридриховна, Ронит Фридриховна, Джинджер Фридриховна, Базилео Фридрихович и Леонардо Фридрихович ржут как кони.

Эльфа вот уже третью неделю проводит свое свободное время с шестнадцатилетними дебилами.

***
Майк собрал мебель для маленького эльфа. В третьей детской стоит колыбелька, в колыбельке сидит Синий Заяц. Синего Зайца эльфа тайком заменила на Зеленого Мишку. Но суть одна: „Леопольд, выходи!“

Эльфийский национальный день котофилии

НАДЕЛАЛИ ЛЕПЕШЕК ПИТА С заатаром; приготовили фалафель из лосося с укропом, фалафель из нута со свежим чесноком, петрушкой и кумином, фалафель из картофеля с молотым фундуком и шнитт-луком, фалафель из батата с перцем чили и пряным кориандром; нарезали помидорный салат с базиликом и маслинами, огуречный салат со сметаной, салат из белой редьки и моркови в лимонной заправке, салат из красной капусты с киви и салат из рукколы с апельсиновым дрессингом. Подали на стол маринованные грибочки, маринованный красный перец, гуакомоле, тцатцики, ананасовую сальсу, вишневый кетчуп, хумус с кайенским перцем и кедровыми орехами, баклажанный дип с грецкими орехами, тапенад из черных оливок каламата с анчоусами и арахисовый соус с имбирем и тамариндом. Купили эльфам ящик пива, мужчинам — два ящика компота и объявили голодные игры открытыми.

Я опасалась за честь немецких беременных девушек и сильно волновалась из-за скудного ассортимента, поэтому испекла творожный пирог с соком цитрусовых фруктов и шоколадный пирог с творожной начинкой.

Отметили Эльфийский национальный день котофилии. Эльфы провели превентивную беседу с главными котофобами республики: Майком, Рихардом, Генри, Кейт и Ари. Екоторина Змеевна и Федор Иннокентьевич культурно отдыхали, свесив со спинки дивана восемь лап и два хвоста. Синеглазая эльфа Эден попеременно совала рыжих котят в озадаченные лица котофобов и радовалась: „Look, look, look, she is so beautiful, sooo beautiful, look, look, look“. Котофобы стыдились своего котофобного поведения и становились котофилами до момента возникновения нового искусственного водоема.

Природа радовала граждан эльфийской республики чудной погодой: моросил прохладный весенний дождь. По двору гуляли два цербера и один гриффон.

Килька, я тебя съем!

СИНЕГЛАЗАЯ ЭЛЬФА ЭДЕН ИЗЪЯВИЛА желание перекусить. Сидит за столом и ведет душевную беседу с перекусом:

„Килька, это картошка. Картошка, это килька. А это вилка. Килька, я тебя съем“.

Килька в томатном соусе философски молчалива.

Fatis agimur: cedite fatis*

ЯБЛОНЯ ОТ ЯБЛОКА, КАК мудро заметил сэр Исаак Ньютон, отдыхая в сени развесистого дуба, недалеко падает.

Подарила Майку розовую рубаху, хотела пошутить. Розовую рубаху Майк полюбил как родную жену. Стирает ее своими собственными руками при оптимальной температуре воды, ласково расправляет каждую складочку, дарит дорогие стиральные порошки, нашептывает нежные слова во время термического массажа, в простонародье — глаженья, и тайком целует в пуговицы. В шкафу рубаха живет в двухэтажном свите с террасой и высокомерно глядит на соседок, которых она презрительно нарекла серыми мышками.

***
В жизни розовощекого яблока появился новый друг: маленький розовый рюкзачок с летающим белым Пегасом. Вечером розовощекое яблоко бросается в объятия Второго Мишки, извлекает содержимое розового рюкзачка и хвастается. В таинственных недрах рюкзачка скрываются совершенно необходимые предметы эльфийского обихода: платочек с кружевами, толстый пупсик, фруктовые карамельки, блокнотик с таинственными эльфийскими рунами, гелевые ручки, книжка кельтских мифов и яблоко, которое кто-то укусил.

***
Костенька и Коленька, разведывая с Рихардом окрестности, встретили пушистую белку. От радости так вопили и бегали кругами, что белка упала в обморок и быстренько ретировалась. Да, прямо в обмороке и ретировалась.

***
«Не могу припомнить, когда я последний раз столько бездельничал», — заявляет Рихард. Ну да, ну да, я тоже не понимаю, как можно существовать в таком бездействии.

Пока я храпела храпом праведника мой брат успел прогулять собачат, приготовить завтрак, накормить пять-шесть раз молодых хвостатых родителей, разбудить своих детей, одеть моих детей, выдать каждому ланч-бокс, отвести своих детей в школу, отвести мою дочь в Великую эльфийскую ложу, прогулять собачат под чутким присмотром близнецов.

На завтрак нам сегодня подавали овсяную кашу с маслом и молоком, клубничный смузи с авокадо и мятой, банановый коктейль на основе миндального молока, свежие вафли с кленовым сиропом и салат из груши, папайи и малины.

Ищу в старинной эльфийской книге волшебных формул, как приворожить брата-бездельника к своей кухне.

***
Не знаю, упоминала ли я вскользь, что замужем. Моего мужа я сильно люблю, не смотря на то, что он больше двух недель скрывался в Лондоне и отказывался явить мне по скайпу чудо своего несовременного неидеального тела. Тело моего мужа вызывает во мне грешные думы, похотливые мысли и сластолюбивые желания, и я с благоговейной нежностью вспоминаю те далекие времена, когда могла напасть на него после разлуки прямо в коридоре, запрыгнуть, обвить руками и ногами, обцеловать, облапать и опорочить, не отходя от двери. Теперь, превратившись в строгого добропорядочного колобка, я размышляю, каким бы боком повернуться, как бы поудобнее приладить при встрече свое пузо к мужниному животу, делаю чертежи, рисую схемы и тренируюсь на брате.

*Временно сперла у Энни Сенеку, продолжаю цитировать наизусть „Эдипа“.

Aon, dhà, trì

В ПОЛПЕРВОГО НОЧИ ДВА неизвестных субъекта кошачьей национальности, одурманенные дофамином и бешеным ветром, устроили под моими окнами Содом и Гоморру. Выли, орали, визжали и танцевали друг вокруг друга.

И всё бы хорошо, не снись мне в эту секунду Майк. Сон был настолько прекрасен, что по сценарию сна можно было снимать мистический триллер.

Hab‘ von Dir geträumt. Du warst komplett angezogen. Warum?

***
На котов я обиделась и решила снять компрометирующее видео. Настроила камеру, стукнулась головой о стекло. Коты мигом задрали головы, подозрительно осмотрели фасад дома, покраснели и убежали в вечнозеленые кусты. В кустах у котов бордель.

***
Мы с Майком были два раза в борделе. В мюнхенском борделе класса люкс, владельцем которого является один из представителей старого немецкого дворянства и в берлинском борделе в Вайсензее. Unfortunately, for professional purposes only.

***
Майк больше не снился, но возникли три вопроса:

・ Почему мне никогда не снятся эротические сны?
・ Почему Майк приходит ко мне исключительно через окна?
・ Когда я перестану падать с крыш, с балконов, с вертикальных лестниц?

***
У почти 13-летней племянницы кризис трехлетнего возраста. Она р е в н у е т — всех подряд к отцу. Выпроваживает Эден со словами: „У тебя есть свой папа. Уходи“. Эден прогуливается по прихожей, строит зеркалу рожицы и заглядывает в гостиную с риторическим обращением: „Ку-ку!“ Получает бодрящий пендель. Не унывает.

***
Эден очень любит здороваться.

Доползает по спинке дивана до Рихарда, укладывается так, что ноги расположены на стене, а голова — на плече, заглядывает в лицо и с восторгом делится речевыми формулами вежливости: „Приветствую!“ Осторожно съезжает головой вниз, опускается на пол, уползает за диван, выползает с другой стороны, забирается на спинку дивана и повторяет процедуру торжественного приветствия теперь уже с другой стороны. Игра называется „Покорение Эвереста Рихарда“.

***
В супермаркете я часто вижу синеглазую девочку, которая встречает покупателей радушными приветствиями: „Hallo, hallo, hallo, hallo, hallo, hallo“. Девочка никогда не устает.

***
Ходили в кино. С Генри и Паскалем. Видели „Home„.

***
Приходила Катцебург, приносила своих страшненьких на сеанс поклонения. Поклонялись охотно. Насладившись всеобщей любовью и немым обожанием, семейство скрылось в четвертом кошачьем измерении.

***
Опьяненный свободой Федька вытянул из шторы цепочку, выкинул с полки сапог и украл со стола… кхм… банановый маффин.

Рецепт для мальчика В..