Über glückselige Geister

МАРТ ВСТРЕЧАЕТ АПРЕЛЬ ЛЮТЫМ ветром и снегопадом. Из теплых стран в свои гнездовья возвращаются ремесленники. Я томно волнуюсь и ожидаю. Завтра — о, как сладостно томление, о, как упоительно ожидание! — к нам прилетят ремесленники менять счетчики воды.

***
Котята Котя и Федя сидят на подоконнике и медитируют на снежинки. Зыбкие снежинки похожи размером и формой на котенка Котю, поэтому котенок Федя улыбается и жмурится от удовольствия: pure happiness and excitement.

Котенок Федя — безнадежный романтик. Котенок Котя — злобный забияка.

***
Возле другого окна, подперев розовые щеки и многозначительно вздыхая, сидели Костенька и Коленька. Найда и Орион поняли намек, одели близнецов, обули моего брата и повели детишек гулять.

***
Эльфийская песня du jour: ‚Froh zu sein bedarf es wenig und wer froh ist, ist ein König‘. Danke, Richard! Vielen herzlichen Dank.

***
Во время пасхальных каникул прекрасный рыжик Энни работает в сфере туризма: показывает отцу местные детские площадки и рассказывает связанные с ними страшные истории.

„Berlin Horror Tour“ — идеальное времяпровождение. Предлагаются экскурсии на английском, немецком, русском и иврите. Услуги экскурсовода оплачиваются посредством piggyback rides.

***
Маленький мальчик Генри ушел полвосьмого к Паскалю. — Что, сейчас прямо к восьми утра в гости ходят? — заинтересовался отец. — Dad, I’m not going to honor your question with an answer, — вежливо ответил воспитанный сын и скрылся в известном направлении.

***
Большой мальчик Майки украсил капот моего броненосца обещанными непристойностями, завуалированными в суровую романтику шотландского языка. „Do I even want to know, что там написано?“ — заинтересовался брат. — „Nein, wirklich nicht“, — интеллигентно запунцовела ланитами деликатная сестра.

По моему, снег шел только для Майка. Позвонила, намеревалась сказать: „Майкл, ты — дурак!“, губы сложились в предательское „Мишка, я тебя люблю!“. У Мишки подозрительно заблестели глаза.

***
Из постыдного: Майк тащил меня на руках по лестнице, а я пыхтела, сопела и кряхтела, как древняя старуха: до чего же тяжела работа — прижиматься пузом к мужу. Наверное это аморально, скандально и асоциально, но я устала быть беременной.

***
Маленький эльф вот уже минут пятнадцать подвергает меня домашнему насилию: лупит по ребрам, протягивает через стенку живота ручку и пытается выразить свою симпатию рукопожатием. Видимо готовится к побегу. И я его понимаю. Вокруг кипит жизнь, раздаются голоса, загорается свет, а он заперт в тесной комнатушке, в которой после сна и сладко потянуться-то не получается. Какая жизнь без сладких потягушечек? Сладкие потягушечки — элементарное право эльфа.

***
Деминутив сведет нас с ума. От всех этих потягушечек, обнимашечек, целовашечек, животиков, глазок, носиков, ротиков, щечек, ручек, ножек, сыночков и дочечек кружится голова и колет сердце у неприличных серьезных дядек.

На днях я даже застала брата в компрометирующей ситуации: „А где моя кошечка? А где моя кошечка? А вот моя кошечка. А вот моя золотая. Ты спи, спи, не ругайся, я тебя сейчас покрывалом укрою“, — слащаво лепетал дискредитированный двухметровый субъект весом в центнер. Хотела оборжать, получилось умилиться. Так рушатся легенды о tough guys made of iron.

***
В сутках мало часов, но много счастья, счастья, счастья…

Advertisements