На Фейсбук за славой

Генри запостил в своем аккаунте на Фейсбуке две фотки. Понабежали белки, приумножили добро. Я внезапно приобрела сомнительную известность.

А это кто? Твоя подруга? Do you know how to get a guy who’s got a gf? А как ее зовут? I’ve never had sex with a guy with a huge dick. А зачем она тебе? Dump her, take me. А зачем очки? Скажи, чтобы сняла. А зачем она тебя обняла? Пьяная была, зацепилась, чтобы не упасть. А почему такая маленькая? Please date me. Allora ciao. А почему волосы короткие? The next time I see you I’ll fuck you. А как с ней целоваться? Неудобно же. Not her best angle. Ты посмотри, какие у него глаза. Tu es quelqu’un de très spécial pour moi. Да что глаза?! Ты посмотри, какие у него губы. Does your penis have a name? Забудь про губы! She’s too old for you. Я его летом в бассейне видела. OMG, I would totally do him. He does parcours. He wouldn’t do you, you loser. Какой у тебя рост? Do big guys have small dicks? Да не еврей он. ¿Nos vemos esta tarde? У него фамилия итальянская. I’ve seen him naked. Я тоже видела его голого. Тупица, в Италии живут сефарды. He’s got a friend who’s even more handsome than him. Мало ли, что говорит на английском? Er ist Ami, kein Italiener. Я тоже говорю на английском. Hey, I’m gonnа lock myself in the bathroom with a shower head for a week. Wanna catch me up and have some fun?

Прочитала треть комментов, оценила наличие разнообразности лингвистических познаний, испила вволю из источника скорби, вкусила вдосталь плодов гордыни, пала ниц, обратив свой взор к Каабе, бормочу вторые сутки непрестанно: „ברוך אתה אדוני“, — и крещусь справа налево, слева направо, сверху вниз и снизу вверх. It’s so disturbing. Бегу на Фейсбук за славой. Вернусь завтра.

Advertisements

В никуда

В здании с атриумом прошел вечерний утренник неблагополучных родителей с детьми. Я познакомилась с некоторыми из детей.

. Ко мне пришел Леон (10 лет) и сказал: „Хочу играть в Make ’n‘ Break“;
. ко мне пришла Анна (3 года) и сказала: „Guck, guck mal“;
. ко мне пришел Леви-Лука (4 года) и сказал… да ничего не сказал, он не умеет. Он ползает по столу, все разбивает, но не разговаривает (потому что его мать алкоголичка? потому что она курит? потому что она принимала наркотики, когда была беременной?);
. ко мне пришла Анна-Ленa (12 лет) и сказала… да тоже ничего не сказала. Сказал Леон: „Danny vögelt mit Anna-Lena, aber keiner darf es wissen. Es ist ein Geheimnis.“ (потому что ее мать алкоголичка? потому что она курит? потому что она принимала наркотики, когда была беременной?);
. ко мне пришел Дэнни (14 лет) и сказал… да тоже ничего не сказал. Ему все безразлично. Ему даже безразлично, что Анна-Лена забеременеет в 12 лет. Он безразличен его матери. Его матери безразличны все ее четверо детей, рожденных от ста четырех отцов.

А меня ломает… Что не так со мной? Эти дети родились без любви в никуда. У них никогда не было, нет и не будет никакого шанса.

Über kranke Menschen

                    SEVERIN
Du riechst so gut. Nach Campher und Eucalyptus.

                    LINDA
Was stimmt denn nicht mit dir?

                    SEVERIN
Wo soll ich anfangen? Ich bin ein kranker, kranker Mann.

                    LINDA
Das bist du.

                    SEVERIN
Du hättest doch zumindest so tun können, als wärst du mit meiner vernichtenden Schlussfolgerung nicht einverstanden. Wirklich, Linda. Wo ist nur deine hochgelobte Empathie abgeblieben?

* * *

                    LINDA
Ich habe letzte Tage intensiv an dich gedacht.

                    SEVERIN
Ehrlich? Wie kommt’s?

                    LINDA
Wenn ich im Büro in meinem Stuhl sitze, muss ich permanent eine Kaffeemaschine anglotzen, auf der „SEVERIN. Made in Germany.“ steht.

                    SEVERIN
Und mit mir stimmt was nicht, ja?

* * *

                    SEVERIN
Ich habe vor kurzem einen Bericht über russische Huren gesehen.

                    LINDA
Natürlich, was sonst? Wenn ich deinen Job hätte, würde ich Tag und Nacht die Pferde umarmen. Ganz bestimmt würde ich mir keine bescheuerten Berichte über russische Huren ansehen.

                    SEVERIN
Du bist ein bisschen wie eine dieser Huren.

                    LINDA
Wie bezaubernd von dir. Wie schmeichelhaft für mich.

                    SEVERIN
Warte doch ab, warte. Es geht um etwas ganz anderes, nicht um dein moralisches Ansehen. Eine der Frauen wurde gezwungen als Zwangsprostituierte zu arbeiten. Der Zuhälter hat ihren Pass entwendet. Sie wurde in ein winziges Zimmer mit anderen Frauen eingesperrt, dann hat die Polizei sie im Rahmen einer Ermittlung befreit. Sie wurden alle abgeschoben. Einige Zeit später ist die Frau wieder illegal nach Deutschland eingereist. Dasselbe Schema: Pass weg, Freiheitsberaubung, Zwangsprostitution, Abschiebung. Sie wurde anschließend gefragt, warum sie immer wieder zurückkehren würde. Welchen Sinn hätten ihre Taten? Wären zwei Abschiebungen nicht genug? Und sie hat geantwortet: „Ich habe gehofft, es wird besser. Ich habe gehofft, ich würde das nächste Mal mehr Glück haben.“

                    LINDA
Und worauf willst du exakt damit hinaus?

                    SEVERIN
Du bist auch so. Du hörst nicht auf zu glauben. Du willst helfen. Du wirst belogen. Du wirst betrogen. Du wirst ausgenutzt – und kehrst trotzdem immer wieder zurück.

                    LINDA
Ja. Weil ich dumm bin.

                    SEVERIN
Nein. Weil du gutmütig bist.

                    LINDA
Und was bringt mir diese Gutmütigkeit?

                    SEVERIN
Dir vielleicht nichts. Mir – umso mehr. Wegen dir kann ich wiederrum hoffen.

Про работу в ХБО

О, с какой сосредоточенностью, терпением и незамутненным разумом взглядом складывала я сегодня на работе оригами из салфеток. Какими идеальными были изгибы, каким симметричным опахало веера.

* * *
Несколько недель после подписания полугодового контракта мне хочется подвести итоги. Здесь я подвожу итоги. Стиль: элегантный, литературный.

Тинхен о религии

— Линда, я не знаю, ты уже привыкла к немецким традициям?
— Тинхен, я живу в Германии больше тридцати лет. Я — немка.
— Русская?
— Немка.
— Ну, я даже не знаю… Ты уже привыкла к немецким рождественским традициям? 22-го ноября в Германии празднуют Воскресенье Мертвых, протестантский праздник, во время которого родные и близкие вспоминают усопших добрым словом. В церковном календаре этот праздник называют к тому же Вечным Воскресеньем в назидание живым, чтобы они не боялись смерти. Бог — вечность.
— Тинхен, мне это известно. Я праздную почти такие же праздники, как и протестанты. Я — римская католичка.
— Русская православная?
— Римская католичка.
— Русская православная?
— Римская католичка.
— Русская православная… Мне нравится, как они себя называют… пра-во-слав-ные. Как будто у них все в порядке.
— Тинхен, ты меня не понимаешь? Может быть, мне говорить медленнее, чтобы ты меня поняла? Я не русская православная. Извини. Я — римская католичка. Протестанты празднуют почти такие же праздники, как и католики. Мы празднуем по григорианскому календарю, православные — по юлианскому календарю неделю позже.
— Ну, я даже не знаю, я — атеистка. Я в Бога не верю. Мой отец был в профсоюзе. А ты знаешь латынь?
— Тинхен! Римская ка-то-лич-ка. Академик. Лингвист.
— А-а-а. Ну да. А твой муж тоже русский?

Здание с атриумом

Сотрудники фирмы мужа вынесли однозначный вердикт: самое интересное в моей новой работе — отреставрированное здание с атриумом, в котором находится мое бюро. Летом в этом здании проходит обучение оперных певцов. Здание построено по всем правилам акустики. Когда уборщица кочует со своим приданым с одного этажа на другой, в атриуме гремит, ухает и грохочет, как если бы мимо проезжал военный конвой или пролетал истребитель. Здоровая альтернатива утреннему кофе.

* * *
Здания с атриумом, в которых бывал мой муж, легко узнать. После его визита в коридорах вдруг появляются камеры наблюдения, двери с автоматической блокировкой и электронные замки. Эти меры предосторожности показались моему мужу в этот раз недостаточными, поэтому сегодня мы с коллегой Тетраодоном, известной в миру под именем Тинхен, прослушали лекцию о манере поведения в случае экстремальной ситуации и приняли участие в семинаре о методах противопожарной защиты. Ах, с какой изящностью и непринужденностью мы теперь используем пожарные баллоны.

Тетраодон о причинах ненависти

— И тогда я научилась ненавидеть русских по-настоящему…
— Что так?
— Так. Когда я увидела, сколько у них привилегий. У меня трое детей, я тебе уже рассказывала. Так получилось. Я никогда не хотела детей. Когда мне было четырнадцать лет, умерла моя мама. Через два года папа привел в дом новую женщину. Мужчины по-другому не могут. Она была настоящей мачехой. Мой сводный брат на четыре года моложе моей старшей дочери. Он никогда не давал мне покоя. Я спала, а он приходил и бил меня по голове игрушками. У меня трое детей. Я ими горжусь. Из них получились хорошие, приличные люди. Я хотела — давно, еще в ГДР, когда мы жили возле русской казармы — купить штанишки своим детям. Каждому — по паре штанишек. Понимаешь? У меня трое детей. Каждому — по паре! А мне продали всего две пары штанишек. И тогда я увидела, как в магазин приходят русские женщины, не стоят в очереди, с черного хода, и им продают штанишки. Столько, сколько им надо. И тогда я научилась ненавидеть русских по-настоящему…

…и спать, спать, спать

О, боги кельтской триады, какое же это блаженство уснуть в объятиях мужа одну секунду после оргазма и спать, спать, спать. Проснуться, прижаться к мужу и спать, спать, спать. Проснуться, обнаружить, что муж кормит сына и спать, спать, спать. Проснуться, обнаружить, что муж пропал, но из кухни раздается грохот и спать, спать, спать. Проснуться, обнаружить вокруг себя детей и спать, спать, спать. Проснуться, позавтракать в постели идеально вареными яйцами с жидким желтком, хрустящими тостами с клубничным вареньем, апельсиновым соком и горячим чаем — и спать, спать, спать. Как же мне хорошо. Как же я люблю Мишку.

* * *
Как же я благодарна герру Альбрехту за то, что положил конец канализационной одиссее.

В Задиванье. Котикам.

Здравствуйте, Котя и Федя!

Во-первых строках своего письма спешу вам сообщить, что унитаз течет и плещется. С полдевятого утра я бегаю по ремесленникам. Ждала больше часа. Дождалась самого шефа. Шеф меня обрадовал: забито не у нас, забита труба между этажами. Шеф удивляется, почему Женевьева с Минкой молчат, потому что если уплываем мы, они уже давно уплыли.

Родной мой Федя, я валяюсь в обмороке. Изредка прихожу в себя. Иммануэль сохраняет спокойствие. Орион любопытствует. Гетера смывает подарки. Арабские подростки чахнут. Новая коллега надулась тетраодоном.

В два часа у меня важная деловая встреча, которую я не могу отменить. Вылезай из Задиванья, свет мой Федя, не трусь. Утешь меня добрым словом.

Крепко пожимаю лапы,
ваша Линда

Über Herrn Albrecht

Сейчас забьюсь, гнусно захихикал унитаз в гостевом туалете — и забился. Он давно намекал на прекращение деловых отношений. Из взрослых мужчин дома были только Федор Иннокентьевич и я. Унитаз квакнул, Федор Иннокентьевич струхнул. Костя и Нико замахали крыльями и начали наперебой давать советы. Я помахала вантузом, плеснула дезинфекционного раствора и уничтожила полчища унитазной фауны. Унитаз взревел и издал в отместку неприличный звук. Вода поднялась. Я вычерпала воду, поникла духом и включила ноутбук. Следующие пятнадцать минут мы провели в беседах с приятной теплой водой. Безрезультатно. Унитаз глумился. Вода отказывалась от сотрудничества. На небе загорались звезды. В самолете переживал Майкл.

Когда медвежатам наскучил спектакль „Дульсинея сражается с санитарно-техническим приспособлением“, они уснули. Я прилегла рядом, но проснулась от веселого бульканья. От банкира с гетерой пришла посылка пленительного вида, запаха и консистенции. Банкир и гетера в припадке великодушия отправили посылку четыре раза. Вода превратились в смердящую жижу. Часы показывали полчетвертого. Я накинула куртку и пошла на третий этаж. Банкир открыл дверь в майке и трусах (наверное, хотел интенсифицировать наши соседские отношения). Я была мила и любезна. Банкир был груб и враждебен. Не могли бы вы не смывать по десять раз, ваше говно всплывает в моем унитазе, галантно попросила я. Нет, этому не бывать, я живу здесь восемь лет и еще ни разу не засорял унитаз, видите, я устал и хочу спать, гордо отчеканил банкир и отдал мне честь по-военному, хотя из достоверных источников известно, что в армии он ни дня не служил.

До полвосьмого я вычерпывала воду. Глаза слипались. Надежда таяла. Боги унитазов — увы! — меня не любят.

Боги ремесленников однако мне благоволят. Ко мне приходят исключительно чертовски красивые, высокие и приветливые ремесленники, такие как герр Альбрехт и его внук Томми, которые приехали в десять утра после звонка герра Шрёдера. Герр Альбрехт совсем не походил на дедушку. Он был моложав, обаятелен, умен и разговорчив. Скажите, вы — мой спаситель, спросила я у герра Альбрехта и описала рукой полукруг. Да, я — ваш спаситель, ответил герр Альбрехт и пожал своей грубой рукой мою руку. Это было честное, располагающее рукопожатие.

Герр Альбрехт проворно работал, задавал вопросы и рассказывал о себе. Он рано стал отцом и дедом, жил до знакомства с женой в Шверине и часто ездил по делам в Росток. Его дочь заболела и лежит в постели с тяжелой простудой, а жена занята, поэтому он привез с собой Томми. Томми — шесть лет. Один год (с двух до трех лет) он провел в больнице и плохо слышал на правое ухо. Томми молчалив и застенчив, но любит яблоки и кошек. Герр Альбрехт тщательно следит за языковым развитием своего внука. Один из его коллег — российский немец из Омска, у которого русский акцент, но не совсем русский, т.к. у российских немцев существует множество собственных диалектов. В школе герр Альбрехт учил русский и увлекался историей.

Честно сказать, мне совсем не хотелось отпускать герра Альбрехта, когда работа была сделала. Я давно не встречала такого восхитительного собеседника, но Томми наскучило общение с церберами.

* * *
Ну улице — снег. Мишка с медвежатами идут гулять. Да, Мишка уже приблудился :)

P.S. Посчитала, сколько раз я упомянула герра Альбрехта. Заметно, что он мне о-о-очень понравился?

Volksfeinde

В бюро депутата, с которым мы сотрудничаем шесть лет и в прошлом году организовывали предвыборную кампанию, сегодня ночью разбили кирпичами все оконные стекла и написали черной краской на стенах фасада „Предатели Родины“. Возле бюро — филиал гамбургской евангелической службы по вопросам юных мигрантов, для которой я раньше оказывала услуги устного и письменного перевода. Напротив бюро — штаб-квартира федеральной христианской организации, на которую я с завтрашнего дня буду работать. В ста метрах — полиция. Везде камеры видеонаблюдения.

Здание, в котором я буду находиться каждый день — в 10 минутах ходьбы. Здание, в котором я буду находиться два раза в неделю — в 25 минутах ходьбы. Майк молчит, но я знаю, что он думает.

Хорошо начинается…

Je suis Paris

Милые люди, простите! Простите меня, что поранила ваши добрые сердечки своим убогим, мерзким текстом. Мне очень жаль. Мне очень стыдно. Я отдаю себе отчет в том, что вы меня осуждаете. Я не такая сильная, чуткая, отзывчивая, как вы. Моих предков не убивали просто так в России, моих родных не убивали просто так в Таджикистане, мои друзья не возвращались к своим женам, детям и родителям в гробах, мой муж не получал ранение в Ираке, а брат не рисковал своей жизнью в Югославии, Афганистане и Южном Судане. Я — беспечная дрянь и психопатка. Я много раз порывалась, но так и не смогла произвести на свет еще одну кучу патетического говна и воткнуть в нее французский флаг. Я понимаю, как вам, живущим за тысячи километров и непричастным к этому чужому горю, сейчас тяжело, и как вы скорбите, сидя в теплых сортирах на комфортных унитазах с планшетиками в дрожащих ручонках. Я вам верю, понимаете? верю безоговорочно, а сто двадцать девять душ, уничтоженных в мгновение ока, вам наверняка бесконечно благодарны. Позвольте, я просто молча побуду рядом, посмотрю пафосные репортажи, послушаю лживые речи, почитаю высокопарные посты и подожду, когда пройдет ваша вселенская скорбь, когда утихнет ваша лицемерная боль, и закончится время вашего декоративного траура. Дня через два или даже три.

Не серчайте, прошу вас, и ещё — идите вы нахуй, милые люди!

#ficken vs. #thehungergames

                    ЛИНДА
Я не знаю, кто такие Джессика Лоуренс и Лиам Хемсвуд.

                    ЛАПОЧКА
Дженнифер Лоуренс и Лиам Хемсворт. Актеры из фильма „Голодные игры“.

                    ЛИНДА
Не читала, не стану читать. Не смотрела, не стану смотреть. Нет времени.

                    ЛАПОЧКА (злобно)
Реже ебитесь, появится время.

                    ЛИНДА (добродушно)
Всех книг не перечитаешь, всего голливудского говна не пересмотришь. Ты что-то не поняла, Лапочка. Наши попытки эффективного использования времени, справедливое разделение труда и сознательное ограничение социальной активности направлены исключительно на повышение качества, количества и частоты ебли. Понимаешь?

Думать о нем, тосковать, ждать с нетерпением. Погрузиться в него, как в свет. Скинуть на пол заботы. Почувствовать зарождение тепла внизу живота. Утонуть в его глазах, в его запахе, в его объятиях. Быть влюбленными, свободными, настоящими. Быть вдвоем во всей Вселенной. Всего то. Пока мы не насытились любовью, пока мы испытываем желание, пока близость такая пронзительная, жаркая, сладкая, мы будем ебаться. Послушай, мы примитивные: мы утоляем наш голод оргазмами. Пока его тело дарит мне наслаждение, пока моя кожа истончается от его ласк, пока мое лоно становится горячим и податливым, мы будем ебаться. Лишь бы к нему прикоснуться. Припасть губами к его вискам, его векам, его шее. Целовать ему пальцы, ключицы, грудь. Терять чувство времени и пространства. Ощущать его в себе. Абсорбировать эмоции. Растворяться. Вздрагивать, пульсировать и содрогаться от рыданий. Засыпать, видеть сны и сразу забывать.

Он — жизнь. Я им живу. Я им дышу. Мне безразлично, кто такая Китнис.

How to Communicate Effectively

У моего хорошего знакомого недавно опять случился рецидив мизантропии. Он пообещал одной из психопаток детской площадки, что оторвет ей руки и засунет фотоаппарат в жопу, если она еще раз направит объектив в сторону его детей. Мой знакомый продемонстрировал при этом прогрессивный уровень владения нецензурного немецкого языка и придал своему обещанию элегантную лирическую форму. Я была дома. Настучали психопатки. Пришла в раздражение, подумала, остыла. Поцеловала, обняла, довела до оргазма. Новую площадку искать не стала, все равно скоро переедем. Знакомый улыбается, подбрасывает меня до стратосферы, охотно общается. Дети знакомого гуляют по округе, играют во дворе в футбол с охламонами, прыгают на трамплине, здороваются с солнышком, птичками, деревьями, готовятся к марафону с церберами и совершенствуют приемы рукопашного боя с котами. Все довольны, включая гениального фотографа с сиськами, любителя запостить чужие фоточки в личный бложик.

А вы суете свои фотоаппараты в лица незнакомых людей? а зачем? а почему вам не стыдно?

Про подколодную искренность

Я стояла в магазине Rossmann и рассматривала фотографии, когда сзади подползла моя дорогая подколодная одноклассница и восторженно прошипела на ухо: „Ах ты, божечки, какая клевая фотка. А Мишка, Мишка такой красивый, совсем молоденький. А ты, ты такая толстая. А он на тебя смотрит — влюб-лен-но. Сколько вам здесь? Двадцать? Как быстро летит время. Старые фотки распечатала?“ Я переступила через лужу, которая внезапно образовалась у моих ног, потерла звенящее ухо и посмотрела на дорогую подколодную одноклассницу. Мне очень хотелось ткнуть ей кулаком в рыло, но я сдержала благородный порыв души, застенчиво улыбнулась и ответила: „Да, старые фотки распечатала“.

Я очень люблю эту старую фотографию. На фотографии у Майка выражение лица, как у Иванушки-дурачка. Он выглядит совсем молоденьким, потому что начал бриться начисто и перестал стричься коротко. По мне видно, что судьба свершилась, что жизнь не удалась, что все хуже некуда: муж не трахает, дети не слушаются, коты не уважают. Все, как всегда.

Фотография снята за три недели до рождения Иммануэля. Она очень светлая. Счастливее нас никого не было. Безмятежная молодость…

О вреде длительных командировок

Майкл тих и прекрасен. Часто вздыхает. Пока его не было дома, я занималась самодеятельностью, именуемой в простонародье ебаным католическим гуманизмом.

Во-первых, я нашла для медвежат новый детский сад. Поближе к дому и не такой дорогой; без обучения русскому языку, зато с музыкальным уклоном. Костеньке и Коленьке детский сад пришелся по душе. Пианино вечерами не затихает. Милочка в раздумьях, но уже поведала соратникам имена и биографии знакомых лошадок, попыталась пристроить Иммануэля, показала фотографии Коти с Федей, угостила печенками и поделилась с воспитательницами мыслями о временных финансовых затруднениях, в связи с которыми она оказалась в такой безутешной нищете.

Во-вторых, меня нашла христианская благотворительная организация, с которой я сотрудничаю всякий раз, как только Майкл потеряет бдительность. С конца ноября я буду вести семинары по проблемам прав человека в исламе для немцев и преподавать немецкий язык арабским подросткам. Сначала мне обещали афганских подростков, и я две недели копалась в книгах на персидском языке, заражая своим энтузиазмом Сашу, который хочет знать все сразу сейчас же. Потом мне подсунули арабских несовершеннолетних подростков, которые получают в Германии особый статус и разрешение на постоянное пребывание в стране.

Когда я покраснела и призналась, сколько мне будут платить, у Майкла перекосилось лицо. Майкл меркантилен. Его немного волнует будущее четверых медвежат. „Куда ты станешь девать моего сына, альтруистка?“ — злорадно поинтересовался Майкл и отстранил меня от себя. Я стеснительно захрюкала. (В здании располагаются три проекта: детская группа, подростковая группа, пенсионеры. Определю к пенсионерам, будет всегда под боком.)

В это время сын Майкла раскинул ручки, уперся головкой в одеяло, приподнял попу и попытался не то уползти, не то подпрыгнуть. На месте, по кругу. Огорчился, что ничего не получается и облобызал одеяло. Иммануэль не умеет лежать спокойно. Иммануэль торопится вырваться из колыбели. Он совершает плавательные движения, крутится и вертится. Он кряхтит, скрипит, пыхтит, закладывает в рот пальцы и издает такие звуки, что материнское драконье сердце подскакивает и тает. Его любимые собеседники — погремушки и коты. Когда Иммануэль видит своего папу, он визжит от радости.

Папа же Иммануэля отлучил меня от тела и выселил на другой конец дивана, реагирует исключительно на „Wanna fuck?“ и общается со мной посредством оргазмов, от чего я тоже становлюсь тихой и прекрасной. Часто вздыхаю.

心中

Когда я призналась, что в пятницу мы уезжаем на неделю к лошадкам и забираем с собой собак, Екоторина Змеевна и Федоp Иннокентьевич решили совершить японское ритуальное самоубийство двух влюбленных по договору.

Федор Иннокентьевич забрался на кошачье дерево, открутил там непостижимым образом конец сизалевой веревки, намотал на шею и попытался повеситься. Хорошо, что дома был Генри. Потолки высокие, я бы не достала. Генри освободил хрипящего Федора Иннокентьевича из петли. Федор Иннокентьевич в отместку эпилировал ему руку, сиганул по спине сначала на стол, потом на пол, перелез через диван и брякнулся в бункер, где упал в обморок и весь вечер находился под строгим наблюдением сестры Эмилианы в закрытом отделении эльфийской клиники.

В это время Екоторина Змеевна полезла на оконную сетку на кухне. Конструкция не выдержала веса хрупкого кошачьего тельца и рухнула. Екоторина Змеевна закрутилась в сетку, повисла на фасаде как мешок картошки и взвыла благим матом. Со страху я перелезла через диван, брякнулась в бункер и упала в обморок рядом с Федором Иннокентьевичем. Затем привела себя в сознание нюхательными солями и пошла искать Екоторину Змеевну по звуку. Я затащила орущую Екоторину Змеевну домой. Она сняла мне скальп и украсила плечо затейливыми орнаментами.

Рихард категорически отказался присматривать за горе-самоубийцами, поэтому я купила умильное клетчатое пальтишко и пошла к Женевьеве с Минкой. Гриффон Минка спокойно выслушала мою просьбу, надела пальтишко, перелезла через диван, брякнулась в бункер и упала в обморок. Женевьева принесла жертву каким-то свирепым богам и согласилась ежедневно навещать и подкармливать злодеев. Екоторина Змеевна и Федор Иннокентьевич организовали акцию кошачьего неповиновения и наблевали на мое любимое покрывало.

It Was All Done in the Name of Love

All that was sensitive and delicate, you attacked. All that was alive, you tried to smother.

Что общего у Федора Иннокентьевича и Максимилиана Теодоровича? Верно, спектакль „Осенняя соната“ по Ингмару Бергману.

You said my hair was too long and you had it cut short, it was hideous! Then you thought that I had crooked teeth, and you got me braces, I looked so grotesque! You would buy me books and I would read them and not understand them, and you would make me talk about them, and I would always be afraid that you would show up my stupidity.

В конце марта мы с Рихардом ходили в Немецкий театр на премьеру „Осенней сонаты“ с Коринной Харфух и Натальей Белицкой в главных ролях. Спектакль мне очень понравился, и я все хотела о нем написать, но находила занятия более интересные.

I’m seized by fear and see a horrible picture of myself. I have never grown up. My face and my body have aged. I acquire memories and experiences but inside all that I haven’t even been born. I can’t remember any faces not even my own.

Вчера я искала у Д. в журнале один, а нашла совершенно другой пост. Д. тоже ходила на „Осеннюю сонату“. Только на полгода раньше и в Москве. Спектакль ей понравился, и для меня отпала необходимость о нем писать. Д. сумела подобрать нужные слова.

The mother’s injuries are to be handed down to the daughter. The mother’s failures are to be paid for by the daughter. The mother’s unhappiness is to be the daughter’s unhappiness. It’s as if the umbilical cord had never been cut.

Сегодня я полезла на сайт Немецкого театра и случайно выяснила, что спектакль все еще можно посмотреть. Я сошла с ума и купила четыре предпоследних билета.

Are the daughter’s miseries the mother’s triumphs?

В воскресенье мы идем на „Осеннюю сонату“. Yay! А виноваты во всем Ф.И. и М.Т..

[Английский текст — цитаты Эвы и Шарлотты]

On the Origin of Species

Elementary, my dear Watson. Если он — козел, то ты — коза. А ты думала, ты — богиня? Богини с козлами не скрещиваются. Богини не барахтаются в дерьме возле помойки, приводят козлов домой, приглашают в себе кончить, а потом отмывают в мыльной воде. Нет, о нет! Если он — козел, то ты — коза, если он — долбоеб, то ты — долбоебка, если он — мудак, то ты — мудачка. Не льсти себе.

Бертхильд и кризис среднего возраста

Бертхильд внимательно посмотрела на плавающего в ванне Пупсика и поняла, что ни его лысина, ни красноватый цвет лица, ни круглый живот больше не вызывают в ней благоговейного трепета и не оказывают благоприятного влияния на функцию бартолиновых желез. Бертхильд поужинала одним сухарем, двумя ложками обезжиренного творога и тремя кусочками огурца, пробежала сорок километров на домашнем тренажере, прочитала несколько страниц романа „Муж и жена“ Цруи Шалев и решила завести себе молодого любовника. Почему-то тайно, почему-то о любовниках не кричат с крыш домов, обезумев от счастья.

Однажды после работы Пупсик пришел домой и обнаружил Бертхильд, совершающей самые неожиданные телодвижения на мужчине, который годился ей в сыновья, а Пупсику — во внуки. Бертхильд было очень хорошо. Пупсику стало плохо. Пупсик собрал чемодан с трусами, уехал в Польшу и подал на развод. Пупсик обиделся. Удивительно. В свое время он изменял жене с Бертхильд.

* * *
У истории есть отвратительное продолжение, но пока мне даже думать об этом продолжении неприятно, не то что писать. С Бертхильд мы расстались недругами. Я погуляла по немецким форумам (мамочка родная), потом по русским (Боже, спаси и сохрани), подавила в себе рвотный рефлекс и желание полнейшей аннигиляции. Медитирую.

Очень помогают звезды в небе, запах поздних осенних роз, эльфийские васильковые глаза, крепкие Мишкины объятия, бархатные кошачьи ушки и мягкая собачья спинка.

Адмирал и Лапочка

После того, как адмирал познакомился с Лапочкой, он посадил жену c ребенком на шею своих родителей и примчался на крыльях постоянной прописки в Москву. Родители Лапочки разволновались. Им не терпелось выдать промискуитетную 28-летнюю Лапочку замуж.

Первые десять лет жизни Лапочки ее папочка никак не мог решить, с кем ему хочется жить: с женой и двумя сыновьями или с молоденькой любовницей и дочкой. Он приходил и уходил, приходил и уходил, приходил и уходил. Когда сыновья выросли, они вывели папочку из квартиры под белы лапочки. Папочка внезапно осознал, что безумно любит любовницу и наконец-таки женился.

* * *
Когда Адмирал предложил Лапочке руку и ногу, она всхлипнула и поведала сокровенную тайну. „Линн, кажется, я его люблю“, — томно чирикала Лапочка мне на ушко. „Наслаждайся“, — урчала в ответ я, чтобы избавиться от Лапочки. „Хуевая какая-то любовь, если она ей только кажется“, — бурчал Майк, привязывая к люстре нашкодивших Катценбург и Рожароссу.

Влюбленный кавалер не мог долго ждать и настоял на скромной церемонии: „Лапочка, давай просто распишемся. Я не хочу, чтобы ты нервничала и переживала из-за приготовлений к свадьбе“. Лапочка проглотила обиду и согласилась. Заветная печать в паспорте маячила на горизонте. Свадебным нарядом Лапочкe послужили блузка и джинсы.

* * *
„А что ты такая толстая стала? Думаешь, мне приятно ебать твою жирную тушу?“ — проникновенно поинтересовался Адмирал после того, как Лапочка бросила работу, прочно аннексировала диван и начала каждый день готовить то теленка, то поросенка, то индюшонка.

* * *
„Я — не алкоголик. Сама лечись. Да, я был в стрип-клубе. Ничего нет страшного в том, что после работы мне хочется расслабиться и посмотреть, как танцуют красивые девушки“, — нервно верещал Адмирал, приладившийся каждый вечер напиваться в стельку.

* * *
„Никаких детей! Если забеременеешь, я своими руками сделаю тебе аборт. Я знаю, каково это — вырастить ребенка, который живет в нескольких сотнях километров от меня и которого я никогда не вижу„.

* * *
У Лапочки — большое горе. Она беременна. Адмирал в недоумении: „Я не понимаю: как? как? ну, как это могло произойти?“ Я бы объяснила, но мне невыносимо тоскливо.

Evolution in Progress

НЕЗАДОЛГО ДО СВОЕГО ДНЯ рождения Генри сдал экзамен и получил временное удостоверение — Prüfungsbescheinigung zum „Begleiteten Fahren ab 17 Jahren“. Целый год он обязан водить машину исключительно в нашем сопровождении. По истечении испытательного срока ему выдадут постоянные права.

Теперь он согласен возить меня даже по педиатрам, бутикам, зоомагазинам, деревенским рынкам и антикварным галереям.

* * *
В августе Саша работал на общественных началах с беженцами в Старом Моабите. В октябре он начинает учиться на юридическом факультете в университете имени Гумбольдта. Через пять лет он получит три диплома: немецкий (Staatsexamen), британский (LL.M) и французский (Master).

Майк, Илья и Северин советуют Саше учить китайский, однако он воспылал любовью к арабскому. На прошлой неделе я обучила его арабскому алфавиту, специфическим персидским буквам и диакритическим знакам. На этой неделе мы закрепляем пройденное чтением.

سَلِيم — سَلْمِى — سَبْهَا — سُورِيَا — سِنْدَبَاد — إِبْنُ سِينَا — بُور سُودَان — أَسْوَان — إِسْكَنْدَر — مُسْلِم — بُرْبُس — إِدْرِيس — سَمِيرَامِيس — بَانْيَاس — مِكْنَاس


* * *
Мне нравится новый этап эволюционного развития двух охламонов и та роль, которую они отвели в нем мне. Вот только вместо того, чтобы упаковывать вещи к переезду, я сижу на полу возле книг и читаю „Clause Structure and Word Order in Hebrew and Arabic“.

Пробудившись ото сна, лингвист ликует.

Say Cheese!

НЕДАЛЕКО ОТ НАШЕГО ДОМА — пустырь, на котором буйствуют одуванчики, трава и деревья. На пустыре коты обычно закапывают органические удобрения, а соседка собирает грибы.

Недавно на этом пустыре материализовалась толпа не то североафриканцев, не то персов. Толпа состоит человек из десяти. На невесте (я предполагаю, что это невеста) — белый свободный балахон с капюшоном, подол которого обшит зеленой лентой; еще две зеленые ленты прикреплены вдоль застежки, их концы перекрещиваются между лопаток и опускаются на спину. Подруга невесты предпочла элегантное полупрозрачное платье. Мужчины облачены в костюмы. Один из них зеленеет на всю округу своей рубахой. Наверное, с целью распространения доброжелательной атмосферы среди свадебной толпы (я предполагаю, что это свадьба).

На краю пустыря возвышается разрушенная стена. На стене сидит Куки (я предполагаю, что это Куки) и создает помпезный фон: то лапу до облаков задерет, то уши сполоснет, то хвостом помашет. Свадебная толпа проводит фотосессию.

Мне уже минут пять как названивает Майк, а я не слышу, потому что стою за шторой с чашкой, ем арбуз и партизаню. Нет, не подумайте, что из праздного любопытства. В такие моменты во мне просыпается этнолог и шепчет про гранит науки.

В доме напротив один из ангелов уже минут двадцать как моет небольшое окно и делает вид, что он-то не партизанит.

Катценбург скачет по подоконнику и требует кулинарных пожертвований.

Вечером пойдем гулять и подробнее расспросим Куки.

О любителях познакомиться

В ПЯТНИЦУ АННА ВОЗВРАЩАЛАСЬ с подругой из школы домой. В поезде метро напротив них сидел изнеможенный войной, в меру упитанный сириец. На изнеможенном войной, в меру упитанном сирийце были надеты дизайнерские одежда и обувь. В его пухлой ладошке блестел новый смартфон. На губах блуждала мерзкая улыбочка. В какой-то момент он решил, что призывных причмокивания и подмигивания недостаточно, спрятал смартфон в карман куртки и извлек на свет свои убогие три буквы. Девчонки оторопели, но не растерялись. Немецкие девчонки не теряются.

Они сняли изнеможенного войной, в меру упитанного сирийца на видео и отправили видео Майку, который в совершенстве владеет методами эффективного устранения препятствий и номер телефона которого сохранен в быстром наборе. Майк связался с полицией. На станции метро любвеобильного бородатого эксгибициониста встретили и увели под белы рученьки федеральные полицейские.

* * *
Когда в начале года наших парней вовлекли в этнорелигиозный конфликт, я не хотела обращаться в полицию, потому что прекрасно знала родителей одного из напавших, но Майк сказал: „Линда, нас ебут, а мы аплодируем? Твой ебаный католический гуманизм в этой ситуации неуместен. Прищеми жопу и let me do my job“. Тогда я очень обиделась на него и за „ебаный гуманизм“, и за „прищеми жопу“. Сейчас я понимаю, что Майк прав и такое поведение стоит немедленно пресекать и подвергать наказанию.

Следующие месяцы, начиная со среды, мы опять околачиваемся по государственным учреждениям.

Über wählerische Fiona

ANNA SPRICHT MIT IHRER Freundin:

„Ich wusste gar nicht, dass Fiona sich mit Colin trifft.“
„Sie trifft sich mit Colin nicht mehr. Sie trifft sich jetzt mit Alex.“
„Ich glaube, Alex trifft sich mit Caro.“
„Ja? Dann haben sie sich getrennt.“
„Hat sich Fiona früher mit Lukas getroffen?“
„Ja, aber das war vor Max und nach Noah.“
„Noch vor Fynn?“
„Ja, aber nach Elias und Jonas, mit denen sie sich gleichzeitig verabredet hat.“
„Was ist denn das für ‘ne Hure?“ will Henry unbedingt wissen.
„Sie ist keine Hure,“ entgegnet die Freundin empört, „sie ist einfach nur sehr wählerisch.“

* * *
О разборчивой Фионе

Ein neues Frauenbild

„ICH WILL KEINE PERFEKTE Frau. Ich will keine Drama Queen. Ich will nicht zwei Stunden lang im Bett auf sie warten, während sie sich im Badezimmer zurechtmacht, sich auszieht, den Bauch einzieht, die Augen verdreht, die Beine dekorativ spreizt und mir, dem geilen Bock, einen Gefallen tut, in der Pose einer Märtyrerin erstarrend, die auf einen Orgasmus wartet, der vom Himmel direkt in sie hineinfährt. Ich will eine Frau, die klug und schön ist. Ich will eine Frau, mit der ich lachen kann. Ich will eine Frau, der ich die Wahrheit sagen kann, ohne dass sie sofort hysterisch wird und schreit. Ich will eine Frau, die bereit ist mir zu folgen bis ans Ende der Welt und der ich folgen werde, nachdem ich alles stehen und liegen gelassen hatte. Ich will eine Frau, bei der ich mich nicht verstellen muss und die sich auch nicht verstellt. Eine authentische, echte, keine perfekte. Fuck those ideals.“

„Du meinst ‚eine Frau wie mich‘? Zwinker, zwinker.“

„Ich meine ‚eine Frau wie dich‘. Is that too much to ask?“

* * *
Неидеальная женщина

А Love Story in Five Pictures

„Eighteen“

ЭТОЙ ФОТОГРАФИИ УЖЕ ДАВНО нет. На фотографии нам было восемнадцать лет. Мы жили в Берлине. Чем больше увеличивалось расстояние между нами и нашими семьями, тем легче дышалось нам. На мне приталенное полупальто с двумя рядами пуговиц, вязаный берет с блестками и серые велюровые джинсы. На Майке светлые джинсы, армейская куртка и непременные растоптанные кеды. Возле нас ряд фонарей. За нами яркая осень.

Когда мы расстались, мать Майка триумфально сожгла почти все мои вещи. Я была уже в Майнце, Майк был еще в Нью-Йорке и ни о чем не знал.

„Sunset Limited“

Год назад Эми подарила нам фотографию, о существовании которой мы не подозревали двенадцать лет. Мы с Майком на перроне вокзала в даунтауне Сан-Антонио. На Майке спортивная куртка с капюшоном, на мне голубая блузка с кружевной вставкой на декольте и широких рукавах. Мои руки обнимают под курткой Майка. Майк прижимает меня к себе, положив руку на мой затылок. Я смутно помню, что постоянно соскальзывала с камня, на котором стояла, чтобы казаться выше. Над нами нет неба, одни облака.

Пару часов спустя мы потеряем Сэмми и перестанем быть.

„Nakedness“

Кейт внезапно поняла, что всегда мечтала стать фотографом, когда шаталась по городу и заметила в одной из витрин — среди книг, рисунков и декораций — объявление „Мы обучаем фотографии“. Кейт регулярно внезапно понимала, что мечтала кем-то стать. Легкомысленность — ее второе имя.

Эту черно-белую фотографию Кейт преподнесла нам в дар на церемонию венчания. Мы с Майком в пустой комнате с громадными окнами. На Майке темные брюки. Он сидит спиной к объективу, со скрещенными ногами. Я сижу на нем. На мне его белая рубаха. Мои руки у него на спине. Его голова у меня на плече. За нами стена с облезшей облицовкой и грязный холодный пол.

„В этой голой спине больше чувств, чем во всем Майке“, — утверждает Кейт. She is kind of right. Мало кто видел его более влюбленным.

„We Never Sleep“

Перед Рождеством я возмутилась, что мы разучились спать. Генри недобро ухмыльнулся и ушел на свидание. Через некоторое время я смущенно разглядывала альбом с интригующим названием „We Never Sleep“. Из этого альбома я почерпнула много интересных сведений:

. в дреме мы фотогеничны, потому что Майк не может состроить гримасу, а я начать ненавидеть будний ад;
. я замужем за Чеширским котом и скорей всего никогда не узнаю, почему я не просыпаюсь, когда он телепортируется в промежуток между моим телом и спинкой дивана;
. во сне наши руки складываются в затейливые геометрические фигуры, например, трапеции и прямоугольники;
. ночью Майк отчаянно боится, что я исчезну, поэтому обнимает меня крепко и врастает в мое тело (момент возникновения подсознательных геометрических фигур).

Утром мы не владеем координацией верхних и нижних конечностей, но слаще сна не бывает.

„Green Shades of August“

Нечаянную радость фотографией „Августовские оттенки зеленого“ доставила нам Мэри. Кто бы подумал, что на переднем плане композиции изображены таки мы. Майк прислонился спиной к дереву, ствол которого нам не удастся обхватить и всей семьей. Я полулежу, склонив голову к его груди. Мы, ха-ха, читаем книгу, ха-ха-ха. Возле нас спит Эли. На заднем плане композиции Мили объясняет Косте и Нико, как правильно целовать деревья.

В воздухе разлито счастье, танцует свет с тенями и медленно переливаются драгоценной россыпью совершенные оттенки августа: золото, малахит, изумруды и уваровиты.

Из школьной жизни А.Р. и Г.Р.

ОДНОКЛАССНИК АННЫ РИХАРДОВНЫ РЕШИЛ ПОШУТИТЬ. Залез лапой под ее футболку, нащупал лифчик и хотел не то дернуть, не то расстегнуть. А.Р. возмутилась, развернулась и дала шутнику в рыло. Дала неудачно, разбила нос. Шутник обиделся, пожаловался родителям, родители оскорбились, пожаловались директору. Директор схватился за сердце, упал в обморок, пришел в себя и вызвал А.Р. в рабочий кабинет. А.Р. своей вины не осознавала.

— Иногда можно потерпеть, сдержать эмоции, — разъяснял директор. — Проблемы стоит решать цивилизованным путем.
— Вот ты и терпи, — кротко соглашалась А.Р.. — Тебя насилуют, ты лежи и терпи, а я не кусок мяса с отверстиями, которыми каждый мудила может пользоваться по собственному усмотрению.

В школу пригласили Рихарда. Рихард выслушал, провел с А.Р. беседу на тему субординации и не менее кротко пообещал обратиться в полицию, если инцидент сексуального домогательства повторится.

***
Г.Р. от сестры не отстает. Поскольку жизнь в его классе кипит, Рихард обсудил с родителями три светских происшествия:

. одноклассница Г.Р., утомленная скучной темой и бездарной учительницей, вставила в ухо наушник, прикрыла половину лица буйной копной волос и включила музыку. Разоблачили.
. одноклассника Г.Р., утомленного бездарной темой и скучной учительницей, поймали во время урока с поличным. Он некоторым образом… кхм… онанировал.
. школьники были замечены в порочных связях и бурной сексуальной жизни.

Порочные связи: посещение социальной сети, употребление алкогольных напитков, рассылка порнографических фотографий (как девушками, так и парнями).

Бурная сексуальная жизнь: два парня, одна девушка.

***
В четверг начинаются летние каникулы. Г.Р. притащил вчера для чтения четыре тома „Game of Thrones“ и ведет переговоры с Майком: „Ну, пожа-а-а-алуйста, ну, мо-о-о-oжно я буду работать у тебя?“ Майк бурчит, но на работу возьмет. Надеемся таким образом снизить до минимума количество порочных связей и половых партнеров.

P.S. Какое счастье, что нашей Милочке скоро исполнится всего четыре года.

Marko † 04.06.2015

ICH HABE SIE BEOBACHTET, die Aasgeier deiner toten Wohnung, wie sie vor Heuchelei triefend über dem Hauseingang kreisten und stritten und feilschten darüber, was von deinem Leben übrig blieb — erst einen Tag nach deinem Tode.

Из жизни человека разумного, в цифрах

В ТЕЧЕНИИ СВОЕЙ ЖИЗНИ Homo sapiens съедает 4 коровы, 4 барана, 12 гусей, 37 уток, 46 индюков, 46 свиней, 945 куриц — и обижается, когда его называют кладбищем.

Если бы каждый Homo sapiens один раз в неделю отказался от утилизации трупов, то в живых остались бы (только в Германии) 157 000 000 животных.

О мужчинах, возвышенно

В СРЕДНЕВЕКОВОМ ГОРОДЕ КЕЛЬНЕ восторжествовала справедливость: посещение общественного туалета для женщин стоит пятьдесят центов, посещение общественного туалета для мужчин не стоит ничего. Таким образом городская администрация пытается приучить вольных ссыкунов к использованию санитарно-гигиенических достижений индустриального прогресса.

Среднестатистический мужчина не может совладать с девятью сантиметрами своего могучего детородного органа. Попробуйте вы, любезные дамы, целый день поносить на себе девять сантиметров. Измученный бременем девяти сантиметров мужчина, доползая из последних сил до туалета, не в силах сунуть руку в карман брюк и заплатить пятьдесят центов. Ему приходится удовлетворять малую нужду на ходу: ссать на чужие заборы, ссать на стены чужих домов, ссать на деревья, ссать на машины, ссать на мусорные контейнеры, ссать, ссать, ссать и протягивать ссаные руки для приветствия, и нежно брать ссаными руками любимую за лицо. Любимая улыбается, целует любимому руки и непременно делится своей цивилизованностью с читателями в социальных сетях: „Ах, обратите внимание! У меня три любовника одновременно, и все ходят бесплатно мимо туалета“.

Да, да, да, я восхищаюсь такой беспечной примитивностью и испытываю зависть к пенису.

***
И еще я безумно завидую женщинам с бородатыми мужчинами. Недавно ученые обнаружили в бородах современных идеальных мужчин фекальные бактерии. Концентрация фекальных бактерий в бородах превышает концентрацию фекальных бактерий на сиденьях унитазов в общественных туалетах.

Хочу, хочу, хочу!

Кто знает, где добыть себе такого ссаного, бактериального? А лучше — двух. А еще лучше — трех. Сохну, гибну, изнемогаю.

Μεταβολὴ πάντων γλυκύ

МАЛЕНЬКАЯ СИНЕГЛАЗАЯ ДЕВОЧКА ПЫТАЕТСЯ открыть баночку ананасов в собственном соку. Тянет за колечко, вращает баночку со скоростью света, пыхтит, вздыхает, но ничего не получается.

РИХАРД. Давай я тебе помогу.
ЭДЕН (в сомнениях качает головой). А у тебя опыт есть?
РИХАРД. Небольшой. Но я быстро учусь.
ЭДЕН (неуверенно). Даже не знаю. Но очень хочется ананасов.

Торжественно выпивает сок из открытой баночки и благодушно предлагает Рихарду: — Это тебе. Ананасики. Я накушалась.

Скрывается в своей комнате.

***
Маленькая синеглазая девочка усовершенствовала игру „Покорение Рихарда“. Ползает туда-сюда по спинке дивана, здоровается и щипается:

РИХАРД (стаскивая зарвавшуюся эльфу с плеча). Дорогуша, а давай я тебя ущипну?
ЭДЕН (возмущенно). Нет, не давай. Мне же будет б о л ь н о.

***
Молчаливый Коленька на детской площадке стукнул по лбу обидчика, отобравшего у него игрушку, и высокомерно пояснил: „Weiche von mir!“ Мы с Рихардом не видели, честное слово. Мы в это время с деликатной интенсивностью любовались небом. По небу плыли облака изумительной красоты.

***
Рихард окрестил моих золотых (спокойных, тихих, не по возрасту разумных и мудрых) эльфов Horror-Brigade, а маленькую девочку — Terror-Zwerg. „Я, — говорит, — внезапно вспомнил, почему мы решили не заводить третьего ребенка. Но на выходные согласен брать твоих в аренду“.

***
Под телевизором сидит Федор Иннокентьевич и всем своим видом намекает: „Телевизор выключить и поклоняться котику. Смотрите, какая у котика лохматая рыжая грива. Чисто лев. Котик лопоух, как рысь. Котик красив, как ягуар. Котик быстр, как гепард…“

ГЕНРИ (шелестя пакетиком с кукурузными палочками). Федька, что у тебя лапы такие волосатые? Такие лапы брить надо, чтобы никто не знал, чем ты за диваном занимаешься…
ЭННИ (отбирая шелестящий пакетик). Прислушайся к совету профессионала…

Федор Иннокентьевич задыхается от возмущения, хватается за сердце и удаляется в прихожую, злорадно ухмыляясь.

***
Старинная эльфийская поговорка: любишь на Катценбург кататься, люби и федюшат растить.

***
Катцебург с федюшатами души друг в друге не чают. Порой Катцебург всматривается в рыжие рожицы федюшат и сомневается: „А мать ли я? А мои ли?“ — „Твои, твои! — убеждаем мы всей семьей Катценбург. — Ты приглядись: здесь вислоушко белое, там хвостик белый, здесь пяточка белая, там животик белый“.

***
Мне постоянно хочется жареной луны в соусе из звездной пыли.

***
Майк вместо обычных четырех раз тренируется семь раз в неделю и отказывается показать мне свой живот.

— Ну, покажи, ну, покажи, — канючу я.
— Bот и не покажу, — стесняется Майк. — Я женат.
— Но я ничего не скажу твоей жене. Правда, правда.

***
— Сколько же лет мне придется тренироваться, чтобы соответствовать тебе? Пойди на кухню, выпей литр сливочек и скушай килограмм сливочного маслица.
— Не надо соответствовать мне. Но если тебя это сильно волнует, то к Рождеству я сделаю из тебя богиню.
— Стокилограммовую?
— Это уже две богини. С двумя я не справлюсь.
— А я с тобой тренироваться не стану. Знаю я твои методы.
— Мои услуги можно оплачивать сексом.
— Ок. Это другое дело.

***
— Какое самое эффективное упражнение на мышцы пресса?
— Приседания со штангой.
— Генри, я просила серьезного совета.
— Да ты не бойся. Ты сразу не станешь похожа на Бенедикта Магнуссона, у тебя нет столько мышц.

Посмотрела на Б.М., обеспокоилась.

***
По телевизору рассказывают о современном идеальном мужчине. Современный идеальный мужчина совсем не идеальный: у него есть борода, лохматая грудь, беременный живот, меховая спина. Женщины боятся стройных, красивых, тренированных мужчин. Им хочется такого вот неухоженного нафани. При этом бородатый, лохматый, беременный нафаня с меховой спиной мечтает о тоненькой, высокой, молодой: чтобы волосы до бедер, чтобы ноги от шеи, чтобы интимная прическа „Мечта педофила“, чтобы спереди было много да чтобы сзади еще больше.

Я кушаю третий бейгл с вишневым вареньем, плачу и умиляюсь, умиляюсь и плачу. Какая-то я не современная. Мне такой идеал не подходит.

***
Собачата, которые обычно безоговорочно слушаются только Майка, от безысходности стали покладистыми и согласны бегать даже с Рихардом. Утром выводят его гулять, вечером — на тропу охотника. На вечерних тропах охотника можно встретить кабанов и лисиц.

***
К Ориону в гости приходила обаятельная серая бабочка. Орион долго и серьезно наблюдал за ее полетом. Собачонка осмеяли и обозвали Friedenstaube. Тайком расчувствовались, знаю я их.

***
Чего бы такого вкусненького покушать…

скоро зацветет сирень

КРОВАТЬ С КАЖДОЙ НОЧЬЮ становится все шире, а ночи — все короче ・ я по тебя тоскую ・ я сплю в обнимку с твоей подушкой, которая уже тобой не пахнет ・ и если ты в среду не приедешь, я пойду на рынок и продам ・ все твои любимые родинки ・ за поцелуй ・ незнакомым мужчинам

***
мне надоело ждать ・ я ночью родила тебе сына ・ и обрила голову наголо ・ посмотрела значение снов ・ значение снов мне не понравилось ・ почему во сне мы живем в погонях и должны прятаться? ・ давай купим дом, посадим липу и вырастим эльфов

***
во дворе на рябине распустились листья ・ кто снимет с цветущей рябины трех хрупких соломенных ангелов, кормушки для голодных птиц, нить светодиодной гирлянды? ・ звезды, надежды, сны, мечты и чувства пусть зреют до осени ・ а любовь я вчера сорвала

***
все тайное становится явным ・ методология криминологии ・ рецидив преступления ・ на протянутой руке Рихарда обручальное кольцо ・ с гравировкой внутри кольца רבקה・ как жаль что Рихард знает всего лишь одну Ребекку ・ как жаль, что я разучилась врать ・ ist es das, was ich denke, was es ist? ・ ich weiß nicht, was du denkst, was es ist, aber ja, wahrscheinlich ja ・ как долго может пролежать потерянное кольцо среди старых книг или в карманах старой одежды? ・ семь лет ・ как быстро потерянное кольцо найдет рыжий монстр? ・ семь секунд ・нет, извиняться мне не за что ・ да, Майк знает ・ но если тебе не трудно ・ возврати кольцо владельцу ・ хотя бы из сентиментальности

***
аморальный, безработный, бездомный брат-бездельник купил себе квартиру и машину ・ меня это огорчает ・ заманить его к себе становится все труднее

***
в пустой квартире весело бегать, скакать, как кони и дразнить эхо ・ эхо хохочет и заливается смехом ・ эху дразнилки нравятся

***
голый балкон за пару часов можно превратить в цветущий сад ・ из фиалок, примул, маргариток и лиловой фуксии ・ потерять Коленькин лапоть ・ найти его на лестнице возле подъезда ・ Коленька, зачем ты лапоть выкинул? ・ жить в одном лапте не очень удобно

сколько понадобится лет, чтобы превратить в цветущий сад голую душу?

***
à propos Коленьки ・ Коленька от нас уходит ・ собрал своих зайцев и будет жить у дяди ・ это так, между строчек ・ это так, к твоей информации, Майкл

***
Генри, где Саша? почему Саша к нам не приходит? ・ он в тебе разочаровался ・ в чем я опять виновата? ・ ну, ты ему очень нравилась ・ Генри! что ты несешь? ・ что – Генри? сама же спрашиваешь ・ а потом у тебя начал расти живот ・ а до этого ему казалось, что мы размножаемся почкованием? ・ нет, но ему хотелось верить в лучшее

***
выводили в свет новое платье — скоро зацветет сирень — у Коти жизнь наладилась — слова потеряны — забыты языки

***
Мишка, ich liebe Dich!