Zarte Liebe der Hurenböcke

Was macht eine Frau über 40, die zu hören bekommt: „Ich habe deinen Mann in der Stadt gesehen. Wer ist sie? Ist sie schwanger? Ist sie seine Cousine?“ Nein! Eindeutig keine Cousine.

Bekommen wir alle das, was wir verdienen? Verdienen wir – ob Mann oder Frau – belogen und betrogen zu werden?

Warum menschlich bleiben? Warum nicht das Herz des liebenden Menschen einfach rausreißen? Man kann es schließlich als Nachttopf benutzen. Nachhaltig. Immer wieder. In Bio-Qualität. Während man neue Löcher stopft.

Hach, ist das nicht schön?

Ethik heute

Männer über 50, die ein Kind in die Welt setzen, sollten eine lebenslange Gefängnisstrafe absitzen. Männer über 55, die ein Kind in die Welt setzen, sollten der Verbrechen gegen die Menschlichkeit angeklagt werden.

Weiterlesen

V.I.P.

Ich besitze seit Dienstag drei Visitenkarten:

1. Firma (M.H.)
2. Stiftung (H.M.)
3. Dolmetscherin (L.H.A.)

Hört es sich gut an? Ich bleibe bescheiden :D

Über Günther, den Allwissenden

M.: Hast du Muhammad gesehen?
L.: Er ist in Damaskus. Ich habe Günther gesehen.
M.: Igitt. Höre ich den Namen, juckt meine Haut am ganzen Körper.
L.: Ich teile deine Meinung. Die Rumänin Natasa hat viel über ihr Herkunftsland, die Republik Moldau, erfahren. Über die Kultur, über den Alltag. Über die Sitten, über die Bräuche, über die Traditionen. Er verstehe Rumänisch, hat er uns erzählt. Es sei dem Italienischen ähnlich. Und dem Russischen. Unser Russisch hat er womöglich wesentlich verbessert. Wir sind uns nicht ganz sicher. Wir haben fast nichts verstanden.
M.: Dein Russisch ist miserabel. Verstehst du Rumänisch?
L.: Natürlich nicht. Ich verstehe, wenn die Rumänen auf Russisch schimpfen.
M.: Du bist ja keine ausgebildete Sprachwissenschaftlerin. Dein Italienisch ist ausbaufähig.
L.: Ich arbeite hart daran. Hast du Nathaniel absichtlich weggeschickt?
M.: Die Blöße gäbe ich mir nie. Ein Kunde hat ausdrücklich nach ihm verlangt. Warst du im Büro? Ich habe dich nicht wiehern gehört.
L.: Witzig. Ich war im Büro. Ich habe mich vor Markus versteckt. Ich müsste den Kassenbericht abgeben. Er nervt.
M.: Bitte nicht gleichzeitig gähnen und reden. Ist dir klar, dass ich dein Boss bin?
L.: Du bist nicht mein Boss. Nicht seitdem du mich feige an Markus weitergereicht hast.
M.: Du wolltest eine deutsche Diaspora gründen. Du hast genervt. Wer hat dich gefahren?
L.: Yusuf. Günther hat ihn sofort auf die Missstände in der israelischen Gesellschaft aufmerksam gemacht. Auf Rassismus, Ausgrenzung, Polizeigewalt. Yusuf hat die Verantwortung für die äthiopische Community nicht übernommen.
M.: Wie blamabel. Yusuf stammt aus London.
L.: What’s your point? Als äthiopischer Jude soll er sich gefälligst seiner Verantwortung vor Günther bewusstwerden.
M.: Es fehlt ihm an sozialem Bewusstsein. Ich nehme ihm gerne diese Bürde ab.
L.: Nein! Ich erinnere mich lebhaft an eure letzte Diskussion. Ich bin froh, dass ich das Blutbad verhindert habe. Du gehörst zu deinen Kindern, nicht ins Gefängnis wegen Mord und Totschlag. Richard hat er auch nicht gefallen. Die Diskussion über die Missstände bei der Bundeswehr hat leider nicht stattgefunden.
M.: Zu Günters Glück. Warum zieht dein Bruder mit der Familie nicht nach Edinburgh? Das war eine schöne Woche. Du hast mich nicht verflucht. Du hast mich nicht geschlagen. Du hast mich nicht zurückgewiesen. Ich habe nicht um Sex gebettelt. Ich habe nicht um Nahrung gebettelt. Du warst zahm. Und fügsam. Und gesittet.
L.: Klappe!
M.: Eben.
L.: Du brauchst nicht zu seufzen. Saida war übrigens da.
M.: Übrigens? Freue ich mich darüber? Bin ich entzückt? Sexuell erregt? Ist das die Alte mit gelben Haaren, die sich beim Tanzen an den Zwanzigjährigen reibt, die Augen verdreht und grenzdebil blökt: „Ich glaube, ich bin schwanger.“?
L.: Du bist unmöglich.
M.: Du lamentierst, ich müsse mich bessern und toleranter werden. Ernte die Früchte deiner Bemühungen. Ich käme mit zwei Wörtern aus. Die Afghanin?
L.: Oi.
M.: Es hat sich ausgeoit. Was ich dich fragen wollte: Wie sieht’s nun bei Muhammad aus? Will er uns den Transformer abnehmen? Ich schenke ihm alles: Transformerfutter, Transformerklo, Transformerspielzeug, Transformerkörbchen, Transformerhäuschen, Transformerstreu.
L.: Ist der Karakal jetzt ein Transformer?
M.: Hast du ihn schnurren gehört? Er plant bestimmt etwas gegen uns. Woran habe ich gedacht, als ich ihn vorm Tor aufgesammelt habe?
L.: Ans Bumsen?
M.: Lustig. Wahrscheinlich. Ich bin verstimmt. Steh auf, geh in die Küche. Aua! Echt. Kann ich dich noch umtauschen? Aua. Oi.

Ich bin demütig. Ich übe mich in Geduld. Ich übe mich in Nächstenliebe. Ich liebe ihn so, wie er ist. Ich liebe ihn so, wie er ist. Ich liebe ihn… Ob ich in einem Kloster Ruhe fände? In einem Männerkloster?

Man vs. woman

Ja, wir haben gefickt. Schämt euch selber! Es gibt Wichtiges. Ex-Bundespräsident ist mit Boot an der Ostsee gekentert. Wie kann ich einschlafen?

* * *
Ich bin eine kleine gemeine Frau. Wenn mein Mann geil ist und ich keinen Bock auf Sex habe, hole ich ihm einen runter oder blase ihm einen. Höchstens drei Minuten? Wenn mein Mann mich leckt… und leckt… und… Irgendwann bin ich so geil, dass ich ihn in mir drin haben will.

Ist das [emotional gesehen] der Unterschied zwischen Cunnilingus und Fellatio? Das ist [meiner Erfahrung nach] der Unterschied zwischen Mann und Frau. Glaube ich. Der einzige Unterschied? Wir sind gleich. Wir gleichen uns aus :)

Zurück zur Demut

Liebe Leute,

vielen Dank für Eure Worte. Ihr seid nett. I really appreciate it. Bless yourselves.

* * *
Leihe mir bitte jemand einen Panzer aus. Ich bräuchte dringend einen Panzer.

Ich wollte noch fragen, wie diese mobilen Raketenabwehrsysteme heißen, mit denen der israelische Aggressor die Raketen abschießt, die von den friedlichen Nachbarn zur Bekundung der Toleranz und Nächstenliebe an seine kriegstreibende Zivilbevölkerung gesandt werden?

Iron Dome, sagt Dylan. Aber man fange damit die Raketen ab. Die Welt könne man damit nicht verbessern. Nicht in meinem Sinne. Schade. Ich habe solch eine bilderreiche Gewaltfantasie ausgearbeitet. Dann eben nicht. Ich verprügle einfach ein paar Ex-Militärs und gehe nach Hause. Michael bäckt heute Abend Plätzchen.

Ein schönes Wochenende. Übertreibt’s nicht mit den Kakteen.

1000 und 1 zweifelhaftes Kompliment


L.: XY hat sich überwunden und mir sein Herz und seinen Schwanz angeboten.
M.: Herrlich. Ich freue mich für dich. Ich persönlich würde alle 613 Mizwot für einen Fick mit dir brechen. Wann trefft ihr euch? Wo trefft ihr euch? Welche Stellungen bevorzugst du? Lässt du ihn dich lecken? Wirst du ihm einen blasen? Wenn die Blicke töten könnten. Schaue nicht so düster drein. Ich bin nicht eifersüchtig.
L.: Ich wollte keine Eifersucht in dir erwecken. Wir werden uns nicht treffen. Ich will nicht mit einem anderen Mann schlafen. Ich wüsste nicht, ob es mir überhaupt gefiele.
M.: Ihm würde es gefallen. Ich habe dich genossen. Du bist exquisit. Hey! Das war unnötig. Das hat wehgetan. Lerne Komplimente anzunehmen. Wenn du unartig bist, nehme ich dich. Woran denkst du?
L.: An den Zweiten Hauptsatz der Thermodynamik.

Ich benenne meinen Blog wohl wieder um in 1000 und 1 zweifelhaftes Kompliment, das M.H. mir je gemacht hat.

A Gangbang

XX: Und am Pfingsten gehen wir zur Messe. Wir sind sehr spirituelle Menschen.
L.: Das ist schön. Michael nennt mich neuerdings die göttlichste Fotze des Abendlandes. Wir sind sehr primitive Menschen. Also rasieren wir uns gegenseitig den Rücken und verschönern den Intimbereich mit bunten Steinchen.

* * *
M.: Was hast du heute vor?
L.: Ich schiebe die Horrorbrigade zu den Großeltern ab und treffe mich mit den Vätern meiner Kinder: dem Schotten, dem Iren, dem Ami, dem Israeli, dem Deutschen und, und – Ethan.
M.: Du Flittchen! Drehen wir einen Porno?
L.: Echt? Du unterstützt mich?
M.: Selbstverständlich. Jemand muss den Schotten, den Iren, den Ami, den Israeli, den Deutschen und, und – Ethan darstellen. Ich opfere mich.
L.: Du bist so ein Altruist. Du bist nicht eingeladen. Geh zur Messe!

Die misslungene Integration

L.: Ich bin mal wieder Russin.
M.: Was habe ich mal wieder nicht mitgekriegt? 365 Tage im Jahr war dein Vater deutsch. 365 Tage im Jahr ist deine Mutter deutsch. Ich multipliziere mit 40. Entschuldige, du bist 20
L.: …warte, du entschuldigst dich zu früh.
M.: Du brauchst keinen Rechner. 7300 Tage.
L.: Seit 14600 Tagen bin ich deutsch. Acht Tage davon habe ich in Russland verbracht: fünf in Moskau, drei in Sankt Petersburg. Acht Tage!!!
M.: Acht Tage?! Widerlich! Ich habe noch nie mit einer indigenen Russin geschlafen. Willst du in Edinburgh bleiben? Erweise mir gefälligst Gefälligkeiten, sonst liefere ich dich an die guten toleranten Herrenmenschen in Deutschland aus, die dich fremd determinieren und die „Mensch mit Migrationshintergrund“ oder „besonderes Kind“ laut aussprechen und sich deswegen nicht in Grund und Boden schämen. Kannst du mit russischem Akzent sprechen?
L.: Ich könnte die Klitschkos nachahmen.
M.: Erschreckend. Verabschiede dich von all dem, was dir an meinem Körper lieb und teuer geworden ist.
L.: Deinen Ohren?
M.: Jawohl. Meinen Ohren. Ich habe die charismatischsten Ohren der Welt. Gib’s zu.
L.: Hast du in der Tat. „Charismatischste Ohren der Welt“ – keine Einträge.
M.: Geh weg. Grüße die Armen im Geiste.

* * *
Warum triumphiert immer wieder die Dummheit?

Von Schritten und Blusen

L.: Was ist los mit euch Typen? Ist die Montage mangelhaft? Überprüft ihr, ob alles noch dran ist? Dreiundvierzig Fotos. Auf fünf davon ist ein Typ zu sehen, der sich im Schritt kratzt.
M.: Bin ich der Typ?
L.: Was? Nein. Das sind vier verschiedene Typen. XY war besonders gründlich. Du hast deinen Troglodyten ausnahmsweise im Zaun gehalten.
M.: Ihr Tusnelden…
L.: …O Gott.
M.: …ihr Tusnelden seid anders gebaut. Ihr seid schön. Wir sind nicht so. Wenn das Ding nicht richtig sitzt, rückt man da was gerade. Wenn es zwickt, kratzt man sich.
L.: Wenn der BH klemmt, zupfe ich nicht ständig an der Bluse und richte meine Brüste.
M.: Das ist falsch. Du darfst deine Brüste richten, anfassen, drücken und massieren, wann du willst. Ich schaue gerne zu. Ich helfe dir sogar. Wo juckt es denn genau?
L.: Kratz dich doch.
M.: Die Ehre gebührt dir. Komm zurück und erfülle deine ehelichen Pflichten.
L.: Beweg dich nicht. Ich bügle schnell die Schnürsenkel.
M.: Lügnerin. Triffst du dich mit Dylan?
L.: Ja. Ich freunde mich mit dem MCX Carbine an.
M.: Fully automatic trigger group?
L.: Verkaufe mich nicht für dumm. Die Zivilversion. Semi-automatic trigger group. Siehst du? Deswegen mag ich ihn. Er ist nett.
M.: Wie rührend. Er kratzt sich auch im Schritt.
L.: Das weiß ich leider. Ich rahme das Foto ein und schenke es ihm.

Ehebruch ist kein Fehler

Linda, bist du wütend? Auf wen? Auf mich?! Du hast nichts zu befürchten. Egal, wie viele Ehen sich den Lemmingen anschließen. Leg die Waffe weg. Sofort. Bitte. Ich habe fünf Kinder. Ich liebe dich. Ehebruch ist kein Fehler. Ehebruch ist eine bewusste Entscheidung. Not a mistake, a choice to walk away no matter how tempting it is. Ich bekenne mich zu unserer Familie. Sogar zu deiner Katze. Ich kotze gleich… Hast du gelächelt? Leg die MP weg!

Back to the Roots

Mir wurde ein unbefristeter Job als Dolmetscherin/Übersetzerin für Arabisch-Englisch und Farsi-Englisch bei einem karitativen Verein angeboten.

Nach sechs Monaten, während der Flüchtlingskrise, bei einem evangelischen Bildungs- und Sozialwerk habe ich mir geschworen: „Nie wieder! Nie! Keine Jugendmigrationsdienste, keine Bürgerinitiativen, keine Nächstenliebe. I’m out. Ciao, tschüs, adieu.“

Deswegen habe ich mich beworben. *lol*

Drückt mir die Daumen.

Über die toten Seelen*

Denke um. Reagiere nicht. Lerne Erinnerungen zu evozieren.

Versage dem Feuer das Substrat für die Existenz. Lasse die Kreatur, die das Feuer der Zerstörung zu entfachen trachtet, schonend – pikant gewürzt mit Selbstgewissheit, Hass und Aversionen –, in der eigenen Galle garen, auf dass sie die Würde bewahre und sich in aller Stille annihiliere. Sei gnädig. Du. Bist. Lebendig!

Schließe dich den Menschen an, mit denen du auf einem gemeinsamen Pfad, obzwar steil und dornig, wandeln kannst: weg von der Dunkelheit; zum Licht, zur Hoffnung, zur Liebe hin.

* * *
Christians Worte.
__________
*Trolle, Hamster, Hater; Nikolaj Gogol, „Die toten Seelen“

Divide et impera

Ein guter Mann!

Nach all den Hetzkampagnen, Verunglimpfungen und Lügengeschichten, die unsere deutschen Massenmedien – mit eifriger Unterstützung ihrer europäischen und amerikanischen Pendants – in den letzten Jahren über Russland verbreitet haben, ohne dass jemand einen legitimen Einspruch erhoben hätte, sei dieser Triumph den Russen vergönnt.

Bei der Liveübertragung eines Fußballspiels gestaltet es sich prekärer, Fake News kontinuierlich zu generieren und alternative Fakten zu fabrizieren. Sport war schon immer politisch.

* * *
Nadja und Ilja sind da. Wir schauen noch „Wag the Dog“ und „Special Correspondents“, essen den Kühlschrank leer und freuen uns auf einen grenzenlosen Horizont, sternenreichen Himmel, Wind, Regen und… Freiheit von der Krux der Zivilisation.

Spätestens in acht Tagen sind wir in Glückstadt.

Bobos vs. Höhlenmenschen

L.: Kein vegetarisches Frühstück für dich.
M.: Erfahre ich auch den Grund dafür?
L.: Ich habe auf dich gewartet und zwei Männer belauscht, die eine halbe Stunde lang über Vorzüge von Amaranth und Quinoa diskutiert haben. Ich bin trocken wie die Sahara. Ich habe genug von Warmduschern. Sei du selbst: rüde, rüpelhaft und ungehobelt.
M.: Ich könnte dir die Niagarafälle anbieten. Was? Du hast mit den geografischen Vergleichen angefangen.

* * *
L.: Bevor ich deine Familie kennen gelernt hatte, aß ich wie ein Kolibri.
M.: Nun gut, jetzt isst du wie eine verfressene Ente, aber ich finde es sexy.
L.: Watch it!
M.: Au! Hast du mich gerade getreten?
L.: Nein, nein. Ich wollte mit dir unter dem Tisch füßeln.
M.: Füßeln… von wegen. Au, das hat wehgetan.
L.: Ach, verzeih mir, mein Liebling.
M.: Ha-ha. Daneben. Aua!

* * *
L.: Nur die Götter wissen, wie ich dich ertrage. Du solltest mich fürs Bundesverdienstkreuz vorschlagen.
M.: Eigentlich wollte ich mich an die UNESCO wenden und dich zum Weltkulturerbe erklären lassen.
L.: Eine weise Entscheidung. Ich unterstütze dich.

Three Men in a Boat*

oder: Ab – nach Australien!

Ich ziehe Magisches an. Ich bin ein Schwarzes Loch. Keine blöden Witze, Michael! Mach deinen Mund zu, sonst töte ich dich. Vor einer viertel Stunde sind mir und den Höllenhunden vier wunderbar besoffene Gestalten im Holyrood Park begegnet: ein dürrer Riesenrentner mit schütterem Haar, in eine saphirblaue Jacke geheimnisvoll gehüllt, ein kleiner dicker Rentner mit schwarz gefärbter Haarpracht und eine ältere Frau in einem giftgrünen Pullover. Sie haben eine anregende Diskussion geführt. In Deutsch.

* * *
Schönheit in Giftgrün mit Einkaufsnetz: Schottland ist ein Scheißland. Ich will auswandern.
Schönheit in Saphirblau mit Dackel (unangenehm laut, torkelnd): Wohin?
Schönheit in Giftgrün mit Einkaufsnetz: Nach Russland.
Kleiner Dicker (sich kaum auf den Beinen haltend): Nach Australien?
Schönheit in Saphirblau mit Dackel: Nach Russland, sagt sie.
Kleiner Dicker (erhobenen Hauptes): Russland ist auch ein Scheißland.
Dackel: Anubis, mein Herr, befreie mich von dieser Qual. Ich werde nie mehr in einen Stiefel kotzen.
__________
*Three Men in a Boat (To Say Nothing of the Dog) by Jerome K. Jerome

3 ;)

XX: Du bist also Single und dreifache Mama…
L.: Äh…
M.: Das ist richtig.
XX: Bist du ihr Freund?
M.: Nein, Liebhaber. Ich bin glücklich verheiratet und ziehe mit meiner Gattin fünf wunderbare Kinder groß.
XX (verdutzter Blick): Nett.

L.: Musste das sein?
M.: Wechsle nicht das Thema. Warum erwähnst du mich so selten, dass man denkt, du wärst vogelfrei?
L.: Ist das nicht offensichtlich? Ich schäme mich für dich.
M.: Ist dir klar, dass du mich gerade herausgefordert hast?

Erzengel und Linde: 101 Geschichte, 30 weitere als „privat“ gekennzeichnet
us: 363 Geschichten
kids: 294 Geschichten

Wie hält er es mit einer undankbaren Egoistin nur aus? Der Mann ist ein Heiliger.

* * *
Weiterlesen

Female Honesty

XX: Du frisst wie ein Nilpferd und bist trotzdem dünn. Hast du Würmer?
L.: Yep. Sie heißen Pietro und Gianluca. Ich habe sie auf meiner Reise in die Toskana kennengelernt. Sie residierten in einem Apfel.

Wie schreibt man „Neit“ und „Mizgunst“ richtig?

* * *
XX2: Newlyweds?
L.: Newlyweds??? 18 years together. 5 kids, 2 dogs, 2 bunnies and the cat of the Apocalypse – Fräulein Fettel.

Ich wollte XX2, die ich vor diesem Geschäftsessen noch nie getroffen habe, umarmen und abküssen. Gesegnet soll ihr gutes Herz sein.

* * *
Anfang Juni werde ich Michael nach Russland begleiten: fünf Tage in Moskau, drei Tage in Sankt Petersburg.

Dreams do come true :)

Mamas‘ Willkür

Ich fuhr mit dem Bus zu einem Date. Der Busfahrer bremste plötzlich. Ich nieste, furzte, biss mir auf die Zunge und pinkelte vor Verlegenheit in die Hose. Alle haben gelacht.

* * *
Welche Frau würde freiwillig diesen peinlichen Vorfall mit der ganzen Welt teilen? Das Gerücht hält sich schließlich hartnäckig: Prinzessinnen kacken nicht.

Ich verhandle mit Michael:

„Du Baby [koketter Tritt gegen das Schienbein]…“
„Was willst du?“
„Wir haben noch Bier. Ich schlage einen burping contest vor. Der Verlierer macht den Abwasch.“
„Ich verzichte.“
„Feigling!“
„Ich bin nicht feige. Ich gehe keine aussichtslosen Wetten ein.“

Darn my luck! Ich bin keine Prinzessin und – ich bevorzuge die Au­to­fahrten.

* * *
Warum schämen sich viele Frauen für solche Fauxpas? Warum schämen sich keine Mütter, die in den ‚coolen Mamablogs‘ ihre Kinder bloßstellen: peinliche Bilder mit verschmierten Gesichtern, in der Badewanne sitzend, auf der Toilette hockend, fast nackt mit nasser Windel; liebevolle Beschreibungen des Erbrochenen, Details über die Konsistenz der Fäkalien oder die Farbe der Expektoration?

Begreifen sie nicht, dass die Kinder nicht ihr Eigentum sind, das sie nach Lust und Laune zu merkantilen Zwecken veräußern dürfen? Das sind einzigartige, neugierige, vorurteilsfreie kleine Menschen, die zu jungen denkenden Menschen heranwachsen und sich kaum dafür bedanken werden.

Und die verurteilen mich?!

Vergebt mir meine jugendliche Naivität. Ignorance is bliss.

Ein Treuebruch

XX: Ich mache mir Sorgen.
L.: Sag bloß. Warum?
XX: Um dich. Und um Michael.
L.: Hä?
XX: Ungefähr seit einem Monat isst er nicht mehr im Büro zu Mittag.
L.: Skandalös. Ich werde ihm die Leviten lesen.
XX: Er sieht glücklich aus. Er scheint ausgeglichen zu sein. Er hat diesen sinnlichen Glanz eines verliebten Mannes in den Augen.
L.: Ich bin empört. Shame on him.
XX: Scherzt du? Ich glaube, er hat eine Geliebte.
L.: Ich weiß. Er ist verrückt nach ihr. Eine wunderbare Frau: schön, klug, gebildet. Sie liebt ihn so sehr, dass das Herz schmerzt, doch die Seele jubelt, wenn sie in seinen Armen liegt. Ich gönne ihr jede Liebkosung, die er ihr schenkt und jeden Orgasmus, den sie mit ihm erlebt. Eine erschlichene Stunde der Zweisamkeit ist himmlisch süß.

* * *
Hätte ich XX erzählen sollen, dass er an dem Tag selig, zufrieden und dankbar war, weil er eine lukullische Orgie mit seinem persischen Lieblingsessen zelebriert hat: Hähnchen mit Basmati-Reis und deliziöser Sauerkirschsauce, das nach Zeit und Geduld verlangt, weil es aufwendig in Zubereitung ist?

Der Reis köchelt vor sich hin, bis er einen körnigen Biss hat. Das Hähnchen schmort im eigenen Saft. Die Sauerkirschen vereinigen sich mit Honig und verwandeln sich besonnen in einen dickflüssigen Sirup. Abwarten, umrühren, abkühlen lassen, Sauerkirschen vom Sirup trennen – die köstlichste Scheidung der schlemmerhaften Adelswelt. Wieder warten. Die Zutaten in einem Topf schichten: Reis, Sauerkirschen, Safran, Reis, Hähnchenfleisch, Zwiebeln, Reis, Orangenzesten, Mandeln und Pistazien. Weitere dreißig Minuten dämpfen.

Die Aromen gehen zärtliche Liaisons miteinander ein. Der Reis bekommt eine verführerische Kruste. Die sanfte Säure der Kirschen durchtränkt die delikate Speise.

Nein! Ich habe geschwiegen. Ich würde den schlechten Ruf dieses guten, anständigen, unwiderstehlichen Mannes nie zerstören wollen.

Baby, I love you to pieces!
__________
Die hohle Nuss hat er vernascht und auf ein Schäferstündchen mit mir verzichtet.

M.: Ich werde alt. Ich habe mich tatsächlich für die Schwelgerei entschieden. Sei mir nicht böse.
L.: Dein Geheimnis ist bei mir sicher. Ich werde es niemandem verraten :D

Digitale Selbstdarstellung

Ich hatte gestern im Park gejoggt, war zweimal ausgerutscht und auf meinem Hintern gelandet. Die Wolken hingen tief. Der Himmel schien elend und düster. Meine Hunde lachten mich aus. Dylan war rüde, rüpelhaft und ungehobelt wie immer, weswegen ich ihn zu einem Kampf herausforderte [und versagte].

Zu Hause, in der innigen Umarmung des Wassers unter der Dusche, habe ich endlich begriffen, was mir zum Glück fehlt, obwohl ich schön, reich und schamlos bin. Vielen Dank auch, Baby!

Berühmtheit! Ich will unbedingt Influencerin werden. Erzittert, o Götter der keltischen Triade!

Ich fange sofort damit an, euch zu influencen. Bewundert bitte meine langen Beine, meinen immensen Reichtum und, ich erröte… Ach, riskiert doch selber einen Blick.

* * *
Ich trage bei jeder Gelegenheit High Heels. Den Mann rechts kenne ich nicht. Er versteht sowieso kein Deutsch.

Den Spiegel und den Mülleimer sieht man nicht, aber wie gefällt euch der Fußboden einer öffentlichen Toilette?

* * *
Demnächst erzähle ich euch von meinem perfekten Leben.

Türme & Erker

Meinen Liebhaber sehe ich erst am Dienstag. Also, keine Texte mehr, lediglich ein paar anspruchsvolle Bilder.

Mann – „Passionierter Angler“
Frau – „Kamasutra“
*meine Werbeagentur vertritt sowohl die Katze als auch die Pampuschen. Das rosa Schleifchen war meine Idee.

0^2

Ein Würdenträger ←→ ein Eierträger. Wer erkennt den bitteren Hohn?

Als stolzer Eierträger will übrigens kein Mann gelten. So bezeichnen die Russinnen einen kompletten Versager. Eine Null… mit zwei weiteren Nullen gratis. Eigentlich einen bedauernswerten Elch. Jaaa *seufz*

Kopf hoch (oben wie unten)! Ihr gehört bestimmt nicht dazu.

Jungs?! Bitte lächeln, hier kommt das Vögelchen ;)

Fremde Zungen lieben lernen

Selfie auf Polnisch, Hühnerarsch und stolzer Eierträger auf Russisch… Was diese Begriffe gemeinsam haben?

Ich bin die gesegnete Frau, die sie nach Silvester zu ihrem aktiven Wortschatz zugefügt hat. Ich erkläre es euch.

Selfie: auf Polnisch „samojebka“, auf Russisch „die Wichse“ – noch Fragen? Ich verspreche, ich wichse samojebke das letzte Mal in der Öffentlichkeit (mir wurde gesagt, ich solle kokettieren; ich bin miserabel darin).

Hühnerarsch, куриная жопа: auf Deutsch „der Schmollmund“, auf Russisch – zutreffende Bezeichnung. Findet ihr nicht? Instagram-Prinzessinnen aus den Sozialschlösschen, habt ihr euch sofort auf euren gestellten Bildern erkannt?

Gibt’s auch unter den deutschen Männern stolze Eierträger? Meldet euch!

Ratet mal, was das heißen soll ;)

Streichhölzer

L.: Hallo! Sagen Sie bitte, wo im Regal finde ich Brillenputztücher?
B K.*: Was?
L.: Brillenputztücher.
B K.: Was?
L.: Feuchte Putztücher, mit denen man Brillen gründlich reinigen kann.
B K.: Was?
L.: Ich brauche Brillenputztücher!
B K.: Ach sooo. Streichhölzer?

* * *
Herrlich. Ich freue mich immer wie ein Kind, wenn ich Deutsch in Edinburgh höre. Über die geistige Tiefe dieses philosophischen Diskurses zwischen zwei Abteilungen werde ich noch Jahrzehnte nachsinnen.

Immerhin haben wir Erdbeeren abgegriffen. Preisreduzierung in dieser Größe (£ 2.00 zu £ 0.02)? Auf jeden Fall wissen wir, was wir damit machen werden: Erdbeeren, Honig, aufgeschlagene Kokoscreme – that’s it. Die Erdbeeren werden die heutige Nacht nicht überleben.
__________
* B K. – Brandenburger Kassiererin; Dialog in Deutsch. Bin ich zu gemein?

Liebe Grüße an St. Martin!

День святого Мартина 2014/2015

* * *
L.: Ääääääh…
M.: Schön formuliert. Bloß nicht aufhören. Go on. Reach for the stars.
L.: Ha-ha. Sag mal, haben wir die Uhr umgestellt?
M.: Huh? Are you kidding me?! Vor über zehn Tagen. Hast du deine denn nicht umgestellt?
L.: Ich habe meine erst morgen… neben Gewürzdosen gefunden und eine Stunde Zeitunterschied bemerkt.
M.: Ой, как всё запущено. Hauptsache, du hast die Kürbissuppe damit nicht abgeschmeckt. Ingwer, Kokosmilch, Armbanduhr.

Mit dieser fulminanten Erkenntnis bin ich am Freitag (Ist heute überhaupt Freitag?) in die weite grausame Welt gezogen, um saure Fruchtgummis zu kaufen und mich mit Dylan bei Kaffee und Kuchen zu verschwören. Diese Form der Verhandlung ist bei unseren Stämmen üblich.

Auf dem Weg zur Bäckerei ist mir eine Frau begegnet, die sich plötzlich auf die gepflasterte Straße legte und einen Mann, der an ihr vorbeiging, von unten nach oben abfotografierte. Ich glaube, er war ihr Freund. Ein ungewöhnliches Bildchen für Instagremchen*.

Die Erdenbewohner werden doch mit jedem Augenblick debiler.
__________
*Verzeihung, ich wollte den Gleichklang [irgendwie] erhalten. Instagrimchen ginge auch gerade noch.
**Mein Beitrag zum Untergang der Menschheit ist ein Bildchen für WordPresschen. Das dargestellte süße Backwerk bezeichnet man bei uns in Edinburgh als ‚rainbow cake‘ und isst mit Händen oder Füßen. Dabei ist lautes Schmatzen unerlässlich. Danach grunzt man wollüstig und lockert den Hosenbund.

Etwas bewirken

Gewissenlose Rabeneltern laden ihre Horrorzwerge vor der Wohnungstür der Großeltern ab. Die Mutter schleppt den tugendhaften Vater in die Höhle und kettet ans Bett, um mit ihm unsäglich verdorbene Dinge anzustellen.

Der Herbst ist da. Die Katzen fliegen gen Süden.

Eine Sorge treibt uns mit Aidan* um: Wen sollen wir wählen? CDU, SPD, FDP, Grüne, Linke oder rassistische Parteien kommen nicht in Frage. A.M. wird zwar diesmal weiterhin die deutsche Politiklandschaft beherrschen, aber wir können etwas dagegen tun.

Jede Stimme zählt tatsächlich. Bei den Wahlen in St Andrews ist die Partei Nicola Sturgeons nur wegen zwei [!] Stimmen an der Macht geblieben: 13,743 zu 13,741.
__________
*Aidans Eltern sind Rheinländer. Er und seine drei Söhne besitzen die doppelte Staatsangehörigkeit.

FAQ

Zwei Fragen wurden mir in letzter Zeit häufig gestellt:

. Habt ihr euch getrennt?
. Bist du wieder schwanger?

. Nein! Wir haben uns, am Silvesterabend vor einem Jahr, unsere Vornamen an die Innenseite des Ringfingers tätowieren lassen und tragen seitdem keine Eheringe mehr.

Michael (ܡܝܟܐܝܠ) & Linda (ܠܝܢܕܐ). Das ist Aramäisch, die Sprache Christi. Auf Hebräisch hätte es auch schön ausgesehen: מיכאל & לינדה.

. Nein! Wir haben ein Gehirn, nicht nur das Fortpflanzungssystem. Wobei ich hier ausschließlich an mich denke. Es gibt wenig Erkenntnisse über die Männer aus dem Sternbild Orion. Grundsätzlich über die Männer :D

Gut zu Vögeln

L.: Michael, ich lese hier gerade einen Beitrag: „Ich bin bald 40, sehe wie 25 aus. Kaufe ich Zigaretten oder Alkohol, wollen die Kassiererinnen meinen Ausweis sehen. Ich bin schön und dünn. Mein Mann ist hübsch und wesentlich jünger als ich. Er verdient viel. Wir sind eine glückliche Familie und lieben uns. Ja, wir besitzen ein Riesenhaus und ein Hausmädchen, das unseren Dreck wegräumt. Der Gärtner kümmert sich um den Garten. Das Kindermädchen versorgt das Baby. Beneidet uns ruhig.“
M.: Und – deine Frage ist?
L.: Glaubst du an diese Idylle?
M.: Mein Täubchen, weißt du noch, wie du mich vorstellst? „Das ist der Mann, der mich fickt. Und das sind seine Kinder.“
L.: Hast du mich gerade „mein Täubchen“ genannt?
M.: War das falsch? Mein Lerchlein? Mein Schwälbchen?
L.: Mein Vollidiötchen!
M.: Danke!
L.: Na gut. Mein Spätzchen.
M.: Hättest du keinen erhabenen Vogel wählen können? Einen Adler, einen Falken?..
L.: … oder einen Pterodaktylus?
M.: Einen Flugsaurier des Juras mit rückgebildetem Schwanz – wirklich? Schämst du dich nicht?
L.: Nö, keineswegs.
M.: Ich dafür hasse dich ein bisschen. Go away! I want to get divorced.
L.: Do you wanna fuck me, before the divorce?
M.: Well, ask me politely. I’m in a bad mood right now.

* * *
Well, I had.
Well, he wanted
__________
*Vor der Küste Edinburghs gibt’s auch eine kleine Pfütze, Leuchtturm am Newhaven eingeschlossen ;)

An Evening to Die for

Eine uneigennützige, aufrichtige, gütige Bekannte, die keineswegs um einen Rat gebeten wurde, hat mir nahe gelegt, ich solle Schuhe mit hohen Absätzen tragen, weil Michael mich sonst betrügen würde. Ich bin sofort in ein Geschäft gerannt und habe… eine Ananas, eine Drachenfrucht und zwölf gelbe Kiwis gekauft.

Es ist ein wahrer Segen: Der verliebte Trottel hat noch gar nicht bemerkt, dass ich wesentlich kleiner bin als er und eigentlich auf Biker Boots stehe. Das Unglück abgewendet, die Familie gerettet.

Ein Hoch auf die Frauen, die sich gerne reden hören. Auf sie wartet die Hölle.

* * *
Michael hat mich gestern in ein nettes Restaurant ausgeführt und danach ins Halbkoma gebumst*, deswegen fasse ich mich heute kurz.

Unser erster grüner Spargel in diesem Jahr. Dazu ein perfekt pochiertes Ei und Sauce hollandaise mit Zitronengras. Tradition trifft auf Moderne.

Ein Stück Torte aus Pistazien mit weißer Schokolade und Himbeersorbet als Nachtisch. Ein Traum!

Das war’s :)

Live long and prosper!
_______
*Er verlässt uns demnächst für zwei Wochen in Richtung Singapur. Wir nehmen momentan alles mit, was wir kriegen können.

Über wissbegierige Wuschelköpfe

Niko begrüßt seinen Vater an der Eingangstür:

„Und, Vater, wo hast du dich den ganzen lieben Tag herumgetrieben?“
„Ich bin im Büro gewesen.“
„So, so. Im Büro? Wärst du zuhause geblieben, müsste ich nicht in die Kita gehen, und wir hätten den ganzen lieben Tag miteinander spielen können. Denk darüber nach.“

Ich pflichte meinem Kind bei:

„Natürlich hat er Recht.“
„Wirklich? Seit wann das?“
„Na überlege mal. Vor allem hättest du den ganzen lieben Tag mit dessen Mutter spielen können.“
„Ich lasse mich von dir nicht verführen. Ich bin stark. Ich bin stark. Ich bin… schwach. Ich bin schwach. Ich bin schwach.“

Kostja plagen andere Sorgen. Er hat zu wenige Väter.

„Mummy, ist Daddy mein Daddy?“
„Ja, er ist dein Daddy.“
„Bist du sicher?“
„Ziemlich sicher.“
„Er ist auch Nikos Daddy – richtig?“
„Definitiv. Zwillinge haben in der Regel denselben Daddy.“
„Ist er auch Elis Daddy?“
„Ja, ist er.“
„Und Milis? Und Soles?“
„Ja. Und ja.“
„Das ist unfair! Agnes hat z.B. einen Daddy. Ihr Bruder Andrew hat einen zweiten Daddy. Ihre kleine Schwester hat einen dritten Daddy. Und jetzt wird die Mutter wieder heiraten und ein weiteres Baby mit dem vierten Mann bekommen. Sie haben viele Daddys, und wir nur einen. Einen!“

Hilfe! Wo gibt’s Väter zu mieten? Möglichst günstig. Ich brauche fünf bis acht Stück. Mein guter Ruf steht auf dem Spiel.

IQ in Zentimetern

Ich kann mich des Eindrucks nicht erwehren, dass der IQ einiger Männer in Zentimetern gemessen wird. D.h.,

sein IQ beträgt fünf Zentimeter. Im erigierten Zustand.

Ob dies wissenschaftlich nachgewiesen wurde?

Thank you! Danke! Спасибо! Grazie mille! धन्यवाद !תודה

Liebe Leute und Abgesandte extraterrestrischer Zivilisationen,

es tut mir ausgesprochen Leid, dass ich auf eure Kommentare immer noch nicht geantwortet habe. Das ist kein Symptom akuter Überheblichkeit. Es mangelt mir bloß an Zeit.

Vielen herzlichen Dank für eure netten Worte, all die Sternchen und Freundschaftsanfragen. Ihr macht meinen Oktober wesentlich heller.

Seid gesund und glücklich!

Eine Deppin entdeckt für sich moderne Kommunikationsmittel

Eine bekannte Deppin hat für sich die modernen Kommunikationsmittel entdeckt und belästigt ihren lieben, netten Mann mit pornografischen Nachrichten. Der Mann scheint den unsittlichen Annäherungsversuchen seiner Frau nicht abgeneigt zu sein, dafür verurteile ich die beiden auf das Schärfste. Was ist aus der Tugend geworden? Was ist aus der erhabenen Liebe geworden? Widerliche, notgeile Säue! Pfui! Ich persönlich erfreue mich an der anständigen ventro-ventralen Kopulation, ausschließlich samstagabends, habe noch nie leidenschaftlich gefickt oder einen überwältigenden Orgasmus erlebt.

* * *
Ja, ich wurde für meine ungezügelte Sprache mal wieder kritisiert ;) Ich beabsichtige in Kürze mit dem Ficken und mit dem Übers-Ficken-Schreiben aufzuhören und mich einem anderen Thema zu widmen, z.B. der Fundamentalontologie, obwohl es inzwischen allgemein bekannt sein sollte, dass Heidegger ein Nazi war und gerne fickte, so ‘ne Schweinebacke aber auch.

Добро пожаловать в гетто!

Мамин квартал превращается в гетто, равномерно распределенное между румынами, сирийцами, иранцами и африканцами. У каждой этнической группы свои древние красивые обычаи.

Например, в мамином подъезде лютуют румыны. Сначала (ночью) въехала одна семья и внезапно пропали выключатели на площадках. Затем (ночью) – вторая и уже не так внезапно исчезли придверные коврики. Затем (ночью) – третья.

Потихоньку почтовые ящики обросли румынскими фамилиями, т.е. в подъезде живут три бездетные семьи, но на их почтовых ящиках по пять, семь, девять чужих фамилий.

Из окон полетела мебель. Газоны забелели мусором. Эка невзгода. Что мы в СССР не жили? Привыкшие.

Страшное случилось на днях. Мы не знаем, когда точно. Многоуважаемые румыны выкрутили лампы, взломали секции* цокольного этажа и обворовали всех соседей. Бог с ними, с украденными вещами, меня сильно беспокоит факт, что мама живет по соседству с ворами.

Один из ценителей чужого добра носит красочную фамилию Дрочу. Лучше бы на Ворую сменил!

Меня трясет. Мне хочется выманить упрямую маму из этой жопы и заманить на хутор, но такие добровольно не сдаются.
_________
*Keller – небольшие комнаты, которые не являются эквивалентом русским „погребу“ или „подвалу“.

Sing It to the Ass

Включила по глупости телевизор и увидела полуголого длинноволосого Тома Круза с банданой, поющего в жопу Малин Акерман:

I Want To Know What Love Is.

Поперхнулась компотом, уронила дистанционное управление, стукнулась головой с Орионом, переключила на передачу про лигров и тигрольвов, умиротворенно сложила на животе руки.

А песня замечательная.

* * *
Иду завтра на очередной сеанс БДСМ. На этот раз с Майком, сияющим всеми оттенками желтого. Думайте о нас нежно, а я за ваше здоровье слопаю по краденному пончику. Краденные пончики не идут ни в какое сравнение с купленными :)

Гадюшник, прощай!

Сегодня мы с Таней виделись в последний раз (я отдала ей ключи к офису в гадюшнике). Тинхен, кто бы подумал, сделала мне на прощание подарок, продала меня с потрохами в пятницу: нет, нет, Линда не пришла и не работала.

Мы договорились, что она скажет: Линда была, но только что ушла.

* * *
Танхен принесла два горшка с астрами. Мне, уходящей, и заслуженной мымре Тинхен, чтобы не обиделась. Я отдала Биргитт деньги из двух касс (для Танхен и Тинхен). После шести месяцев с этими христианскими* тварями святыми я легкая и счастливая.

Когда Биргитт с Танхен ушли, Тинхен притянула к себе оба горшка с астрами и сказала: они тебе не нужны? Я отдам дочке, она их посадит в землю. Упаковала в мусорные мешки и сунула в свою авоську.
_________
*Линда: Скоро Рождество, церковный праздник.
Тинхен: Рождество не имеет к церкви никакого отношения!

* * *
Тинхен во время работы с удовольствием раскрашивала. Она просила, я ей копировала рисунки для взрослых. Она затыкалась на полчаса.

Тинхен мудрая женщина. С четверга на пятницу она попросила: положи рисунки на твой стол под стекло. Я положила. Тинхен настучала. Танхен увидела.

Черно-белые рисунки я демонстративно разложила на столике в детской зале.

* * *
Господи, почему я не могу работать с Тинхен еще полгода? Господи, спасибо, что в нашей стране больше нет концлагерей!

* * *
Целую хороших девчонок в ушки,
а остальным могу дать адрес Танхен и Тинхен

Великий Четверг

Великий Четверг: я покидаю гадюшник. Познакомилась с новым сотрудником с роковым именем Генри, про которого Тинхен сказала: „Он абсолютно твой тип!“ Высокий, светлоглазый, стройный. Да, возможно, но он не Майк :) Наверное, я понравилась ему с высоты третьего этажа, потому что он пришел ко мне на второй этаж, когда я громко пурхалась в посудомойке, протянул руку, поздоровался и задал нелепый вопрос. Я так поняла: красивый мужчина Генри хотел познакомиться с красивой женщиной Линдой (иначе зачем он вообще вышел из своего бюро; он работник берлинской ратуши, шеф разных отделов по вопросам культуры и беженцев). Красивая женщина Линда обломала. Была немногословной, уставшей. Генри стал искать в шкафах свое достоинство и тарелки.

* * *
Танхен и Тинхен сегодня шутили шутливые шутки. Чуть не лопнули со смеху.

Я (размениваю Танину валюту): Мы почти вcё можем.
Таня (размахивает сигаретой): Всё, кроме немецкого.

* * *
На выходных мы на хуторе с Р.Г., К.В. и котиками. Во вторник мы уезжаем в Лондон, где пробудем на Острове Облаков до дня рождения Бурундучка.

За сим прощаюсь: в толерантном гадюшнике никогда не было скучно.

Ваша Липа со львом и медведями

Про силу медицины

В понедельник Тинхен смертельно заболела и не пришла на работу. Сегодня смертельно больная Тинхен внезапно выздоровела. Сила немецкой медицины. К тому же Тинхен узнала, что в десять придет лентяйка Таня. Лентяйка Тинхен бегает как слон по этажу и трудится. Какое счастье работать с такими честными, прилежными вурдалаками.

Морально готовлюсь к спектаклю «Тинхен выслуживается перед Танхен». В обед пойду с утками кормить мужа. Как-то так.

Среди уток завелся новый утк. Сами вы селезень! Утк высок ростом, коричневый с белыми пятнами. Мишка подозревает, что беженец. Немецкие утки его радушно приняли. Он прошел интеграционный языковой курс и завел подружку. Вдвоем они расхаживают возле реки. Он высокий, она маленькая. Кого-то они мне напоминают.

За сим прекращаю вещание. Ночью бурундучок давал показательные выступления и орал на весь квартал. Пойду вздремну на диване, пока не пришли персы и не притащили с собой ораву персят. Или персиков? Я не уверена.

Happy Birthday, No!

Орионтелю два года. Он такой же балбес, каким был полтора года назад, когда Мишка притащил его домой за пазухой. Отличный конь пес, скажу вам, лучше не бывает, а какой он восхитительный нянь наследникам Гадюкиной.

* * *
Иногда Тинхен начинает казаться мне человеком, но это быстро проходит.

– Я сделала грамматическую ошибку. Ха-ха. Дочь исправила: „Сразу видно, мама, что ты работаешь с русской. Ты уже говоришь, как русская. Забываешь немецкий“.

Вы тоже не смеялись? Вам тоже противно?

Меж тем на гадюшном фронте

Сегодня к нам в гадюшник пожаловал рыжий веснушчатый сириец, желающий изучить великий и могучий немецкий язык. Сириец пылал юношеским энтузиазмом и соглашался каждый день идти пешком десять – двадцать километров. Тинхен от умиления запунцовела ланитами и расхрюкалась.

* * *
Вас всех, конечно, интересует, что же случилось со смертельно больной Карлой? Карла проболела ноябрь, декабрь, январь и февраль, затем попросила о расторжении договора и устроилась, ха-ха, воспитательницей в детский сад. Дети от трех до пяти лет. В группе семнадцать душ. Лентяйке Карле сорок восемь лет. Она не особо подвижна, закончила ПТУ двадцать пять лет назад и никогда не работала по профессии. Счастливая малышня!

Проработав в детском саду три дня, ха-ха, Карла смертельно заболела и устроилась в другой детский сад, ха-ха, ха-ха.

* * *
В гадюшнике новая руководительница. Лентяйка Таня. Тане сорок семь лет. У нее фигура восемнадцатилетней девушки и шея древнеегипетской мумии. Таня – мать одной дочки и четырех котиков. Ее муж, менеджер, живет в Потсдаме. Ее любовник, фотограф, живет в Берлине и обслуживает Таню, пока муж трудится в Потсдаме. Весь гадюшник давно об этом знает. Меня просветила наша практикантка Гвен Муриэль Лоредана … Ирена. Как? Я еще не рассказывала о нашей практикантке Гвен?

Таня не любит работать, но очень любит трепаться о том, как много и тяжело она работает. Когда Таня раз в неделю объявляется в четверг в нашем бюро, Тинхен превращается в раболепную тряпку и щебечет, и заливается, и порхает с цветка на цветок по всему этажу, как юный бронтозавр.

Такие дела.

* * *
Ушли с медведями в лес по грибы на реку кормить уток.

Papas einziges Bild

Со дня смерти моего папы прошло больше шести лет. Я редко вижу его во сне. Мама говорит, что мертвые снятся к болезни. Вторую неделю я постоянно вижу папу во сне. Вторую неделю я тяжело болею и не могу сделать шага без боли. Мне это решительно не нравится. Я ненавижу бессилие и слабость, но весьма благодарна мужу за его любовь, заботу и понимание. Лучше моего мужа никого нет!!!

Мой папа был поволжским немцем. Его прадед был обедневшим флорентийским аристократом. За всемирно известную католическую дворянскую фамилию мы с Рихардом папе премного благодарны. Я писала, что от детства моего папы осталась всего одна фотография. На одну фотографию больше, чем от детства моей мамы.

* * *
Год спустя от детства всех этих детей ничего не останется. Их семьи депортируют без права возвращения на родину. Им дадут сутки, чтобы собрать самое необходимое, загрузят в скотские вагоны и выкинут ‚голыми‘ в лютую зиму Сибири или Средней Азии.

Мы никогда не знаем, что случится завтра. Эта совсем молоденькая учительница, эти босоногие девчонки и мальчишки не подозревали какой ад их ожидает. Большинство из них полегло костями в безымянных могилах. Тиф. Голод. Тяжелейшая работа.

Это так. Заметки. Я совсем про другое. Wir sind Kämpfer. Моего папу никто не смог сломать. Он остался до конца жизни жизнерадостным, веселым, обаятельным человеком, который не сидел без дела. Только ночами, во сне, он кричал от ужаса того, что увидел за три года концлагеря.

Не пончиком единым жив человек

Не пончиком единым жив человек.

В понедельник мы с Тинхен были живы горячей пиццей quattro stagioni. Тинхен досталась четвертина с салями, пармезаном и рукколой. Мы втроем довольствовались скромными остатками: шпинатом с чесноком* и помидорами; шампиньонами с сыром; тунцом с фиолетовым луком. Во вторник мы были живы рыбой и хрустящим картофелем фри. В среду – теплым таиландским салатом из тунца с ананасом, кукурузой, ростками лотоса и имбирем. В четверг – креветками в остром соусе с пышныым пшеничным хлебом. В пятницу – израильским пловом с изюмом, морковью и кедровыми орехами.

Всю неделю я совершенствовалась в краже пончиков из офиса, предавалась душевной медитации с утками возле реки и вела интеллектуальный (отставить смешки!) дискурс с умными мужчинами, с одним из которых у меня лингвистический туройо-роман.

Отличная была неделя, не смотря на то, что большой медведь пропадал в Баварских Альпах, ноутбук отдал концы, а беременная Екоторина Змеевна Гадюкина надругалась над футболкой и напрудила в ботинок Адаму.

Майкл, верни британцев! *рыдает, уткнувшись носом в розовую орхидею*

* * *
Зловредно осведомляюсь:

                    ЛИПА

Вот скажи, свет мой Мишечка, медведь медвежат моих, инь к яню моему, анимус к аниме, Эдип к Электре, тебе никогда не приходило в голову навестить нас с Тинхен, угостить вкусным обедом, рассказать несколько страшных историй о евреях, примкнуть к добровольцам-альтруистам?

                    АРХАНГЕЛ
Я хотел, но ты велела, чтобы не являлся в вашу арийскую юдоль сует со своей заросшей рожей и не позорил тебя.

                    ЛИПА
Да. Согласись, это была благоразумная просьба, но это было раньше. Тинхен привыкла за неделю к заросшим рожам, смирилась с судьбой и значительно реже спрашивает: «У тебя подозрительная внешность. Небось, афганец или прочий араб? Британец? Не может быть?! Акцент у тебя тоже странный. Как? Как? В Оксфорде учился? А где родился? В Тур-Абдине? Это где? В Турции? Т.е. турок? К туркам мы в Германии уже привыкли. Ассириец? Первый раз слышу. Т.е. турок? Ассириец… Т.е. турок?»

Тебе, радость моя Мишечка, как исконно русскому, вообще нечего волноваться. Просто постарайся вести себя тихо и незаметно. Не уподобляйся турку, которому надоело дискутировать о своем происхождении, и он начал давать знать о своем приходе громким кличем муэдзина с минарета в атриуме: «Аллаху акбар». Такого шока Тинхен не испытала, даже когда узнала, что в соседнюю квартиру въезжает арабская семья с двумя детьми.

* * *
Когда медведь перестал ржать, то обещал придти. Жду. Вокруг одни врунишки *рыдает, уткнувшись носом в белую орхидею*

________________
*Любезный друг Тинхен не любит запах чеснока. Поэтому чеснок был всю неделю неотъемлемым ингредиентом заморских блюд. К концу недели очарованный Эдди порывался принести с собой чашечку свежего давленого чеснока, но мы с Адамом смогли его в последнюю секунду отговорить. Зря, конечно, но мы – [иногда] гуманисты. Самим от себя противно.

Farewell to Clara & All the Strong Women Out There!

Начну с жалоб и возмущений: я осталась без подарка, совсем-совсем без подарка. Причем здесь синее кружевное платье и позже серьги с сапфирами? Мой муж мне ничего не дарил. Он в Мюнхене зарабатывает деньги. За что мы его всей семьей осуждаем.

* * *
Международный женский день. K нам приходят лицемерные люди (например, сотрудники Михаэля Мюллера) и приносят алые цветы. Ходит слух, что мы с Тинхен – женщины и одна из нас исконно русская, прости ее Господи.

* * *
Adam: Flowers – for you, the most wonderful woman I’ve ever met.
Edward: You’ll get sex later.
Linda: Oh, thank you, Eddie, you are so generous.
Edward: You know, you’re always welcome, Linny.

В обеденный перерыв пришли Адам и Эдди. Они не политики, но принесли цветы. Мне и Тинхен. Они очень социальные. Плюс обед: fish ’n‘ chips, эль и десерт. Тинхен порозовела от удовольствия и блистала знаниями весьма сомнительного английского. Ни Адама, ни Эдди не спас тот факт, что они оба – знойные брюнеты. Тинхен прониклась и даже немного возбудилась, немного сильно возбудилась, потому что после обеда сказала: „Линда, мне бы хотелось, чтобы ты осталась еще на полгода“.

В преддверии конца раб. дня

О боги, боги мои, яду мне, яду!.. Вы здесь беспечно радуетесь жизни, смотрите с оптимизмом в будущее, а мне Тинхен рассказывала, как хотела порадовать мужа и делала ему в кресле минет.

Нет, вы не подумайте, я не против минетов. Каждому мужчине по минету, каждой женщине по множественному оргазму, каждому котику по тунцовому паштету, но всему есть предел.

От видений в голове и ночных кошмаров меня отвлекают только интересные собеседники и усиленная медитация на диких уток возле реки.

* * *
В последнее время в наш гадюшник зачастили перелетные жители Чада и Сомали, поэтому мы тщательно изучаем переписку Федерального ведомства по делам миграции и беженцев Министерства внутренних дел Германии с Департментом гражданских свобод и иммиграции Министерства внутренних дел Италии.

Вышеупомянутые перелетные жители Чада и Сомали приплывают на корыте в Италию, подают заявление на предоставление политического убежища, получают статус временного беженца и скрываются в неизвестном направлении. Кропотливый путь по французским пампасам, в ходе которого они непостижимым образом теряют все документы, заносит их в заветный Шлараффенланд, где текут реки из пива с берегами из баранок, летают жареные баварские сосиски со сладкой горчицей и растут на деревьях евро. В Германии перелетные жители Чада и Сомали подают повторное заявление на предоставление политического убежища, однако забывают упомянуть о своем гнездовании в Италии. Федеральные учреждения сверяют отпечатки пальцев с общей базой данных EURODAC, восхищаются количеством псевдонимов и дат рождения перелетного жителя и пытаются всеми силами согласно Дублинского соглашения выслать его в Италию. God’s mill grinds slow but sure. Немецкая бюрократическая мельница мелет медленно, но верно. Проходят годы.

Сначала нашим постоянным посетителем был военный преступник милый, заботливый семьянин Башир-Кокони-…-…-…, теперь к нам приблудила сомалийка Нура, которая получила уведомление о выдворении в Италию. Я ей помочь не могу, но у меня имеется голубоглазый скандинавец Кристиан, а у него имеется юридическое образование по Международному праву со специализацией в сфере Миграционного права.

В связи с чем утром Тинхен пребывала в жутком волнении и бесконечном экстазе. Крис работает в нашей фирме пять лет. До того как он стал press officer в национальной иммиграционной службе полиции, он был полицейским, который среди прочего организовывал репатриацию персон, получивших отказ в предоставлении убежища. Я не стану утверждать, что Крис особенно сентиментален и плачет над фотографиями утонувших мальчиков или кувыркающихся через забор девочек, но его волнуют отдельные судьбы, поэтому он иногда помогает мне на добровольной основе, чем приводит в ярость своего корыстного шефа.

В конкретном случае Нуры ничего нельзя сделать. Она не имеет права оставаться в Германии.

* * *
В обеденный перерыв я крала в офисе пончики. Обжиралась. Мучилась судьбами мира. Утешалась мыслью о предстоящих выходных. Чего и вам желаю.

Тинхен рассыпается в комплиментах

К нам в бюро часто приходит словоохотливая уборщица-тайка. Она живет в Германии двадцать лет, но говорит по-немецки посредственно и с лютым акцентом. Чтобы ее понять, надо внимательно вслушиваться.

«Она так плохо владеет языком, что я ее почти не понимаю. Ты говоришь немного лучше».

* * *
Я пришла на работу в синем кружевном платье (рукава до локтей, юбка длиной до середины бедра, два потайных кармана), колготках с ромбами и высоких ботах.

«Такие платья могут себе позволить только отощалые женщины… Ты сегодня удивительно красива, что неудивительно: ты опять с гостем».

«Что неудивительно» произносится слащавым ехидным голоском и сопровождается обворожительной улыбкой в сторону Адама, с которым у меня, по достоверным сведениям Тинхен-дебилхен, любовные отношения: „Ach, sage mal! ‚Ne Affäre haben sie. Ich erkenne Leidenschaft, wenn ich sie sehe und das, was zwischen euch passiert, ist Leidenschaft. Das hätte ich dir nicht zugetraut, aber immerhin bleibst du deinem Männergeschmack treu. Er ist eine exakte Kopie deines Mannes. Bloß noch größer. Ich habe euch am Montag draußen auf der Bank sitzen gesehen. Ihr habt sehr zutraulich gewirkt. Jetzt weiß ich warum.“

So be it. I confess. Let me introduce you my lover. Имя: Áдам. Цвет глаз: зеленый. Знак зодиака: Козерог. Возраст: 38 лет. Рост: 198 см. Исполнительный директор нашего лондонского офиса. Бывший офицер USMC. Счастливый владелец младшей сестры с непростой судьбой, трех церберов и стальных мышц. Трепетные души тех женщин, которых он не покорил одним своим присутствием, стремительно падают в трусы, когда они слышат его голос.

Я называю его Honey, он называет меня Krusmynta. Мы любим друг друга крепко, но редко, потому что во-первых, он живет в Великобритании, а во-вторых, у него есть подруга. Кроме лояльной дружбы в полжизни, Майка и Адама объединяют глубокий ум, диплом военного инженера (military engineering), обучение в военной академии, знания арабского языка на уровне „Freeze, motherfucker!“ и наличие опыта коммуникации посредством оружия с процветающими демократами.

* * *
В тот момент, когда Тинхен Холмс пролила свет на нашу с Адамом порочную связь, мы вели учет денежной наличности в кассе, потому что эта ленивая корова последние три месяца валяла дурака. Она между тем наблюдала за нами, изобличала и давала советы: „Entferne doch deine Brüste aus seinem Blickfeld. Der arme Mann wird immer nervöser.“ Ближе к обеду у меня пылали уши, я испытывала чувство вины и мне было стыдно за Тинхен. Какое везение, что Адам не говорит по-немецки.

* * *
Чтобы предотвратить любую попытку флирта, Тинхен сразу пояснила: „Он такой же как твой муж. Мне он не нравится. Мне нравятся скандинавские мужчины“.

„What did she say?“
„Your hair is too dark. You’re not her type. She likes handsome blue eyed blond men like Chris.“
„You mean, I shouldn’t ask her out on a date?“
„I’m very sorry, but you have absolutely no chance.“
„I feel crushed and devastated.“

* * *
Каюсь. Опять сидели на скамье. Выглядели весьма доверительными. Кормили уток. „Wild duck meditation“ – прекрасная техника забыть о сослуживце-вурдалаке, вернуться в себя и умиротвориться.

* * *
Я уже упоминала? Майк подарил мне недавно нарядный черный мешок.

Явление психопата Фафниру

Дракону Фафниру было явление психопата. Тинхен свалила в два, не в три, потому что спешила к встрече с внучкой Нэле. Фафнир сидел, никого не трогал, читал заключение потсдамского суда о Башире, который на самом деле солдат Кокони из армии Хиссена Хабре. Вдруг — в дверь забили головой рукой ногой. Фафнир не понял чем, но испугался больше пугливой Тинхен и спросил: „Ja?!“

Зашел седой мужчина приличного вида в рабочем комбинезоне, с зонтом и начал верещать, как мерзкая хабалка: „Я уже здесь был. Вы мне врали. Зачем вы поставили свою машину в мой двор? Я позвоню. Машину отгонят. Я позвоню. Машину отгонят. Я уже здесь был. Вы мне врали. Вы сказали, что машина с номером „ST“ не ваша, а десять минут спустя пришли и уехали. Я позвоню, машину отгонят“.

Деликатный, интеллигентный Фафнир охуел больше, чем солдат Башир-…-…-… из армии Хиссена Хабре, которого в очередной раз поймали, теперь уже в Германии, потому что нагло врет, бегает с 1992-го года по миру, предъявляет в каждой европейской стране новую беременную „жену“ с ордой дочерей и требует гуманитарного статуса, но не думает о EURODAC и Dublin Convention. „Машину отгонят“, — верещало по-свински то, что считает себя человеком.

Перед человеческой глупостью наивный Фафнир теряется. Как поступить дальше? Что дѣлать? Что дѣлать с машиной, которая не его, но которую отогнали, потому что он ее поставил, но на самом деле не ставил?

Про созвездие Большого Медведя

Ни в коем случае не верь мужу-сказочнику, если он шепчет тебе в дýше что-то про десять минут. Не верь! Соберись с мыслями, возьми себя в руки, сведи ноги и выскальзывай из его объятий. Иначе десять минут плавно перейдут в двадцать пять минут, ты опоздаешь на работу на сорок минут, плюхнешься в кресло, забывшись, сорвешь шарф с пятнистой шеи и услышишь восторженный вскрик коллеги: „Ах, ты только посмотри! Жаркая ночь?“

Оно тебе надо? Когда ты последний раз краснела?

* * *
Маленького медведя заинтересовала проблематика возникновения жизни. Большой медведь, который не краснеет ни при каких обстоятельствах, обосновал свою гипотезу: „Маме было так хорошо с папой, что у нас появилась ты“. Маленькому медведю льстила академическая медвежья истина, поэтому он не стал вникать в суть дела.

* * *
У большого медведя, как известно, темное прошлое с длительными периодами пребывания в ванной. Когда ему было почти шестнадцать лет, он полюбил девушку. Когда он был в четвертом классе, он влюбился в ее тепло.

Моя единственная сознательная мысль с пятницы: „Ты была очень светлой. Я был возле тебя дома. Мне было возле тебя тепло“. 4 weeks 5 days along.

Kleiner braver Wuschelkopf

В пятницу Костенька подрался с Тинхен, когда она потянулась к его голове, причитая: „Ах ты, божечки, какой лохматенький!“ Лохматенький задохнулся от возмущения, хорошенько размахнулся, пнул по голени любительницу запустить свои лапы в чужие кудри и понесся по этажу, вопя: „Мама, она меня трогала! Папа, папа, она меня трогала!“ Почти пятьдесят голосов затихли, из толпы детей поднялся хмурый папа. „Майкл, сядь!“ — замахала с противоположного конца этажа мама, которая стала свидетелем драки, но не заржала, а взяла на себя роль миротворца и предотвратила кровавый немецко-шотландский инцидент. Тинхен вздрогнула и ретировалась в большую залу.

* * *
В большой зале проходило толерантное мероприятие. Добровольцы другой благо—творительной организации пригнали на встречу с аборигенами солидную толпу беженцев различных национальностей (Сирия, Афганистан, Судан, Эритрея, Чечня, Сомалия, Чад): примерно двадцать взрослых и пятнадцать детей. Из аборигенов были только добровольцы и сотрудники нашего благотворительного христианского гадюшника.

* * *
Моего мужа любят дети. Даже те, которые не говорят на его языках.

Мой муж владеет арабским (после официального армейского курса перед мобилизацией в процветающую демократию) далеко не на уровне „Freeze, motherfucker, or I’ll shut to kill!“, как всегда утверждал. Врал! Люблю! И сколько я о нем не знаю.

Курс рисунка обнаженной натуры

                    АРХАНГЕЛ
Я не совсем понял: каких голых мужиков ты собираешься рисовать?

                    ЛИПА
Разных. В основном высоких, красивых, стройных, с классическими чертами лица, с рельефными животами.

                    АРХАНГЕЛ
И это непременно должны быть живые мужики? Рисуй Давида!

                    ЛИПА
Рисовать живых мужиков значительно веселее, подкупает фактор флирта. Давид… как бы тактичнее выразиться. Нет, я не жалуюсь, я довольна, но ты видел, чего у Давида нет? Что за позор? Как такое рисовать? Как с таким, в конце концов, жить?

                    АРХАНГЕЛ
Понимаю. Рисуй меня.

                    ЛИПА
Тебя неинтересно. Тебя я знаю вдоль и поперек.

                    АРХАНГЕЛ
Еще лучше. Рисуй по памяти.

                    ЛИПА
Не волнуйся. У тебя нет причин для ревности. Я люблю только тебя.

                    АРХАНГЕЛ
Отлично. В таком случае я буду рисовать голых баб.

                    ЛИПА
Чего? Каких голых баб?

                    АРХАНГЕЛ
Разных голых баб. Завтра начну интересоваться по дороге на работу: „Милая баба, не хотите быть нарисованной?“ Не волнуйся. У тебя нет причин для ревности. Я люблю только тебя.

                    ЛИПА
Называть милых баб „милыми бабами“ невежливо.

                    АРХАНГЕЛ
А мы неожиданно стали вежливыми?

                    ЛИПА
Да. Кто хочет рисовать голых баб, должен быть вежливым.

* * *
Тинхен записалась на курс рисунка обнаженной натуры. Думаю присоединиться.

Если возле вас на неделе вдруг остановится черный „мерседес“ и вас вежливо спросят: „Милая баба, не хотите быть нарисованной?“ — не робейте.

Скумбрия и лосось Николай

Я ждала нашу девочку в Германии. Майк привез свежую скумбрию из Шотландии. Я до сих пор не стыжусь, что скумбрия не была балыком. Скумбрию поймала и закоптила моя семья. Я сожрала эту вкусную рыбку за одну минуту. Мне хотелось поделиться радостью с милой подколодной.

Милая подколодная не преминула сразу же насрать мне в душу: «Фу, скумбрия, да я от самой дорогой рыбы не верещала так, как ты от дешевой скумбрии». Я соскребла душу со дна грязного унитаза и ушла. Прошло время ;)

* * *
В этом году мы особо не справляли ни Рождество, ни Новый год, а к старому Новому году Майк принес домой невыносимо дорогое филе лосося (500 евро кг). Лосось был безумно вкусным. Майк просто поджарил картошку и сделал салат из авокадо и эскариола. Последние месяцы нашей жизни прошли из-за покупки дома под девизом «Мы больше никогда не будем такими нищими — терять нечего».

* * *
«Фу, 500 евро, — вздохнула милая подколодная. — Лосось царь Николай стоит значительно дороже». И мне стало ее невыносимо жаль.

Geilheit des Gehirns

Diesen Text hat Joris-Karl Huysmans im Jahre 1896 über Félicien Rops geschrieben. Hör bitte auf zu kichern, Huysman ist gar nicht lustig, sondern ein schöner holländischer Name.

„Geilheit des Gehirns“ macht mich wiederum wuschig ;)

Dieser seltsame Hang zu den Verwirrungen des Fleisches, dieser Drang zur Ferkelei um der Ferkelei willen, diese Brunst, die sich ganz in der Seele ereignet, ohne daß sich der untersuchte Körper darein mischt, dieser fade und begrenzte Trieb, der letztlich mit dem Zeugungsinstinkt nur sehr entfernte Beziehungen hat, bleibt eigentümlich rätselhaft, wenn man darüber nachdenkt. Zerebraler Erethismus, Geilheit des Gehirns, sagt die Wissenschaft; und wenn dieser Zustand andauert und sich verschlimmert und im Organismus gewisse Störungen hervorruft, so spricht sie von „mentaler Hysterie“ und empfiehlt lindernde Mittel: Hopfenmehl, Kampfer, Bromid, Kalium und Duschen. […] Auf dem Gebiet der Kunst müsste diese mentale Hysterie oder dieses verdrießliche Vergnügen sich in Werken niederschlagen und die Bilder bannen, die es selbst hervorgebracht hat.

Четыре оборотня

Я знала, этот день придет. Шесть собачат покинули родной дом: два — в США, два — в Англию, один — в Новую Зеландию, один — в Венгрию. Собачата обещают быть настоящими церберами: у них добрый характер Найды и… высокий характер Ориона (это не пес, а чистокровный арабский жеребец).

* * *
Рождество мы проводили в провинции. Я много гуляла. Очень много гуляла.

— Линка, возьми собак.
— C какой кстати?
— Просто возьми, чтобы мне было спокойнее.
— А если они побегут? Мне следом бежать?
— Только, если хочется. Они знают, где живут. Я бы просто отпустил. Собаки вернутся. Не знаю, сколько потребуется времени, чтобы найти в Европе тебя.

У нас четыре цербера: Найда (собака Эмилианы), Орион (собака Илая), Майа и Арагон (кто догадается?). Взяла. Пошла. Я сосредоточилась на мыслях. Церберы заулыбались и унеслись во тьму. Отведать поздних зимних яблок?

От нашего кибуца до ближайшего поселения три спокойных километра по сельской дороге, но не в ту ночь. Возле меня остановилась машина. Я даже не успела испугаться. Вурдалаки в машине задумались. Понимаю: я тоже задумалась, куда бежать и добегу ли. Собачат давно отпустила, как советовал Майк и долгое время не видела. В машине открылась дверь, в душé сползла в пятки я, из темноты за моей спиной вдруг появились оборотни: все четыре — глаза горят, слюна течет, шерсть дыбом, рост… высокий. Дверь в машине захлопнулась, я подтянула упавшие джинcы и понеслась домой.

Я — кошатница… если не считать прогулок с собачатами.

What Is Wrong with Linda?

На этой неделе я узнала много нового и интересного о своей эндокринной системе.

Понедельник

— Линда, я не понимаю. У тебя что, отсутствует менструация? Я ни разу не видела в туалетном ведерке использованных прокладок или тампонов. Ты не бросаешь тампоны в унитаз? Ты молодая. У тебя ведь нет климакса?
— Тинхен, у некоторых климакс очень рано наступает.

Вторник

Любимый муж возит детей в детский сад. Ему не нравятся дороги. Он не доверяет любимой жене управление Григорием Александровичем. Жена не против. Нынче она разъезжает в шикарном мужнином «мерседесе» и одевается, цитата, как дива. Дива носит контактные линзы, одежду от дизайнеров и дорогую обувь. Потому что в бюро сухой воздух, дива идет в туалет с сумкой (глазные капли). Тинхен ликует:

— Ах, как неожиданно. Ты сегодня идешь в туалет с сумкой. Все сразу знают, в чем дело.
— Да неужели? Какие все догадливые ;)

Среда

Дива вдруг понимает, что ей хочется соленых крендельков и томатного сока. Дива закупается перед работой.

— Ой, Линда, ты беременная? Крендельки и томатный сок — соленое. Я так любила соленое, когда была беременная.
— Тинхен, у меня четверо маленьких детей.
— Четверо?! Где они в тебе поместились?! Ты такая тощая. От одного мужчины? Нет! Не может быть. Нет? Когда вы друг с другом спите, должно быть, гремят кости.

С нетерпением ожидаю четверга.

На Фейсбук за славой

Генри запостил в своем аккаунте на Фейсбуке две фотки. Понабежали белки, приумножили добро. Я внезапно приобрела сомнительную известность.

А это кто? Твоя подруга? Do you know how to get a guy who’s got a gf? А как ее зовут? I’ve never had sex with a guy with a huge dick. А зачем она тебе? Dump her, take me. А зачем очки? Скажи, чтобы сняла. А зачем она тебя обняла? Пьяная была, зацепилась, чтобы не упасть. А почему такая маленькая? Please date me. Allora ciao. А почему волосы короткие? The next time I see you I’ll fuck you. А как с ней целоваться? Неудобно же. Not her best angle. Ты посмотри, какие у него глаза. Tu es quelqu’un de très spécial pour moi. Да что глаза?! Ты посмотри, какие у него губы. Does your penis have a name? Забудь про губы! She’s too old for you. Я его летом в бассейне видела. OMG, I would totally do him. He does parcours. He wouldn’t do you, you loser. Какой у тебя рост? Do big guys have small dicks? Да не еврей он. ¿Nos vemos esta tarde? У него фамилия итальянская. I’ve seen him naked. Я тоже видела его голого. Тупица, в Италии живут сефарды. He’s got a friend who’s even more handsome than him. Мало ли, что говорит на английском? Er ist Ami, kein Italiener. Я тоже говорю на английском. Hey, I’m gonnа lock myself in the bathroom with a shower head for a week. Wanna catch me up and have some fun?

Прочитала треть комментов, оценила наличие разнообразности лингвистических познаний, испила вволю из источника скорби, вкусила вдосталь плодов гордыни, пала ниц, обратив свой взор к Каабе, бормочу вторые сутки непрестанно: „ברוך אתה אדוני“, — и крещусь справа налево, слева направо, сверху вниз и снизу вверх. It’s so disturbing. Бегу на Фейсбук за славой. Вернусь завтра.

В никуда

В здании с атриумом прошел вечерний утренник неблагополучных родителей с детьми. Я познакомилась с некоторыми из детей.

. Ко мне пришел Леон (10 лет) и сказал: „Хочу играть в Make ’n‘ Break“;
. ко мне пришла Анна (3 года) и сказала: „Guck, guck mal“;
. ко мне пришел Леви-Лука (4 года) и сказал… да ничего не сказал, он не умеет. Он ползает по столу, все разбивает, но не разговаривает (потому что его мать алкоголичка? потому что она курит? потому что она принимала наркотики, когда была беременной?);
. ко мне пришла Анна-Ленa (12 лет) и сказала… да тоже ничего не сказала. Сказал Леон: „Danny vögelt mit Anna-Lena, aber keiner darf es wissen. Es ist ein Geheimnis.“ (потому что ее мать алкоголичка? потому что она курит? потому что она принимала наркотики, когда была беременной?);
. ко мне пришел Дэнни (14 лет) и сказал… да тоже ничего не сказал. Ему все безразлично. Ему даже безразлично, что Анна-Лена забеременеет в 12 лет. Он безразличен его матери. Его матери безразличны все ее четверо детей, рожденных от ста четырех отцов.

А меня ломает… Что не так со мной? Эти дети родились без любви в никуда. У них никогда не было, нет и не будет никакого шанса.

Über kranke Menschen

                    SEVERIN
Du riechst so gut. Nach Campher und Eucalyptus.

                    LINDA
Was stimmt denn nicht mit dir?

                    SEVERIN
Wo soll ich anfangen? Ich bin ein kranker, kranker Mann.

                    LINDA
Das bist du.

                    SEVERIN
Du hättest doch zumindest so tun können, als wärst du mit meiner vernichtenden Schlussfolgerung nicht einverstanden. Wirklich, Linda. Wo ist nur deine hochgelobte Empathie abgeblieben?

* * *

                    LINDA
Ich habe letzte Tage intensiv an dich gedacht.

                    SEVERIN
Ehrlich? Wie kommt’s?

                    LINDA
Wenn ich im Büro in meinem Stuhl sitze, muss ich permanent eine Kaffeemaschine anglotzen, auf der „SEVERIN. Made in Germany.“ steht.

                    SEVERIN
Und mit mir stimmt was nicht, ja?

* * *

                    SEVERIN
Ich habe vor kurzem einen Bericht über russische Huren gesehen.

                    LINDA
Natürlich, was sonst? Wenn ich deinen Job hätte, würde ich Tag und Nacht die Pferde umarmen. Ganz bestimmt würde ich mir keine bescheuerten Berichte über russische Huren ansehen.

                    SEVERIN
Du bist ein bisschen wie eine dieser Huren.

                    LINDA
Wie bezaubernd von dir. Wie schmeichelhaft für mich.

                    SEVERIN
Warte doch ab, warte. Es geht um etwas ganz anderes, nicht um dein moralisches Ansehen. Eine der Frauen wurde gezwungen als Zwangsprostituierte zu arbeiten. Der Zuhälter hat ihren Pass entwendet. Sie wurde in ein winziges Zimmer mit anderen Frauen eingesperrt, dann hat die Polizei sie im Rahmen einer Ermittlung befreit. Sie wurden alle abgeschoben. Einige Zeit später ist die Frau wieder illegal nach Deutschland eingereist. Dasselbe Schema: Pass weg, Freiheitsberaubung, Zwangsprostitution, Abschiebung. Sie wurde anschließend gefragt, warum sie immer wieder zurückkehren würde. Welchen Sinn hätten ihre Taten? Wären zwei Abschiebungen nicht genug? Und sie hat geantwortet: „Ich habe gehofft, es wird besser. Ich habe gehofft, ich würde das nächste Mal mehr Glück haben.“

                    LINDA
Und worauf willst du exakt damit hinaus?

                    SEVERIN
Du bist auch so. Du hörst nicht auf zu glauben. Du willst helfen. Du wirst belogen. Du wirst betrogen. Du wirst ausgenutzt – und kehrst trotzdem immer wieder zurück.

                    LINDA
Ja. Weil ich dumm bin.

                    SEVERIN
Nein. Weil du gutmütig bist.

                    LINDA
Und was bringt mir diese Gutmütigkeit?

                    SEVERIN
Dir vielleicht nichts. Mir – umso mehr. Wegen dir kann ich wiederrum hoffen.

Про работу в ХБО

О, с какой сосредоточенностью, терпением и незамутненным разумом взглядом складывала я сегодня на работе оригами из салфеток. Какими идеальными были изгибы, каким симметричным опахало веера.

* * *
Несколько недель после подписания полугодового контракта мне хочется подвести итоги. Здесь я подвожу итоги. Стиль: элегантный, литературный.

Тинхен о религии

— Линда, я не знаю, ты уже привыкла к немецким традициям?
— Тинхен, я живу в Германии больше тридцати лет. Я — немка.
— Русская?
— Немка.
— Ну, я даже не знаю… Ты уже привыкла к немецким рождественским традициям? 22-го ноября в Германии празднуют Воскресенье Мертвых, протестантский праздник, во время которого родные и близкие вспоминают усопших добрым словом. В церковном календаре этот праздник называют к тому же Вечным Воскресеньем в назидание живым, чтобы они не боялись смерти. Бог — вечность.
— Тинхен, мне это известно. Я праздную почти такие же праздники, как и протестанты. Я — римская католичка.
— Русская православная?
— Римская католичка.
— Русская православная?
— Римская католичка.
— Русская православная… Мне нравится, как они себя называют… пра-во-слав-ные. Как будто у них все в порядке.
— Тинхен, ты меня не понимаешь? Может быть, мне говорить медленнее, чтобы ты меня поняла? Я не русская православная. Извини. Я — римская католичка. Протестанты празднуют почти такие же праздники, как и католики. Мы празднуем по григорианскому календарю, православные — по юлианскому календарю неделю позже.
— Ну, я даже не знаю, я — атеистка. Я в Бога не верю. Мой отец был в профсоюзе. А ты знаешь латынь?
— Тинхен! Римская ка-то-лич-ка. Академик. Лингвист.
— А-а-а. Ну да. А твой муж тоже русский?

Здание с атриумом

Сотрудники фирмы мужа вынесли однозначный вердикт: самое интересное в моей новой работе — отреставрированное здание с атриумом, в котором находится мое бюро. Летом в этом здании проходит обучение оперных певцов. Здание построено по всем правилам акустики. Когда уборщица кочует со своим приданым с одного этажа на другой, в атриуме гремит, ухает и грохочет, как если бы мимо проезжал военный конвой или пролетал истребитель. Здоровая альтернатива утреннему кофе.

* * *
Здания с атриумом, в которых бывал мой муж, легко узнать. После его визита в коридорах вдруг появляются камеры наблюдения, двери с автоматической блокировкой и электронные замки. Эти меры предосторожности показались моему мужу в этот раз недостаточными, поэтому сегодня мы с коллегой Тетраодоном, известной в миру под именем Тинхен, прослушали лекцию о манере поведения в случае экстремальной ситуации и приняли участие в семинаре о методах противопожарной защиты. Ах, с какой изящностью и непринужденностью мы теперь используем пожарные баллоны.

Тетраодон о причинах ненависти

— И тогда я научилась ненавидеть русских по-настоящему…
— Что так?
— Так. Когда я увидела, сколько у них привилегий. У меня трое детей, я тебе уже рассказывала. Так получилось. Я никогда не хотела детей. Когда мне было четырнадцать лет, умерла моя мама. Через два года папа привел в дом новую женщину. Мужчины по-другому не могут. Она была настоящей мачехой. Мой сводный брат на четыре года моложе моей старшей дочери. Он никогда не давал мне покоя. Я спала, а он приходил и бил меня по голове игрушками. У меня трое детей. Я ими горжусь. Из них получились хорошие, приличные люди. Я хотела — давно, еще в ГДР, когда мы жили возле русской казармы — купить штанишки своим детям. Каждому — по паре штанишек. Понимаешь? У меня трое детей. Каждому — по паре! А мне продали всего две пары штанишек. И тогда я увидела, как в магазин приходят русские женщины, не стоят в очереди, с черного хода, и им продают штанишки. Столько, сколько им надо. И тогда я научилась ненавидеть русских по-настоящему…

…и спать, спать, спать

О, боги кельтской триады, какое же это блаженство уснуть в объятиях мужа одну секунду после оргазма и спать, спать, спать. Проснуться, прижаться к мужу и спать, спать, спать. Проснуться, обнаружить, что муж кормит сына и спать, спать, спать. Проснуться, обнаружить, что муж пропал, но из кухни раздается грохот и спать, спать, спать. Проснуться, обнаружить вокруг себя детей и спать, спать, спать. Проснуться, позавтракать в постели идеально вареными яйцами с жидким желтком, хрустящими тостами с клубничным вареньем, апельсиновым соком и горячим чаем — и спать, спать, спать. Как же мне хорошо. Как же я люблю Мишку.

* * *
Как же я благодарна герру Альбрехту за то, что положил конец канализационной одиссее.

В Задиванье. Котикам.

Здравствуйте, Котя и Федя!

Во-первых строках своего письма спешу вам сообщить, что унитаз течет и плещется. С полдевятого утра я бегаю по ремесленникам. Ждала больше часа. Дождалась самого шефа. Шеф меня обрадовал: забито не у нас, забита труба между этажами. Шеф удивляется, почему Женевьева с Минкой молчат, потому что если уплываем мы, они уже давно уплыли.

Родной мой Федя, я валяюсь в обмороке. Изредка прихожу в себя. Иммануэль сохраняет спокойствие. Орион любопытствует. Гетера смывает подарки. Арабские подростки чахнут. Новая коллега надулась тетраодоном.

В два часа у меня важная деловая встреча, которую я не могу отменить. Вылезай из Задиванья, свет мой Федя, не трусь. Утешь меня добрым словом.

Крепко пожимаю лапы,
ваша Линда

Über Herrn Albrecht

Сейчас забьюсь, гнусно захихикал унитаз в гостевом туалете — и забился. Он давно намекал на прекращение деловых отношений. Из взрослых мужчин дома были только Федор Иннокентьевич и я. Унитаз квакнул, Федор Иннокентьевич струхнул. Костя и Нико замахали крыльями и начали наперебой давать советы. Я помахала вантузом, плеснула дезинфекционного раствора и уничтожила полчища унитазной фауны. Унитаз взревел и издал в отместку неприличный звук. Вода поднялась. Я вычерпала воду, поникла духом и включила ноутбук. Следующие пятнадцать минут мы провели в беседах с приятной теплой водой. Безрезультатно. Унитаз глумился. Вода отказывалась от сотрудничества. На небе загорались звезды. В самолете переживал Майкл.

Когда медвежатам наскучил спектакль „Дульсинея сражается с санитарно-техническим приспособлением“, они уснули. Я прилегла рядом, но проснулась от веселого бульканья. От банкира с гетерой пришла посылка пленительного вида, запаха и консистенции. Банкир и гетера в припадке великодушия отправили посылку четыре раза. Вода превратились в смердящую жижу. Часы показывали полчетвертого. Я накинула куртку и пошла на третий этаж. Банкир открыл дверь в майке и трусах (наверное, хотел интенсифицировать наши соседские отношения). Я была мила и любезна. Банкир был груб и враждебен. Не могли бы вы не смывать по десять раз, ваше говно всплывает в моем унитазе, галантно попросила я. Нет, этому не бывать, я живу здесь восемь лет и еще ни разу не засорял унитаз, видите, я устал и хочу спать, гордо отчеканил банкир и отдал мне честь по-военному, хотя из достоверных источников известно, что в армии он ни дня не служил.

До полвосьмого я вычерпывала воду. Глаза слипались. Надежда таяла. Боги унитазов — увы! — меня не любят.

Боги ремесленников однако мне благоволят. Ко мне приходят исключительно чертовски красивые, высокие и приветливые ремесленники, такие как герр Альбрехт и его внук Томми, которые приехали в десять утра после звонка герра Шрёдера. Герр Альбрехт совсем не походил на дедушку. Он был моложав, обаятелен, умен и разговорчив. Скажите, вы — мой спаситель, спросила я у герра Альбрехта и описала рукой полукруг. Да, я — ваш спаситель, ответил герр Альбрехт и пожал своей грубой рукой мою руку. Это было честное, располагающее рукопожатие.

Герр Альбрехт проворно работал, задавал вопросы и рассказывал о себе. Он рано стал отцом и дедом, жил до знакомства с женой в Шверине и часто ездил по делам в Росток. Его дочь заболела и лежит в постели с тяжелой простудой, а жена занята, поэтому он привез с собой Томми. Томми — шесть лет. Один год (с двух до трех лет) он провел в больнице и плохо слышал на правое ухо. Томми молчалив и застенчив, но любит яблоки и кошек. Герр Альбрехт тщательно следит за языковым развитием своего внука. Один из его коллег — российский немец из Омска, у которого русский акцент, но не совсем русский, т.к. у российских немцев существует множество собственных диалектов. В школе герр Альбрехт учил русский и увлекался историей.

Честно сказать, мне совсем не хотелось отпускать герра Альбрехта, когда работа была сделала. Я давно не встречала такого восхитительного собеседника, но Томми наскучило общение с церберами.

* * *
Ну улице — снег. Мишка с медвежатами идут гулять. Да, Мишка уже приблудился :)

P.S. Посчитала, сколько раз я упомянула герра Альбрехта. Заметно, что он мне о-о-очень понравился?

Volksfeinde

В бюро депутата, с которым мы сотрудничаем шесть лет и в прошлом году организовывали предвыборную кампанию, сегодня ночью разбили кирпичами все оконные стекла и написали черной краской на стенах фасада „Предатели Родины“. Возле бюро — филиал гамбургской евангелической службы по вопросам юных мигрантов, для которой я раньше оказывала услуги устного и письменного перевода. Напротив бюро — штаб-квартира федеральной христианской организации, на которую я с завтрашнего дня буду работать. В ста метрах — полиция. Везде камеры видеонаблюдения.

Здание, в котором я буду находиться каждый день — в 10 минутах ходьбы. Здание, в котором я буду находиться два раза в неделю — в 25 минутах ходьбы. Майк молчит, но я знаю, что он думает.

Хорошо начинается…

Je suis Paris

Милые люди, простите! Простите меня, что поранила ваши добрые сердечки своим убогим, мерзким текстом. Мне очень жаль. Мне очень стыдно. Я отдаю себе отчет в том, что вы меня осуждаете. Я не такая сильная, чуткая, отзывчивая, как вы. Моих предков не убивали просто так в России, моих родных не убивали просто так в Таджикистане, мои друзья не возвращались к своим женам, детям и родителям в гробах, мой муж не получал ранение в Ираке, а брат не рисковал своей жизнью в Югославии, Афганистане и Южном Судане. Я — беспечная дрянь и психопатка. Я много раз порывалась, но так и не смогла произвести на свет еще одну кучу патетического говна и воткнуть в нее французский флаг. Я понимаю, как вам, живущим за тысячи километров и непричастным к этому чужому горю, сейчас тяжело, и как вы скорбите, сидя в теплых сортирах на комфортных унитазах с планшетиками в дрожащих ручонках. Я вам верю, понимаете? верю безоговорочно, а сто двадцать девять душ, уничтоженных в мгновение ока, вам наверняка бесконечно благодарны. Позвольте, я просто молча побуду рядом, посмотрю пафосные репортажи, послушаю лживые речи, почитаю высокопарные посты и подожду, когда пройдет ваша вселенская скорбь, когда утихнет ваша лицемерная боль, и закончится время вашего декоративного траура. Дня через два или даже три.

Не серчайте, прошу вас, и ещё — идите вы нахуй, милые люди!

How to Communicate Effectively

У моего хорошего знакомого недавно опять случился рецидив мизантропии. Он пообещал одной из психопаток детской площадки, что оторвет ей руки и засунет фотоаппарат в жопу, если она еще раз направит объектив в сторону его детей. Мой знакомый продемонстрировал при этом прогрессивный уровень владения нецензурного немецкого языка и придал своему обещанию элегантную лирическую форму. Я была дома. Настучали психопатки. Пришла в раздражение, подумала, остыла. Поцеловала, обняла, довела до оргазма. Новую площадку искать не стала, все равно скоро переедем. Знакомый улыбается, подбрасывает меня до стратосферы, охотно общается. Дети знакомого гуляют по округе, играют во дворе в футбол с охламонами, прыгают на трамплине, здороваются с солнышком, птичками, деревьями, готовятся к марафону с церберами и совершенствуют приемы рукопашного боя с котами. Все довольны, включая гениального фотографа с сиськами, любителя запостить чужие фоточки в личный бложик.

А вы суете свои фотоаппараты в лица незнакомых людей? а зачем? а почему вам не стыдно?

Про подколодную искренность

Я стояла в магазине Rossmann и рассматривала фотографии, когда сзади подползла моя дорогая подколодная одноклассница и восторженно прошипела на ухо: „Ах ты, божечки, какая клевая фотка. А Мишка, Мишка такой красивый, совсем молоденький. А ты, ты такая толстая. А он на тебя смотрит — влюб-лен-но. Сколько вам здесь? Двадцать? Как быстро летит время. Старые фотки распечатала?“ Я переступила через лужу, которая внезапно образовалась у моих ног, потерла звенящее ухо и посмотрела на дорогую подколодную одноклассницу. Мне очень хотелось ткнуть ей кулаком в рыло, но я сдержала благородный порыв души, застенчиво улыбнулась и ответила: „Да, старые фотки распечатала“.

Я очень люблю эту старую фотографию. На фотографии у Майка выражение лица, как у Иванушки-дурачка. Он выглядит совсем молоденьким, потому что начал бриться начисто и перестал стричься коротко. По мне видно, что судьба свершилась, что жизнь не удалась, что все хуже некуда: муж не трахает, дети не слушаются, коты не уважают. Все, как всегда.

Фотография снята за три недели до рождения Иммануэля. Она очень светлая. Счастливее нас никого не было. Безмятежная молодость…

О вреде длительных командировок

Майкл тих и прекрасен. Часто вздыхает. Пока его не было дома, я занималась самодеятельностью, именуемой в простонародье ебаным католическим гуманизмом.

Во-первых, я нашла для медвежат новый детский сад. Поближе к дому и не такой дорогой; без обучения русскому языку, зато с музыкальным уклоном. Костеньке и Коленьке детский сад пришелся по душе. Пианино вечерами не затихает. Милочка в раздумьях, но уже поведала соратникам имена и биографии знакомых лошадок, попыталась пристроить Иммануэля, показала фотографии Коти с Федей, угостила печенками и поделилась с воспитательницами мыслями о временных финансовых затруднениях, в связи с которыми она оказалась в такой безутешной нищете.

Во-вторых, меня нашла христианская благотворительная организация, с которой я сотрудничаю всякий раз, как только Майкл потеряет бдительность. С конца ноября я буду вести семинары по проблемам прав человека в исламе для немцев и преподавать немецкий язык арабским подросткам. Сначала мне обещали афганских подростков, и я две недели копалась в книгах на персидском языке, заражая своим энтузиазмом Сашу, который хочет знать все сразу сейчас же. Потом мне подсунули арабских несовершеннолетних подростков, которые получают в Германии особый статус и разрешение на постоянное пребывание в стране.

Когда я покраснела и призналась, сколько мне будут платить, у Майкла перекосилось лицо. Майкл меркантилен. Его немного волнует будущее четверых медвежат. „Куда ты станешь девать моего сына, альтруистка?“ — злорадно поинтересовался Майкл и отстранил меня от себя. Я стеснительно захрюкала. (В здании располагаются три проекта: детская группа, подростковая группа, пенсионеры. Определю к пенсионерам, будет всегда под боком.)

В это время сын Майкла раскинул ручки, уперся головкой в одеяло, приподнял попу и попытался не то уползти, не то подпрыгнуть. На месте, по кругу. Огорчился, что ничего не получается и облобызал одеяло. Иммануэль не умеет лежать спокойно. Иммануэль торопится вырваться из колыбели. Он совершает плавательные движения, крутится и вертится. Он кряхтит, скрипит, пыхтит, закладывает в рот пальцы и издает такие звуки, что материнское драконье сердце подскакивает и тает. Его любимые собеседники — погремушки и коты. Когда Иммануэль видит своего папу, он визжит от радости.

Папа же Иммануэля отлучил меня от тела и выселил на другой конец дивана, реагирует исключительно на „Wanna fuck?“ и общается со мной посредством оргазмов, от чего я тоже становлюсь тихой и прекрасной. Часто вздыхаю.

心中

Когда я призналась, что в пятницу мы уезжаем на неделю к лошадкам и забираем с собой собак, Екоторина Змеевна и Федоp Иннокентьевич решили совершить японское ритуальное самоубийство двух влюбленных по договору.

Федор Иннокентьевич забрался на кошачье дерево, открутил там непостижимым образом конец сизалевой веревки, намотал на шею и попытался повеситься. Хорошо, что дома был Генри. Потолки высокие, я бы не достала. Генри освободил хрипящего Федора Иннокентьевича из петли. Федор Иннокентьевич в отместку эпилировал ему руку, сиганул по спине сначала на стол, потом на пол, перелез через диван и брякнулся в бункер, где упал в обморок и весь вечер находился под строгим наблюдением сестры Эмилианы в закрытом отделении эльфийской клиники.

В это время Екоторина Змеевна полезла на оконную сетку на кухне. Конструкция не выдержала веса хрупкого кошачьего тельца и рухнула. Екоторина Змеевна закрутилась в сетку, повисла на фасаде как мешок картошки и взвыла благим матом. Со страху я перелезла через диван, брякнулась в бункер и упала в обморок рядом с Федором Иннокентьевичем. Затем привела себя в сознание нюхательными солями и пошла искать Екоторину Змеевну по звуку. Я затащила орущую Екоторину Змеевну домой. Она сняла мне скальп и украсила плечо затейливыми орнаментами.

Рихард категорически отказался присматривать за горе-самоубийцами, поэтому я купила умильное клетчатое пальтишко и пошла к Женевьеве с Минкой. Гриффон Минка спокойно выслушала мою просьбу, надела пальтишко, перелезла через диван, брякнулась в бункер и упала в обморок. Женевьева принесла жертву каким-то свирепым богам и согласилась ежедневно навещать и подкармливать злодеев. Екоторина Змеевна и Федор Иннокентьевич организовали акцию кошачьего неповиновения и наблевали на мое любимое покрывало.

It Was All Done in the Name of Love

All that was sensitive and delicate, you attacked. All that was alive, you tried to smother.

Что общего у Федора Иннокентьевича и Максимилиана Теодоровича? Верно, спектакль „Осенняя соната“ по Ингмару Бергману.

You said my hair was too long and you had it cut short, it was hideous! Then you thought that I had crooked teeth, and you got me braces, I looked so grotesque! You would buy me books and I would read them and not understand them, and you would make me talk about them, and I would always be afraid that you would show up my stupidity.

В конце марта мы с Рихардом ходили в Немецкий театр на премьеру „Осенней сонаты“ с Коринной Харфух и Натальей Белицкой в главных ролях. Спектакль мне очень понравился, и я все хотела о нем написать, но находила занятия более интересные.

I’m seized by fear and see a horrible picture of myself. I have never grown up. My face and my body have aged. I acquire memories and experiences but inside all that I haven’t even been born. I can’t remember any faces not even my own.

Вчера я искала у Д. в журнале один, а нашла совершенно другой пост. Д. тоже ходила на „Осеннюю сонату“. Только на полгода раньше и в Москве. Спектакль ей понравился, и для меня отпала необходимость о нем писать. Д. сумела подобрать нужные слова.

The mother’s injuries are to be handed down to the daughter. The mother’s failures are to be paid for by the daughter. The mother’s unhappiness is to be the daughter’s unhappiness. It’s as if the umbilical cord had never been cut.

Сегодня я полезла на сайт Немецкого театра и случайно выяснила, что спектакль все еще можно посмотреть. Я сошла с ума и купила четыре предпоследних билета.

Are the daughter’s miseries the mother’s triumphs?

В воскресенье мы идем на „Осеннюю сонату“. Yay! А виноваты во всем Ф.И. и М.Т..

[Английский текст — цитаты Эвы и Шарлотты]

On the Origin of Species

Elementary, my dear Watson. Если он — козел, то ты — коза. А ты думала, ты — богиня? Богини с козлами не скрещиваются. Богини не барахтаются в дерьме возле помойки, приводят козлов домой, приглашают в себе кончить, а потом отмывают в мыльной воде. Нет, о нет! Если он — козел, то ты — коза, если он — долбоеб, то ты — долбоебка, если он — мудак, то ты — мудачка. Не льсти себе.

Бертхильд и кризис среднего возраста

Бертхильд внимательно посмотрела на плавающего в ванне Пупсика и поняла, что ни его лысина, ни красноватый цвет лица, ни круглый живот больше не вызывают в ней благоговейного трепета и не оказывают благоприятного влияния на функцию бартолиновых желез. Бертхильд поужинала одним сухарем, двумя ложками обезжиренного творога и тремя кусочками огурца, пробежала сорок километров на домашнем тренажере, прочитала несколько страниц романа „Муж и жена“ Цруи Шалев и решила завести себе молодого любовника. Почему-то тайно, почему-то о любовниках не кричат с крыш домов, обезумев от счастья.

Однажды после работы Пупсик пришел домой и обнаружил Бертхильд, совершающей самые неожиданные телодвижения на мужчине, который годился ей в сыновья, а Пупсику — во внуки. Бертхильд было очень хорошо. Пупсику стало плохо. Пупсик собрал чемодан с трусами, уехал в Польшу и подал на развод. Пупсик обиделся. Удивительно. В свое время он изменял жене с Бертхильд.

* * *
У истории есть отвратительное продолжение, но пока мне даже думать об этом продолжении неприятно, не то что писать. С Бертхильд мы расстались недругами. Я погуляла по немецким форумам (мамочка родная), потом по русским (Боже, спаси и сохрани), подавила в себе рвотный рефлекс и желание полнейшей аннигиляции. Медитирую.

Очень помогают звезды в небе, запах поздних осенних роз, эльфийские васильковые глаза, крепкие Мишкины объятия, бархатные кошачьи ушки и мягкая собачья спинка.

Адмирал и Лапочка

После того, как адмирал познакомился с Лапочкой, он посадил жену c ребенком на шею своих родителей и примчался на крыльях постоянной прописки в Москву. Родители Лапочки разволновались. Им не терпелось выдать промискуитетную 28-летнюю Лапочку замуж.

Первые десять лет жизни Лапочки ее папочка никак не мог решить, с кем ему хочется жить: с женой и двумя сыновьями или с молоденькой любовницей и дочкой. Он приходил и уходил, приходил и уходил, приходил и уходил. Когда сыновья выросли, они вывели папочку из квартиры под белы лапочки. Папочка внезапно осознал, что безумно любит любовницу и наконец-таки женился.

* * *
Когда Адмирал предложил Лапочке руку и ногу, она всхлипнула и поведала сокровенную тайну. „Линн, кажется, я его люблю“, — томно чирикала Лапочка мне на ушко. „Наслаждайся“, — урчала в ответ я, чтобы избавиться от Лапочки. „Хуевая какая-то любовь, если она ей только кажется“, — бурчал Майк, привязывая к люстре нашкодивших Катценбург и Рожароссу.

Влюбленный кавалер не мог долго ждать и настоял на скромной церемонии: „Лапочка, давай просто распишемся. Я не хочу, чтобы ты нервничала и переживала из-за приготовлений к свадьбе“. Лапочка проглотила обиду и согласилась. Заветная печать в паспорте маячила на горизонте. Свадебным нарядом Лапочкe послужили блузка и джинсы.

* * *
„А что ты такая толстая стала? Думаешь, мне приятно ебать твою жирную тушу?“ — проникновенно поинтересовался Адмирал после того, как Лапочка бросила работу, прочно аннексировала диван и начала каждый день готовить то теленка, то поросенка, то индюшонка.

* * *
„Я — не алкоголик. Сама лечись. Да, я был в стрип-клубе. Ничего нет страшного в том, что после работы мне хочется расслабиться и посмотреть, как танцуют красивые девушки“, — нервно верещал Адмирал, приладившийся каждый вечер напиваться в стельку.

* * *
„Никаких детей! Если забеременеешь, я своими руками сделаю тебе аборт. Я знаю, каково это — вырастить ребенка, который живет в нескольких сотнях километров от меня и которого я никогда не вижу„.

* * *
У Лапочки — большое горе. Она беременна. Адмирал в недоумении: „Я не понимаю: как? как? ну, как это могло произойти?“ Я бы объяснила, но мне невыносимо тоскливо.

Evolution in Progress

НЕЗАДОЛГО ДО СВОЕГО ДНЯ рождения Генри сдал экзамен и получил временное удостоверение — Prüfungsbescheinigung zum „Begleiteten Fahren ab 17 Jahren“. Целый год он обязан водить машину исключительно в нашем сопровождении. По истечении испытательного срока ему выдадут постоянные права.

Теперь он согласен возить меня даже по педиатрам, бутикам, зоомагазинам, деревенским рынкам и антикварным галереям.

* * *
В августе Саша работал на общественных началах с беженцами в Старом Моабите. В октябре он начинает учиться на юридическом факультете в университете имени Гумбольдта. Через пять лет он получит три диплома: немецкий (Staatsexamen), британский (LL.M) и французский (Master).

Майк, Илья и Северин советуют Саше учить китайский, однако он воспылал любовью к арабскому. На прошлой неделе я обучила его арабскому алфавиту, специфическим персидским буквам и диакритическим знакам. На этой неделе мы закрепляем пройденное чтением.

سَلِيم — سَلْمِى — سَبْهَا — سُورِيَا — سِنْدَبَاد — إِبْنُ سِينَا — بُور سُودَان — أَسْوَان — إِسْكَنْدَر — مُسْلِم — بُرْبُس — إِدْرِيس — سَمِيرَامِيس — بَانْيَاس — مِكْنَاس


* * *
Мне нравится новый этап эволюционного развития двух охламонов и та роль, которую они отвели в нем мне. Вот только вместо того, чтобы упаковывать вещи к переезду, я сижу на полу возле книг и читаю „Clause Structure and Word Order in Hebrew and Arabic“.

Пробудившись ото сна, лингвист ликует.

Say Cheese!

НЕДАЛЕКО ОТ НАШЕГО ДОМА — пустырь, на котором буйствуют одуванчики, трава и деревья. На пустыре коты обычно закапывают органические удобрения, а соседка собирает грибы.

Недавно на этом пустыре материализовалась толпа не то североафриканцев, не то персов. Толпа состоит человек из десяти. На невесте (я предполагаю, что это невеста) — белый свободный балахон с капюшоном, подол которого обшит зеленой лентой; еще две зеленые ленты прикреплены вдоль застежки, их концы перекрещиваются между лопаток и опускаются на спину. Подруга невесты предпочла элегантное полупрозрачное платье. Мужчины облачены в костюмы. Один из них зеленеет на всю округу своей рубахой. Наверное, с целью распространения доброжелательной атмосферы среди свадебной толпы (я предполагаю, что это свадьба).

На краю пустыря возвышается разрушенная стена. На стене сидит Куки (я предполагаю, что это Куки) и создает помпезный фон: то лапу до облаков задерет, то уши сполоснет, то хвостом помашет. Свадебная толпа проводит фотосессию.

Мне уже минут пять как названивает Майк, а я не слышу, потому что стою за шторой с чашкой, ем арбуз и партизаню. Нет, не подумайте, что из праздного любопытства. В такие моменты во мне просыпается этнолог и шепчет про гранит науки.

В доме напротив один из ангелов уже минут двадцать как моет небольшое окно и делает вид, что он-то не партизанит.

Катценбург скачет по подоконнику и требует кулинарных пожертвований.

Вечером пойдем гулять и подробнее расспросим Куки.

О любителях познакомиться

В ПЯТНИЦУ АННА ВОЗВРАЩАЛАСЬ с подругой из школы домой. В поезде метро напротив них сидел изнеможенный войной, в меру упитанный сириец. На изнеможенном войной, в меру упитанном сирийце были надеты дизайнерские одежда и обувь. В его пухлой ладошке блестел новый смартфон. На губах блуждала мерзкая улыбочка. В какой-то момент он решил, что призывных причмокивания и подмигивания недостаточно, спрятал смартфон в карман куртки и извлек на свет свои убогие три буквы. Девчонки оторопели, но не растерялись. Немецкие девчонки не теряются.

Они сняли изнеможенного войной, в меру упитанного сирийца на видео и отправили видео Майку, который в совершенстве владеет методами эффективного устранения препятствий и номер телефона которого сохранен в быстром наборе. Майк связался с полицией. На станции метро любвеобильного бородатого эксгибициониста встретили и увели под белы рученьки федеральные полицейские.

* * *
Когда в начале года наших парней вовлекли в этнорелигиозный конфликт, я не хотела обращаться в полицию, потому что прекрасно знала родителей одного из напавших, но Майк сказал: „Линда, нас ебут, а мы аплодируем? Твой ебаный католический гуманизм в этой ситуации неуместен. Прищеми жопу и let me do my job“. Тогда я очень обиделась на него и за „ебаный гуманизм“, и за „прищеми жопу“. Сейчас я понимаю, что Майк прав и такое поведение стоит немедленно пресекать и подвергать наказанию.

Следующие месяцы, начиная со среды, мы опять околачиваемся по государственным учреждениям.

Über wählerische Fiona

ANNA SPRICHT MIT IHRER Freundin:

„Ich wusste gar nicht, dass Fiona sich mit Colin trifft.“
„Sie trifft sich mit Colin nicht mehr. Sie trifft sich jetzt mit Alex.“
„Ich glaube, Alex trifft sich mit Caro.“
„Ja? Dann haben sie sich getrennt.“
„Hat sich Fiona früher mit Lukas getroffen?“
„Ja, aber das war vor Max und nach Noah.“
„Noch vor Fynn?“
„Ja, aber nach Elias und Jonas, mit denen sie sich gleichzeitig verabredet hat.“
„Was ist denn das für ‘ne Hure?“ will Henry unbedingt wissen.
„Sie ist keine Hure,“ entgegnet die Freundin empört, „sie ist einfach nur sehr wählerisch.“

* * *
О разборчивой Фионе

Ein neues Frauenbild

„ICH WILL KEINE PERFEKTE Frau. Ich will keine Drama Queen. Ich will nicht zwei Stunden lang im Bett auf sie warten, während sie sich im Badezimmer zurechtmacht, sich auszieht, den Bauch einzieht, die Augen verdreht, die Beine dekorativ spreizt und mir, dem geilen Bock, einen Gefallen tut, in der Pose einer Märtyrerin erstarrend, die auf einen Orgasmus wartet, der vom Himmel direkt in sie hineinfährt. Ich will eine Frau, die klug und schön ist. Ich will eine Frau, mit der ich lachen kann. Ich will eine Frau, der ich die Wahrheit sagen kann, ohne dass sie sofort hysterisch wird und schreit. Ich will eine Frau, die bereit ist mir zu folgen bis ans Ende der Welt und der ich folgen werde, nachdem ich alles stehen und liegen gelassen hatte. Ich will eine Frau, bei der ich mich nicht verstellen muss und die sich auch nicht verstellt. Eine authentische, echte, keine perfekte. Fuck those ideals.“

„Du meinst ‚eine Frau wie mich‘? Zwinker, zwinker.“

„Ich meine ‚eine Frau wie dich‘. Is that too much to ask?“

* * *
Неидеальная женщина

А Love Story in Five Pictures

„Eighteen“

Этой фотографии уже давно нет. На фотографии нам было восемнадцать лет. Мы жили в Берлине. Чем больше увеличивалось расстояние между нами и нашими семьями, тем легче дышалось нам. На мне приталенное полупальто с двумя рядами пуговиц, вязаный берет с блестками и серые велюровые джинсы. На Майке светлые джинсы, армейская куртка и непременные растоптанные кеды. Возле нас ряд фонарей. За нами яркая осень.

Когда мы расстались, мать Майка триумфально сожгла почти все мои вещи. Я была уже в Майнце, Майк был еще в Нью-Йорке и ни о чем не знал.

„Sunset Limited“

Год назад Эми подарила нам фотографию, о существовании которой мы не подозревали двенадцать лет. Мы с Майком на перроне вокзала в даунтауне Сан-Антонио. На Майке спортивная куртка с капюшоном, на мне голубая блузка с кружевной вставкой на декольте и широких рукавах. Мои руки обнимают под курткой Майка. Майк прижимает меня к себе, положив руку на мой затылок. Я смутно помню, что постоянно соскальзывала с камня, на котором стояла, чтобы казаться выше. Над нами нет неба, одни облака.

Пару часов спустя мы потеряем Сэмми и перестанем быть.

„Nakedness“

Кейт внезапно поняла, что всегда мечтала стать фотографом, когда шаталась по городу и заметила в одной из витрин — среди книг, рисунков и декораций — объявление „Мы обучаем фотографии“. Кейт регулярно внезапно понимала, что мечтала кем-то стать. Легкомысленность — ее второе имя.

Эту черно-белую фотографию Кейт преподнесла нам в дар на церемонию венчания. Мы с Майком в пустой комнате с громадными окнами. На Майке темные брюки. Он сидит спиной к объективу, со скрещенными ногами. Я сижу на нем. На мне его белая рубаха. Мои руки у него на спине. Его голова у меня на плече. За нами стена с облезшей облицовкой и грязный холодный пол.

„В этой голой спине больше чувств, чем во всем Майке“, — утверждает Кейт. She is kind of right. Мало кто видел его более влюбленным.

„We Never Sleep“

Перед Рождеством я возмутилась, что мы разучились спать. Генри недобро ухмыльнулся и ушел на свидание. Через некоторое время я смущенно разглядывала альбом с интригующим названием „We Never Sleep“. Из этого альбома я почерпнула много интересных сведений:

. в дреме мы фотогеничны, потому что Майк не может состроить гримасу, а я начать ненавидеть будний ад;
. я замужем за Чеширским котом и скорей всего никогда не узнаю, почему я не просыпаюсь, когда он телепортируется в промежуток между моим телом и спинкой дивана;
. во сне наши руки складываются в затейливые геометрические фигуры, например, трапеции и прямоугольники;
. ночью Майк отчаянно боится, что я исчезну, поэтому обнимает меня крепко и врастает в мое тело (момент возникновения подсознательных геометрических фигур).

Утром мы не владеем координацией верхних и нижних конечностей, но слаще сна не бывает.

„Green Shades of August“

Нечаянную радость фотографией „Августовские оттенки зеленого“ доставила нам Мэри. Кто бы подумал, что на переднем плане композиции изображены таки мы. Майк прислонился спиной к дереву, ствол которого нам не удастся обхватить и всей семьей. Я полулежу, склонив голову к его груди. Мы, ха-ха, читаем книгу, ха-ха-ха. Возле нас спит Эли. На заднем плане композиции Мили объясняет Косте и Нико, как правильно целовать деревья.

В воздухе разлито счастье, танцует свет с тенями и медленно переливаются драгоценной россыпью совершенные оттенки августа: золото, малахит, изумруды и уваровиты.

Из школьной жизни А.Р. и Г.Р.

ОДНОКЛАССНИК АННЫ РИХАРДОВНЫ РЕШИЛ ПОШУТИТЬ. Залез лапой под ее футболку, нащупал лифчик и хотел не то дернуть, не то расстегнуть. А.Р. возмутилась, развернулась и дала шутнику в рыло. Дала неудачно, разбила нос. Шутник обиделся, пожаловался родителям, родители оскорбились, пожаловались директору. Директор схватился за сердце, упал в обморок, пришел в себя и вызвал А.Р. в рабочий кабинет. А.Р. своей вины не осознавала.

— Иногда можно потерпеть, сдержать эмоции, — разъяснял директор. — Проблемы стоит решать цивилизованным путем.
— Вот ты и терпи, — кротко соглашалась А.Р.. — Тебя насилуют, ты лежи и терпи, а я не кусок мяса с отверстиями, которыми каждый мудила может пользоваться по собственному усмотрению.

В школу пригласили Рихарда. Рихард выслушал, провел с А.Р. беседу на тему субординации и не менее кротко пообещал обратиться в полицию, если инцидент сексуального домогательства повторится.

***
Г.Р. от сестры не отстает. Поскольку жизнь в его классе кипит, Рихард обсудил с родителями три светских происшествия:

. одноклассница Г.Р., утомленная скучной темой и бездарной учительницей, вставила в ухо наушник, прикрыла половину лица буйной копной волос и включила музыку. Разоблачили.
. одноклассника Г.Р., утомленного бездарной темой и скучной учительницей, поймали во время урока с поличным. Он некоторым образом… кхм… онанировал.
. школьники были замечены в порочных связях и бурной сексуальной жизни.

Порочные связи: посещение социальной сети, употребление алкогольных напитков, рассылка порнографических фотографий (как девушками, так и парнями).

Бурная сексуальная жизнь: два парня, одна девушка.

***
В четверг начинаются летние каникулы. Г.Р. притащил вчера для чтения четыре тома „Game of Thrones“ и ведет переговоры с Майком: „Ну, пожа-а-а-алуйста, ну, мо-о-о-oжно я буду работать у тебя?“ Майк бурчит, но на работу возьмет. Надеемся таким образом снизить до минимума количество порочных связей и половых партнеров.

P.S. Какое счастье, что нашей Милочке скоро исполнится всего четыре года.

Marko † 04.06.2015

ICH HABE SIE BEOBACHTET, die Aasgeier deiner toten Wohnung, wie sie vor Heuchelei triefend über dem Hauseingang kreisten und stritten und feilschten darüber, was von deinem Leben übrig blieb — erst einen Tag nach deinem Tode.

Из жизни человека разумного, в цифрах

В ТЕЧЕНИИ СВОЕЙ ЖИЗНИ Homo sapiens съедает 4 коровы, 4 барана, 12 гусей, 37 уток, 46 индюков, 46 свиней, 945 куриц — и обижается, когда его называют кладбищем.

Если бы каждый Homo sapiens один раз в неделю отказался от утилизации трупов, то в живых остались бы (только в Германии) 157 000 000 животных.

О мужчинах, возвышенно

В СРЕДНЕВЕКОВОМ ГОРОДЕ КЕЛЬНЕ восторжествовала справедливость: посещение общественного туалета для женщин стоит пятьдесят центов, посещение общественного туалета для мужчин не стоит ничего. Таким образом городская администрация пытается приучить вольных ссыкунов к использованию санитарно-гигиенических достижений индустриального прогресса.

Среднестатистический мужчина не может совладать с девятью сантиметрами своего могучего детородного органа. Попробуйте вы, любезные дамы, целый день поносить на себе девять сантиметров. Измученный бременем девяти сантиметров мужчина, доползая из последних сил до туалета, не в силах сунуть руку в карман брюк и заплатить пятьдесят центов. Ему приходится удовлетворять малую нужду на ходу: ссать на чужие заборы, ссать на стены чужих домов, ссать на деревья, ссать на машины, ссать на мусорные контейнеры, ссать, ссать, ссать и протягивать ссаные руки для приветствия, и нежно брать ссаными руками любимую за лицо. Любимая улыбается, целует любимому руки и непременно делится своей цивилизованностью с читателями в социальных сетях: „Ах, обратите внимание! У меня три любовника одновременно, и все ходят бесплатно мимо туалета“.

Да, да, да, я восхищаюсь такой беспечной примитивностью и испытываю зависть к пенису.

***
И еще я безумно завидую женщинам с бородатыми мужчинами. Недавно ученые обнаружили в бородах современных идеальных мужчин фекальные бактерии. Концентрация фекальных бактерий в бородах превышает концентрацию фекальных бактерий на сиденьях унитазов в общественных туалетах.

Хочу, хочу, хочу!

Кто знает, где добыть себе такого ссаного, бактериального? А лучше — двух. А еще лучше — трех. Сохну, гибну, изнемогаю.

Μεταβολὴ πάντων γλυκύ

МАЛЕНЬКАЯ СИНЕГЛАЗАЯ ДЕВОЧКА ПЫТАЕТСЯ открыть баночку ананасов в собственном соку. Тянет за колечко, вращает баночку со скоростью света, пыхтит, вздыхает, но ничего не получается.

РИХАРД. Давай я тебе помогу.
ЭДЕН (в сомнениях качает головой). А у тебя опыт есть?
РИХАРД. Небольшой. Но я быстро учусь.
ЭДЕН (неуверенно). Даже не знаю. Но очень хочется ананасов.

Торжественно выпивает сок из открытой баночки и благодушно предлагает Рихарду: — Это тебе. Ананасики. Я накушалась.

Скрывается в своей комнате.

***
Маленькая синеглазая девочка усовершенствовала игру „Покорение Рихарда“. Ползает туда-сюда по спинке дивана, здоровается и щипается:

РИХАРД (стаскивая зарвавшуюся эльфу с плеча). Дорогуша, а давай я тебя ущипну?
ЭДЕН (возмущенно). Нет, не давай. Мне же будет б о л ь н о.

***
Молчаливый Коленька на детской площадке стукнул по лбу обидчика, отобравшего у него игрушку, и высокомерно пояснил: „Weiche von mir!“ Мы с Рихардом не видели, честное слово. Мы в это время с деликатной интенсивностью любовались небом. По небу плыли облака изумительной красоты.

***
Рихард окрестил моих золотых (спокойных, тихих, не по возрасту разумных и мудрых) эльфов Horror-Brigade, а маленькую девочку — Terror-Zwerg. „Я, — говорит, — внезапно вспомнил, почему мы решили не заводить третьего ребенка. Но на выходные согласен брать твоих в аренду“.

***
Под телевизором сидит Федор Иннокентьевич и всем своим видом намекает: „Телевизор выключить и поклоняться котику. Смотрите, какая у котика лохматая рыжая грива. Чисто лев. Котик лопоух, как рысь. Котик красив, как ягуар. Котик быстр, как гепард…“

ГЕНРИ (шелестя пакетиком с кукурузными палочками). Федька, что у тебя лапы такие волосатые? Такие лапы брить надо, чтобы никто не знал, чем ты за диваном занимаешься…
ЭННИ (отбирая шелестящий пакетик). Прислушайся к совету профессионала…

Федор Иннокентьевич задыхается от возмущения, хватается за сердце и удаляется в прихожую, злорадно ухмыляясь.

***
Старинная эльфийская поговорка: любишь на Катценбург кататься, люби и федюшат растить.

***
Катцебург с федюшатами души друг в друге не чают. Порой Катцебург всматривается в рыжие рожицы федюшат и сомневается: „А мать ли я? А мои ли?“ — „Твои, твои! — убеждаем мы всей семьей Катценбург. — Ты приглядись: здесь вислоушко белое, там хвостик белый, здесь пяточка белая, там животик белый“.

***
Мне постоянно хочется жареной луны в соусе из звездной пыли.

***
Майк вместо обычных четырех раз тренируется семь раз в неделю и отказывается показать мне свой живот.

— Ну, покажи, ну, покажи, — канючу я.
— Bот и не покажу, — стесняется Майк. — Я женат.
— Но я ничего не скажу твоей жене. Правда, правда.

***
— Сколько же лет мне придется тренироваться, чтобы соответствовать тебе? Пойди на кухню, выпей литр сливочек и скушай килограмм сливочного маслица.
— Не надо соответствовать мне. Но если тебя это сильно волнует, то к Рождеству я сделаю из тебя богиню.
— Стокилограммовую?
— Это уже две богини. С двумя я не справлюсь.
— А я с тобой тренироваться не стану. Знаю я твои методы.
— Мои услуги можно оплачивать сексом.
— Ок. Это другое дело.

***
— Какое самое эффективное упражнение на мышцы пресса?
— Приседания со штангой.
— Генри, я просила серьезного совета.
— Да ты не бойся. Ты сразу не станешь похожа на Бенедикта Магнуссона, у тебя нет столько мышц.

Посмотрела на Б.М., обеспокоилась.

***
По телевизору рассказывают о современном идеальном мужчине. Современный идеальный мужчина совсем не идеальный: у него есть борода, лохматая грудь, беременный живот, меховая спина. Женщины боятся стройных, красивых, тренированных мужчин. Им хочется такого вот неухоженного нафани. При этом бородатый, лохматый, беременный нафаня с меховой спиной мечтает о тоненькой, высокой, молодой: чтобы волосы до бедер, чтобы ноги от шеи, чтобы интимная прическа „Мечта педофила“, чтобы спереди было много да чтобы сзади еще больше.

Я кушаю третий бейгл с вишневым вареньем, плачу и умиляюсь, умиляюсь и плачу. Какая-то я не современная. Мне такой идеал не подходит.

***
Собачата, которые обычно безоговорочно слушаются только Майка, от безысходности стали покладистыми и согласны бегать даже с Рихардом. Утром выводят его гулять, вечером — на тропу охотника. На вечерних тропах охотника можно встретить кабанов и лисиц.

***
К Ориону в гости приходила обаятельная серая бабочка. Орион долго и серьезно наблюдал за ее полетом. Собачонка осмеяли и обозвали Friedenstaube. Тайком расчувствовались, знаю я их.

***
Чего бы такого вкусненького покушать…

скоро зацветет сирень

КРОВАТЬ С КАЖДОЙ НОЧЬЮ становится все шире, а ночи — все короче ・ я по тебя тоскую ・ я сплю в обнимку с твоей подушкой, которая уже тобой не пахнет ・ и если ты в среду не приедешь, я пойду на рынок и продам ・ все твои любимые родинки ・ за поцелуй ・ незнакомым мужчинам

***
мне надоело ждать ・ я ночью родила тебе сына ・ и обрила голову наголо ・ посмотрела значение снов ・ значение снов мне не понравилось ・ почему во сне мы живем в погонях и должны прятаться? ・ давай купим дом, посадим липу и вырастим эльфов

***
во дворе на рябине распустились листья ・ кто снимет с цветущей рябины трех хрупких соломенных ангелов, кормушки для голодных птиц, нить светодиодной гирлянды? ・ звезды, надежды, сны, мечты и чувства пусть зреют до осени ・ а любовь я вчера сорвала

***
все тайное становится явным ・ методология криминологии ・ рецидив преступления ・ на протянутой руке Рихарда обручальное кольцо ・ с гравировкой внутри кольца רבקה・ как жаль что Рихард знает всего лишь одну Ребекку ・ как жаль, что я разучилась врать ・ ist es das, was ich denke, was es ist? ・ ich weiß nicht, was du denkst, was es ist, aber ja, wahrscheinlich ja ・ как долго может пролежать потерянное кольцо среди старых книг или в карманах старой одежды? ・ семь лет ・ как быстро потерянное кольцо найдет рыжий монстр? ・ семь секунд ・нет, извиняться мне не за что ・ да, Майк знает ・ но если тебе не трудно ・ возврати кольцо владельцу ・ хотя бы из сентиментальности

***
аморальный, безработный, бездомный брат-бездельник купил себе квартиру и машину ・ меня это огорчает ・ заманить его к себе становится все труднее

***
в пустой квартире весело бегать, скакать, как кони и дразнить эхо ・ эхо хохочет и заливается смехом ・ эху дразнилки нравятся

***
голый балкон за пару часов можно превратить в цветущий сад ・ из фиалок, примул, маргариток и лиловой фуксии ・ потерять Коленькин лапоть ・ найти его на лестнице возле подъезда ・ Коленька, зачем ты лапоть выкинул? ・ жить в одном лапте не очень удобно

сколько понадобится лет, чтобы превратить в цветущий сад голую душу?

***
à propos Коленьки ・ Коленька от нас уходит ・ собрал своих зайцев и будет жить у дяди ・ это так, между строчек ・ это так, к твоей информации, Майкл

***
Генри, где Саша? почему Саша к нам не приходит? ・ он в тебе разочаровался ・ в чем я опять виновата? ・ ну, ты ему очень нравилась ・ Генри! что ты несешь? ・ что – Генри? сама же спрашиваешь ・ а потом у тебя начал расти живот ・ а до этого ему казалось, что мы размножаемся почкованием? ・ нет, но ему хотелось верить в лучшее

***
выводили в свет новое платье — скоро зацветет сирень — у Коти жизнь наладилась — слова потеряны — забыты языки

***
Мишка, ich liebe Dich!

Zwischenmenschliche Kommunikation

— МАМОЧКА, А КАК МЫ появились на свет?
— Нас создал Господь, Юлечка.
— А учительница биологии, фрау Брухерсайфер, говорит, что мы произошли от обезьян.
— Так, Юлечка, фрау Брухерсайфер рассказывает про свою семью, а я — про свою.

***
— У Леонардо да Винчи были еврейские корни. Он говорил на идиш.
— Враки! Да Винчи был русским с типичной еврейской фамилией. У него имелся отличный рецепт салата „Оливье“. Папа Римский Климент VII on the other hand был однозначно евреем.

***
— Я Мишку в городе видела… С жен-щи-ной. Мишка очень похудел… Он болеет?
— Нет, Мишка не болеет. Бертхильд, когда Майк стал для тебя Мишкой?
— Ты же называешь его Мишкой.
— Да хоть Васькой. Мало ли, как я его называю? Ты своего мужа Пупсиком называешь…
— Ты такая злая. У вас проблемы в семье, да?
— Нет. Мы живы-здоровы, худеем от счастья.
— Не похоже, чтобы ты худела. А Лилька говорит, что вы разводитесь.
— Значит — разводимся. Лильке лучше знать.
— Я, правда, переживаю. Так вы не разводитесь? А кто эта женщина? А почему Майк похудел?

***
— Мишка, ты ведь… не католик… Вы делали сыновьям обрезание?
— Ирка, у тебя ведь… сейчас нет мужчины… Сколько раз в неделю ты мастурбируешь?
— Ты задаешь неуместные, абсурдные вопросы. В цивилизованной культуре дискуссии существуют границы толерантности и понятие порядочности.
— Я не понял, почему твои masturbating preferences являются твоим личным делом, а репродуктивные органы моих сыновей – предметом общественного достояния?
— Не смей меня оскорблять. Стыдно отвечать — не отвечай.

***
— Я вот смотрю на тебя и не понимаю: как такой образованный человек может верить в Бога?
— Я вот сижу возле тебя и не понимаю: Господи, столько свободных мест… как меня угораздило сесть возле тебя?

***
— За пятнадцать лет брака я ни разу не испытала оргазм.
— Окей. Мне становится многое понятно.
— Поэтому я выгляжу так молодо.

***
— Почему мне хочется блевать, когда слышу слова „авторка“, „профессорка“? Врачка?
— Идиотка, психопатка. Обычное словообразование.
— Тихо! Потому что вы оба — шовинисты. ‚Феминистки‘ услышат, трахнут по башке лопатой.
— Однако. Какие жлобки.

***
— Были на детской площадке. Видели 12-летних матерей и 60-летних отцов.
— Понравилось?
— Не очень. Много думали… Николас?
— (разводит руками) Мно-о-го думали.

Молчаливый Коленька усыновил Рихарда и проводит все свое свободное время у него на руках.

***
— Dad, получается: любовь — психологическая зависимость, вера в Бога — психологическое расстройство…
— Да, Henry, жизнь — сплошная психопатология.

***
— Рихард, а вот вы, русские, тоже нормальную Пасху празднуете?
— Нет, Маргрит. Мы, русские, празднуем оргическую вакханалию с парадом и фейерверками.

P.S. Покорно просим прощения у тех русских, которых мы дискредитировали и приносим свои извинения тем русским, которых мы скомпрометировали.

Раскланиваемся на все стороны и удаляемся в запорошенную снегом провинцию, раздавая направо и налево неоновые воздушные шары. Синоптики в провинции обещают Пасху.

Shock, Бл… едный лик луны, and Awe

МИРОЗДАНИЕ ЦЕЛЫЙ ДЕНЬ ШУТИТ, хихикает, ржет и издевается.

Утром котя Китти дала мне понять, что пора стирать шторы: вытащила утяжеляющую цепочку на шторе в прихожей, сдвинула штору на один край, разбежалась и понеслась гиппопотамом по шторной вертикали. Карниз сказал: „Уф-ф-ф!“ Штора удивилась: „Кх-х-х?“ Котя Китти рассердилась: „Ш-ш-ш“.

Пока Генри снимал все шторы, Рихард купил новый карниз.

Близнецам срочно понадобились дрель, отвертки, кронштейны, дюбеля, шурупы. Какой там рисовать с Энни? Какой там сажать цветы на балконе? Близнецы упали возле дяди, самозабвенно обняли ящик с инструментами и предложили свою профессиональную помощь.

Котя Китти сидит в бункере. Коть Федь полез в стиральную машину.

***
В десять прилетели ремесленники. Два экземпляра. Самцы. Чертовски красивый, высокий и его обаятельный коллега постарше. Полетали по квартире, заменили счетчики воды в гостевом туалете и в общей ванной. Покружились над умывальником в ванной комнате в нашей спальной. Слетали в подвал. Прилетели назад. Покружились над умывальником. Счетчики воды не заменили. Пригласили меня на конференцию. Объяснили суть проблемы. Я сказала: „Э-э-э…“ Объяснили суть проблемы Рихарду, покрытому легким слоем пыли. Допускаю, что Рихард понял больше меня.

Ремесленникам у нас понравилось. Ремесленники остаются жить в ванной.

На днях прилетят втроем, будут искать ответ на вопрос „Менять или не менять?“: что-то рушить в ванной, что-то разбивать на кухне, что-то сравнивать с землей в подвале.

Для меня стая ремесленников, пускай даже красивых, пускай даже временно проживающих в моей ванной — это Помпеи, Вавилон и Троя. По отдельности. И вместе взятые. И по отдельности. Я категорически не выношу присутствия чужих людей в моем спальном пространстве.

Рихард убедительно настаивает на сохранении спокойствия и просит воздержаться от экстремальных ответных действий: не падать в обморок, не искать новую квартиру, не грозить эмиграцией в созвездие Ориона.

Ну, зачем? Ну, на фиг мне этот пасхальный сюрприз нужен?

Пойду утоплю ванную в озере.

***
Апдейт. Брата своего я не люблю. Не очень-то он мне и нравится. „Да ладно, — говорит: — Ты только представь… Открываешь утром дверь в ванную, а тебя встречают ремесленники: один другого краше. Музыка играет. Чайковский, сюита из «Лебединого озера», например. Тебя радушно приветствуют, улыбаются, протягивают актуальный выпуск газеты: ‚Заходите, садитесь, мы для вас уже и туалетное сиденье подогрели. Luxus pur. Хотите чаю? Белый чай ‚Байча‘, зеленый чай ‚Сенча‘, черный чай ‚Дарджилинг‘. Кофе? Los Planes, Blue Mountain, Fazenda Santa Ines. Коньяк. Виски. Текила. Свежие круассаны, пирожные Мадлен. Не изволите почитать? Рекомендую Достоевского, ‚Преступление и наказание‘. Партия в шахматы? Позвольте опрыскать вас одеколоном. Приходите, приходите еще. Не-пре-мен-но. Милости просим!'“

Über glückselige Geister

МАРТ ВСТРЕЧАЕТ АПРЕЛЬ ЛЮТЫМ ветром и снегопадом. Из теплых стран в свои гнездовья возвращаются ремесленники. Я томно волнуюсь и ожидаю. Завтра — о, как сладостно томление, о, как упоительно ожидание! — к нам прилетят ремесленники менять счетчики воды.

***
Котята Котя и Федя сидят на подоконнике и медитируют на снежинки. Зыбкие снежинки похожи размером и формой на котенка Котю, поэтому котенок Федя улыбается и жмурится от удовольствия: pure happiness and excitement.

Котенок Федя — безнадежный романтик. Котенок Котя — злобный забияка.

***
Возле другого окна, подперев розовые щеки и многозначительно вздыхая, сидели Костенька и Коленька. Найда и Орион поняли намек, одели близнецов, обули моего брата и повели детишек гулять.

***
Эльфийская песня du jour: ‚Froh zu sein bedarf es wenig und wer froh ist, ist ein König‘. Danke, Richard! Vielen herzlichen Dank.

***
Во время пасхальных каникул прекрасный рыжик Энни работает в сфере туризма: показывает отцу местные детские площадки и рассказывает связанные с ними страшные истории.

„Berlin Horror Tour“ — идеальное времяпровождение. Предлагаются экскурсии на английском, немецком, русском и иврите. Услуги экскурсовода оплачиваются посредством piggyback rides.

***
Маленький мальчик Генри ушел полвосьмого к Паскалю. — Что, сейчас прямо к восьми утра в гости ходят? — заинтересовался отец. — Dad, I’m not going to honor your question with an answer, — вежливо ответил воспитанный сын и скрылся в известном направлении.

***
Большой мальчик Майки украсил капот моего броненосца обещанными непристойностями, завуалированными в суровую романтику шотландского языка. „Do I even want to know, что там написано?“ — заинтересовался брат. — „Nein, wirklich nicht“, — интеллигентно запунцовела ланитами деликатная сестра.

По моему, снег шел только для Майка. Позвонила, намеревалась сказать: „Майкл, ты — дурак!“, губы сложились в предательское „Мишка, я тебя люблю!“. У Мишки подозрительно заблестели глаза.

***
Из постыдного: Майк тащил меня на руках по лестнице, а я пыхтела, сопела и кряхтела, как древняя старуха: до чего же тяжела работа — прижиматься пузом к мужу. Наверное это аморально, скандально и асоциально, но я устала быть беременной.

***
Маленький эльф вот уже минут пятнадцать подвергает меня домашнему насилию: лупит по ребрам, протягивает через стенку живота ручку и пытается выразить свою симпатию рукопожатием. Видимо готовится к побегу. И я его понимаю. Вокруг кипит жизнь, раздаются голоса, загорается свет, а он заперт в тесной комнатушке, в которой после сна и сладко потянуться-то не получается. Какая жизнь без сладких потягушечек? Сладкие потягушечки — элементарное право эльфа.

***
Деминутив сведет нас с ума. От всех этих потягушечек, обнимашечек, целовашечек, животиков, глазок, носиков, ротиков, щечек, ручек, ножек, сыночков и дочечек кружится голова и колет сердце у неприличных серьезных дядек.

На днях я даже застала брата в компрометирующей ситуации: „А где моя кошечка? А где моя кошечка? А вот моя кошечка. А вот моя золотая. Ты спи, спи, не ругайся, я тебя сейчас покрывалом укрою“, — слащаво лепетал дискредитированный двухметровый субъект весом в центнер. Хотела оборжать, получилось умилиться. Так рушатся легенды о tough guys made of iron.

***
В сутках мало часов, но много счастья, счастья, счастья…

Как разоблачить архангела, коня и кошку

— МИША, МИ-И-И-И-И-ША… МИШКА! НУ что ты молчишь?
— Делаю вид, что уснул…
— Миша, ты меня любишь?
— Не сказать, что люблю. Но, но – ты мне очень нравишься.
— Дурак ты, Миша.
— После оскорблений ты мне нравишься значительно меньше.
— Я сегодня была на детской площадке…
— … и меньше.
— Так вот, послушай, что я тебе скажу… и не надо закатывать глаза… все трехлетние дети читают, пишут, рисуют, вышивают крестиком, складывают оригами, составляют икебану, сочиняют оперы, отличают маньеризм от барокко, непринужденно танцуют вальс и умело пользуются вилками для улиток эскарго.
— … и меньше.
— Твои дети читают только картинки, портят обои, горланят пиратские песни, бегают с котами по потолку и скачут на собаках. А какие у них застольные манеры? Да никаких. Никто кроме твоих детей не ест руками, чешет голову ногами, выбирает самые лакомые кусочки, а остатки выбрасывает под стол.
— Почему же никто? Я так ем.
— Это не повод для гордости.
— Еще какой повод. Таковы особенности шотландской культуры застолья. Ты, как этнолог, должна осознавать the importance of cultural influences на развитие детской психики и становление личности. Еще со времен Ферхарда Длинного…
— Достаточно! Не надо врать и рассказывать истории про голых шотландских воинов, которые играли на досуге головами пораженных врагов.
— Зря ты меня перебиваешь. Беседа только начинает становиться интересной. Они не только играли головами пораженных врагов, но и…
— … завершали все игры бесчинствами и оргиями.
— Да, это естественный подход к решению проблемы, если ты являешься приверженцем натурального образа жизни в условиях сурового горного климата. Как только шотландцы начали носить килты, так сразу страна полетела в тартарары…
— Хватит придуриваться. Я с тобой серьезно разговариваю.
— … и меньше.
— Может стоит начать систематическое лингвистическое обучение?
— Какое, какое обучение?
— Профессиональное билингвальное обучение.
— … и меньше.
— Все дети посещают уроки языка.
— Не у всех детей родители владеют хотя бы одним языком. Поверь мне на слово, мы прекрасно обойдемся без университетских курсов в детских садах и лучше попрыгаем по потолку. Тебе хочется, ты и обучай себя систематически, периодически, антропоморфологически — как угодно. Моих детей оставь в покое. Давай я тебе лучше про шотландских воинов расскажу…
— … а я запишу.
— Ну уж нет, шотландский фольклор — весьма эмоциональный вид народного творчества. Твои руки будут заняты. Запишешь завтра.

***
Порой мне кажется, что в нашей квартире обитают девять эльфов. Три моих, три Мишкиных, три совместных. Я регулярно пересчитываю лохматые эльфийские головки. Головок каждый раз оказывается четыре. Возле синеглазых эльфов постоянно околачивается вислоухая кошка.

***
Вислоухая кошка воображает, что она стройная длинноногая пантера. Вислоухая кошка летает по квартире и ловит невидимых насекомых. Вислоухая кошка смахивает на круглый бочонок с короткими ножками. Рыжий толстяк Фриц относится к прихотям беременной супруги с пониманием. Он прячется от нее на самую высокую площадку кошачьего дерева. Беременная супруга лезет за рыжим толстяком и злобно машет лапами. Намахавшись вволю лапами, котонесса начинает верещать. Майк снимает котонессу с дерева. Котонесса обзывается и уходит под диван. Наверняка лапоблудничать.

***
Во дворе сидят Найда и Орион. Вокруг Ориона носится Минка со скоростью элементарных частиц в андронном коллайдере. Как все рыжики, Минка неотразима: у нее карие глаза-бусинки, ехидный прищуренный взгляд и пышные усы. Зеленый свитерок выгодно подчеркивает трогательную кургузость девичьей попы. Минка страстно влюблена в Ориона. Орион весит в десять раз больше Минки. Орион внимательно смотрит на пылкую поклонницу, затем обращается к Найде:

— Найда, что это?
— (зевая) Не знаю. Наверное крыса или белка.
— А как хорошо бегает.
— Да, не плохо. Говорят, они вкусные…

Минка обижается, растерянно смотрит на Ориона, показывает ему язык и убегает за угол к хозяйке.

***
Ночные разговоры о воспитательных методах не проходят мимо Майка бесследно. Пока эльфы плавают в ванне, Майк обучает их балладе о Брайане.

МАЙК (намыливая эльфе голову). Брайан Майкла был…
ЭДЕН (хватая Майка за руки). Папа, не так. Не мыль лоб. Я буду орать.
МАЙК. Чего орать-то? Шампунь совсем не щиплет глазки.
ЭДЕН. А я всеравно буду орать.
МАЙК. Не надо орать, ты же старшая сестренка. Лучше расскажи стих. Брайан Майкла был…
ЭДЕН. Брайан Майкла был быстрым. Как гуси. Гуси весной летят домой. Кричат. Вечером кричали.
МАЙК. Как весенняя ласточка. Брайан Майкла был быстрым…
КОСТЯ. Как ветер в луне.
МАЙК. Как штурм в сиянии мартовской луны. Брайан Майкла был быстрым…
НИКО. Как грохот грома?
МАЙК. Как грохот грома. И как грозовая молния. Брайан Майкла был…
ЭДЕН. Я знаю, я знаю. (Гордо надувшись). Брайан Майкла был белым…
МАЙК. Брайан Майкла был белым, как…
НИКО (выкидывая мочалку на пол). Как снежинки.
МАЙК (закидывая мочалку в ванну). Как снег на горных вершинах. Брайан Майкла был…
ЭДЕН. Белым, как пузырьки.
МАЙК. Как морская пена. Каким еще был Брайан?
КОСТЯ. Белым, как одуванчик?
НИКО. Белым, как подушка?
КОСТЯ. Белым, как облако?
ЭДЕН. Белым, как Китти! Китти — конь.
МАЙК. Нет, Китти — кошка.
ЭДЕН. Нет, конь. Китти — Брайан.
МАЙК. Нет, Китти — кошка, а Брайан — конь. Китти — Китти, а Брайан — Брайан.
ЭДЕН. Нет, папа, ты не знаешь. Китти — конь, а Брайан — кошка, а ты — ангел.
ЛИНН. И никто не поспорит!

Майкл — архангел Михаил. Брайан — кот конь архангела Михаила. У еврейского архангела Михаила был ирландский конь Брайан. Конь Брайан был на самом деле кошкой Китти. Спросите у любого шотландца. Шотландец не даст соврать.

Discuss in Class

УЧИЛИ С МАЛЕНЬКИМ МАЛЬЧИКОМ Генри стихотворение Роджера Макгоу, разбирали antithetical structure of the poem: контраст между нравится и не нравится, дискутировали на тему «Scenes of extreme violence and cruelty on TV», делали заметки in a telegraphic style, искали ответы на вопросы

・Как ты реагируешь на чрезмерное насилие и жестокость?
・Почему людям нравятся агрессивные жанры фильма?
・Что для тебя хорошо, а что плохо?

Замечательный у нас мальчик. Да, в случае крайней необходимости он даст недоброжелателю в рожу, но при этом с непринужденной легкостью сформулирует лингво-аргументативное обоснование своего неподобающего поведения.

Cinema Poem

I like it when
They get shot in the head
And there’s blood on the pillow
And blood on the bed

And it’s good when
They get stabbed in the eye
And they scream and they take
A long time to die

And all spurts out
All over the floor
And the audience shrivers
And shouts for more

But I don’t like it when they kiss.
Кинематографическая поэма

Мне нравится когда
Им стреляют в голову
И кровь на подушке
И кровь на постели

И это хорошо когда
Им вонзают в глаз нож
И они кричат и не умирают
как можно дольше.

И по всему полу
Разливается кровь
И публика трясется
И требует добавки

Но мне не нравится когда они целуются.

Правда. Твари какие. Це-лу-ют-ся. Гады недобитые. Постыдились бы! Дети вокруг…

Про беременности, беременных девушек и танки

НА ПРИЕМЕ У СЕМЕЙНОГО врача Федор Иннокентьевич узнал, что станет отцом. Екоторина Змеевна покраснела, Федор Иннокентьевич разразился бранной тирадой и упал в обморок. М.Р. язвительно подытожил: „Ха-ха“, — и озарился злорадством. Озаренный злорадством М.Р. чудо, как хорош.

Синеглазые эльфы несказанно обрадовались позднему родительству кошачьей четы. Синеглазая эльфа заулыбалась новостям, которыми она поделится в детском саду с подругой Софией. Близнецы отнести Екоторину Змеевну на сохранение в корзинку. Найда не возражала, Орион хихикал.

13-го марта Федору Иннокентьевичу исполнится восемь лет.

***
Выводила Ференца и Тео в свет нарядных платьев. Боги нарядов проявляли щедрость. Глаза разбегались, рты улыбались, руки тянулись к волшебным тканям. От обилия целомудренно белых платьев для глубоко беременных девушек разрушались нейроны. От оксюморона „беременная девушка“ кипело серое вещество.

Эквивалентом глубоко беременной российской девушки является высоко беременная немецкая женщина. Немецкие девушки становятся женщинами после дефлорации. Российская девушка — это состояние души, если верить многочисленным постам в ЖЖ, написанным беременными девушками, мужьями беременных девушек, парнями беременных девушек, детьми беременных девушек, внуками беременных девушек. Ни разрушенный гимен, ни многодетность девичий статус не меняют. В некоторых российских женщинах живет вечная девственная гурия.

Перевалившие 50-летний юбилей беременные девушки с внуками — это чудо природы, признак выдающихся душевных качеств, эволюционная и интеллектуальная привилегия.

***
Невеста x (белое платье + громадный живот)под венцом = вульгарность par excellence

Наверное у меня комплексы и атрофированное чувство восприятия прекрасного.

***
— Я знаю, для тебя это больная тема, — кокетливо прошептал М.Р., — возможно тебя это шокирует, но… но… летом мы перестанем помещаться в одну машину, поэтому я купил тебе a new vehicle.
— С тремя рядами? — обреченно поинтересовалась я. — Land Rover Defender? Hummer H1? Бронированный гусеничный транспортер?
— Ну… почти.
— Подарок? На 8 марта?
— Нет, просто знак внимания. На 7 марта.

На 7 марта М.Р. оказал мне знак внимания, подарив а new vehicle — a family SUV. Вес: две тонны. Длина: пять метров. Цвет: night blue metallic. В vehicle помещаемся мы, четыре эльфа и Найда. Ориона можно посадить в багажник, Катцебург привязать на капот, Рожароссу закинуть на крышу.

А я так мечтала о танке.

O праве ребенка знать имя матери и отца

МАМА РОДИЛА ПОДРУГУ. НАЗОВЕМ подругу Вальбургой.

Когда Вальбурге исполнилось пятнадцать лет она пришла к маме и спросила: „Мама, кто мой отец?“ Мама злобно вскинулась: „Заткнись! Чтобы я больше никогда не слышала от тебя этого вопроса“. Вальбурга вздрогнула и заткнулась.

Когда Вальбурге исполнилось семнадцать лет, она разговаривала с дедушкой. В ходе разговора дедушка полюбопытствовал: „Вальбурга, ты думаешь, ты — немка?“ — „Да, дедушка, немка“, – наивно ответила Вальбурга, не подозревая подвоха. — „Нет, ты — татарка! Ты — морда татарская!“ – победоносно пояснил дедушка. Дедушка ни в коем случае не был расистом. Дедушка в Вальбурге души не чаял.

Вальбурга расплакалась. Бабушка накинулась на дедушку. Дедушка никак не мог понять, какой черт его потянул за язык.

Вальбурга пришла к маме и спросила: „Мама, кто мой отец? Я хочу знать, кто мой отец! Как его имя? Скажи мне его имя“. — „Мудак и гондон твой отец! Поняла? Как ты смеешь, свинья неблагодарная? Мы не спали из-за тебя ночами, мы тряслись за тебя, ты замучила нас с бабушкой и дедушкой. То у тебя воспаление легких, то у тебя ветрянка, то голову в перила, то фасолину в нос сунешь. Я ведь хотела отдать тебя в детский дом, когда ты родилась. Дед сидел возле тебя и рыдал: ‚Tакая красивая девочка. Вырастим и воспитаем. Никуда не отдавай'“. — „Лучше бы я не родилась!“ — воскликнула в сердцах Вальбурга. — „Да, лучше бы ты не родилась“, — морально поддержала Вальбургу мама.

У Вальбурги не сложилась личная жизнь. Вальбурга разучилась спать. У Вальбурги развилась на фоне всеобщего молчания, подавления личности и нагнетания страха сильная депрессия. Она начала пить. Мне прекрасно знакомы чувства индивидуума, который за вечер может выпить бутылку ямайского рома с колой, провалиться в беспамятство, проснуться без малейшего признака похмелья, нанести деловой макияж, надеть на себя доброкачественную одежду, эксклюзивную дизайнерскую обувь и пойти на высокооплачиваемую работу в религиозно-идеологический центр католицизма. Я шесть лет жила под одной крышей с подобным индивидуумом, улыбалась сильным мира сего и благодарно принимала комплименты о мужском профессионализме и женской красоте. В религиозно-идеологическом центре католицизма считается хорошим тоном похвалить женщину за ее мужской профессионализм. Женщина интересуют представителей религиозно-идеологического центра католицизма исключительно в свете сексуальных откровений. Ибо женщина — тварь хилая и ненадежная.

Религиозно-идеологический сценарий не производил на Вальбургу ни малейшего впечатления. Она усовершенствовала стиль жизни Alkohol, Männer, Gras и превратила Sein und Schein в искусство. Быть скорчившейся на ледяном полу возле батареи голой тенью c растерзанной душой, казаться жизнерадостной светской львицей, от которой с ума сходят мужчины.

Вальбурга пришла к бабушке и спросила: „Бабушка, кто мой отец? Скажи мне, пожалуйста, скажи мне, ради Бога, кто мой отец? Я имею право знать, кто мой отец. Я не могу так жить. Я чувствую себя неполноценной. Я располовиненная“. Бабушка возмутилась: „Зачем тебе это нужно? Ты — взрослая женщина. Зачем тебе отец? Я не помню, как его звали. Это твой дед во всём виноват. У твоей матери был такой хороший мальчик, Вася. А твой дед его гонял. Вот и догонял до татарина… Когда мы переехали из … в …, он к нам один раз приезжал. Я даже не догадывалась, что твоя мать беременная. Мы заставили бы ее сделать аборт. А когда начались схватки, уже было поздно. Мы тоже не знали наших отцов…“ — „Бабушка, что ты несешь? — стонала раздавленная, оплеванная, сломленная Вальбурга. — Ты мне часто о своем отце рассказываешь. Какой он был хороший. Как он любил детей. Как заботился о скотине. Как помогал жене“. — „Это не подлежит сравнению. Он был на войне. Во время войны мы его не видели“, — настаивала бабушка, уверенная в своей правоте.

Вальбурга таяла на глазах. Родственники благоговейно хранили молчание. Два раза моя мама помогала устроить Вальбургу на амбулаторное дезинтоксикационное лечение в наркологический диспансер, два раза Вальбурга преждевременно прерывала лечение. Родственники благоговейно хранили молчание. Моя мама развела руками: „Врач не может спасти пациента, который не хочет быть спасенным“. Вальбурга продолжала пьянствовать и интересоваться своим происхождением. Родственники благоговейно хранили молчание.

Я не могу спокойно смотреть на людей, которые себя добровольно искореняют. На чужих не могу. Вальбурга чужой не была. Я приходила беременная домой в слезах. Плакала я, плакала почти годовалая Эден. Плакали мы, разрывалась от горя душа у Майка. Вальбурга продолжала пьянствовать и интересоваться своим происхождением. Родственники благоговейно хранили молчание.

Не знаю, какой исход приняла бы эта незначительная человеческая трагедия, не найди Майк отзывчивого, сострадательного, интеллигентного специалиста сферы психиатрической реабилитации. После длительного стационарного лечения Вальбурга выписалась с осторожно оптимистическим диагнозом и обратилась в суд с целью узнать имя отца. Высоко моральные родственники-интеллектуалы от Вальбурги отвернулись: „Тварь бесстыжая!“

Как я вела гламурный блог

ВОТ ТАК ПРИЛЯЖЕШЬ С близнецами вздремнуть часа три-четыре и приснится тебе, что ты ведешь гламурный блог на гламурном сайте и крадешь гламурные тексты из гламурных журналов с золотыми стразами на обложке… и ты испугаешься, вздрогнешь, неспокойно заворочаешься во сне и никто не придет тебе на помощь.

Только Катценбург, этот мордатый хвостатый ангел-хранитель примчится, прогуляется по изголовью твоей кровати, беспокойно спросит „Мря?“ и упадет тебе на голову, поняв всю обреченность и унылость сверкающего драгоценными каменьями сновидения. А потом вскочит, уронит книгу, воткнет в бедрo когти, зацепится за одеяло, стукнется головой о дверь и умчится, умчится. И ты подумаешь, что в задиванный бункер, а Катцебург носится по квартире и демонстративно переворачивает все свои чашки с водой.

***
Последствия всемирного потопа ликвидировала. Катцебург погладила. Катцебург пыхтит, как паровоз – попивает свежую водичку.

Как у нас появилась вторая дочка

– ТЫ ТАКАЯ КРАСИВАЯ ДЕВОЧКА. Зачем ты плачешь? – проницательно спрашивает у орущего Коленьки старуха Шапокляк.

От обиды и возмущения у орущего Коленьки на секунду пропадает голос.