Die Nacht danach

На кухню гуськом зашли три серьезных поросенка по имени Мил-Мил, Тин-Тин и Ник-Ник, молча подхватили стул и потащили к двери. „Стоп! Куда?“ — живо заинтересовался Майк. Он любознателен. Поросята замахали руками, закрутили головами и одновременно загалдели, не выдавая однако цели похищения стула. „Стул остается здесь“, — решил Майк. Поросята понурились и поплелись вверх по лестнице. Мы не отставали. Поросята взволнованно перешептывались, но делали вид, что наше присутствие оставляет их хладнокровными.

В Милкиной комнате поросята развернули широкую архитектурную деятельность. Свалили на бок Михайло Потапыча, набросали вокруг него игрушек, приладили стульчики. Я только догадываюсь, что они строили Вавилонскую башню и мечтали добраться до светильника.

* * *
Новогоднюю ночь пережили. Собачата обзывались. Котенок Котя пребывал в глубоком обмороке. Котенок Федя похудел на десять грамм, бегая за фейерверками с одного подоконника на другой. Три поросенка глазели из окна и требовали романтической прогулки под дождем. Маленький пугался и плакал. Wir sind unartig gewesen. Quelle surprise.