Über lindazentrische Realität

ЦЕЛЫЙ ДЕНЬ ВЕРТЕЛАСЬ, КАК белка в колесе.

Не успела вечером приземлиться на диван и вытянуть ноги, как справа материализовался один очень высокий мальчик, слева – другой очень высокий мальчик, на шее – синеглазая эльфа Эден, на коленях – близнецы, на кресле напротив – рыжик Энни, на ковре – Найда и Орион. Мало того, что гостиную к тому же озарили своим присутствием два вредных кота и по традиции расселись сфинксами на спинке дивана, так Федор Иннокентьевич еще и подкрался неслышно, обхватил бархатными лапами мой лоб и тщательно сполоснул голову. Теперь я благоухаю котом. Федор Иннокентьевич гордится своей креативностью. Екоторина Змей-Горынычевна, судя по недоброму взгляду, немного ревнует.

Поначалу я бурчала, цитировала Международное гуманитарное право, Конституцию США, Конституцию Великобритании и Основной закон Федеративной Республики Германии, пыталась телепортироваться, грозила переездом на чердак и совершала робкие попытки побега, а потом Майк притянул меня к себе, поцеловал в макушку и пояснил:

– Смирись, baby, мы живем в линдацентричной реальности.

И на меня вдруг снизошла благодать, и я перестала вырываться, не смотря на то, что не могла пошевелиться и нестерпимо чесалась пятка.

Advertisements