Kornblumenwiese

vom Himmel regnet es Sterne . auf meinen Körper . nach zärtlichen Küssen . werden Sterne zu Blumen . leise erblühen unzählige zierliche Kelche . und offenbaren Dir ihre azurblaue Seele

wenn der Donner verhallt . wenn Du sanft einschlummerst . verwandle ich mich in eine Kornblumenwiese

* * *
Going to New Zealand. Hoping for the Perseids. Deeply in love with the man of my dreams.

Werbeanzeigen

Not Being a Grace

L.: I am a grace.
M.: A what?
L.: A grace.
M.: What does that mean exactly?
L.: You know nothing. Das heißt, ich empfinde sexuelle Lust nur, wenn ich eine emotionale Verbindung zu dem Mann spüre. Ich bin romantisch veranlagt.
M.: Aha. Verstandst du das, bevor oder nachdem du mich im Keller geschändet hattest?
L.: Wir haben Liebe gemacht.
M.: Nein, haben wir nicht. Du hast mich in den Keller gezerrt und mir die Kleider vom Leib gerissen.
L.: Du hast dich nicht gewährt.
M.: Es hat mir gefallen. Du bist alles Mögliche – you are naughty, kinky, dirty, maddeningly perverse –, aber du bist nicht asexuell. Very mature. Warum zeigst du mir die Zunge?
L.: Ich mag dich nicht.
M.: Okay. Gehst du mit mir morgen aus?
L.: In ein schickes Restaurant?
M.: Why not? Dust off a nice dress. We are going dancing.
L.: I won’t have sex with you.
M.: By the end of the day you might start developing a crush on me. I’m a fan of yours. I’m quite likebale.

It is possible that I’m falling for him.

Ask, Seek, Knock

Man fragt mich: „Und? Wie war es? Der Brand? Die Zeit danach als obdachlos? Glaubst du immer noch an Gott?“ Ja, das tue ich. Das tue ich mit meinem ganzen Herzen!

7Ask, and it shall be given you; seek, and ye shall find; knock, and it shall be opened unto you: 8For every one that asketh receiveth; and he that seeketh findeth; and to him that knocketh it shall be opened.

Die letzte Woche war übel. Grausam für mich sowohl seelisch als auch persönlich. Ich wurde angefeindet. Ich wurde bedroht. Ich wurde verleumdet. Donna wurden ihre Kinder gestohlen.

Ich hadere mit meinem Gott. Doch gibt er mich nicht auf. Heute habe ich gestrahlt. In zwei Monaten, so hoffe ich, werde ich darüber berichten können.

My New Queendome

Mein Mann ist Vater geworden. Am 28. Februar. Das Kind heißt Derek Caleb. Seine Augen sind so grün wie die seiner Mutter.

Ich bin Oma geworden. Am 16. Mai. Milis Adoptivkatze hat zwei Kätzchen zur Welt gebracht. Jetzt brauche ich drei Namen.

Your Majesty, welcome to your new queendome!, said Michael once we moved in. I like it here.

et lucifer oriatur in cordibus vestris*

L.: Your stepmother told me I bring light into the world.
M.: I am come a light into the world, that whosoever believeth on me should not abide in darkness1. Und wir wissen genau, wer der Lichtträger ist.
L.: Und wir wissen genau, wessen Großmutter Morgenstern hieß. Wie ist es eigentlich, wenn einem sowohl der Erzengel als auch der Drache2 innewohnt, der verschmäht und in die Hölle hinabgestürzt wird? Beide sind Krieger. Beide sind Lieblingssöhne. Der tugendhafte botmäßige Zelot gegen den rebellierenden Verführer, in einem äonenlangen erbitterten Kampf um die Gunst des Vaters gefangen.
M.: Inconsistency, disunity, emotional turmoil. I wage my war. I have my moments. Es ist überraschend idyllisch hier, tief im Abgrund der ewigen Verdammnis.
L.: Natürlich. Wozu zweifeln und staunen? Ich teile mein Leben mit dem Fürsten der Finsternis.
M.: Ich liebe die Demiurgin der Wollust und der Sünde. We are far from perfection. Just concede defeat and I will bestow the most magnificent panoramic view over my entire empire upon you. I promise.
L.: You mean our bed?
M.: That’s exactly what I meant. You’re such a smart woman, dearest.
__________
*II Petri 1,19 VUL
1John 12:46 KJB
2Offb 12,7

* * *
3:30 Uhr. Die Zeit für einen gemütlichen Spaziergang mit den Zerberussen. Wir haben eh nicht geschlafen.

A Short Film

M.: Hey… Woman?!
L.: What do you want? Go away.
M.: I got an erection. What do you think I want?
L.: Fascinating. Write an article about this sensation. I’ll post it.
M.: Should I take a photo?
L.: Shoot a short film.

I admit I’m sorely tempted to drop him off at the airport today, but the luggage is too heavy.

When in Russia

Blau, so blau.

* * *
“That’s not true. He’s neither an arrogant bastard nor a cynical dick. His smile is just adorable. He is charming, witty, and intelligent. He is… well, pretty much a frustrated teddy bear.”

Who would’ve thought? I’m in love with a frustrated teddy bear.

Майк таки Мишка.

אני חושב

L: Make a serious face and whisper softly „אני חושב“.
M: No.
L: Why?
M: Don’t want you to get hot and excited.
L: I thought that’s all you ever wanted.
M: Well, yes, actually, yes, that might be true, but not immediately.
L: Should I undress myself?
M (bursting out in laugh): No. Definitely not. I enjoy seeing you naked, but not in a grocery store. Wait till we’re at home.

* * *
M: You’re still not naked.
L: You still didn’t say „אני חושב“.
M: Is that gonna lead to an orgasm?
L: Everything leads to an orgasm in your particular universe, Michael. A friendly handshake, an accidental touch, a bare toe.
M: .ליני, אני חושב שאני אוהב אותך
L: Blödmann.
M: Das war klar. How about an orgasm right now?
__________
Я думаю

Тост

М.: To my first and only love. To the mother of my children. To my beautiful bride. Я люблю тебя, Линка! Я люблю тебя больше своей жизни. Ты меня любишь?
L.: Немного. Ты чем обдолбался, дебил?
М.: Гонораром.
L.: Я люблю тебя бесконечно!

Forfar Triathlon

For Mike (sprint)
Swim: 750m
Bike: 21.1km
Run: 5km

For me (novice)
Swim: 400m
Bike: 10.74km
Run: 5km

52 days to go.
That’s gonna be an awesome summer.

EMF

I ran Edinburgh.

13.1mi
6:42/mi
1:28:25

A little bit proud of myself.

Female Honesty

XX: Du frisst wie ein Nilpferd und bist trotzdem dünn. Hast du Würmer?
L.: Yep. Sie heißen Pietro und Gianluca. Ich habe sie auf meiner Reise in die Toskana kennengelernt. Sie residierten in einem Apfel.

Wie schreibt man „Neit“ und „Mizgunst“ richtig?

* * *
XX2: Newlyweds?
L.: Newlyweds??? 18 years together. 5 kids, 2 dogs, 2 bunnies and the cat of the Apocalypse – Fräulein Fettel.

Ich wollte XX2, die ich vor diesem Geschäftsessen noch nie getroffen habe, umarmen und abküssen. Gesegnet soll ihr gutes Herz sein.

* * *
Anfang Juni werde ich Michael nach Russland begleiten: fünf Tage in Moskau, drei Tage in Sankt Petersburg.

Dreams do come true :)

Edinburgh vs. Glasgow

„… all the wise men in Glasgow come from the East* – that’s to say, they come from Edinburgh.“
„Yes, and the wiser they are, the quicker they come**.“
__________
from the East* – oh boy, wir sind Ossis. So plötzlich. So unerwartet. Egal.
**Neil Munro, „Erchie, My Droll Friend”

* * *
Wie cool ist das denn? Das ist ein Graffito in Glasgow. Es erinnert mich an van Goghs Gemälde und lässt an Bulgakows Margarita denken.

* * *
Edinburgher sind komplizierter, auf eine glückselige Art und Weise.

Sie glauben nicht an Wunder und plädieren doch für die Unabhängigkeit Schottlands.

Manchmal verlieren sie ihre Schuhe, Klosettbecken oder sogar karierte Unterhosen. Alles mit eigenen Augen gesehen. Ein Kilt kann halt sehr unpraktisch sein, wenn man ein Träumer ist.

Ab und zu, eher selten, fallen die Stadtbewohner dem Zustand der vollkommenen Starre anheim. Dann tuen sie überhaupt nichts. Habe ich bei meiner großen Familie, die zu einem noch größeren Clan gehört, nie erlebt. Sie hält nur ein schwerer Schlag auf den Hinterkopf auf. Danach bewegen sie sich einfach aus Trotz und Sturheit weiter.

Wollen sie sich an der Schönheit der Natur ergötzen, setzen sie sich auf eine Bank vor einem Café und belästigen mit ihren Weisheiten erschrockene Touristen. Aber keine Angst! Lowland Scots verstehen nicht einmal englische Sprachvirtuosen.

BY SITTING ON THIS BENCH
I AM OPEN TO CONVERSATION
WITH A COMPLETE STRANGER

Lucky Me

M.: You are remarkable. I definitely mean it. You are tougher than any guy I’ve ever met. You often land yourself in a lot of trouble. You are a rebel! A rebel and a tomboy.
L.: Is that right?
M.: Well. Actually, I saw you evolving into this strong extraordinary woman.
L.: Did you? Lucky me.
M.: No, the other way round. Lucky me, for you have given me hope. I love you to infinity and beyond. I’m truly grateful for all the strength, encouragement, happiness and adventure you bring to my life. The hours spent with you are incredibly precious. What?! Why are you smiling so sweetly? Come on, just don’t hold back and shout it out loud. ‚You are such an idiot.‘ I agree, but let me tell you. It doesn’t change anything.

At this point it’s obvious to me that I’m keeping my husband, although he’s an arrogant bastard and I’m covered with hematomas, scratches, bite marks, and love bruises. I look pretty much like a cheetah.

Why did I have to say, don’t be easy on me, I can take it?

Bench workout (half an hour), stair workout (half an hour), Krav Maga, weapons, jogging with the hounds of hell.

* * *
Entweder sterbe ich am Wochenende oder trete dem Royal Regiment of Scotland bei.

Bärchen hat mir den Befehl erteilt kein meckernder Waschlappen zu sein. Sie geht nämlich als Anführerin der Konföderierten Drachenstämme des Orion zu einer Halloween-Party und wird keine Schwächlinge in der eigenen Sippe dulden *seufz*.

Also lese ich „Sniper Training“ und denke an die gesegnete Zeit, als Michael mich geliebt und nicht durch die Stadt gejagt hat. Mit Kratzern, Bissspuren und Knutschflecken habe ich mich abgefunden, obwohl ich immer noch zögere auf die Frage zu antworten: „Was, um Himmels willen, macht er mit dir?“ – denn bekanntlich hadere ich nie mit dem Schicksal.

Gut zu Vögeln

L.: Michael, ich lese hier gerade einen Beitrag: „Ich bin bald 40, sehe wie 25 aus. Kaufe ich Zigaretten oder Alkohol, wollen die Kassiererinnen meinen Ausweis sehen. Ich bin schön und dünn. Mein Mann ist hübsch und wesentlich jünger als ich. Er verdient viel. Wir sind eine glückliche Familie und lieben uns. Ja, wir besitzen ein Riesenhaus und ein Hausmädchen, das unseren Dreck wegräumt. Der Gärtner kümmert sich um den Garten. Das Kindermädchen versorgt das Baby. Beneidet uns ruhig.“
M.: Und – deine Frage ist?
L.: Glaubst du an diese Idylle?
M.: Mein Täubchen, weißt du noch, wie du mich vorstellst? „Das ist der Mann, der mich fickt. Und das sind seine Kinder.“
L.: Hast du mich gerade „mein Täubchen“ genannt?
M.: War das falsch? Mein Lerchlein? Mein Schwälbchen?
L.: Mein Vollidiötchen!
M.: Danke!
L.: Na gut. Mein Spätzchen.
M.: Hättest du keinen erhabenen Vogel wählen können? Einen Adler, einen Falken?..
L.: … oder einen Pterodaktylus?
M.: Einen Flugsaurier des Juras mit rückgebildetem Schwanz – wirklich? Schämst du dich nicht?
L.: Nö, keineswegs.
M.: Ich dafür hasse dich ein bisschen. Go away! I want to get divorced.
L.: Do you wanna fuck me, before the divorce?
M.: Well, ask me politely. I’m in a bad mood right now.

* * *
Well, I had.
Well, he wanted
__________
*Vor der Küste Edinburghs gibt’s auch eine kleine Pfütze, Leuchtturm am Newhaven eingeschlossen ;)

Sommerferien adé!

That’s it! Die Sommerferien sind fast vorbei. Am 16. August gehen meine Kinder das erste Mal auf eine Privatschule in Edinburgh. Der Sommer war kühl. Wir alle waren trotzdem glücklich.

Ich habe jetzt auch einen ersten deutschen Freund. Für gewöhnlich treibe ich mich mit Kelten und Israelis herum.

Er ist groß, stark und… schwarz. Er liebt mich. Ich liebe ihn. Sein Name ist Artus.

Sternenkinder

Звездные дети:
PStRÄndG, HB 635

Once upon a time, there was Candy and Dan. Things were very hot that year. All the wax was melting in the trees. He would climb balconies, climb everywhere, do anything for her, oh Danny boy. Thousands of birds, the tiniest birds, adorned her hair. Everything was gold. One night the bed caught fire. He was handsome and a very good criminal. We lived on sunlight and chocolate bars. It was the afternoon of extravagant delight. Danny the daredevil. Candy went missing. The days last rays of sunshine cruise like sharks. I want to try it your way this time. You came into my life really fast and I liked it. We squelched in the mud of our joy. I was wet-thighed with surrender. Then there was a gap in things and the whole earth tilted. This is the business. This, is what we’re after. With you inside me comes the hatch of death. And perhaps I’ll simply never sleep again. The monster in the pool. We are a proper family now with cats and chickens and runner beans. Everywhere I looked. And sometimes I hate you. Friday ―― I didn’t mean that, mother of the blueness. Angel of the storm. Remember me in my opaqueness. You pointed at the sky, that one called Sirius or dog star, but on here on earth. Fly away sun. Ha ha fucking ha you are so funny Dan. A vase of flowers by the bed. My bare blue knees at dawn. These ruffled sheets and you are gone and I am going to. I broke your head on the back of the bed but the baby he died in the morning. I gave him a name. His name was Thomas. Poor little god. His heart pounds like a voodoo drum.

                              ― Luke Davies, Candy

* * *
At my feet, a squashed tin glints rustily inside a funnel of sand. Around me, silence and a kind of spring emptiness. There is no death. The wind comes tumbling upon me from behind like a limp doll and tickles my neck with its downy paw. There can be no death.

My heart, too, has soared through the dawn. You and I shall have a new, golden son, a creation of your tears and my fables. Today I understood the beauty of intersecting wires in the sky, and the hazy mosaic of factory chimneys, and this rusty tin with its inside-out, semidetached, serrated lid. The wan grass hurries, hurries somewhere along the dusty billows of the vacant lot. I raise my arms. The sunlight glides across my skin. My skin is covered with multicolored sparkles.

And I want to rise up, throw my arms open for a vast embrace, address an ample, luminous discourse to the invisible crowds. I would start like this: “O rainbow-colored gods . . .”

                              ― Vladimir Nabokov, Gods

We Have to Build a Sukkah!

On Wednesday before sundown Emiliana attended the Yom Kippur services with Dylan and Mara in the synagogue. Today her father came back from London. She sits on his lap and interviews him. She is a curious girl.

MILI: Why didn’t you observe the Day of Atonement?
MIKE: Because I’m not religious.
MILI: Are you Jewish at all?
MIKE: I am Jewish, believe me.
MILI: Are you sure? I’m kind of doubt it.
MIKE: Affirmative! Let me reassure you.
MILI: Are you circumcised?
MIKE: Yes, I am. But smart people don’t ask questions like this. It’s a private issue.
MILI: Am I a smart person?
MIKE: Yes, you are.
MILI: Do you speak Hebrew?
MIKE: A word or two. As a child I used to live in Jerusalem.
MILI: No, you didn’t! Did you? Did you have a bar mitzvah there?
MIKE: Yes. I did have a bar mitzvah there.
MILI: Can I have a bat mitzvah here?
MIKE: Actually, you cannot have a bat mitzvah. You are Catholic. You’ll receive the sacrament of First Communion at the age of ten or eleven. As a matter of fact, it’s a graceful ceremony.
MILI: Can I wear a kilt?
MIKE: Your brothers will be wearing a kilt. You can dress yourself up. A fancy white dress. A wreath of flowers. Lovely shoes.
MILI: Will there be a party?
MIKE: Of course, there will be a party.
MILI: And many presents?
MIKE: And a shower of presents.
MILI: And mountains of gifts.
MIKE: As may best please you.
MILI: Daddy?
MIKE: Sweetie?
MILI: We have to build a sukkah! Do you think we could borrow a citron, a haddas, a lulav and an aravah from grandma?
MIKE: Well, now I am the one who’s tormented with doubt.

Da un’eternità

Four elements, five senses, seven planets, and nine heavens. The soul and the heart of the entire world in the middle of nowhere. Water, air, wind, and fire transcend all existence, and make the pre-eternity evident in the mirror of the post-eternity.

All of a sudden, I can hear silent voices, I notice a ray that illuminates the gloomy firmament, smell the sweet odour of flowers, taste the bitterness of loneliness and almost touch infinity. The sun sets up, the moon is rising. Mercury, Venus, Mars, and Jupiter light candles for a forlorn vagrant. My flesh and bones and brains become a new entity. Boiling blood runs through my veins, colours my skin in amaranth red.

I’m seeking shelter for salvation, trying to escape from nothingness, looking for understanding and explanation. The stars shine upon the darkness, sweeping the sand from my path. I’m like a particle of dust drifting around in a world of dualities searching for passion, contentment and sobriety. And I find no rest.

Sicut lilium inter spinas

From Before the Day of My Birth

Is it difficult to reach the place you want to go to? How long does it take to achieve your indefinite aim? How far is it to the abode of the blessed? Is there someone who will help you in times of troubles?

They told me I’m a traveller from before the day of my birth. I have to move on till I grow old, till I stumble and fall, worn out and exhausted – up and down, back and forth, over mountains and seas, across deserts and meadows. You cannot stand still, they say. And I believe them.

There is no sky. Steppes and hills, and forests. The town is small. The streets are narrow. They all are walled by wooden buildings with thatched roofs. Dusk and moonlight, and silence. No one there.

The storm is rolling in from the north. The wind is tender. It rubs branches together over sinister surfaces of the river flowing silently somewhere in the dark. The fields lay abandoned, the crops are unharvested. Apricot, cherry and apple trees. Rotten fruits on the ground.

The land of the dead – and I don’t know why I’m here.

Sicut lilium inter spinas

As Beautiful as the Banner o Scotland

MARA: You look amazing. Amazing! You are as beautiful… as beautiful… as beautiful as the Banner o Scotland.
LYNN: (in surprise) Owww, thank you. You are very kind.
MARA: Dylan, isn’t she beautiful?
DYLAN: She is beautiful.
MARA: Don’t you like her white lace dress? Dylan, I need blue stockings desperately. Please! Dylan. Dylan? Dylan?
DYLAN: Mara, stop walking across the room! Concentrate! Mara, stay still! Keep silent for a minute.
MARA: (singing) I think I idolize her. Dylan. Dylan? Dylan?
DYLAN: What?! I think I idolize her, too. She’s the wonder of woman. She certainly wants to rest and we have to wake up early. Hurry now. We haven’t any time to waste. Should I help you into your coat?
MARA: (looking around) Where is the cat? I wish to stroke the cat.

They vanished into the dark night, but gave me a solemn promise to come back soon.

On the Erev Yom Kippur I made a little redhead with soft brown eyes smile.

Gaelic Primary School

Emiliana about her family

Daddy made love to mummy. Mummy got pregnant. Daddy married her in a Catholic ceremony in an incredibly beautiful church. I was born. Kostja and Niko were born. Eli was born. Sunny was born. We became a big happy family. And this is my lovely doll Clara. Do you want to hug her? Why not? She is gorgeous.

Emiliana about herself

PRIMARY SCHOOL TEACHER: Hello sweet birdie! My name is Miss Becca Dunbar. What is your name?
MILI: Hello Miss Becca Dunbar! My name is Griselda Appletree.
MIKE: Emiliana!
MILI: Fine! My name is Emiliana. I am five years old. I was born in San Antonio, Texas. My dad is Scottish, my mum is German. My dad is Jewish. My mum is Catholic. I speak English, German, Gaelic, Russian and a little bit Hebrew. I have got a sister and three brothers. They are cool. Sometimes.
MISS DUNBAR: Do you like animals?
MILI: I do. I like kittens, and puppies, and ponies, and chupacabras.
MISS DUNBAR: Chupacabras?
MILI: Yes. Don’t you like chupacabras? They are cute and quite shy.
MISS DUNBAR: I have not seen any chupacabras…
MILI: Well, you have not seen any chupacabras yet. I bet you will. Someday.
MISS DUNBAR: Dear Lord, I hope so. Do you have any other interests, besides chupacabras?
MILI: I write words.
MIKE: Mostly on the walls of the family kitchen.
MILI: I read words.
LYNN: Mostly from the Holy Bible.
MILI: Shush! Miss Dunbar did not ask you for assistance. And I am a wonderful dancer. And I am a talented storyteller. And I am a gifted painter. And I sing songs. Loudly.
MISS DUNBAR: You seem to be a smart girl.
MILI: Yes, I am. I am smart, pretty and perfect. Your curly hair is adorable, by the way.

New Innocence

MILI: Stop making out.
ME: We are not making out. We are kissing each other.
MILI: Well, stop kissing each other. You’ve got enough children already.
MIKE: Babies do not exactly come from kissing alone.
MILI: Where exactly do babies come from?
MIKE: From lovemaking.
MILI: So, no lovemaking for both of you either.

Who would have thought that stealing kisses from my own husband could be so exciting?

Invisible Trees

Пишу сообщение: — Мишка, загоняй домой медведей! Пора обедать. Получаю лаконичный ответ: — НИЗАЧТО! Мы деревья. Ты нас не видишь.

— Почему не вижу?
— Потому что мы невидимые деревья.

* * *
Local Kids Pretend They Are Invisible Trees. Mother Confused. — Заголовок статьи в газете Название фотки вдогонку.

Возле дуба красиво выстроились три медведя. Четвертый сидит рядом в луже. Машет ручками. Рожица блаженная.

* * *
Притащились минут через двадцать. Не знаю, кормить их или поливать?

Two Little Monsters

Наши монстрики*, Мили и Мара, — самые волшебные, чудесные и разумные монстрики Млечного Пути. Period!
__________
*Монстриками эти девочки стали с легкой руки Дилана.

Me: My sweet, nice, pretty elves…
Dylan: Elves? Are you kidding me? These two? These two are little monsters.

* * *
Пока мы смотрим с балкона в ожидании Мары, Мили глаголет истину.

Mili: Mummy, did you know Dylan is Mara’s guardian angel.
Me: No, Mili, Dylan is Mara’s guardian. That is something different. A legal guardian is a person who cares and makes decisions for a child. Guardian angels are God’s messengers who protect you and guide you and give you strength to live your life happily.
Mili: But that is exactly what he does, right? He protects her. Like daddy. So, he is an angel as well.

Right! Кем еще может быть сын волны? Самым настоящим ангелом! Просто забыл, что он — ангел. Свалился во сне с Небес — и забыл. Ну не бывают простые смертные такими сумасбродными, бестолковыми, теплыми. И улыбаться, и смеяться, и обнимать так не умеют — всем собой, без остатка.

Смешно даже! Как я могла сомневаться?!

* * *
Сидят в стенном шкафу, встречают Шаббат. Они сейчас каждый день встречают Шаббат. Как увидятся, так сразу бегут в стенной шкаф — навстречу Шаббату.

Обмениваются иберо-иудейскими и ашкеназскими традициями. Мили популяризирует среди Мары немецкий. Мара популяризирует среди Мили итальянский. Делятся заботами. Примеряют мои туфли. Крадут по всей квартире светодиодные свечи. Мили торжественно выкрикивает: Our Father who art in heaven, hallowed be thy name. Мара возмущается: What father? !בָּרוּךְ אַתָּה אֲדֹנָי אֱלֹהֵינוּ מֶלֶךְ הָעוֹלָם

Любовь и согласие в стенном шкафу изредка прерываются подзатыльниками и побоями.

Свечи благословили, апельсиновым соком обувь сполоснули, хлебными крошками паркет посыпали, ведут светскую беседу, которая возможна только в нашей действительности:

Мара: Ничего особенного! Дилан тоже дерево.
Мили: А какое он дерево?
Мара: Дуб. А какое дерево Линда?
Мили: Липа.
Мара: Как Бавкида и Филемон.
Мили: Кто?
Мара: Греки. Они любили друг друга. Их любили боги. А потом они умерли и стали деревьями.
Мили: Да, но мама и Дилан не умрут!
Мара: Нет, конечно. Они же уже давно — деревья!

Я теряю дар речи. Дилан ржет. Дверь стенного шкафа приоткрывается и появляются две кудрявые головки: одна рыжая, другая каштановая.

Люблю. Нимагу.

* * *
А возле нашего дома растут дубы. Швыряются ночью желудями, как непоседливые мальчишки, а не солидные столетние дедули. Милка их всех обняла и поцеловала. Они бурчали, но покорно подставляли свои шершавые щеки и распахивали объятья.

Не верю, что остепенятся — и не уговаривайте!

Dad is 37. Mum is 17.

У маленького медведя экзистенциальный кризис. Зайдя в коридор Великой Медвежьей Ложи, Мишка услышал как медведь кому-то горестно жаловался:

Hi! I’m Emiliana. My dad is Scottish, my mum is German, and I have a problem.

Не знаю, какая у медведя проблема. Возможно он вступил в сообщество Анонимных Противников Шотландско-немецких Браков. Это примерно как АА, но совсем не то и по-другому.

* * *
Кроме того, на вопрос „Сколько лет твоим родителям?“ маленький медведь подбоченился и гордо сказал:

Dad is 37. Mum is 17.

*прихорашивается*

אני לדודי ועלי תשוקתו

Если верить мудрой Тинхен, то мой муж любит меня как мальчик и старается делать счастливой. Я не уточнила, что он любит меня как юная 16-летняя девочка, а застенчиво потупила взор, скушала еще один заварной пончик и икнула, но если бы это соответствовало истине, наши воссоединения не проходили бы следующим образом: маленький медведь слышит голос большого медведя и несется на всех парусах в прихожую. Медведи кидаются друг другу в объятия и ведут себя так, как-будто не виделись несколько десятилетий, а не пять дней. Маленький медведь делится новостями, жалуется на маму, ябедничает на братьев, не забывая ни на секунду целовать большого медведя, который держит ее на руках и пытается обнять серьезного Коленьку. Затем большой медведь ловит по всему этажу солидного Костеньку, который вопит: „Не надо, папа. Целуй маму“. В гостиной маленький медвежонок отходит от дивана, ступает два шага навстречу большому медведю, плюхается на попу и хлопает в ладоши. Hase обожаем в его любых проявлениях. Все это время за большим медведем гоняются два кота и два цербера.

Я, как сдержанная и ответственная жена, следую всюду за медведями в робкой надежде, что большой медведь снизойдет и уделит внимание мне, поэтому улыбаюсь пленительной улыбкой в тридцать три зуба, когда вижу, что он поворачивается в мою сторону. Я ожидаю, что он меня обнимет, а не рухнет передо мной на колени, задерет до груди футболку и зацелует живот, одновременно уговаривая бусинку: „Будь девочкой. Пожалуйста, будь девочкой. Пожалуйста, будь девочкой“. „Бусинка – мальчик! Когда он родится, я назову его Prometheus Trillion Lancelot Wrigley Balaki MacMícheál. Прекрати ржать“, – психую я и вырываюсь из медвежьих объятий.

– Hi baby! I love you. Ты по мне скучала?
– Нет, не скучала.
– Отчего же не скучала? Я очень по тебе скучал.
– Ну и дурак! Сейчас же опусти меня на пол. Hände weg. Stop kissing me.

Я его сильно люблю. Я с ним невероятно счастлива. Я ему прощаю даже то, что он любит своих детей больше чем меня.

Farewell to Clara & All the Strong Women Out There!

Начну с жалоб и возмущений: я осталась без подарка, совсем-совсем без подарка. Причем здесь синее кружевное платье и позже серьги с сапфирами? Мой муж мне ничего не дарил. Он в Мюнхене зарабатывает деньги. За что мы его всей семьей осуждаем.

* * *
Международный женский день. K нам приходят лицемерные люди (например, сотрудники Михаэля Мюллера) и приносят алые цветы. Ходит слух, что мы с Тинхен – женщины и одна из нас исконно русская, прости ее Господи.

* * *
Adam: Flowers – for you, the most wonderful woman I’ve ever met.
Edward: You’ll get sex later.
Linda: Oh, thank you, Eddie, you are so generous.
Edward: You know, you’re always welcome, Linny.

В обеденный перерыв пришли Адам и Эдди. Они не политики, но принесли цветы. Мне и Тинхен. Они очень социальные. Плюс обед: fish ’n‘ chips, эль и десерт. Тинхен порозовела от удовольствия и блистала знаниями весьма сомнительного английского. Ни Адама, ни Эдди не спас тот факт, что они оба – знойные брюнеты. Тинхен прониклась и даже немного возбудилась, немного сильно возбудилась, потому что после обеда сказала: „Линда, мне бы хотелось, чтобы ты осталась еще на полгода“.

Тинхен рассыпается в комплиментах

К нам в бюро часто приходит словоохотливая уборщица-тайка. Она живет в Германии двадцать лет, но говорит по-немецки посредственно и с лютым акцентом. Чтобы ее понять, надо внимательно вслушиваться.

«Она так плохо владеет языком, что я ее почти не понимаю. Ты говоришь немного лучше».

* * *
Я пришла на работу в синем кружевном платье (рукава до локтей, юбка длиной до середины бедра, два потайных кармана), колготках с ромбами и высоких ботах.

«Такие платья могут себе позволить только отощалые женщины… Ты сегодня удивительно красива, что неудивительно: ты опять с гостем».

«Что неудивительно» произносится слащавым ехидным голоском и сопровождается обворожительной улыбкой в сторону Адама, с которым у меня, по достоверным сведениям Тинхен-дебилхен, любовные отношения: „Ach, sage mal! ‚Ne Affäre haben sie. Ich erkenne Leidenschaft, wenn ich sie sehe und das, was zwischen euch passiert, ist Leidenschaft. Das hätte ich dir nicht zugetraut, aber immerhin bleibst du deinem Männergeschmack treu. Er ist eine exakte Kopie deines Mannes. Bloß noch größer. Ich habe euch am Montag draußen auf der Bank sitzen gesehen. Ihr habt sehr zutraulich gewirkt. Jetzt weiß ich warum.“

So be it. I confess. Let me introduce you my lover. Имя: Áдам. Цвет глаз: зеленый. Знак зодиака: Козерог. Возраст: 38 лет. Рост: 198 см. Исполнительный директор нашего лондонского офиса. Бывший офицер USMC. Счастливый владелец младшей сестры с непростой судьбой, трех церберов и стальных мышц. Трепетные души тех женщин, которых он не покорил одним своим присутствием, стремительно падают в трусы, когда они слышат его голос.

Я называю его Honey, он называет меня Krusmynta. Мы любим друг друга крепко, но редко, потому что во-первых, он живет в Великобритании, а во-вторых, у него есть подруга. Кроме лояльной дружбы в полжизни, Майка и Адама объединяют глубокий ум, диплом военного инженера (military engineering), обучение в военной академии, знания арабского языка на уровне „Freeze, motherfucker!“ и наличие опыта коммуникации посредством оружия с процветающими демократами.

* * *
В тот момент, когда Тинхен Холмс пролила свет на нашу с Адамом порочную связь, мы вели учет денежной наличности в кассе, потому что эта ленивая корова последние три месяца валяла дурака. Она между тем наблюдала за нами, изобличала и давала советы: „Entferne doch deine Brüste aus seinem Blickfeld. Der arme Mann wird immer nervöser.“ Ближе к обеду у меня пылали уши, я испытывала чувство вины и мне было стыдно за Тинхен. Какое везение, что Адам не говорит по-немецки.

* * *
Чтобы предотвратить любую попытку флирта, Тинхен сразу пояснила: „Он такой же как твой муж. Мне он не нравится. Мне нравятся скандинавские мужчины“.

„What did she say?“
„Your hair is too dark. You’re not her type. She likes handsome blue eyed blond men like Chris.“
„You mean, I shouldn’t ask her out on a date?“
„I’m very sorry, but you have absolutely no chance.“
„I feel crushed and devastated.“

* * *
Каюсь. Опять сидели на скамье. Выглядели весьма доверительными. Кормили уток. „Wild duck meditation“ – прекрасная техника забыть о сослуживце-вурдалаке, вернуться в себя и умиротвориться.

* * *
Я уже упоминала? Майк подарил мне недавно нарядный черный мешок.

Про Майка и трех мужиков*

*На самом деле — про нежность.

                    АРХАНГЕЛ
Рассказывай!

                    ЛИПА
Что рассказывать?

                    АРХАНГЕЛ
Что тебе ночью снилось?

                    ЛИПА
Откуда ты знаешь, что мне ночью что-то снилось?

                    АРХАНГЕЛ
Оттуда, что хотел тебя обнять, а ты отбрыкивалась от меня со словами: „Отвали, ты мне снишься“.

                    ЛИПА
Очень обиделся?

                    АРХАНГЕЛ
Очень обиделся, но ты так безмятежно сопела и выглядела такой умиротворенной, что я моментально тебя простил и долго наблюдал, как ты спишь. Просто учти, будешь впредь брыкаться, составлю топографическую карту твоих родинок и опубликую в социальных сетях компрометирующее видео с указанием личных данных, места проживания, рабочей должности, гастроно-мических преференций и сексуальных пристрастий. Так что тебе ночью снилось?

                    ЛИПА
Мне снилось, что я приехала в незнакомый город на учебу и встретила тебя. Ты был моим учителем.

                    АРХАНГЕЛ
Чему я тебя научил?

                    ЛИПА
Hände weg. Не этому! Астрономии.

                    АРХАНГЕЛ
Ouch. Do you know what I like most about you?

                    ЛИПА
Lips, tits, cunt?

                    АРХАНГЕЛ
I beg your pardon? Oh woman, please, give it a break. I’m trying to be romantic with you.

                    ЛИПА
I’m very sorry, baby, don’t be angry with me. What do you like most about me?

                    АРХАНГЕЛ
I never know what will happen next. Sometimes it frightens me, but go ahead.

                    ЛИПА
Are you sure? I gotta warn you. It’s gonna be worse.

                    АРХАНГЕЛ
I’m listening to you carefully. I’m all ears.

                    ЛИПА
Мы были во Дворце культуры горняков, куда мама водила меня на утренник, когда мне было пять лет, но он походил на подвал в доме твоих родителей, — сводчатые потолки, кромешная тьма, свечи, — а когда я поднимала голову, то видела высоко вверху, в открытом куполе… чего? обсерватории?.. усеянное звездами черное небо. Некоторые звезды были такими яркими, что я не могла оторвать от них взгляд, но не решалась спросить у тебя, какое это созвездие?

                    АРХАНГЕЛ
Орион?

                    ЛИПА
What else? Я не помню, о чем мы с тобой разговаривали. Я помню, что ты мне сильно нравился, и мне тебя хотелось, но ты был жутко испорченным, распущенным и привыкшим к изобилию секса. Когда я снова оказалась на свежем воздухе, набралась смелости и вернулась к тебе, ты был не один: с тобой были три мужчины.

                    АРХАНГЕЛ
Awesome. Well, that’s an unusual twist of fate. Я и три мужика — это практически моя заветная мечта, о которой я до сегодняшнего дня не догадывался.

                    ЛИПА
Мне кажется, это были Эдди и Áдам. Я не уверена, кто был третьим.

                    АРХАНГЕЛ
Eddie and Adam? I can’t believe it. Is it gonna be even worse?

                    ЛИПА
You didn’t exactly have sex with them.

                    АРХАНГЕЛ
Geez, I know I’m gonna regret this question, but what did I do exactly? Was I the pervert jerking off next to them?

                    ЛИПА
No one was jerking off. All right? Сон не был эротическим. Not in a convenient way. Мне кажется, они приснились мне только потому, что я их видела в четверг. Я их люблю, я по ним скучала.

                    АРХАНГЕЛ
I see. Если ты их так любишь, если ты по ним так скучала, то зачем ты уложила их в мою постель? Понимаешь, мне с ними работать, а я вряд ли забуду твой сон. A great theme for breakfast though: by the way, guys, my wife recently dreamed about three of us having sex together. I’m so delighted. Don’t be afraid to speak your minds.

                    ЛИПА
Gib jetzt Ruhe. Ihr habt keinen Sex zu dritt gehabt. Du warst daneben, hast so… komische Bewegungen mit deinem Becken gemacht. Ich habe dich auf den Hinterkopf geschlagen, weil ich auf dich wütend war.

                    АРХАНГЕЛ
I’m overwhelmed with strange feelings and emotions. Ich habe komische Bewegungen mit meinem Becken gemacht. Ich wurde verprügelt. Kinder, Kinder, was sind das für Zustände in deinen Träumen?

                    ЛИПА
Я не запомнила вторую часть сна, потому что сначала брыкалась, а потом проснулась от сильной тонической судороги в левой икре.

                    АРХАНГЕЛ
Дисбаланс биохимического состава крови?

                    ЛИПА
Возможно, но вероятнее, это напрямую связано с тем, что я больше двух месяцев изо дня в день, в самых причудливых конфигурациях, обвиваю моими ногами твое тело.

                    АРХАНГЕЛ
Хочешь шоколадку? Или банан? Или авокадо? Как компенсацию за твои страдания.

                    ЛИПА
Schwachkopf! Какую шоколадку, Майкл?! Я несколько недель подряд хожу к тебе в офис и обжираюсь пончиками из заварного и дрожжевого теста. Я сама уже скоро стану похожа на пончик.

                    АРХАНГЕЛ
Мне нравится, когда ты похожа на пончик.

                    ЛИПА
Vollidiot!

                    АРХАНГЕЛ
Хватит обзываться. Хочешь скажу, почему?

                    ЛИПА
Даже страшно предположить.

                    АРХАНГЕЛ
Потому что ты становишься такой порочной, нетерпеливой и ненасытной, а ночи с тобой становятся такими сладкими, горячими и эфемерными, что у меня от любви к тебе сносит крышу, которая, как ты знаешь, и без того является всего лишь условным компонентом моей физиологии.

                    ЛИПА
Oooh, you are so sweet, and good, and kind.

                    АРХАНГЕЛ
Угу, но я еще не забыл, как ты уложила меня в постель с тремя мужиками.

                    ЛИПА
Не знаю, поможет ли это тебе справиться с психологической травмой, но я думала о тебе целый день. Слушала в десятый раз истории Тинхен, и думала о тебе. Разговаривала по телефону с Таней, и думала о тебе. Переводила текст для фрау Р., и думала о тебе. Делала копии лекции по немецкому языку для фрау Z., и думала о тебе. Нервно икала от обсценных тирад 16-летней практикантки Гвен, и думала о тебе. Восхищалась толерантным докладом о вкладе беженцев в развитие будущего немецкого общества, и думала о тебе. О тебе, только о тебе, все время о тебе.

                    АРХАНГЕЛ
Ooooh, you are so sweet, and good, and kind. I feel better now. У нас еще есть десять минут…

                    ЛИПА
Десять?

                    АРХАНГЕЛ
Мне и пяти достаточно. Я о тебе забочусь.

ERES

Kleiner braver Wuschelkopf

В пятницу Костенька подрался с Тинхен, когда она потянулась к его голове, причитая: „Ах ты, божечки, какой лохматенький!“ Лохматенький задохнулся от возмущения, хорошенько размахнулся, пнул по голени любительницу запустить свои лапы в чужие кудри и понесся по этажу, вопя: „Мама, она меня трогала! Папа, папа, она меня трогала!“ Почти пятьдесят голосов затихли, из толпы детей поднялся хмурый папа. „Майкл, сядь!“ — замахала с противоположного конца этажа мама, которая стала свидетелем драки, но не заржала, а взяла на себя роль миротворца и предотвратила кровавый немецко-шотландский инцидент. Тинхен вздрогнула и ретировалась в большую залу.

* * *
В большой зале проходило толерантное мероприятие. Добровольцы другой благо—творительной организации пригнали на встречу с аборигенами солидную толпу беженцев различных национальностей (Сирия, Афганистан, Судан, Эритрея, Чечня, Сомалия, Чад): примерно двадцать взрослых и пятнадцать детей. Из аборигенов были только добровольцы и сотрудники нашего благотворительного христианского гадюшника.

* * *
Моего мужа любят дети. Даже те, которые не говорят на его языках.

Мой муж владеет арабским (после официального армейского курса перед мобилизацией в процветающую демократию) далеко не на уровне „Freeze, motherfucker, or I’ll shut to kill!“, как всегда утверждал. Врал! Люблю! И сколько я о нем не знаю.

Балет vs. крав-мага

Маленький медведь повадился танцевать. Изящно и непринужденно. Без музыки, под музыку, под собственные напевы. Крутил головой, выгибал спину, кружился вокруг мебели.

— Давай отдадим медвежонка на балет, — предложила спонтанно мама маленького медведя.

Большой медведь перекривился и подумал: „Отлично. Только этого мне не хватало для полноты ощущений. Анорексичные бабы с кровоточащими пятками и мужики в колготках“, — но ничего не сказал вслух, потому что знает покладистый характер и крoткий нрав мамы маленького медведя.

Сказано — сделано: купили балетные принадлежности, повели маленького медведя на балет. Маленький медведь всю дорогу хихикал.

* * *
Ехали на балет, приехали в комедийное варьете. Вся группа танцует в правую сторону, маленький медведь в левую. Вся группа танцует в левую сторону, маленький медведь в правую. Группа подалась назад, медведь подался вперед и вдруг (!) заметил зеркальную стену. Маленький медведь ласково погладил зеркало, прошептал: „You are a beautiful, beautiful girl“, — и облобызал свое отражение. Мама маленького медведя покраснела и уползла за папину спину. Папа преисполнился гордостью и торжествующе улыбнулся. „Не вздумай свистеть или аплодировать“, — зашипела мама маленького медведя и дала папе превентивный подзатыльник.

Маленький медведь отплясывал, не обращая внимание на наставления учительницы. Сначала он сплясал короткий, но темпераментный кельтский танец с подпрыгиванием, затем отставил бедро, вскинул руку в лучшей манере Элвиса Пресли и плавно перешел на еще более выразительный танец его родителей, который двухметровый грубиян окрестил mating dance. Чем азартнее изощрялся маленький медведь, тем шире становилась улыбка у папы и краснее уши у мамы.

— Эмилиана, ты хочешь быть балериной? — спросила немного удивленная учительница после представления.
— Нет, — весело ответила несостоявшаяся звезда балета и задрала ногу. — Папа хочет.

Папа смутился. Честно сказать, я давно подозревала, что он на самом деле всегда хотел стать балериной, просто двери перепутал: искал балетную школу, случайно зашел в военную академию и заблудился. Таким способом американская армия рекрутирует будущих офицеров.

* * *
Маленький медведь не унывает и опять занимается крав-мага, а Федор Иннокентьевич переживает тревожный период.

Майкл и Николас

Я благодарна нашим детям за то, что они дарят нам вновь воспоминания, давно забытые.

Нико скачет вокруг мамы. Мама переводит текст с немецкого на арабский:

„Niko, can you read Arabic?“
„No, Mummy, but I can look at pictures.“

Weiterlesen

Планы на утро

                    ЛИПА (шепотом)
Мне нравится, когда ты меня обнимаешь

                    АРХАНГЕЛ (обнимает за плечи)
Я знаю.

                    ЛИПА
Мне нравится, когда ты меня целуешь.

                    АРХАНГЕЛ (целует в висок, в нос, в губы)
Я знаю.

                    ЛИПА
Мне нравится, когда ты со мной спишь.

                    АРХАНГЕЛ (отстраняется)
Липа, не издевайся. Я не железный.

                    ЛИПА (инфантильно хихикает)
Но больше всего на свете мне нравится, когда ты готовишь для меня шотландский завтрак.

                    АРХАНГЕЛ
Ouch! Are you serious? Very nice. Didn’t see it coming.

* * *

                    ЛИПА (закрывает ноутбук)
Написано, что ученые все еще не выяснили, для чего нужна утренняя эрекция.

                    АРХАНГЕЛ
И на подобные клинические исследования они тратят безбожные суммы денег? Я тебе утром покажу и расскажу. Разумеется, бесплатно. Разумеется, до шотландского завтрака.

На Фейсбук за славой

Генри запостил в своем аккаунте на Фейсбуке две фотки. Понабежали белки, приумножили добро. Я внезапно приобрела сомнительную известность.

А это кто? Твоя подруга? Do you know how to get a guy who’s got a gf? А как ее зовут? I’ve never had sex with a guy with a huge dick. А зачем она тебе? Dump her, take me. А зачем очки? Скажи, чтобы сняла. А зачем она тебя обняла? Пьяная была, зацепилась, чтобы не упасть. А почему такая маленькая? Please date me. Allora ciao. А почему волосы короткие? The next time I see you I’ll fuck you. А как с ней целоваться? Неудобно же. Not her best angle. Ты посмотри, какие у него глаза. Tu es quelqu’un de très spécial pour moi. Да что глаза?! Ты посмотри, какие у него губы. Does your penis have a name? Забудь про губы! She’s too old for you. Я его летом в бассейне видела. OMG, I would totally do him. He does parcours. He wouldn’t do you, you loser. Какой у тебя рост? Do big guys have small dicks? Да не еврей он. ¿Nos vemos esta tarde? У него фамилия итальянская. I’ve seen him naked. Я тоже видела его голого. Тупица, в Италии живут сефарды. He’s got a friend who’s even more handsome than him. Мало ли, что говорит на английском? Er ist Ami, kein Italiener. Я тоже говорю на английском. Hey, I’m gonnа lock myself in the bathroom with a shower head for a week. Wanna catch me up and have some fun?

Прочитала треть комментов, оценила наличие разнообразности лингвистических познаний, испила вволю из источника скорби, вкусила вдосталь плодов гордыни, пала ниц, обратив свой взор к Каабе, бормочу вторые сутки непрестанно: „ברוך אתה אדוני“, — и крещусь справа налево, слева направо, сверху вниз и снизу вверх. It’s so disturbing. Бегу на Фейсбук за славой. Вернусь завтра.

Ein Paar Anachronismen

                    SEVERIN
Ihr seid so anachronistisch.

                    LINDA
Was heißt hier anachronistisch? Meinst du retro?

                    SEVERIN
Nein, ich meine nicht retro. Ich meine, was ich meine, was ich gesagt habe. Ihr seid anachronistisch. Längst, längst vergessen. Retro is not enough far away. You guys are so far away I couldn’t even define your epoch.

                    LINDA
Ist das ein Vorwurf?

                    SEVERIN
Nein, das ist kein Vorwurf. Das ist eine Konstatierung.

                    LINDA
Wir könnten im Zirkus auftreten.

                    SEVERIN
Oder Pornos drehen.

                    LINDA
Und sie dann auf dem Bauernmarkt verticken.

                    SEVERIN
Oder euren Freunden zum Geburtstag schenken.

                    LINDA
Ich glaube nicht, dass ich Mike dazu überreden könnte.

                    SEVERIN
Weil Mike bekannterweise so prüde ist.

                    LINDA
Ich sag‘ doch nicht, dass er prüde wäre. Stell dir vor, unsere Kunden würden uns erkennen.

                    SEVERIN
Ist doch super. Ein wunderbares Nebenverdienst. Wenn ihr unerkannt bleiben wollt, könntet ihr Masken tragen.

                    LINDA
Zum Beispiel die Maske des Zorro.

                    SEVERIN
Oder Darth Vader.

                    LINDA
Oder Predator.

                    SEVERIN
Oder etwas Anspruchsvolleres wie venezianische Masken.

                    LINDA
Na klar, nackte Ärsche unten, feine Gesellschaft oben.

                    SEVERIN
Feministische Pornografie. A plea for the equality of gender.

                    LINDA
A woman is human. She is not better, wiser, stronger, more intelligent, more creative, or more responsible than a man. Likewise, she is never less. Equality is a given. A woman is human.

                    SEVERIN
Was that a quote? A woman is a beautiful human being who looks awesome naked.

                    LINDA
Actually, that was counterproductive.

                    SEVERIN
Vivi hat mir zum Geburtstag ein T-Shirt geschenkt, auf dem „This is How a Feminist Looks Like“ geschrieben steht. Hab’s weggeworfen, aber du kannst immer auf mich zählen, wenn’s zum Swingen kommt.

                    LINDA
Good to know. Mike will be surprised and excited.

                    SEVERIN
Hauptsache nicht sexually aroused.

Daddy hat Mummy angebumst

I, Michael, take you, Linda, to be my wife. I promise to be true to you in good times and in bad, in sickness and in health. I will love you and honour you all the days of my life. I will fuck you all the time.

Kann sein, dass der letzte Satz keine unbedingte Allgemeingültigkeit für ein katholisches Eheversprechen darstellt, aber Mike hat ihn ausgesprochen, nur um mich lächeln zu sehen, weil ich vorm Altar mit dem Heulen angefangen hatte und weil seine Stimme auch versagt hat, aber er standhaft bleiben wollte. Ich hege einen leisen Verdacht, dass der Priester den Satz auch sehr wohl vernommen hat. Mike hat ihn beinahe lautlos ausgesprochen, aber man merkt es trotzdem an seinen Mundbewegungen, wenn man aufmerksam ist. Erklär mal den Eltern, was der liebe Junge seiner zukünftigen Ehegattin verspricht, aber ich grinse immerzu und bin glücklich.

* * *
Wir sehen uns das Hochzeitsvideo an und Mili erklärt ihren Brüdern, wie es so läuft zwischen Mummies und Daddies.

                    EMILIANA
Daddy liebt Mummy. Mummy liebt Daddy. Daddy hat Mummy angebumst, und sie dann in der Kirche auf der Insel der Wolken geheiratet. In der Kirche, in der wir mit Grandma und Grandpa eine Messe besucht haben. Mummy war unglaublich wunderschön in einem langen weißen Kleid. Mit einer Schleppe. Und mit einem Schleier. Und mit schönen Schuhen. Und Daddy hat einen Rock angehabt, obwohl er kein Mädchen ist. Und ich war auch dabei und sah bezaubernd aus. Und Daddy hat mich auf dem Arm getragen, weil ich noch winzig und müde war. Und ihr wart auch dabei, aber euch kann man nicht sehen. Ihr seid in Mummys Bauch. Und Eli war nicht dabei. Und Daddy liebt mich mehr.

KOSTJA UND NIKO (entsetzt)
Nein, tut er nicht.

EMILIANA (begeistert)
Doch, tut er.

KOSTJA UND NIKO (entsetzt und empört)
Nein, tut er nicht, tut er nicht.

EMILIANA (noch begeisterter)
Doch, tut er. Doch, tut er.

MICHAEL
Ruhe im Karton! Hier werden alle gleich geliebt.

EMILIANA (kaum hörbar)
Und ich mehr. Und ich mehr.

* * *
„Welcher Schwachkopf hat das Verbum ‚anbumsen‘ verwendet? Michael!“
„Ich verweigere die Aussage, aber, aber ich meine, es könnte Katzenburg gewesen sein.“

* * *
… und sie lebten glücklich und zufrieden bis ans Ende ihrer Tage.

Et ego te absolvo a peccatis tuis

„How many times did you cum yesterday, my daughter?“
„I have no clue, father. I’ve sinned a lot. Six? Eight? I was a bad, bad girl. Just imagine how bad my husband was. He’s not Catholic, by the way, but he fucks so good. I’m very sorry.“

Two Princesses and a Boy (an eavesdropped conversation)

                    EMILIANA
Daddy, I’m a princess. Daddy, I’m a princess. Daddy! I am a princess! Look, look, look at me.

                    MICHAEL
I hear you. I look at you. I like you. You are a beautiful princess. Now, go and play.

                    EMILIANA
Niko, you are a princess too.

                    NIKOLAS
No, I’m not. I’m not a princess. I disagree. I’m a boy. Boys can’t be princesses.

                    EMILIANA
Yes, Niko, you are. You’re a princess. Boys can be princesses as well.

                    NIKOLAS
Daddy, Mili is calling me a princess. I’m not a princess. I’m a boy.

                    MICHAEL
Mili, don’t call your brother a princess. Just don’t. He’s a boy.

                    EMILIANA
Daddy, but you are a princess, aren’t you?

                    MICHAEL
Yes, I am. I’m definitely a princess.

                    EMILIANA
Daddy, Daddy, stand up. Here’s your crown.

* * *
Две принцессы и мальчик

What to Do in a Building with an Atrium

May I ask you a question, baby? What are you doing? Stop it. Stop it immediately. I said no. No. No. N-o-o… Oh my God… I was a bad, bad girl. I made my husband cum fast, hard, intensely in a building with an atrium. It was an easy blowjob. How very Christian of me.

Костенька и Коленька

. Константин и Николас должны были изначально стать Рувеном и Рихардом. Иногда мы вспоминаем эту историю и пытаемся выяснить, кто есть кто.

Michael: Who are you? Rouven or Richard?
Nikolas: Who are you?
Michael: I’m your dad.
Nikolas: Are you sure?
Michael: (tickling): Yes, I’m pretty sure. You look like me.
Nikolas (laughing cheerfully): It doesn’t mean anything, Daddy.

Ты кто?

Beautiful Worlds

Общалась с 17-летними, 27-летними и 37-летними дебилами. Потеряла веру в человечество. Вторую ночь снятся пиво и сигареты.

                    ГЕНРИ
Вы с Майком примитивные, асоциальные субъекты. Вы эгоистичные и порочные. Вы думаете только о себе. У меня от вас уже психологическая травма.

                    ЛИНДА
Кто тебя заставляет возле нас пастись? Не нравится — вали отсюда. Запрись в бункере, почитай Вертера.

                    ГЕНРИ
Не свалю. Во-первых, у меня от Вертера уже тоже психологическая травма, а во-вторых, мне с вами нравится.

* * *

                    ГЕНРИ
Эрекция напрямую связана со способностью тканей наполняться кровью, так?

                    ЛИНДА
Генри, вали отсюда со своими эрекциями. Ты устал, поспи.

                    ГЕНРИ
Да не устал я. Не нервничай, не стану делиться опытом. Просто хочу задать серьезный вопрос.

                    ЛИНДА
Я каждый раз вздрагиваю и заикаюсь от твоих серьезных вопросов.

                    ГЕНРИ
Кровообращение координирует сердце, так?

                    ЛИНДА
Так. А не обратиться ли тебе с кровообращением к отцу?

                    ГЕНРИ
Нет, не обратиться! В добавок к лекции о кровообращении он прочитает мне лекцию о том, какой я долбоеб. Оно мне надо? Обратно к кровообращению. То есть, при отсутствии сердцебиения эрекция невозможна?

                    ЛИНДА
При отсутствии сердцебиения ничто невозможно. Это один из признаков клинической смерти.

                    ГЕНРИ
Вот я и говорю: не способны вампиры достигнуть эрекции. Бледнорожие унылые импотенты.

* * *

                    ГЕНРИ (задумчиво всматриваясь в лицо)
Ноа заплатил 250 евро сестре Маттиаса, и она лишила его девственности.

                    ЛИНДА
Чудесно. Хочешь платить мне 250 евро, чтобы я лишала твоих друзей девственности? А этого не мало? А у тебя вообще есть друзья-девственники? Я сомневаюсь, что согласилась бы… Хотя…

                    ГЕНРИ
Он — не девственник!

                    ЛИНДА
Кто — он?

                    ГЕНРИ
Ты прекрасно знаешь, кто — он! Он каждое лето проводит в Израиле. Израильтянки — редкостные бляди. Хочешь не хочешь, отбивайся не отбивайся, поймают и насильно выебут.

                    ЛИНДА
Счастливые израильтяне… Что мне не семнадцать?

* * *

                    ГЕНРИ
Ты меня осуждаешь, что променял 17-летнюю на 43-летнюю? Отвернешься и станешь игнорировать, как твоя мать тебя?

                    ЛИНДА
Нет, сначала пошлю нахуй за ехидство, а потом стану игнорировать.

                    ГЕНРИ
Если тебе от этого полегчает: с ней я только трахаюсь. С ней я никогда не выхожу на улицу. Мне стыдно. Она старая.

                    ЛИНДА
You’re my hero. А когда вы не трахаетесь, то разговариваете о культуре, о ее муже, о ее дочке? Как жаль, что вы посещаете разные школы. У вас было бы столько прекрасных общих интересов.

* * *

                    ЛИНДА
Айзек, где Майя?

                    АЙЗЕК
Откуда я знаю? Я ей не мать.

                    ЛИНДА
Вы же влюблены были…

                    АЙЗЕК
Были. Но мне с ней скучно. Она — девственница. Она только на минет и анальный секс соглашается.

                    МАЙКЛ
Oh, please! hold your horses. Сейчас расплачусь.

* * *

                    АРИ (улыбаясь от одного уха до другого)
Я читал твои книги.

                    ЛИНДА
Мне очень жаль. Прими мои соболезнования.

                    АРИ
Да нет же! Они мне нравятся. Возбуждают.

                    ЛИНДА (вздыхая)
Послушай, Ари, уходи, не стану я с тобой о сексе разговаривать.

                    АРИ
Я и не прошу. Я восторгаюсь. Как ты охарактеризуешь свой стиль?

                    ЛИНДА
Если верить Майку — постапокалиптический порнографический реализм с элементами политического наебизма. Если верить подколодным родственникам и прочей нечисти — стыд и срам.

* * *

                    МАЙКЛ
О, она умеет писать! Она умеет писать так, что покраснел бы Джеймс Джойс.

                    ЛИНДА
Geez, Michael, you’re such a prick.

                    МАЙКЛ
Why am I a prick? Что ты напыжилась? Я имел в виду эпистолярный жанр и глубину чувств, не анальную тему.

* * *

                    ЛИНДА
Не надо набрасываться на меня, как эскадрон пьяных гусаров. Эй, ты куда? Не обижайся.

                    МАЙКЛ
Закрой рот. Застынь в этой позе. Сейчас вернусь. Я — за словарем.

Пожалуй, достаточно. Пойду пялиться в стену.

Oíche Shamhna shona daoibh!

Когда Цли Польти вышла на террасу, она увидела на перилах двух кошек: белую кошку в полосатых носках и рыжего кота в клетчатом берете. Рыжий кот курил сигару Cohiba. Белая кошка медленно крутила в лапе бокал коньяка Henri Dudognon. Коты смотрели в небо и оживленно спорили, обсуждая динамику изменения индекса Доу-Джонса.

Цли Польти почесала макушку. С чердака раздался шум.

Henry knows what happened then.

I Think

¯\_(ツ)_/¯

Л.: Сделай серьезное лицо и прошепчи ласково „Я думаю“.
М: Нет.
Л.: Почему?
М: Не хочу, чтобы ты переволновалась и возбудилась.
Л.: Я думала, это единственное, что ты когда-либо хотел.
М: Ну да, допустим, что это так. Но не немедленно.
Л.: Может быть мне раздеться?
М: Нет. Определенно нет. Мне очень нравится видеть тебя голой, не спорю, но не в магазине. Подожди, когда мы будем дома.

* * *
М: Ты все еще не голая.
Л.: Ты все еще не сказал „Я думаю“.
М: Это приведет к оргазму?
Л.: Майкл, в твоей особой вселенной все ведет к оргазму. Дружественное рукопожатие, случайное прикосновение, открытый палец ноги.
М: Линни, я думаю, что я тебя люблю.
Л.: Идиот.
М: Понятно было… Что там относительно оргазма?

A Résumé

                    MICHAEL
Write it down, would you? Name’s Michael. Age: 37. Nationality: Scottish American. Hometown: San Antonio, Texas. Current residence: Berlin, Germany. Married. Four children. Owned by two cats. Height: 6′ 3″. Eye color: blue. Old school. No Twitter. No Instagram. No Facebook. No nothing.

                    LINDA
Huge ego. Well endowed. Fucks like a god.

                    MICHAEL
Excuse me? Where is your decency, woman? Go on. Enjoys a fully justified reputation as a caring lover. Enclose within parentheses. Huge ego. Well endowed. Fucks like a god.

It Was All Done in the Name of Love

All that was sensitive and delicate, you attacked. All that was alive, you tried to smother.

Что общего у Федора Иннокентьевича и Максимилиана Теодоровича? Верно, спектакль „Осенняя соната“ по Ингмару Бергману.

You said my hair was too long and you had it cut short, it was hideous! Then you thought that I had crooked teeth, and you got me braces, I looked so grotesque! You would buy me books and I would read them and not understand them, and you would make me talk about them, and I would always be afraid that you would show up my stupidity.

В конце марта мы с Рихардом ходили в Немецкий театр на премьеру „Осенней сонаты“ с Коринной Харфух и Натальей Белицкой в главных ролях. Спектакль мне очень понравился, и я все хотела о нем написать, но находила занятия более интересные.

I’m seized by fear and see a horrible picture of myself. I have never grown up. My face and my body have aged. I acquire memories and experiences but inside all that I haven’t even been born. I can’t remember any faces not even my own.

Вчера я искала у Д. в журнале один, а нашла совершенно другой пост. Д. тоже ходила на „Осеннюю сонату“. Только на полгода раньше и в Москве. Спектакль ей понравился, и для меня отпала необходимость о нем писать. Д. сумела подобрать нужные слова.

The mother’s injuries are to be handed down to the daughter. The mother’s failures are to be paid for by the daughter. The mother’s unhappiness is to be the daughter’s unhappiness. It’s as if the umbilical cord had never been cut.

Сегодня я полезла на сайт Немецкого театра и случайно выяснила, что спектакль все еще можно посмотреть. Я сошла с ума и купила четыре предпоследних билета.

Are the daughter’s miseries the mother’s triumphs?

В воскресенье мы идем на „Осеннюю сонату“. Yay! А виноваты во всем Ф.И. и М.Т..

[Английский текст — цитаты Эвы и Шарлотты]

The End of the World

Ich habe von Dir geträumt, mein Herz. Du hast versucht, mich zu retten. Es gab große Lastkraftwagen, wenig Licht und viel TNT. Ich habe es Dir wahrlich nicht leicht gemacht. Du warst ein Alien. Wir lebten nach einer Apokalypse. How cliche :)

* * *
Why does the sun go on shining?
Why does the sea rush to shore?
Don’t they know it’s the end of the world?
‚Cause you don’t love me anymore.

Heute Früh bin ich mit diesen Strophen aufgewacht. Es ist nicht einmal Dein Geschmack. Wie soll ich jetzt den Song aus dem Kopf kriegen?

Звездные дети

Детей, которые появляются на свет мертвыми или умирают после рождения называют в немецкоговорящих странах Sternenkinder — „звездные дети“, „дети звезд“, крохотные, прозрачные ангелы, которые sehr wohl существовали для родителей, но не для государства. Раньше тела умерших детей (до 1994 года — 1000 грамм, после 1994 года — 500 грамм) устраняли с медицинскими отбросами, отдавали под эксперименты фармакологическим концернам или изготавливали из них строительный материал для дорог (нет, это не смешная шутка).

7-го мая 2013 года в Германии изменили закон „Об актах гражданского состояния“, признали юридически существование детей весом до 500 грамм, позволив таким образом родителям официально регистрировать рождение ребенка и хоронить его.

1-го сентября 2015 в Техасе вошел в силу эквивалентный закон „О правах родителей на захоронение умершего ребенка“.

PStRÄndG
HB 635

* * *
Здесь я хотела поделиться личным, но увы! не получилось. Извините, что о грустном.

A Botticelli to Save Your Exiled Soul

Little boy recently condemned Mike’s and my immoral behavior.

                    MICHAEL
What did you do on your summer vacation?

                    HENRY
I worked, read books, went on dates, visited Opa and trained like a bastard. What did you do?

                    MICHAEL
You really do not want to go there, Henry.

                    HENRY
Ew gross! Don’t you guys have any other interests? Like culture, cinema, theater, books, walks in nature under the lindens.

* * *
Как спасти свою бессмертную душу картиной Боттичелли

Perfect for Each Other

                    ГЕНРИ
Uncle Mike, ты ревнивый?

                    МАЙКЛ
Нет, не ревнивый.

                    ЛИНДА
Nein, nein, wo denkste denn hin, Henry? Майк совсем не ревнивый. Когда я жила в Майнце, а он — в Берлине, провожая меня домой, Майк каждый раз говорил на перроне: „Надень паранджу, сядь в самый дальний угол и сделай вид, что ты глухонемая“. Предпоследний раз он не ревновал меня к Кейт, последний раз — к Тимоти. В обоих случаях без причины. К Кейт я питаю сестринские чувства, к Тимоти — родственные. Он сделал для меня много хорошего, когда все крысы уже покинули корабль.

                    МАЙКЛ
Говорил, потому что ты флиртуешь со всеми подряд.

                    ЛИНДА
Не флиртую я со всеми подряд. Тебе только кажется.

                    МАЙКЛ
Это тебе только кажется! Ты даже не замечаешь, когда флиртуешь. You drive me crazy, woman.

                    ГЕНРИ
Hold on, guys, no violence please. А ты ревнивая, Lindchen?

                    ЛИНДА
Кто? Я? Нигаварит‘ парюски. Но я вовремя разогнала дорогих подколодных подруг, которые от всего сердца желали мне добра и работаю над собой.

                    ГЕНРИ
Успешно?

                    ЛИНДА
Так себе.

                    МАЙКЛ
Which, actually, makes us perfect for each other.

О любителях познакомиться

В ПЯТНИЦУ АННА ВОЗВРАЩАЛАСЬ с подругой из школы домой. В поезде метро напротив них сидел изнеможенный войной, в меру упитанный сириец. На изнеможенном войной, в меру упитанном сирийце были надеты дизайнерские одежда и обувь. В его пухлой ладошке блестел новый смартфон. На губах блуждала мерзкая улыбочка. В какой-то момент он решил, что призывных причмокивания и подмигивания недостаточно, спрятал смартфон в карман куртки и извлек на свет свои убогие три буквы. Девчонки оторопели, но не растерялись. Немецкие девчонки не теряются.

Они сняли изнеможенного войной, в меру упитанного сирийца на видео и отправили видео Майку, который в совершенстве владеет методами эффективного устранения препятствий и номер телефона которого сохранен в быстром наборе. Майк связался с полицией. На станции метро любвеобильного бородатого эксгибициониста встретили и увели под белы рученьки федеральные полицейские.

* * *
Когда в начале года наших парней вовлекли в этнорелигиозный конфликт, я не хотела обращаться в полицию, потому что прекрасно знала родителей одного из напавших, но Майк сказал: „Линда, нас ебут, а мы аплодируем? Твой ебаный католический гуманизм в этой ситуации неуместен. Прищеми жопу и let me do my job“. Тогда я очень обиделась на него и за „ебаный гуманизм“, и за „прищеми жопу“. Сейчас я понимаю, что Майк прав и такое поведение стоит немедленно пресекать и подвергать наказанию.

Следующие месяцы, начиная со среды, мы опять околачиваемся по государственным учреждениям.

А Love Story in Five Pictures

„Eighteen“

Этой фотографии уже давно нет. На фотографии нам было восемнадцать лет. Мы жили в Берлине. Чем больше увеличивалось расстояние между нами и нашими семьями, тем легче дышалось нам. На мне приталенное полупальто с двумя рядами пуговиц, вязаный берет с блестками и серые велюровые джинсы. На Майке светлые джинсы, армейская куртка и непременные растоптанные кеды. Возле нас ряд фонарей. За нами яркая осень.

Когда мы расстались, мать Майка триумфально сожгла почти все мои вещи. Я была уже в Майнце, Майк был еще в Нью-Йорке и ни о чем не знал.

„Sunset Limited“

Год назад Эми подарила нам фотографию, о существовании которой мы не подозревали двенадцать лет. Мы с Майком на перроне вокзала в даунтауне Сан-Антонио. На Майке спортивная куртка с капюшоном, на мне голубая блузка с кружевной вставкой на декольте и широких рукавах. Мои руки обнимают под курткой Майка. Майк прижимает меня к себе, положив руку на мой затылок. Я смутно помню, что постоянно соскальзывала с камня, на котором стояла, чтобы казаться выше. Над нами нет неба, одни облака.

Пару часов спустя мы потеряем Сэмми и перестанем быть.

„Nakedness“

Кейт внезапно поняла, что всегда мечтала стать фотографом, когда шаталась по городу и заметила в одной из витрин — среди книг, рисунков и декораций — объявление „Мы обучаем фотографии“. Кейт регулярно внезапно понимала, что мечтала кем-то стать. Легкомысленность — ее второе имя.

Эту черно-белую фотографию Кейт преподнесла нам в дар на церемонию венчания. Мы с Майком в пустой комнате с громадными окнами. На Майке темные брюки. Он сидит спиной к объективу, со скрещенными ногами. Я сижу на нем. На мне его белая рубаха. Мои руки у него на спине. Его голова у меня на плече. За нами стена с облезшей облицовкой и грязный холодный пол.

„В этой голой спине больше чувств, чем во всем Майке“, — утверждает Кейт. She is kind of right. Мало кто видел его более влюбленным.

„We Never Sleep“

Перед Рождеством я возмутилась, что мы разучились спать. Генри недобро ухмыльнулся и ушел на свидание. Через некоторое время я смущенно разглядывала альбом с интригующим названием „We Never Sleep“. Из этого альбома я почерпнула много интересных сведений:

. в дреме мы фотогеничны, потому что Майк не может состроить гримасу, а я начать ненавидеть будний ад;
. я замужем за Чеширским котом и скорей всего никогда не узнаю, почему я не просыпаюсь, когда он телепортируется в промежуток между моим телом и спинкой дивана;
. во сне наши руки складываются в затейливые геометрические фигуры, например, трапеции и прямоугольники;
. ночью Майк отчаянно боится, что я исчезну, поэтому обнимает меня крепко и врастает в мое тело (момент возникновения подсознательных геометрических фигур).

Утром мы не владеем координацией верхних и нижних конечностей, но слаще сна не бывает.

„Green Shades of August“

Нечаянную радость фотографией „Августовские оттенки зеленого“ доставила нам Мэри. Кто бы подумал, что на переднем плане композиции изображены таки мы. Майк прислонился спиной к дереву, ствол которого нам не удастся обхватить и всей семьей. Я полулежу, склонив голову к его груди. Мы, ха-ха, читаем книгу, ха-ха-ха. Возле нас спит Эли. На заднем плане композиции Мили объясняет Косте и Нико, как правильно целовать деревья.

В воздухе разлито счастье, танцует свет с тенями и медленно переливаются драгоценной россыпью совершенные оттенки августа: золото, малахит, изумруды и уваровиты.

I lOve You, DaDdy

АЛЕНУШКА НАУЧИЛА МИЛОЧКУ С соратниками латинскому алфавиту. Милочкины favourite hobbies du jour: скачка с препятствиями на овце и creative writing. Почти каждый день избранный любимый человек получает в подарок лист бумаги, на котором написано вкось и вкривь цветными буквами различных регистров:

I lOve YOu, DaDdy.
Избранные любимые люди варьируются: иногда я, иногда братья, иногда дедушка или бабушка. DaDdy – это святое. DaDdy остается всегда неизменным.

Daddy has a penis. Mummy has a vagina.

ЗА НЕДЕЛЮ ДО НАЧАЛА летних каникул в Великой эльфийской ложе домой пришла новая Эмилиана. Более мудрая и просвещенная. Она переоделась — погруженная в задумчивость, поужинала — погруженная в задумчивость, погуляла по кварталу с Найдой — погруженная в задумчивость, попрыгала на трамплине — погруженная в задумчивость, почистила гуаву — погруженная в задумчивость, развалилась на диване возле папы и торжественно произнесла: — Daddy has a penis. Mummy has a vagina.

Мы с Майком покраснели, потому что не ожидали такого разоблачения. Я даже немного расстроилась и поинтересовалась: — Is that true? Do you really have a penis? How come? Почему ты молчал? Почему ты мне ничего не сказал? А можно посмотреть? а потрогать? Божечки, как интересно. Какая прелесть. Что значит — Hände weg? Что значит — смотри издалека? Как ты посмел скрыть от меня такую важную деталь своей биографии? Знакома с тобой двадцать семь лет и ничего не подозревала. Живу с тобой, практически в одной постели, пятнадцать лет и ничего не ведала. Что значит — стеснялся признаться? Ты только представь, какие перед нами открываются привлекательные перспективы времяпрепровождения… Нет, куда же ты? Вернись сейчас же!

Все наши друзья, знакомые и родственники знают теперь о нас правду. Как смотреть людям в глаза? Как жить дальше? Где приобрести Камасутру?

В основном — про 16-летнего охламона

ВЫСПАЛИСЬ. В ЧАС УСНУЛИ, полвторого проснулись, Эли давал концерт. В два уснули, полтретьего проснулись, Эли давал концерт, а Милочка жаждала общения: „Папа, папа, папа, папа, папа, папа, папа, папа, папа, папа, папа, папа“. И все на одном дыхании, и все без остановки. Взяли к себе, чтобы у Милочки от ревности уши бантиками не свернулись. В три уснули, полчетвертого проснулись, Коленька давал концерт. Успокоили, уложили. В четыре уснули, полпятого проснулись, Эли давал концерт. В пять уснули, полшестого проснулись, Костенька давал концерт. В целях спасения формы ушей забрали близнецов к себе.

В шесть на подушках покоились пять голов и пара ног. Чьи же это были ноги?

Позавтракали овсяной кашей и банановым шейком. Ушли на службу в Великую эльфийскую ложу.

***
Дедушка интересуется у Милочки:

— Мили, а ты к нам в гости в Англию приедешь?
— Папа сказал, что я пойду в Англии в школу.
— Значит, приедешь?
— Нет, я в школу не пойду и в Англию не приеду.

***
Загорелась желанием влезть в джинсы 32 размера. Давно не слышала, чтобы Майк так ржал. Возмущалась. Пыхтела. Смирилась. Отдала всю одежду Анне. Отдала всю одежду для беременных Терезе. Хотела отдать младенческую одежду Милочки. Получила по рукам.

Милочка попыталась примерить штанишки 22 размера. Потерпела поражение. От обиды ушла чистить персик. Уронила. Нашла под столом. Поставила скамеечку к умывальнику. Помыла. Пришла в гостиную. Уронила. Достала из-под столика. Ушла на кухню. Встала на скамеечку. Помыла, благо вода все еще текла. Вернулась в гостиную. Милочкин папа в это время аккуратно складывал младенческую одежду Милочки обратно в коробку.

***
Вели себя плохо. Натянули на Найду желтую майку-сеточку, вышитую золотыми блестками. Вечером во дворе гулял великосветский цербер и приветливо улыбался. Прохожие смущались и отводили глаза. Возможно Найда мечтает о карьере фотомодели.

***
После прогулки Найда зашла в гостевой туалет, свесила голову и восторженно уставилась в таинственные недра унитаза. Я заподозрила, что там живет мифическая неведомая зверушка, а на самом деле в унитазе в мыльной воде плавала губка для мойки посуды. Не исключено, что мифическая.

***
Разбирала коробку с книгами. Выдала 16-летнему гедонисту „порнографию“: Alexander Trocchi „Young Adam“, Djuna Barnes „Nightwood“, Georges Bataille „Le Bleu du ciel“ и Stendhal „De l’amour“.

Он ничем больше не интересуется. В свободное время информируется, потом нервирует родителей и нас.

***
На днях вышеупомянутый любитель оргий отличился: родителям сказал, что ночует у нас, нам сказал, что ночует дома, а сам всю ночь скрывался с какой-то белочкой. Белочек у него много. Белочки приходят к старой сосне, которая растет напротив нашего дома, и робко ждут появления рыцаря изысканного онанизма.

Как-то зимой возле старой сосны стоял незнакомый мужчина в летней одежде с кузовком грибов. Я думаю, что это был друг мифической неведомой зверушки, которая живет в гостевом туалете. Никто кроме Майка мне не поверил.

***
Враки искателя острых ощущений меня огорчили. Меня вообще легко огорчить. Рихард после собрания убедительно попросил избавить его от позора быть вызванным в школу, потому что сына поймали со спущенными брюками. Майк вежливо поинтересовался количеством короткометражных порнографических фильмов с племянником в главной роли, курсирующих в Сети. Племянник клялся и божился, что не выставлял компрометирующий материал на обозрение милостивой интернациональной публики. Поверили. Простили. На работу взяли. Пригрозили строгим наблюдением.

***
Когда на двухметрового охламона снисходит Святой дух, он становится приятным собеседником и начинает читать. Читает быстро на немецком, английском, русском и иврите, учил итальянский и французский, умеет складывать слова в грамотные сложноподчиненные предложения.

Прочитал и обсудил со мной трилогию Джиллиан Брэдшоу „Hawk of May“, „Kingdom of Summer“ и „In Winter’s Shadow“. Пояснила, что в наше время не было „Игр престолов“, мы читали про Артура и Гвиневру. Выдала роман Сэра Томаса Мэлори „Le Morte d’Arthur“, но в этот момент охламоново либидо очухалось и увело его с Паскалем к белочкам.

Влюбленный в меня Саша настойчиво наказывает меня своим отсутствием. Меня это опять-таки огорчает (см. выше).

***
Одиночество не так уж и плохо: мы с Эли можем вздремнуь.

Game of Nests

ТЫ ПОНИМАЕШЬ, ЧТО БЛИНЧИКИ удались, если первые миллионы блинчиков пропали без вести в мистическом Блинном треугольнике между сковородой, тарелкой и жителем эльфийского королевства. Nothing is rotten, everything is noble, and innocent, and sweet в эльфийском королевстве, если рты, щеки и руки жителей измазаны шоколадом, а рожицы сияют улыбками.

***
Случайно прочитала рецепт котлет с гречневой кашей. Что вижу, то алкаю. Сегодня жители эльфийского королевства пируют перцем, фаршированным рисом с миндалем, котлетами с жареным луком и помидорами, гречневой кашей с грибами, абрикосовым пирогом с фисташками и вишневым компотом.

***
Смотрим с Котей и Федей „Игру гнезд“, новый драматический сериал в жанре фэнтези. Действие сериала, которое начинается ранним июльским утром, происходит в мифической небесной долине, раскинувшейся между тремя дубами. Одна из главных сюжетных линий сериала посвящена кровавой войне двух враждующих врановых семейств — Рейвенов и Мегпайев. Древнее семейство Рейвенов противостоит злокозненным самозванцам Мегпайям. Мегпайи стрекочут. Рейвены каркают. В этот момент на экране окна появляются фантастические существа церберы. Церберы волнуются, но сохраняют нейтралитет: уселись под дубом, задрали головы.

Корень дуба охраняет нищий кошачий орден Дневной Дозор во главе с комендантшей Куки Кэт, пост которой тайно мечтает занять коварный трансвестит Дейзи Дэнт<.

На западе эльфийского королевства в изгнании процветает семейство Риччиo, не претендующее на Гнездо. Глава семейства Риччио, Петруччо Риччио, вывел в этом году трех ежат.

Two Weeks

ЯСНОМУ СОЛНЫШКУ, РАЙСКОЙ БАБОЧКЕ, нашему ненаглядному счастью две недели. Солнышко весит три килограмма. Его рост составляет пятьдесят сантиметров. У Солнышка потешная головка и хрупкое трогательное тельце. Солнышко, наше солнышко. Лучистое, благоуханное, прозрачное.

Солнышку нравится солнечный свет и теплые прикосновения. Солнышко почти незаметно улыбается ангелам. Солнышко чирикает, лепечет, сопит и вздыхает.

Сумасшедшие родители Солнышка до безумия зацеловали его роднички и пересчитали пальчики. Солнышко не противится. Солнышко lalaкает нараспев. Милочка брезгливо касается пяточки Солнышка и уточняет: „Спит, что ли? Опять, что ли?“ Костенька дует на животик, Коленька ловит ножки. Найда от треволнений даже не ходит во двор здороваться с прохожими. Спит возле кроватки, охраняет безмятежный младенческий сон. Орион охраняет Найду и привыкает к своему новому подопечному.

Свободное ото сна и удовлетворения гастрономических потребностей время Солнышко проводит у папы на груди или у мамы под боком. У папы Солнышка разыгрались гормоны. Папа Солнышка щебечет звонче сына. Мама Солнышка круглосуточно хрюкает от умиления. Таково влияние новорожденного Солнышка на выработку окситоцина в родительских организмах.

***
Удивительно с какой скоростью человеки интегрируют маленьких ангелов в свое общество. За две недели пребывания на Земле маленький ангел зарегистрировался в ЗАГСе и в паспортном столе по месту жительства, получил полис медицинского страхования и заключил «Накопительное страхование детей». Маленький ангел полноправный гражданин трех государств.

***
Eli has Scottish, German, Russian, Ashkenazi Jewish, and a smaller amount of Irish ancestry. His maternal second great-grandfather was of Italian descent. Many of his ethnic German, Italian and Jewish ancestors lived in Russia or Central Asia.

Eli is US and German citizen by birth. According to UK law he has UK citizenship by descent.

Eli was born into Roman Catholic faith.

We all love him fervently. We work out our hearts for him.

Dubiat anceps memoria*

ВСТАЛА, УМЫЛАСЬ, ПРИДАЛА ЭЛЕГАНТНУЮ форму усам, привела в порядок бороду, аккуратно расчесала на пробор волосяной покров в области грудной клетки, заплела французские косички в подмышечных впадинах, завила кудри на руках и на ногах, впихнула беременный живот в джинсы, увидела случайно свое профильное отражение в зеркале, десять минут ревела.

***
Отвезла синеглазую эльфу Эден в Великую эльфийскую ложу, приехала домой, увидела намеренно свое профильное отражение в зеркале, десять минут ревела.

Когда Рихард с близнецами и собаками вернулся с прогулки, из магазина и с прогулки, то обнаружил в гостиной вместо меня небольшую лужицу печали, жалости, душевного страдания и изобличительной эмоциональной флагелляции без намека на психоэротику.

„Ну что, ну что опять случилось?“ — заботливо поинтересовался жестокосердный брат, подозреваемый мной в латентной негуманности. Я хрюкнула, всхлипнула и пошла в szuterén за вареньем, изъятым у меня в профилактических целях выше упомянутым братом-грубияном. Варенье куда-то пропало. Пришла домой с банкой огурцов. Злобно шипела.

***
Обиделась, ушла в парикмахерскую. В парикмахерской мне сделали маникюр, педикюр, похвалили французские косички и посоветовали новую стрижку. Теперь у меня очень короткие волосы.

Брата простила. Он красивый и хорошо пахнет. Но вечером все равно исщипаю. Я не злопамятная: как только отомщу, так сразу и забуду.

***
Синеглазая эльфа Эден спрашивает:

— Так я — старшая девочка?
— Ты — единственная девочка.
— Да. Рихард — мальчик, Генри — мальчик, Костя — мальчик, Нико — мальчик, Аннхен — мальчик, мама — мальчик, Найда — мальчик, Орион — мальчик, Китти — мальчик, Фриц — мальчик, Тадль — мальчик, Банни — мальчик, Уомбли — мальчик, Оскар — мальчик.
— Папа — мальчик.
— Нет, папа — Daddy.

Моя семья: четырнадцать мальчиков, одна девочка и один Daddy.

***
Выучили новую считалочку „Aon, dhà, trì“ и песенку „Sleeping Bunnies“. Предлагаю синхронизировать время и орать дружным интернациональным хором на зло врагам и соседям: Hop, little bunnies, hop, hop, hop.

***
Своими собственными ушами слышала, как Энни читает Эден „Oedipus“ на латыни. Лёд тронулся, господа присяжные заседатели!

***
У синеглазой эльфы Эден лингвистический кризис. Разговаривает с англоязычным дедушкой по скайпу, рассказывает ему детсадовскую историю на немецком (Mili, speak English!), повествует о жизни Коти с федюшатами на русском (Mili, speak English!), посылает воздушный поцелуй (Gotta go. Cheerio! Tschüss! Ciao! Slàn! Пока-пока!) и убегает. Убегает быстро, чтобы не догнали.

***
У меня кризис русского языка. Я на глазах тупею. Пишу одно предложение пять минут. Переписываю. Сомневаюсь, что использую правильные падежи, предлоги, знаки препинания. Порой порываюсь покончить жизнь ноутбука самоубийством, но лень идти к озеру.

***
— Мишка, когда ты приедешь?
— Я приехал. Я в Мюнхене.
— Ага! Как приехал, так сразу по борделям. Замки поменяю, в дом не пущу. И имей ввиду: я третью ночь делю постель с Федором Иннокентьевичем.

*Т.к. в голову ничего не лезет, цитирую наизусть Сенеку.**
**В этом тексте я один раз наврала.

Linda in estasi

— КОГДА Я ДУМАЮ О БЕРНИНИ, я думаю о тебе.
— Я не знаю, что меня взволновало сильнее: твои думы о Бернини или твои думы обо мне…
— На самом деле все очень просто и логично: сначала я подумал о תרזה, потом о תרסה, потом о Терезе Авильской и полез искать ее биографию. Ну, ты знаешь, эту историю с золотым копьем и тяжелым дыханием: „I saw in his hand a long spear of gold, and at the iron’s point there seemed to be a little fire. He appeared to me to be thrusting it at times into my heart, and to pierce my very entrails; when he drew it out, he seemed to draw them out also, and to leave me all on fire with a great love of God. The pain was so great, that it made me moan; and yet so surpassing was the sweetness of this excessive pain, that I could not wish to be rid of it. The soul is satisfied now with nothing less than God“. Здесь я окончательно развеселился и вспомнил ‚Экстаз святой Терезы‘ и, собственно, Бернини.
— Майкл, я сейчас расплачусь от умиления.
— Meaning „Michael, you’re a depp”?
— Meaning „Майкл, больше работай, меньше думай”.

Теперь когда я думаю о Бернини, я думаю о Майке.

Über den besten Bruder ever

  1. THE LORD IS MY shepherd. My brother is my twin. На шесть лет старше, на сорок один сантиметр выше, в два раза тяжелее.
  2. Мой брат единственный истинный католик в семье.
  3. Мой брат сочетался церковным браком.
  4. Мой брат отец сына и дочки.
  5. Дети моего брата называют его „Sir, yes, sir!“ и „папочка„.
  6. My brother knows what it is like to have an extremely high IQ.
  7. Мой брат помышлял о карьере военного летчика.
  8. Мой брат учился в Гейдельберге и Бостоне.
  9. Мой брат хирург.
  10. Моему брату не было 40 лет, когда ему присвоили высшую академическую квалификацию.
  11. Мой брат офицер, обладающий солидной военной подготовкой.
  12. Мой брат работал в зонах вооруженного конфликта.
  13. Мой брат удостоен двух военных наград и научной премии.
  14. В 2009 году мой брат спас мне жизнь.
  15. При каждой удобной возможности моя мама непременно комментирует выбор профессии своего сына: „Да лучше бы ты дворником работать пошел. Не для того мы вывозили вас из ... Таджикистанов и Казахстанов, чтобы вас убили в ... Афганистанах и Ираках“.
  16. Со своим сыном у моей мамы сложились непростые отношения.
  17. Мой брат состоит в Немецком обществе хирургии и Немецком обществе военной медицины.
  18. Работы моего брата публиковались в престижных научных журналах.
  19. Моему брату присущи душевная порядочность и сильно развитое чувство справедливости.
  20. Мой брат – последний идеалист.
  21. Мой брат владеет немецким, русским, английским и итальянским языками.
  22. Если того требуют обстоятельства, мой брат в состоянии сформулировать грамотный ответ на такие философские вопросы как „?מה שלומך“, „Қалыңыз қалай?“, „Корҳоятон чӣ хел?“.
  23. Имя моего брата переводится с древневерхненемецкого диалекта как могучий/смелый/богатый вождь.
  24. У моего брата голубые глаза.
  25. У моего брата очень красивые руки.
  26. Мой брат носит обувь 47-го размера.
  27. Из-за моего брата по сей день теряют головы роскошные женщины.
  28. Напрасно теряют. Мой брат однолюб.
  29. Мой брат не курит и не употребляет алкоголь.
  30. Мои племянники воспитаны в лучших военных традициях и духе христианской добродетели: Aufrichtigkeit, Treue, Bescheidenheit, Gerechtigkeitssinn, Disziplin, Zurückhaltung.
  31. Любимое нецензурное выражение моего брата „Бл… едный лик луны“.
  32. Своим детям мой брат дал два совета: „Henry, weniger wichsen, mehr lesen. Lesen erhellt den Geist“ и „Du kannst nicht Menschen wie Toilettenpapier benutzen und dann Respekt von ihnen erwarten“.
  33. Когда-нибудь мы с братом зачитаем роман Ремарка „Черный обелиск“ до дыр.
  34. В 2010 году мы с братом прошли пешком паломническую Дорогу звезд. 800 км.
  35. Когда мне было 12 лет, наш кузен решил, что пришло время изучить мою анатомию. Жалобы маме не принесли ожидаемого результата: „Что ты болтаешь?“ Моему брату понадобился один удар, чтобы разбить отморозку лицо в кровь. „Твой сын — зверь, Регина!“ — резюмировала мамина сестра.
  36. Чуть позже мой брат объяснил нашим сестрам, что если они не прекратят учинять надо мной физическое и эмоциональное насилие, то он может легко забыться.
  37. Благодаря моему брату, мы с Майком вновь обрели друг друга.
  38. В 2012 году мой брат вел меня под венец.
  39. Мой брат крестный отец моих детей.
  40. Дочь моего брата зовут Анна-Линда Виктория „Анналин“.
  41. Моего младшего сына будут звать Рихардом.
  42. Я очень люблю своего брата.
  43. 20 марта моему брату исполнилось сорок три года.

***
Вчера мы втроем были в театре. Это рецензия на прекрасный спектакль о конфликте матери и дочери, просто я немного увлеклась.

Thar na sìorruidheachd

После непродолжительной шестимесячной осени наступила меланхоличная осенняя пора. Летят утки. И два гуся.

Костенька и Коленька обучают собак Эльфийскому кодексу чести: „We will not lie, cheat, steal, or tolerate those who do“. Собаки дожевывают украденный пирожок с капустой, кротко улыбаются и составляют конспекты. Собачьи лица осияны ангельским смирением.

Синеглазая эльфа Эден выводит на обоях затейливыми эльфийскими рунами семейный девиз Duty, Honor, Mummy, регулярно нейтрализует Феденьку и объясняет Котеньке разницу между front headlock и side choke. Котенька тренируется на Феденьке. Феденька предается философским размышлениям, ест, молится и любит.

Детсадовские соратники синеглазой эльфы не все владеют английским языком, но все единодушно откликаются на команду „Fists up, elbows in, chin down“.

Я. Не. Знаю. Кто. Моих. Шотландских. Бабочек. Всем. Этим. Безобразиям. Учит.

***
У Майка все хорошо. Майк влюблен. Майк постоянно вскакивает во сне, потому что ему кажется, что плачет ребенок.

***
На деревьях чирикают первые птицы, под кустами горланят беспутные коты. На улице рано светает, горит небо: Аврора и Гелиос буянят, а нам не спится.

***
Растет авокадо. Три новых побега. Одиннадцать бархатистых листиков. Растут два лимона. Растут тридцать настурций в одном цветочном горшке.

***
Когда мне кажется, что я не могу любить сильнее или быть счастливее, когда я пытаюсь дать новое определение нежности, Майк дарит мне цветущий лук с таким видом, как будто он только что нашел Голубой цветок. His kisses taste like sweet red apples.

Discuss in Class

УЧИЛИ С МАЛЕНЬКИМ МАЛЬЧИКОМ Генри стихотворение Роджера Макгоу, разбирали antithetical structure of the poem: контраст между нравится и не нравится, дискутировали на тему «Scenes of extreme violence and cruelty on TV», делали заметки in a telegraphic style, искали ответы на вопросы

・Как ты реагируешь на чрезмерное насилие и жестокость?
・Почему людям нравятся агрессивные жанры фильма?
・Что для тебя хорошо, а что плохо?

Замечательный у нас мальчик. Да, в случае крайней необходимости он даст недоброжелателю в рожу, но при этом с непринужденной легкостью сформулирует лингво-аргументативное обоснование своего неподобающего поведения.

Cinema Poem

I like it when
They get shot in the head
And there’s blood on the pillow
And blood on the bed

And it’s good when
They get stabbed in the eye
And they scream and they take
A long time to die

And all spurts out
All over the floor
And the audience shrivers
And shouts for more

But I don’t like it when they kiss.
Кинематографическая поэма

Мне нравится когда
Им стреляют в голову
И кровь на подушке
И кровь на постели

И это хорошо когда
Им вонзают в глаз нож
И они кричат и не умирают
как можно дольше.

И по всему полу
Разливается кровь
И публика трясется
И требует добавки

Но мне не нравится когда они целуются.

Правда. Твари какие. Це-лу-ют-ся. Гады недобитые. Постыдились бы! Дети вокруг…

perché forte come la morte è l’amore

– МАЙКЛ, КТО НА ФОТОГРАФИИ рядом с тобой?
– Кто? Где?
– Майкл, не придуривайся. На фотографии всего два человека. Если вдруг не узнал: ты c curly mop слева.
– Ja, vielen Dank за curly mop. Мне только удалось благополучно избавиться от этого воспоминания.
– Sure, you’re welcome. Who is the guy to your right?
– I don’t know. Looks like Nikolaj.
– Это не Николай. Этот красивый.
– Николай не красивый?
– Дерзкий, обаятельный, но не красивый.
– Он отфотошопился перед съемкой. Скорректировал обаяние, ретушировал дерзость, добавил пару нюансов красоты, несколько тонов мужественности.
– Ха-ха.
– Ничего не ха-ха. Это Рихард.
– Это не Рихард.
– Это Рихард. Рихард красивый без фотошопа.
– Рихард красивый, потому что похож на меня.
– Я думал, что Рихард красивый, потому что похож на твоего отца.
– No, that’s a common misconception. He looks like me. I look like my dad.
– Bravo, my love, brilliant argumentation. Что написано на конверте? 2006, NY?
– Ничего не написано. Что ты делал с Рихардом в NY?
– Не New York, ירושלים. NY – Новый год. Там previews есть?
– Нет здесь никаких previews. Так что ты делал на NY с Рихардом בירושלים?
– У нас был страстный роман.
– Что за дурацкий ответ?
– Что за дурацкий вопрос? Совпала неделя отпуска. Ты ничего не хотела обо мне знать… В конверте другие негативы есть? Если на одном из них Иза, то это New Year’s Eve 2006. И на фото точно Рихард.
– Не вижу я Изы на негативах.
– Где твои очки?
– Прекрати задавать мне личные вопросы. Наверняка валяются возле ноутбука. Где твои очки?
– Без понятия. Где я приставал к тебе в последний раз?
– Schwachkopf. В прихожей, где мы рисовали. Oчков на тебе уже не было.

Очки нашли. Изу обнаружили. Красивого мужчину идентифицировали. Подростки сбежали, хлопнув дверями бункеров. Эльфы застыдили: „Хватит цейоваться, надо йисовать“. Ума не прибавилось.

***
Мой брат на 41 см выше меня. Меня это огорчает. Каковы шансы, что я еще вырасту?
Мой муж на 37 см выше меня. B горизонтальном положении это легко исправить.

***
– В моем иллюзорном мире с размытыми гранями ты единственный объект с четкими гранями.
– И только меня ты видишь в таком иллюзорном свете. А если бы не миопия… а если бы рано утром… а если бы без макияжа… а если бы голым…
– Ты куда? Вернись, я на всё согласна.
– Очки возле ноутбука, говоришь? На всякий случай быстро спрячу и вернусь. Do not run away naked.

***
– Сейчас же прекрати принимать эротические позы.
– Дурак, что ли? Какие эротические позы? Сижу, закутанная по самые уши в одеяло, один носок шерстяной наружу торчит.
– Ничего более эротичного чем этот носок я никогда не видел.
– Хочешь второй покажу?
– Не надо. Я не удержусь, стукну тебя по голове дубиной и уволоку в свою пещеру.
– Да ладно. Я сама побегу.
– Ты же неприличная женщина. Давай придерживаться постулатов искусства соблазнения.

***
– Когда я увидел тебя с Дани возле дома, у меня остановилось сердце, а потом забилось со скоростью 180 ударов в минуту. Um mich war es geschehen: I fell in love with you. Ты была очень красивая. У тебя были груди.
– Blödmann.
– But an honest one. That’s why you love me, right?
– Ich kann dich gut leiden.
– Ich liebe dich.

***
– Ты не помнишь наш первый поцелуй?
– Нет. Я помню мой первый поцелуй с Дани.
– I feel honored. Какое невероятное счастье для меня. Я помню…
– You do?
– Oh yes, I definitely do! It rained and you felt guilty.
– But I kissed you back.
– And the kiss was so sweet and intoxicating.
– And the second one… and the third one… and you slid your hand under my t-shirt.
– Why didn’t I sleep with you that night? You should have said yes.
– I remember my first time with you.
– Did I traumatize you that much?
– I remember my first orgasm with you.
– I obviously remember mine.
– It took me 15 minutes to reach orgasm.
– My hands hurt like hell.
– Think of everything you have learnt since then.
– Think of everything you have taught me.
– You’re still a depp.
– You’re still in love with me.

***
– Почему ты меня непрерывно дураком называешь?
– Факт констатирую.
– У меня скоро разовьется комплекс неполноценности.
– Твоему burden of Jewish genius будет не так одиноко.

***
– Третьего мая исполнится три года, как мы поженились. Кожаная свадьба.
– Четвертого августа – четыре. Льняная.
– У нас всё не как у людей.
– I feel blessed.

***
– Книгу нашей любви можно разделить на три главы: Paradise, Earth, and Hell.
– Ты забыла четвертую. Afterlife. Нам уже ничто не страшно!

***
Утром на оконном стекле тетрадный лист в клеточку:

„ЕСЛИ БЫ ТЫ НЕ УГРОЖАЛА МНЕ ПОСТОЯННО СЕКСУАЛЬНЫМИ РЕПРЕССИЯМИ,
ТО ПРОЧИТАЛА БЫ ЗДЕСЬ QUITE A NASTY MESSAGE.

THINK ABOUT IT.“

I’m thinking. I am thinking about you day and night.

Ein Hauch ist das Leben des Menschen, ein Schatten, der vorüberzieht!

The dead they sleep a long, long sleep;
The dead they rest, and their rest is deep;
The dead have peace, but the living weep.

Сегодня у моего папы день рождения. Больше всего я скучаю по его смеху, неуемной энергии и умению жить и радоваться жизни, несмотря ни на что, at your darkest. Из папиных детей — трех девочек и одного мальчика — я была самым младшим, самым любимым сыном.

About the Nation of Storytellers in My Life

— МАЙКЛ, НЕ ХМУРЬСЯ, ТЕБЕ сколько лет?
— Linda, don’t patronize me.
— Майкл, не щурься, это увеличивает количество морщин вокруг глаз.
— …
— Майкл, не смотри на меня исподлобья, этот взгляд тебя не красит.
— …
— Майкл, что случилось с твоим лицом?
— Пытался одновременно нахмуриться, прищуриться и посмотреть исподлобья.
— Упрямство не доведет тебя до хорошего, так и знай.
— Au contraire, mein Leben. Благодаря моему упрямству мы вместе.
— Ты куда?
— К зеркалу. Тренироваться.

Старший Эльф уехал. Младшие эльфы остались дома. Создали Триумвират, весь вечер заглядывают в зеркало, хихикают, кривятся и строят рожицы. Интересно, в кого они такие?

***
На детской площадке о Старшем Эльфе ходят легенды: звать его не то Клаус-Юрген, не то Дитер; родом он не то из кельтских племен, проживавших во времена Первого крестового похода на поволжских берегах, не то из коренного индейского народа ашкеназов; говорит не то на идиш, не то на гойдельском, в любом случае: на каком-то непонятном, а скорей всего — воображаемом языке; работает не то коммивояжером по продаже пылесосов, не то ночным сторожем в закрытом отделении психиатрической больницы. И если бы королевы психопатки детской площадки не терзались смутными подозрениями насчет контактных линз, единственным достоверным сведением о Старшем Эльфе послужил бы невероятно синий цвет его глаз.

Я выходила замуж за очень скрытного, серьезного, честного, порядочного эльфа. Сказочник бесплатно прилагался в придачу.

— М.Р., прекратите врать, — пристыжаю я изредка своего чистосердечного, прямодушного эльфа.
— Не прекратим, — надменно отвечает уставший после ночной смены в закрытом отделении психиатрической больницы кельтский индеец-ашкеназ Клаус-Юрген.
— Почему не прекратите?
— We’re a nation of storytellers.

***
Синеглазая эльфа Эден, папина дочка, является таким же ярким представителем народа сказочников.

В среду она поведала детсадовскому коллективу печальную истину: „Папа сбежал. Теперь мы разговариваем по Скайпу“. Воспитательницы пригорюнились, начали собирать чемоданы и покупать билеты на самолет, но к счастью недоразумение вовремя выяснилось и никто не потерял свое лицо. Папа остается в семье, не смотря на далекое расстояние.

На достигнутом синеглазая эльфа Эден не остановилась и сообщила всем о любовных отношениях Екоторины Змей-Горынычевны котонессы фон Катценбург с Фридрихом Базилеем Рожароссой: „Китти и Фриц кричат. Они поженятся и родят младенцев“.

***
Старший Эльф задумался. Когда мои эльфы задумываются, на светлом эльфийском челе загорается красный индикатор, всплывает мыслительное табло, и даже самый неискушенный наблюдатель понимает, что эльфийское сердце лишилось покоя.

— Ты читала о шумоизоляции в квартире… — заметно волнуется Старший Эльф.
— Да. Ты это к чему вдруг вспомнил? — несуразно хихикаю я.
— Это к тому, что если мой ребенок придет и скажет: „Мама и папа кричат. Они поженятся и родят младенцев“, — то в детский сад ты меня больше ничем не заманишь.

Так синеглазая эльфа Эден помогла мне понять, что я замужем за скрытным, серьезным, честным, порядочным, чистосердечным, прямодушным, стеснительным эльфийским сказочником, и в нашем активном лексическом запасе появились технические термины „маты шумопоглощающего материала из пенопласта“, „звукоизолирующие плиты“ и „обрешетка под гипсокартон“.

***
Вся власть эльфам! Каждой эльфе по мягкой постели!

Иду дремать. Еще две ночи…

В провинции — снег

КОТЫ СИДЕЛИ НА ПОДОКОННИКЕ и злобно смотрели на улицу. Фриц тайком утирал скупую кошачью слезу, Котя грозила кулаком и материлась. На выходных коты находились на попечительстве у Женевьевы и Минки.

***
Когда мы с Майком справедливо распределили между собой подростков, эльфов и собак, когда все были посажены, пристегнуты, приклеены и привязаны, Костя вдруг забеспокоился, скривился и принялся громко кричать „Бежим, бежим, бежим!“, что в переводе на русский значит: „Скорее бежим в туалет! Если не побежим, будет вам сюрприз. Так и знайте“.

Майк отстегнул, отклеил, отвязал серьезного эльфа и поволок его домой. Майк бегает очень быстро и, судя по характерному звуку из таинственных глубин дома, в пятницу он установил новый рекорд, наконец-таки достигнув сверхзвуковой скорости. Этого оказалось недостаточно.

Маленький эльф загрустил, честно признался: „Не добежали…“ — и сокрушенно расплакался. У Майка одновременно защекотало в носу от смеха и защемило от жалости сердце. „Костенька, ну что ты плачешь? Ну, не плачь — успокойся! Ну, подумаешь… Такая неприятность с каждым из нас произойти может. И с Китти, и с Фрицем, и с мамой“, — беспардонно компрометировал меня с котами муж и не стыдился. Костя призадумался и рассудительно спросил: „И с тобой?“ „И со мной, — покорно признался Майк, — как же: со мной — в первую очередь“.

Раз уж такая неприятность может произойти даже с папой, на редкость авторитетным и разумным человеком, то маленький эльф решил больше не плакать. „Маме не скажем“, — тревожно потребовал он. „Конечно, не скажем“, — покладисто согласился Майк.

В это время синеглазая эльфа Эден отказалась спокойно сидеть в машине, сбросила с себя диктатуру детского сидения и деловито носилась по дворовым окрестностям. „Коленька, пойдешь гулять?“ — вежливо поинтересовалась я у молчаливого эльфа. Коленька надул щеки и отвернулся.

***
Генри опрометчиво выбрал машину, в которой сидела синеглазая эльфа Эден. Синеглазая эльфа Эден отдала безоговорочное распоряжение: „Будем петь!“ — и затянула разухабистую песню du jour:

„Bruder Jakob, Bruder Jakob,
Schläfst du noch? Schläfst du noch?
Hörst du nicht die Glocken?
Hörst du nicht die Glocken?

Ну, пой! Ну, пой! Генри, почему ты не поешь?“

„Ding, ding, dong. Ding, ding, dong“.

Через полчаса Генри бился головой о стекло и жалел, что не залез в багажник.

***
Дремучая провинция услаждала наш взор белоснежными полями, хвойными лесами, приветливой дичью, пасущимися на лугах конями и развешанными на веревках возле старых домов белоснежными же трусами невероятных размеров. По всей вероятности Гаргантюа и Пантагрюэль теперь живут в дремучей провинции.

***
В дремучей провинции синеглазые эльфы навещали прадедушку. Прадедушку эльфы очень любят, поэтому, еще не доехав до дому, синеглазая эльфа Эден оповестила всю округу о своем прибытии: „О-оопа, о-оопа, – экзальтированно вопила синеглазая эльфа Эден, высунув макушку из окна машины, — о-оопа, ты меня видишь? Это яяяяя, па-аапина дочка“. Радостный эльфийский голос воспарял жаворонком под облака и мчался благой вестью к ближайшей деревне (3 км) и, надо полагать, к ближайшему городу (14 км). Прадед папину дочку видел и даже узнавал.

После традиционной душераздирающей сцены воссоединения эльфов, во время которой Эден успела поведать прадеду о всех важных событиях, спеть новые песни и рассказать сказки, нам удалось извлечь из машины близнецов. Близнецы позволили себе более сдержанное проявление чувств. Костя важно протянул руку и прошелестел: „Приветствую!“, Нико спрятался за отца и предупредил: „Я немного очень устал“.

***
Лучшее лекарство от скорби и старости — это эльфы. Дедушка вдруг помолодел лет на двадцать, бегал за эльфами, прятался от эльфов, лепил снеговика и жарил блины.

***
Лучшая система безопасности — это снег. Утром из ребусов следов в снегу я почерпнула интересную информацию о любовной жизни котов, затейливых прогулках гусей, важных делах четырех гигантских собак и узнала, в каком направлении скрылись Майк и Генри.

Возвращаться в шумную метрополию категорически не хотелось.

***
Генри в этот раз решительно не везло. По дороге домой ему пришлось присоединиться к хору близнецов:

„Are you sleeping? Are you sleeping?
Brother John, Brother John!
Morning bells are ringing
Morning bells are ringing…

Henry, Henry, Henry, sing!“

Генри бился головой о стекло и подпевал:

„Ding, ding, dong. Ding, ding, dong“.

***
К воскресному вечеру у Минки подозрительно тряслись лапки, но мы феноменально изобразили отрешенность и решили не вникать в суть проблемы. Фриц встретил нас в парадной униформе, Китти сказала: „Ш-ш-ш!“ — и присоединилась к мистическим задиванным партизанам. Будет мстить.

***
Если выпадет снег, через неделю опять поедем.

Baby, I think we both are sick. I kind of like it.

– I THINK I’M kind of sick.
– Только думаешь?
– Do not interrupt me while I am talking. Я пребываю в состоянии сильного душевного волнения.
– Excuse me, не заметила.
– Так вот… когда Генри открывает дверь в свою комнату, и я вижу весь этот фантасмагорический бардак, то моментально вспоминаю твою комнату – и у меня срабатывает непроизвольный рефлекс, и отключается префронтальный кортекс.
– И включаются механизмы возникновения эрекции?
– Я пытался деликатно избежать упоминания этого факта.
– У тебя хорошо получилось, не волнуйся.
– Спасибо большое. Я тебе премного благодарен.
– Ммм… a случается это всё потому, Майкл, что ты – развратник!
– А случается это всё потому, Линда, что меня таким сделала ты, неряха!
– Я не поняла: ты что обзываешься? Это не у меня проблемы с префронтальным кортексом! Никакая я не неряха. У меня в комнате никогда не было фантасмагорического бардака, только – творческий хаос. Кому какое дело, что на подоконнике лежал забытый доисторический бутерброд и становились черными яблоки? Ну и что, что везде валялись горы книг? Ну и что, что я целую неделю закидывала в угол верхнюю одежду, а в субботу запихивала огромный ворох грязного белья в стиральную машину: красное с белым, синее с розовым. Красивее меня никого в школе не было! Где ты еще видел такую роскошную цветовую гамму? И скажи спасибо, что я тогда застенчивая была. Сейчас я запросто и трусы на люстре развешу.
– Стесняюсь признаться, но трусы заинтересовали бы меня больше всего.
– Говорю же – развратник. И потом, у меня совершенно не было времени на уборку. У меня появились новые интересы.
– Да-да. Озвучь новые интересы?
– Например, голый ты.
– Например, голый я?..
– Угу. У девочек тоже возникают проблемы с префронтальным кортексом.
– Окей. Уговорила. Не неряха. Но с беспорядком в комнате у Генри однозначно что-то надо делать…

***
– Где в тексте секс?
– Какой секс? У тебя что-нибудь кроме секса в голове есть?
– Есть. Ты, дети и вольный ветер.
– Я не могу писать в одном тексте про секс и детей. Мне стыдно.
– Что писать-то? Сцены откровенно сексуального характера?
– Дурак ты. Нет. Вообще не могу.
– Я не знаю, woman, как ты своих детей делаешь, я своих делаю исключительно этим способом.
– Извращенец.
– Филистимлянка.

***
– … физическая манифестация любви.
– Jesus Christ! Once again. What a thing?
– Физическая манифестация любви…
– What is it? Sex? Так не городи, а пиши – секс. S, e, x – три буквы, коротко и емко.
– Что значит – не городи? В моей реальности феномена „не городи“ не существует. Без „не городи“ и текст очень короткий получается.

***
– Я вот пока писала, думала: мы значительно хуже 16-летних. Может быть нам стоит сходить в театр или почитать серьезную литературу?
– Непременно. В феврале на Берлинале покажут премьеру фильма „50 оттенков серого“. Сходи, посмотри, приобщись к культуре.
– Почему „сходи, посмотри, приобщись“? А ты?
– А я дома примитивный посижу.
– Я прочитала в телетексте, что не сняли сцену с тампоном в ванной…
– This is a tragedy. Упустили квинтэссенцию романа.

Понимаю, что мы бесшабашные аморальные субъекты, не читавшие произведения и видевшие мельком трейлер к фильму, но даже нам кажется показ этого шедевра мировой литературы на Берлинском кинофестивале нелепой безвкусицей. Садомазохизм для широких масc населения? BDSM for laymen? Really? Just how did they sink so low?

Про анализ и интерпретацию

СЕРЬЕЗНЫЙ ЭЛЬФ НИКОЛАС КРУТИТСЯ возле отца, дергает его за футболку и демонстративно вздыхает. Так умеют вздыхать только синеглазые эльфы: горько, угрюмо, трагически, ощущая на своих хрупких плечах всю грусть, тоску и скорбь Вселенной, нашей и бесконечных параллельных. Майк сажает эльфа на столешницу возле себя и интересуется:

„Nikolas, my friend, why the long face?“
„Daddy, where is my bagle? I ain’t gettin‘ any younger. Hurry up.“

Russian

Über den Schmerz im Glück

КОГДА РОДИЛАСЬ СИНЕГЛАЗАЯ ЭЛЬФА Эден, разбившийся на мириады эфирных осколков Майк назвал ее my little miracle – мое маленькое чудо.

Когда на нас снисходит очередная волна нежности, эмоции хлещут через край, слова застревают в горле, и в глазах появляется подозрительный блеск, мы целуем друг другу руки.

Когда маленькая хрупкая эльфа называет своего громадного отца my little miracle и целует ему руки, мое сердце переполняется любовью, душа становится солнечным диском, а из глаз льются крокодильи слезы и смывают всю боль, все страхи, все обиды.

Эдемская эссенция счастья. Четыре года назад мы и не подозревали о существовании таких чувств.

Бог есть. Рай можно обрести и на земле.

About Fast Movers and Helos in a Sapphire Blue Eyed Elf’s Life

ОЧЕНЬ СЛОЖНО БЫТЬ ЭФИРНОЙ синеглазой эльфой в мире двухметровых мальчиков, которые употребляют в разговорной речи военный сленг и владеют боевыми искусствами. Непостижимость устройства внутреннего эльфийского мира находится в прямой корреляции с количеством двухметровых мальчиков.

Синеглазая эльфа Эден проводит свое свободное время в окружении четырех таких мальчиков: Майкла и трех мушкетеров (Генри, Паскаль, Саша). Метаморфоза, которую переживает синеглазая эльфа Эден, приводит меня в страх, а эльфийский словарный запас – в благоговейный трепет. Коты, на которых совершенствуются красочные речевые обороты и новые приемы рукопашного боя, нервно моргают и пишут письма в ООН.

***
Из подслушанного субботнего разговора, теоретический смысл которого заключался в выяснении точного времени, необходимого американскому военнослужащему на нейтрализацию потенциального противника и целесообразности наглядной демонстрации приема нейтрализации (choke-out).

Pascal: „Michael! If I grabbed you, how much time would it take for you to simply knock me out?“
Mike: „About ten seconds.“
Pascal: „You could choke me out in about ten seconds? You sure?“
Mike: „I’m positive.“
Henry: „You guys could try and find out.“
Mike: „Yes, Henry, that’s an option, but you definitely wouldn’t like it.“

Russian

Aus Liebe zu Sprache

ФРАУ БЕККЕР, УРОЖЕНКА БРАНДЕНБУРГСКОЙ земли, переводчица русского и польского языков, снизошла в приступе безумия до простой смертной и сделала мне комплимент:

– А Вы, и впрямь, неплохо говорите по-русски…
– Да что Вы, – засмущалась я, – я никогда не смогу опуститься до Вашего уровня.

Переводчица русского и польского языков засветилась снисходительной улыбкой.

What in the world is wrong with these people?

Про особенности возрастной психологии

– КОСТЯ, СКАЖИ, ПОЖАЛУЙСТА, КУДА делись печенки?
– Мама, я немного съел и закопал под подушку.
– (смеюсь) Костя, мы же не кошки. Откопай и принеси.

Коты учат маленьких серьезных ангелов жизни. Созерцала, как Катценбург крутилась, вертелась, нюхала со всех сторон лоток, долго шебуршала наполнителем, шевелила хвостом, а потом тщательно закапывала с бортов лотка, со стенки, с пола, аккуратно, педантично, лишь бы не коснуться лапкой наполнителя. С опаской думаю о будущем.

***
– Кушай, Китти!

Синеглазая эльфа Эден угощает желтоглазую кошку Китти рисовым пудингом. Китти смахивает слезу умиления и погружается в чашку по самые уши, прикидывается сироткой, а шуба уже трещит по швам.

***
– Я не понимаю, почему эта корова одна, в вызывающей одежде, с алкоголем таскается по лесу. Это не сказка, это порно.
– „Таскается“ не говорят, говорят „гуляет“. И не „эта корова“, а Красная Шапочка.
– О „гуляет“ не может быть и речи. Приличные девки по лесам не таскаются. А потом еще удивляется, почему ее волк в кусты затащил.
– „Девушки“, „гуляют“, не „в кусты“ – в постель.
– Ну, в постель. Еще лучше. „Красная Шапочка“, что, еврейская сказка?
– Нет.
– А почему в Википедии стоит, что еврейская… а, нет, европейская. Я и думаю, не могли евреи такую хрень написать.
– Не „хрень“, а ахинею. Генри, ты за это время уже давно мог бы написать краткое содержание текста и пойти спать.

Наступает тишина, я возвращаюсь к переводу, Генри – к чтению. Через некоторое время раздается триумфальный вопль:

– Gotcha! Right there! I knew it’s a porn story.
– Почему „porn story“?
– Ты Фромма читала? Красная шапочка – символ менструации… зрелая женщина с проблемой половых отношений… психическое расстройство… секс с волком.
– Генри, я тебя прошу, не цитируй Фромма на уроке.
– (sinister smile) …

В полночь мы с Генри занимаемся русским языком, волшебное время для философских размышлений.

А Википедия – зло.

Kate meets R

R СХВАТИЛ МЕНЯ ЗА РУЧКУ, робко посмотрел в глаза, погладил по изящной коленке и томно зашептал: „Кейт, почему Вы не используете свой потенциал?“ Я запунцовела ланитами, затрепетала персями и погладила его в ответ по изящной коленке: „О чем Вы говорите? Какой потенциал? What you see is what you get. No hidden talents. No kinky obsessions“. „Но Вы же роковая женщина! — настойчиво уговаривал меня R. — Вы же — гений! Вы — великий писатель и мыслящий читатель. Вы так прекрасны, изящны, находчивы, ловки, неповторимы и экстравагантны“. Я пуще прежнего запунцовела ланитами, но в темных коридорах моего интеллекта защелкали костяшки на счётах профита и задребезжал робкий луч надежды. И правда, Лин, а не написать ли мне пособие по этике секса: ‚Как изящно ощипать курочку‘ или ‚Как изящно ощипать петушка‘?

***
Кейт — моя подруга. R — мой клиент, редкостный извращенец страстный мужчина. Интерпретация разговора вольная, но примерно в таком приторно эфемерном стиле V пудрит мозги несет лабуду глаголeт истины хорошеньким женщинам.

А пособие я обязательно куплю. Буду отлучать себя от телевизора.

Г. Миллер, из переписки с А. Нин: „A Literate Passion“

KОГДА Я ВИЖУ ЖЕНЩИНУ С лживыми глазами, я ее боготворю. Какое право имеет женщина смотреть на тебя честными глазами? Женщина приносит боль. Женщина — это зло. Исключений не бывает. Уверяю тебя, даже ангелы лгут (Клиши, 28.03.1932).

***
Притащила с чердака ящик книг. Отлучала себя от ноутбука, прилучила к дешевой эротической литературе. Oзнакомилась с понятием ‚интеллектуальная эротика‘. Интеллектуальная эротика кажется мне весьма скучным явлением. Ирвин Уэлш был прав, когда писал ‚Filth‘: „Bladesey’s problem is that he tries to intellectualise everything. Ye cannae dae that with shagging. It’s either gaun in the hole or it’s no.“

Коты моего поведения не одобряют. И требуют пятый завтрак.

Don’t let your penis be homeless

„ULTIMATELY, GOD CREATED YOU and it is his penis. You are simply borrowing it for a while. Knowing that His penis would need a home, God created a woman to be your wife and when you marry her and look down you will notice that your wife is shaped differently than you and makes a very nice home.“

„Therefore, if you are single you must remember that your penis is homeless and needs a home. But, though you may believe your hand is shaped like a home, it is not… And, if you look at a man it is quite obvious that what a homeless man does not need is another man without a home.”

***
Ну как не оценить по достоинству перлы Марка Дрисколла, широко известного евангелического пастора из Сиэтла?

Когда масон в очередной раз запоет дифирамбы о преимуществах жизни в США, обязательно зачитаю. Надо стремиться к источникам мудрости.

Aus „Kompendium der Narretei“

KАТЦЕНБУРГ ПРЕБЫВАЛА ПОУТРУ В шаловливом настроении. Наблевала в зале, в коридоре, масону в ботинок.

***
Приснилось, что масон кучкуется со своим двоюродным братом и не обращает на меня никакого внимания. Очень обиделась, дала по затылку. Хотела сказать что-нибудь возвышенное, но в голове вертелось

Here lyes a Maid not full sixteen
Who was a servant to the Queеn.
More men than years she had upon her,
but still she was a Maid of Honour.

Процитировала Песню Песней. Отправила на работу.

***
Глаголу «кучковаться» мы научились у 16-летнего Генри, который на мой вопрос «Что интересного было в школе?» всегда вежливо отвечает: «Кучковался с русскими. Выучил много новых слов».

***
Красивый женский голос с улицы поясняет: «Ja, ja, Babúschka!»