В преддверии конца раб. дня

О боги, боги мои, яду мне, яду!.. Вы здесь беспечно радуетесь жизни, смотрите с оптимизмом в будущее, а мне Тинхен рассказывала, как хотела порадовать мужа и делала ему в кресле минет.

Нет, вы не подумайте, я не против минетов. Каждому мужчине по минету, каждой женщине по множественному оргазму, каждому котику по тунцовому паштету, но всему есть предел.

От видений в голове и ночных кошмаров меня отвлекают только интересные собеседники и усиленная медитация на диких уток возле реки.

* * *
В последнее время в наш гадюшник зачастили перелетные жители Чада и Сомали, поэтому мы тщательно изучаем переписку Федерального ведомства по делам миграции и беженцев Министерства внутренних дел Германии с Департментом гражданских свобод и иммиграции Министерства внутренних дел Италии.

Вышеупомянутые перелетные жители Чада и Сомали приплывают на корыте в Италию, подают заявление на предоставление политического убежища, получают статус временного беженца и скрываются в неизвестном направлении. Кропотливый путь по французским пампасам, в ходе которого они непостижимым образом теряют все документы, заносит их в заветный Шлараффенланд, где текут реки из пива с берегами из баранок, летают жареные баварские сосиски со сладкой горчицей и растут на деревьях евро. В Германии перелетные жители Чада и Сомали подают повторное заявление на предоставление политического убежища, однако забывают упомянуть о своем гнездовании в Италии. Федеральные учреждения сверяют отпечатки пальцев с общей базой данных EURODAC, восхищаются количеством псевдонимов и дат рождения перелетного жителя и пытаются всеми силами согласно Дублинского соглашения выслать его в Италию. God’s mill grinds slow but sure. Немецкая бюрократическая мельница мелет медленно, но верно. Проходят годы.

Сначала нашим постоянным посетителем был военный преступник милый, заботливый семьянин Башир-Кокони-…-…-…, теперь к нам приблудила сомалийка Нура, которая получила уведомление о выдворении в Италию. Я ей помочь не могу, но у меня имеется голубоглазый скандинавец Кристиан, а у него имеется юридическое образование по Международному праву со специализацией в сфере Миграционного права.

В связи с чем утром Тинхен пребывала в жутком волнении и бесконечном экстазе. Крис работает в нашей фирме пять лет. До того как он стал press officer в национальной иммиграционной службе полиции, он был полицейским, который среди прочего организовывал репатриацию персон, получивших отказ в предоставлении убежища. Я не стану утверждать, что Крис особенно сентиментален и плачет над фотографиями утонувших мальчиков или кувыркающихся через забор девочек, но его волнуют отдельные судьбы, поэтому он иногда помогает мне на добровольной основе, чем приводит в ярость своего корыстного шефа.

В конкретном случае Нуры ничего нельзя сделать. Она не имеет права оставаться в Германии.

* * *
В обеденный перерыв я крала в офисе пончики. Обжиралась. Мучилась судьбами мира. Утешалась мыслью о предстоящих выходных. Чего и вам желаю.

Advertisements

Тинхен рассыпается в комплиментах

К нам в бюро часто приходит словоохотливая уборщица-тайка. Она живет в Германии двадцать лет, но говорит по-немецки посредственно и с лютым акцентом. Чтобы ее понять, надо внимательно вслушиваться.

«Она так плохо владеет языком, что я ее почти не понимаю. Ты говоришь немного лучше».

* * *
Я пришла на работу в синем кружевном платье (рукава до локтей, юбка длиной до середины бедра, два потайных кармана), колготках с ромбами и высоких ботах.

«Такие платья могут себе позволить только отощалые женщины… Ты сегодня удивительно красива, что неудивительно: ты опять с гостем».

«Что неудивительно» произносится слащавым ехидным голоском и сопровождается обворожительной улыбкой в сторону Адама, с которым у меня, по достоверным сведениям Тинхен-дебилхен, любовные отношения: „Ach, sage mal! ‚Ne Affäre haben sie. Ich erkenne Leidenschaft, wenn ich sie sehe und das, was zwischen euch passiert, ist Leidenschaft. Das hätte ich dir nicht zugetraut, aber immerhin bleibst du deinem Männergeschmack treu. Er ist eine exakte Kopie deines Mannes. Bloß noch größer. Ich habe euch am Montag draußen auf der Bank sitzen gesehen. Ihr habt sehr zutraulich gewirkt. Jetzt weiß ich warum.“

So be it. I confess. Let me introduce you my lover. Имя: Áдам. Цвет глаз: зеленый. Знак зодиака: Козерог. Возраст: 38 лет. Рост: 198 см. Исполнительный директор нашего лондонского офиса. Бывший офицер USMC. Счастливый владелец младшей сестры с непростой судьбой, трех церберов и стальных мышц. Трепетные души тех женщин, которых он не покорил одним своим присутствием, стремительно падают в трусы, когда они слышат его голос.

Я называю его Honey, он называет меня Krusmynta. Мы любим друг друга крепко, но редко, потому что во-первых, он живет в Великобритании, а во-вторых, у него есть подруга. Кроме лояльной дружбы в полжизни, Майка и Адама объединяют глубокий ум, диплом военного инженера (military engineering), обучение в военной академии, знания арабского языка на уровне „Freeze, motherfucker!“ и наличие опыта коммуникации посредством оружия с процветающими демократами.

* * *
В тот момент, когда Тинхен Холмс пролила свет на нашу с Адамом порочную связь, мы вели учет денежной наличности в кассе, потому что эта ленивая корова последние три месяца валяла дурака. Она между тем наблюдала за нами, изобличала и давала советы: „Entferne doch deine Brüste aus seinem Blickfeld. Der arme Mann wird immer nervöser.“ Ближе к обеду у меня пылали уши, я испытывала чувство вины и мне было стыдно за Тинхен. Какое везение, что Адам не говорит по-немецки.

* * *
Чтобы предотвратить любую попытку флирта, Тинхен сразу пояснила: „Он такой же как твой муж. Мне он не нравится. Мне нравятся скандинавские мужчины“.

„What did she say?“
„Your hair is too dark. You’re not her type. She likes handsome blue eyed blond men like Chris.“
„You mean, I shouldn’t ask her out on a date?“
„I’m very sorry, but you have absolutely no chance.“
„I feel crushed and devastated.“

* * *
Каюсь. Опять сидели на скамье. Выглядели весьма доверительными. Кормили уток. „Wild duck meditation“ – прекрасная техника забыть о сослуживце-вурдалаке, вернуться в себя и умиротвориться.

* * *
Я уже упоминала? Майк подарил мне недавно нарядный черный мешок.

Явление психопата Фафниру

Дракону Фафниру было явление психопата. Тинхен свалила в два, не в три, потому что спешила к встрече с внучкой Нэле. Фафнир сидел, никого не трогал, читал заключение потсдамского суда о Башире, который на самом деле солдат Кокони из армии Хиссена Хабре. Вдруг — в дверь забили головой рукой ногой. Фафнир не понял чем, но испугался больше пугливой Тинхен и спросил: „Ja?!“

Зашел седой мужчина приличного вида в рабочем комбинезоне, с зонтом и начал верещать, как мерзкая хабалка: „Я уже здесь был. Вы мне врали. Зачем вы поставили свою машину в мой двор? Я позвоню. Машину отгонят. Я позвоню. Машину отгонят. Я уже здесь был. Вы мне врали. Вы сказали, что машина с номером „ST“ не ваша, а десять минут спустя пришли и уехали. Я позвоню, машину отгонят“.

Деликатный, интеллигентный Фафнир охуел больше, чем солдат Башир-…-…-… из армии Хиссена Хабре, которого в очередной раз поймали, теперь уже в Германии, потому что нагло врет, бегает с 1992-го года по миру, предъявляет в каждой европейской стране новую беременную „жену“ с ордой дочерей и требует гуманитарного статуса, но не думает о EURODAC и Dublin Convention. „Машину отгонят“, — верещало по-свински то, что считает себя человеком.

Перед человеческой глупостью наивный Фафнир теряется. Как поступить дальше? Что дѣлать? Что дѣлать с машиной, которая не его, но которую отогнали, потому что он ее поставил, но на самом деле не ставил?

Про созвездие Большого Медведя

Ни в коем случае не верь мужу-сказочнику, если он шепчет тебе в дýше что-то про десять минут. Не верь! Соберись с мыслями, возьми себя в руки, сведи ноги и выскальзывай из его объятий. Иначе десять минут плавно перейдут в двадцать пять минут, ты опоздаешь на работу на сорок минут, плюхнешься в кресло, забывшись, сорвешь шарф с пятнистой шеи и услышишь восторженный вскрик коллеги: „Ах, ты только посмотри! Жаркая ночь?“

Оно тебе надо? Когда ты последний раз краснела?

* * *
Маленького медведя заинтересовала проблематика возникновения жизни. Большой медведь, который не краснеет ни при каких обстоятельствах, обосновал свою гипотезу: „Маме было так хорошо с папой, что у нас появилась ты“. Маленькому медведю льстила академическая медвежья истина, поэтому он не стал вникать в суть дела.

* * *
У большого медведя, как известно, темное прошлое с длительными периодами пребывания в ванной. Когда ему было почти шестнадцать лет, он полюбил девушку. Когда он был в четвертом классе, он влюбился в ее тепло.

Моя единственная сознательная мысль с пятницы: „Ты была очень светлой. Я был возле тебя дома. Мне было возле тебя тепло“. 4 weeks 5 days along.

Kleiner braver Wuschelkopf

В пятницу Костенька подрался с Тинхен, когда она потянулась к его голове, причитая: „Ах ты, божечки, какой лохматенький!“ Лохматенький задохнулся от возмущения, хорошенько размахнулся, пнул по голени любительницу запустить свои лапы в чужие кудри и понесся по этажу, вопя: „Мама, она меня трогала! Папа, папа, она меня трогала!“ Почти пятьдесят голосов затихли, из толпы детей поднялся хмурый папа. „Майкл, сядь!“ — замахала с противоположного конца этажа мама, которая стала свидетелем драки, но не заржала, а взяла на себя роль миротворца и предотвратила кровавый немецко-шотландский инцидент. Тинхен вздрогнула и ретировалась в большую залу.

* * *
В большой зале проходило толерантное мероприятие. Добровольцы другой благо—творительной организации пригнали на встречу с аборигенами солидную толпу беженцев различных национальностей (Сирия, Афганистан, Судан, Эритрея, Чечня, Сомалия, Чад): примерно двадцать взрослых и пятнадцать детей. Из аборигенов были только добровольцы и сотрудники нашего благотворительного христианского гадюшника.

* * *
Моего мужа любят дети. Даже те, которые не говорят на его языках.

Мой муж владеет арабским (после официального армейского курса перед мобилизацией в процветающую демократию) далеко не на уровне „Freeze, motherfucker, or I’ll shut to kill!“, как всегда утверждал. Врал! Люблю! И сколько я о нем не знаю.

Курс рисунка обнаженной натуры

                    АРХАНГЕЛ
Я не совсем понял: каких голых мужиков ты собираешься рисовать?

                    ЛИПА
Разных. В основном высоких, красивых, стройных, с классическими чертами лица, с рельефными животами.

                    АРХАНГЕЛ
И это непременно должны быть живые мужики? Рисуй Давида!

                    ЛИПА
Рисовать живых мужиков значительно веселее, подкупает фактор флирта. Давид… как бы тактичнее выразиться. Нет, я не жалуюсь, я довольна, но ты видел, чего у Давида нет? Что за позор? Как такое рисовать? Как с таким, в конце концов, жить?

                    АРХАНГЕЛ
Понимаю. Рисуй меня.

                    ЛИПА
Тебя неинтересно. Тебя я знаю вдоль и поперек.

                    АРХАНГЕЛ
Еще лучше. Рисуй по памяти.

                    ЛИПА
Не волнуйся. У тебя нет причин для ревности. Я люблю только тебя.

                    АРХАНГЕЛ
Отлично. В таком случае я буду рисовать голых баб.

                    ЛИПА
Чего? Каких голых баб?

                    АРХАНГЕЛ
Разных голых баб. Завтра начну интересоваться по дороге на работу: „Милая баба, не хотите быть нарисованной?“ Не волнуйся. У тебя нет причин для ревности. Я люблю только тебя.

                    ЛИПА
Называть милых баб „милыми бабами“ невежливо.

                    АРХАНГЕЛ
А мы неожиданно стали вежливыми?

                    ЛИПА
Да. Кто хочет рисовать голых баб, должен быть вежливым.

* * *
Тинхен записалась на курс рисунка обнаженной натуры. Думаю присоединиться.

Если возле вас на неделе вдруг остановится черный „мерседес“ и вас вежливо спросят: „Милая баба, не хотите быть нарисованной?“ — не робейте.

Скумбрия и лосось Николай

Я ждала нашу девочку в Германии. Майк привез свежую скумбрию из Шотландии. Я до сих пор не стыжусь, что скумбрия не была балыком. Скумбрию поймала и закоптила моя семья. Я сожрала эту вкусную рыбку за одну минуту. Мне хотелось поделиться радостью с милой подколодной.

Милая подколодная не преминула сразу же насрать мне в душу: «Фу, скумбрия, да я от самой дорогой рыбы не верещала так, как ты от дешевой скумбрии». Я соскребла душу со дна грязного унитаза и ушла. Прошло время ;)

* * *
В этом году мы особо не справляли ни Рождество, ни Новый год, а к старому Новому году Майк принес домой невыносимо дорогое филе лосося (500 евро кг). Лосось был безумно вкусным. Майк просто поджарил картошку и сделал салат из авокадо и эскариола. Последние месяцы нашей жизни прошли из-за покупки дома под девизом «Мы больше никогда не будем такими нищими — терять нечего».

* * *
«Фу, 500 евро, — вздохнула милая подколодная. — Лосось царь Николай стоит значительно дороже». И мне стало ее невыносимо жаль.

Geilheit des Gehirns

Diesen Text hat Joris-Karl Huysmans im Jahre 1896 über Félicien Rops geschrieben. Hör bitte auf zu kichern, Huysman ist gar nicht lustig, sondern ein schöner holländischer Name.

„Geilheit des Gehirns“ macht mich wiederum wuschig ;)

Dieser seltsame Hang zu den Verwirrungen des Fleisches, dieser Drang zur Ferkelei um der Ferkelei willen, diese Brunst, die sich ganz in der Seele ereignet, ohne daß sich der untersuchte Körper darein mischt, dieser fade und begrenzte Trieb, der letztlich mit dem Zeugungsinstinkt nur sehr entfernte Beziehungen hat, bleibt eigentümlich rätselhaft, wenn man darüber nachdenkt. Zerebraler Erethismus, Geilheit des Gehirns, sagt die Wissenschaft; und wenn dieser Zustand andauert und sich verschlimmert und im Organismus gewisse Störungen hervorruft, so spricht sie von „mentaler Hysterie“ und empfiehlt lindernde Mittel: Hopfenmehl, Kampfer, Bromid, Kalium und Duschen. […] Auf dem Gebiet der Kunst müsste diese mentale Hysterie oder dieses verdrießliche Vergnügen sich in Werken niederschlagen und die Bilder bannen, die es selbst hervorgebracht hat.

Четыре оборотня

Я знала, этот день придет. Шесть собачат покинули родной дом: два — в США, два — в Англию, один — в Новую Зеландию, один — в Венгрию. Собачата обещают быть настоящими церберами: у них добрый характер Найды и… высокий характер Ориона (это не пес, а чистокровный арабский жеребец).

* * *
Рождество мы проводили в провинции. Я много гуляла. Очень много гуляла.

— Линка, возьми собак.
— C какой кстати?
— Просто возьми, чтобы мне было спокойнее.
— А если они побегут? Мне следом бежать?
— Только, если хочется. Они знают, где живут. Я бы просто отпустил. Собаки вернутся. Не знаю, сколько потребуется времени, чтобы найти в Европе тебя.

У нас четыре цербера: Найда (собака Эмилианы), Орион (собака Илая), Майа и Арагон (кто догадается?). Взяла. Пошла. Я сосредоточилась на мыслях. Церберы заулыбались и унеслись во тьму. Отведать поздних зимних яблок?

От нашего кибуца до ближайшего поселения три спокойных километра по сельской дороге, но не в ту ночь. Возле меня остановилась машина. Я даже не успела испугаться. Вурдалаки в машине задумались. Понимаю: я тоже задумалась, куда бежать и добегу ли. Собачат давно отпустила, как советовал Майк и долгое время не видела. В машине открылась дверь, в душé сползла в пятки я, из темноты за моей спиной вдруг появились оборотни: все четыре — глаза горят, слюна течет, шерсть дыбом, рост… высокий. Дверь в машине захлопнулась, я подтянула упавшие джинcы и понеслась домой.

Я — кошатница… если не считать прогулок с собачатами.

What Is Wrong with Linda?

На этой неделе я узнала много нового и интересного о своей эндокринной системе.

Понедельник

— Линда, я не понимаю. У тебя что, отсутствует менструация? Я ни разу не видела в туалетном ведерке использованных прокладок или тампонов. Ты не бросаешь тампоны в унитаз? Ты молодая. У тебя ведь нет климакса?
— Тинхен, у некоторых климакс очень рано наступает.

Вторник

Любимый муж возит детей в детский сад. Ему не нравятся дороги. Он не доверяет любимой жене управление Григорием Александровичем. Жена не против. Нынче она разъезжает в шикарном мужнином «мерседесе» и одевается, цитата, как дива. Дива носит контактные линзы, одежду от дизайнеров и дорогую обувь. Потому что в бюро сухой воздух, дива идет в туалет с сумкой (глазные капли). Тинхен ликует:

— Ах, как неожиданно. Ты сегодня идешь в туалет с сумкой. Все сразу знают, в чем дело.
— Да неужели? Какие все догадливые ;)

Среда

Дива вдруг понимает, что ей хочется соленых крендельков и томатного сока. Дива закупается перед работой.

— Ой, Линда, ты беременная? Крендельки и томатный сок — соленое. Я так любила соленое, когда была беременная.
— Тинхен, у меня четверо маленьких детей.
— Четверо?! Где они в тебе поместились?! Ты такая тощая. От одного мужчины? Нет! Не может быть. Нет? Когда вы друг с другом спите, должно быть, гремят кости.

С нетерпением ожидаю четверга.

На Фейсбук за славой

Генри запостил в своем аккаунте на Фейсбуке две фотки. Понабежали белки, приумножили добро. Я внезапно приобрела сомнительную известность.

А это кто? Твоя подруга? Do you know how to get a guy who’s got a gf? А как ее зовут? I’ve never had sex with a guy with a huge dick. А зачем она тебе? Dump her, take me. А зачем очки? Скажи, чтобы сняла. А зачем она тебя обняла? Пьяная была, зацепилась, чтобы не упасть. А почему такая маленькая? Please date me. Allora ciao. А почему волосы короткие? The next time I see you I’ll fuck you. А как с ней целоваться? Неудобно же. Not her best angle. Ты посмотри, какие у него глаза. Tu es quelqu’un de très spécial pour moi. Да что глаза?! Ты посмотри, какие у него губы. Does your penis have a name? Забудь про губы! She’s too old for you. Я его летом в бассейне видела. OMG, I would totally do him. He does parcours. He wouldn’t do you, you loser. Какой у тебя рост? Do big guys have small dicks? Да не еврей он. ¿Nos vemos esta tarde? У него фамилия итальянская. I’ve seen him naked. Я тоже видела его голого. Тупица, в Италии живут сефарды. He’s got a friend who’s even more handsome than him. Мало ли, что говорит на английском? Er ist Ami, kein Italiener. Я тоже говорю на английском. Hey, I’m gonnа lock myself in the bathroom with a shower head for a week. Wanna catch me up and have some fun?

Прочитала треть комментов, оценила наличие разнообразности лингвистических познаний, испила вволю из источника скорби, вкусила вдосталь плодов гордыни, пала ниц, обратив свой взор к Каабе, бормочу вторые сутки непрестанно: „ברוך אתה אדוני“, — и крещусь справа налево, слева направо, сверху вниз и снизу вверх. It’s so disturbing. Бегу на Фейсбук за славой. Вернусь завтра.

В никуда

В здании с атриумом прошел вечерний утренник неблагополучных родителей с детьми. Я познакомилась с некоторыми из детей.

. Ко мне пришел Леон (10 лет) и сказал: „Хочу играть в Make ’n‘ Break“;
. ко мне пришла Анна (3 года) и сказала: „Guck, guck mal“;
. ко мне пришел Леви-Лука (4 года) и сказал… да ничего не сказал, он не умеет. Он ползает по столу, все разбивает, но не разговаривает (потому что его мать алкоголичка? потому что она курит? потому что она принимала наркотики, когда была беременной?);
. ко мне пришла Анна-Ленa (12 лет) и сказала… да тоже ничего не сказала. Сказал Леон: „Danny vögelt mit Anna-Lena, aber keiner darf es wissen. Es ist ein Geheimnis.“ (потому что ее мать алкоголичка? потому что она курит? потому что она принимала наркотики, когда была беременной?);
. ко мне пришел Дэнни (14 лет) и сказал… да тоже ничего не сказал. Ему все безразлично. Ему даже безразлично, что Анна-Лена забеременеет в 12 лет. Он безразличен его матери. Его матери безразличны все ее четверо детей, рожденных от ста четырех отцов.

А меня ломает… Что не так со мной? Эти дети родились без любви в никуда. У них никогда не было, нет и не будет никакого шанса.

Über kranke Menschen

                    SEVERIN
Du riechst so gut. Nach Campher und Eucalyptus.

                    LINDA
Was stimmt denn nicht mit dir?

                    SEVERIN
Wo soll ich anfangen? Ich bin ein kranker, kranker Mann.

                    LINDA
Das bist du.

                    SEVERIN
Du hättest doch zumindest so tun können, als wärst du mit meiner vernichtenden Schlussfolgerung nicht einverstanden. Wirklich, Linda. Wo ist nur deine hochgelobte Empathie abgeblieben?

* * *

                    LINDA
Ich habe letzte Tage intensiv an dich gedacht.

                    SEVERIN
Ehrlich? Wie kommt’s?

                    LINDA
Wenn ich im Büro in meinem Stuhl sitze, muss ich permanent eine Kaffeemaschine anglotzen, auf der „SEVERIN. Made in Germany.“ steht.

                    SEVERIN
Und mit mir stimmt was nicht, ja?

* * *

                    SEVERIN
Ich habe vor kurzem einen Bericht über russische Huren gesehen.

                    LINDA
Natürlich, was sonst? Wenn ich deinen Job hätte, würde ich Tag und Nacht die Pferde umarmen. Ganz bestimmt würde ich mir keine bescheuerten Berichte über russische Huren ansehen.

                    SEVERIN
Du bist ein bisschen wie eine dieser Huren.

                    LINDA
Wie bezaubernd von dir. Wie schmeichelhaft für mich.

                    SEVERIN
Warte doch ab, warte. Es geht um etwas ganz anderes, nicht um dein moralisches Ansehen. Eine der Frauen wurde gezwungen als Zwangsprostituierte zu arbeiten. Der Zuhälter hat ihren Pass entwendet. Sie wurde in ein winziges Zimmer mit anderen Frauen eingesperrt, dann hat die Polizei sie im Rahmen einer Ermittlung befreit. Sie wurden alle abgeschoben. Einige Zeit später ist die Frau wieder illegal nach Deutschland eingereist. Dasselbe Schema: Pass weg, Freiheitsberaubung, Zwangsprostitution, Abschiebung. Sie wurde anschließend gefragt, warum sie immer wieder zurückkehren würde. Welchen Sinn hätten ihre Taten? Wären zwei Abschiebungen nicht genug? Und sie hat geantwortet: „Ich habe gehofft, es wird besser. Ich habe gehofft, ich würde das nächste Mal mehr Glück haben.“

                    LINDA
Und worauf willst du exakt damit hinaus?

                    SEVERIN
Du bist auch so. Du hörst nicht auf zu glauben. Du willst helfen. Du wirst belogen. Du wirst betrogen. Du wirst ausgenutzt – und kehrst trotzdem immer wieder zurück.

                    LINDA
Ja. Weil ich dumm bin.

                    SEVERIN
Nein. Weil du gutmütig bist.

                    LINDA
Und was bringt mir diese Gutmütigkeit?

                    SEVERIN
Dir vielleicht nichts. Mir – umso mehr. Wegen dir kann ich wiederrum hoffen.

Про работу в ХБО

О, с какой сосредоточенностью, терпением и незамутненным разумом взглядом складывала я сегодня на работе оригами из салфеток. Какими идеальными были изгибы, каким симметричным опахало веера.

* * *
Несколько недель после подписания полугодового контракта мне хочется подвести итоги. Здесь я подвожу итоги. Стиль: элегантный, литературный.

Тинхен о религии

— Линда, я не знаю, ты уже привыкла к немецким традициям?
— Тинхен, я живу в Германии больше тридцати лет. Я — немка.
— Русская?
— Немка.
— Ну, я даже не знаю… Ты уже привыкла к немецким рождественским традициям? 22-го ноября в Германии празднуют Воскресенье Мертвых, протестантский праздник, во время которого родные и близкие вспоминают усопших добрым словом. В церковном календаре этот праздник называют к тому же Вечным Воскресеньем в назидание живым, чтобы они не боялись смерти. Бог — вечность.
— Тинхен, мне это известно. Я праздную почти такие же праздники, как и протестанты. Я — римская католичка.
— Русская православная?
— Римская католичка.
— Русская православная?
— Римская католичка.
— Русская православная… Мне нравится, как они себя называют… пра-во-слав-ные. Как будто у них все в порядке.
— Тинхен, ты меня не понимаешь? Может быть, мне говорить медленнее, чтобы ты меня поняла? Я не русская православная. Извини. Я — римская католичка. Протестанты празднуют почти такие же праздники, как и католики. Мы празднуем по григорианскому календарю, православные — по юлианскому календарю неделю позже.
— Ну, я даже не знаю, я — атеистка. Я в Бога не верю. Мой отец был в профсоюзе. А ты знаешь латынь?
— Тинхен! Римская ка-то-лич-ка. Академик. Лингвист.
— А-а-а. Ну да. А твой муж тоже русский?

Здание с атриумом

Сотрудники фирмы мужа вынесли однозначный вердикт: самое интересное в моей новой работе — отреставрированное здание с атриумом, в котором находится мое бюро. Летом в этом здании проходит обучение оперных певцов. Здание построено по всем правилам акустики. Когда уборщица кочует со своим приданым с одного этажа на другой, в атриуме гремит, ухает и грохочет, как если бы мимо проезжал военный конвой или пролетал истребитель. Здоровая альтернатива утреннему кофе.

* * *
Здания с атриумом, в которых бывал мой муж, легко узнать. После его визита в коридорах вдруг появляются камеры наблюдения, двери с автоматической блокировкой и электронные замки. Эти меры предосторожности показались моему мужу в этот раз недостаточными, поэтому сегодня мы с коллегой Тетраодоном, известной в миру под именем Тинхен, прослушали лекцию о манере поведения в случае экстремальной ситуации и приняли участие в семинаре о методах противопожарной защиты. Ах, с какой изящностью и непринужденностью мы теперь используем пожарные баллоны.

Тетраодон о причинах ненависти

— И тогда я научилась ненавидеть русских по-настоящему…
— Что так?
— Так. Когда я увидела, сколько у них привилегий. У меня трое детей, я тебе уже рассказывала. Так получилось. Я никогда не хотела детей. Когда мне было четырнадцать лет, умерла моя мама. Через два года папа привел в дом новую женщину. Мужчины по-другому не могут. Она была настоящей мачехой. Мой сводный брат на четыре года моложе моей старшей дочери. Он никогда не давал мне покоя. Я спала, а он приходил и бил меня по голове игрушками. У меня трое детей. Я ими горжусь. Из них получились хорошие, приличные люди. Я хотела — давно, еще в ГДР, когда мы жили возле русской казармы — купить штанишки своим детям. Каждому — по паре штанишек. Понимаешь? У меня трое детей. Каждому — по паре! А мне продали всего две пары штанишек. И тогда я увидела, как в магазин приходят русские женщины, не стоят в очереди, с черного хода, и им продают штанишки. Столько, сколько им надо. И тогда я научилась ненавидеть русских по-настоящему…

…и спать, спать, спать

О, боги кельтской триады, какое же это блаженство уснуть в объятиях мужа одну секунду после оргазма и спать, спать, спать. Проснуться, прижаться к мужу и спать, спать, спать. Проснуться, обнаружить, что муж кормит сына и спать, спать, спать. Проснуться, обнаружить, что муж пропал, но из кухни раздается грохот и спать, спать, спать. Проснуться, обнаружить вокруг себя детей и спать, спать, спать. Проснуться, позавтракать в постели идеально вареными яйцами с жидким желтком, хрустящими тостами с клубничным вареньем, апельсиновым соком и горячим чаем — и спать, спать, спать. Как же мне хорошо. Как же я люблю Мишку.

* * *
Как же я благодарна герру Альбрехту за то, что положил конец канализационной одиссее.

В Задиванье. Котикам.

Здравствуйте, Котя и Федя!

Во-первых строках своего письма спешу вам сообщить, что унитаз течет и плещется. С полдевятого утра я бегаю по ремесленникам. Ждала больше часа. Дождалась самого шефа. Шеф меня обрадовал: забито не у нас, забита труба между этажами. Шеф удивляется, почему Женевьева с Минкой молчат, потому что если уплываем мы, они уже давно уплыли.

Родной мой Федя, я валяюсь в обмороке. Изредка прихожу в себя. Иммануэль сохраняет спокойствие. Орион любопытствует. Гетера смывает подарки. Арабские подростки чахнут. Новая коллега надулась тетраодоном.

В два часа у меня важная деловая встреча, которую я не могу отменить. Вылезай из Задиванья, свет мой Федя, не трусь. Утешь меня добрым словом.

Крепко пожимаю лапы,
ваша Линда

Über Herrn Albrecht

Сейчас забьюсь, гнусно захихикал унитаз в гостевом туалете — и забился. Он давно намекал на прекращение деловых отношений. Из взрослых мужчин дома были только Федор Иннокентьевич и я. Унитаз квакнул, Федор Иннокентьевич струхнул. Костя и Нико замахали крыльями и начали наперебой давать советы. Я помахала вантузом, плеснула дезинфекционного раствора и уничтожила полчища унитазной фауны. Унитаз взревел и издал в отместку неприличный звук. Вода поднялась. Я вычерпала воду, поникла духом и включила ноутбук. Следующие пятнадцать минут мы провели в беседах с приятной теплой водой. Безрезультатно. Унитаз глумился. Вода отказывалась от сотрудничества. На небе загорались звезды. В самолете переживал Майкл.

Когда медвежатам наскучил спектакль „Дульсинея сражается с санитарно-техническим приспособлением“, они уснули. Я прилегла рядом, но проснулась от веселого бульканья. От банкира с гетерой пришла посылка пленительного вида, запаха и консистенции. Банкир и гетера в припадке великодушия отправили посылку четыре раза. Вода превратились в смердящую жижу. Часы показывали полчетвертого. Я накинула куртку и пошла на третий этаж. Банкир открыл дверь в майке и трусах (наверное, хотел интенсифицировать наши соседские отношения). Я была мила и любезна. Банкир был груб и враждебен. Не могли бы вы не смывать по десять раз, ваше говно всплывает в моем унитазе, галантно попросила я. Нет, этому не бывать, я живу здесь восемь лет и еще ни разу не засорял унитаз, видите, я устал и хочу спать, гордо отчеканил банкир и отдал мне честь по-военному, хотя из достоверных источников известно, что в армии он ни дня не служил.

До полвосьмого я вычерпывала воду. Глаза слипались. Надежда таяла. Боги унитазов — увы! — меня не любят.

Боги ремесленников однако мне благоволят. Ко мне приходят исключительно чертовски красивые, высокие и приветливые ремесленники, такие как герр Альбрехт и его внук Томми, которые приехали в десять утра после звонка герра Шрёдера. Герр Альбрехт совсем не походил на дедушку. Он был моложав, обаятелен, умен и разговорчив. Скажите, вы — мой спаситель, спросила я у герра Альбрехта и описала рукой полукруг. Да, я — ваш спаситель, ответил герр Альбрехт и пожал своей грубой рукой мою руку. Это было честное, располагающее рукопожатие.

Герр Альбрехт проворно работал, задавал вопросы и рассказывал о себе. Он рано стал отцом и дедом, жил до знакомства с женой в Шверине и часто ездил по делам в Росток. Его дочь заболела и лежит в постели с тяжелой простудой, а жена занята, поэтому он привез с собой Томми. Томми — шесть лет. Один год (с двух до трех лет) он провел в больнице и плохо слышал на правое ухо. Томми молчалив и застенчив, но любит яблоки и кошек. Герр Альбрехт тщательно следит за языковым развитием своего внука. Один из его коллег — российский немец из Омска, у которого русский акцент, но не совсем русский, т.к. у российских немцев существует множество собственных диалектов. В школе герр Альбрехт учил русский и увлекался историей.

Честно сказать, мне совсем не хотелось отпускать герра Альбрехта, когда работа была сделала. Я давно не встречала такого восхитительного собеседника, но Томми наскучило общение с церберами.

* * *
Ну улице — снег. Мишка с медвежатами идут гулять. Да, Мишка уже приблудился :)

P.S. Посчитала, сколько раз я упомянула герра Альбрехта. Заметно, что он мне о-о-очень понравился?

Volksfeinde

В бюро депутата, с которым мы сотрудничаем шесть лет и в прошлом году организовывали предвыборную кампанию, сегодня ночью разбили кирпичами все оконные стекла и написали черной краской на стенах фасада „Предатели Родины“. Возле бюро — филиал гамбургской евангелической службы по вопросам юных мигрантов, для которой я раньше оказывала услуги устного и письменного перевода. Напротив бюро — штаб-квартира федеральной христианской организации, на которую я с завтрашнего дня буду работать. В ста метрах — полиция. Везде камеры видеонаблюдения.

Здание, в котором я буду находиться каждый день — в 10 минутах ходьбы. Здание, в котором я буду находиться два раза в неделю — в 25 минутах ходьбы. Майк молчит, но я знаю, что он думает.

Хорошо начинается…

Je suis Paris

Милые люди, простите! Простите меня, что поранила ваши добрые сердечки своим убогим, мерзким текстом. Мне очень жаль. Мне очень стыдно. Я отдаю себе отчет в том, что вы меня осуждаете. Я не такая сильная, чуткая, отзывчивая, как вы. Моих предков не убивали просто так в России, моих родных не убивали просто так в Таджикистане, мои друзья не возвращались к своим женам, детям и родителям в гробах, мой муж не получал ранение в Ираке, а брат не рисковал своей жизнью в Югославии, Афганистане и Южном Судане. Я — беспечная дрянь и психопатка. Я много раз порывалась, но так и не смогла произвести на свет еще одну кучу патетического говна и воткнуть в нее французский флаг. Я понимаю, как вам, живущим за тысячи километров и непричастным к этому чужому горю, сейчас тяжело, и как вы скорбите, сидя в теплых сортирах на комфортных унитазах с планшетиками в дрожащих ручонках. Я вам верю, понимаете? верю безоговорочно, а сто двадцать девять душ, уничтоженных в мгновение ока, вам наверняка бесконечно благодарны. Позвольте, я просто молча побуду рядом, посмотрю пафосные репортажи, послушаю лживые речи, почитаю высокопарные посты и подожду, когда пройдет ваша вселенская скорбь, когда утихнет ваша лицемерная боль, и закончится время вашего декоративного траура. Дня через два или даже три.

Не серчайте, прошу вас, и ещё — идите вы нахуй, милые люди!

#ficken vs. #thehungergames

                    ЛИНДА
Я не знаю, кто такие Джессика Лоуренс и Лиам Хемсвуд.

                    ЛАПОЧКА
Дженнифер Лоуренс и Лиам Хемсворт. Актеры из фильма „Голодные игры“.

                    ЛИНДА
Не читала, не стану читать. Не смотрела, не стану смотреть. Нет времени.

                    ЛАПОЧКА (злобно)
Реже ебитесь, появится время.

                    ЛИНДА (добродушно)
Всех книг не перечитаешь, всего голливудского говна не пересмотришь. Ты что-то не поняла, Лапочка. Наши попытки эффективного использования времени, справедливое разделение труда и сознательное ограничение социальной активности направлены исключительно на повышение качества, количества и частоты ебли. Понимаешь?

Думать о нем, тосковать, ждать с нетерпением. Погрузиться в него, как в свет. Скинуть на пол заботы. Почувствовать зарождение тепла внизу живота. Утонуть в его глазах, в его запахе, в его объятиях. Быть влюбленными, свободными, настоящими. Быть вдвоем во всей Вселенной. Всего то. Пока мы не насытились любовью, пока мы испытываем желание, пока близость такая пронзительная, жаркая, сладкая, мы будем ебаться. Послушай, мы примитивные: мы утоляем наш голод оргазмами. Пока его тело дарит мне наслаждение, пока моя кожа истончается от его ласк, пока мое лоно становится горячим и податливым, мы будем ебаться. Лишь бы к нему прикоснуться. Припасть губами к его вискам, его векам, его шее. Целовать ему пальцы, ключицы, грудь. Терять чувство времени и пространства. Ощущать его в себе. Абсорбировать эмоции. Растворяться. Вздрагивать, пульсировать и содрогаться от рыданий. Засыпать, видеть сны и сразу забывать.

Он — жизнь. Я им живу. Я им дышу. Мне безразлично, кто такая Китнис.

How to Communicate Effectively

У моего хорошего знакомого недавно опять случился рецидив мизантропии. Он пообещал одной из психопаток детской площадки, что оторвет ей руки и засунет фотоаппарат в жопу, если она еще раз направит объектив в сторону его детей. Мой знакомый продемонстрировал при этом прогрессивный уровень владения нецензурного немецкого языка и придал своему обещанию элегантную лирическую форму. Я была дома. Настучали психопатки. Пришла в раздражение, подумала, остыла. Поцеловала, обняла, довела до оргазма. Новую площадку искать не стала, все равно скоро переедем. Знакомый улыбается, подбрасывает меня до стратосферы, охотно общается. Дети знакомого гуляют по округе, играют во дворе в футбол с охламонами, прыгают на трамплине, здороваются с солнышком, птичками, деревьями, готовятся к марафону с церберами и совершенствуют приемы рукопашного боя с котами. Все довольны, включая гениального фотографа с сиськами, любителя запостить чужие фоточки в личный бложик.

А вы суете свои фотоаппараты в лица незнакомых людей? а зачем? а почему вам не стыдно?

Про подколодную искренность

Я стояла в магазине Rossmann и рассматривала фотографии, когда сзади подползла моя дорогая подколодная одноклассница и восторженно прошипела на ухо: „Ах ты, божечки, какая клевая фотка. А Мишка, Мишка такой красивый, совсем молоденький. А ты, ты такая толстая. А он на тебя смотрит — влюб-лен-но. Сколько вам здесь? Двадцать? Как быстро летит время. Старые фотки распечатала?“ Я переступила через лужу, которая внезапно образовалась у моих ног, потерла звенящее ухо и посмотрела на дорогую подколодную одноклассницу. Мне очень хотелось ткнуть ей кулаком в рыло, но я сдержала благородный порыв души, застенчиво улыбнулась и ответила: „Да, старые фотки распечатала“.

Я очень люблю эту старую фотографию. На фотографии у Майка выражение лица, как у Иванушки-дурачка. Он выглядит совсем молоденьким, потому что начал бриться начисто и перестал стричься коротко. По мне видно, что судьба свершилась, что жизнь не удалась, что все хуже некуда: муж не трахает, дети не слушаются, коты не уважают. Все, как всегда.

Фотография снята за три недели до рождения Иммануэля. Она очень светлая. Счастливее нас никого не было. Безмятежная молодость…

О вреде длительных командировок

Майкл тих и прекрасен. Часто вздыхает. Пока его не было дома, я занималась самодеятельностью, именуемой в простонародье ебаным католическим гуманизмом.

Во-первых, я нашла для медвежат новый детский сад. Поближе к дому и не такой дорогой; без обучения русскому языку, зато с музыкальным уклоном. Костеньке и Коленьке детский сад пришелся по душе. Пианино вечерами не затихает. Милочка в раздумьях, но уже поведала соратникам имена и биографии знакомых лошадок, попыталась пристроить Иммануэля, показала фотографии Коти с Федей, угостила печенками и поделилась с воспитательницами мыслями о временных финансовых затруднениях, в связи с которыми она оказалась в такой безутешной нищете.

Во-вторых, меня нашла христианская благотворительная организация, с которой я сотрудничаю всякий раз, как только Майкл потеряет бдительность. С конца ноября я буду вести семинары по проблемам прав человека в исламе для немцев и преподавать немецкий язык арабским подросткам. Сначала мне обещали афганских подростков, и я две недели копалась в книгах на персидском языке, заражая своим энтузиазмом Сашу, который хочет знать все сразу сейчас же. Потом мне подсунули арабских несовершеннолетних подростков, которые получают в Германии особый статус и разрешение на постоянное пребывание в стране.

Когда я покраснела и призналась, сколько мне будут платить, у Майкла перекосилось лицо. Майкл меркантилен. Его немного волнует будущее четверых медвежат. „Куда ты станешь девать моего сына, альтруистка?“ — злорадно поинтересовался Майкл и отстранил меня от себя. Я стеснительно захрюкала. (В здании располагаются три проекта: детская группа, подростковая группа, пенсионеры. Определю к пенсионерам, будет всегда под боком.)

В это время сын Майкла раскинул ручки, уперся головкой в одеяло, приподнял попу и попытался не то уползти, не то подпрыгнуть. На месте, по кругу. Огорчился, что ничего не получается и облобызал одеяло. Иммануэль не умеет лежать спокойно. Иммануэль торопится вырваться из колыбели. Он совершает плавательные движения, крутится и вертится. Он кряхтит, скрипит, пыхтит, закладывает в рот пальцы и издает такие звуки, что материнское драконье сердце подскакивает и тает. Его любимые собеседники — погремушки и коты. Когда Иммануэль видит своего папу, он визжит от радости.

Папа же Иммануэля отлучил меня от тела и выселил на другой конец дивана, реагирует исключительно на „Wanna fuck?“ и общается со мной посредством оргазмов, от чего я тоже становлюсь тихой и прекрасной. Часто вздыхаю.

心中

Когда я призналась, что в пятницу мы уезжаем на неделю к лошадкам и забираем с собой собак, Екоторина Змеевна и Федоp Иннокентьевич решили совершить японское ритуальное самоубийство двух влюбленных по договору.

Федор Иннокентьевич забрался на кошачье дерево, открутил там непостижимым образом конец сизалевой веревки, намотал на шею и попытался повеситься. Хорошо, что дома был Генри. Потолки высокие, я бы не достала. Генри освободил хрипящего Федора Иннокентьевича из петли. Федор Иннокентьевич в отместку эпилировал ему руку, сиганул по спине сначала на стол, потом на пол, перелез через диван и брякнулся в бункер, где упал в обморок и весь вечер находился под строгим наблюдением сестры Эмилианы в закрытом отделении эльфийской клиники.

В это время Екоторина Змеевна полезла на оконную сетку на кухне. Конструкция не выдержала веса хрупкого кошачьего тельца и рухнула. Екоторина Змеевна закрутилась в сетку, повисла на фасаде как мешок картошки и взвыла благим матом. Со страху я перелезла через диван, брякнулась в бункер и упала в обморок рядом с Федором Иннокентьевичем. Затем привела себя в сознание нюхательными солями и пошла искать Екоторину Змеевну по звуку. Я затащила орущую Екоторину Змеевну домой. Она сняла мне скальп и украсила плечо затейливыми орнаментами.

Рихард категорически отказался присматривать за горе-самоубийцами, поэтому я купила умильное клетчатое пальтишко и пошла к Женевьеве с Минкой. Гриффон Минка спокойно выслушала мою просьбу, надела пальтишко, перелезла через диван, брякнулась в бункер и упала в обморок. Женевьева принесла жертву каким-то свирепым богам и согласилась ежедневно навещать и подкармливать злодеев. Екоторина Змеевна и Федор Иннокентьевич организовали акцию кошачьего неповиновения и наблевали на мое любимое покрывало.

It Was All Done in the Name of Love

All that was sensitive and delicate, you attacked. All that was alive, you tried to smother.

Что общего у Федора Иннокентьевича и Максимилиана Теодоровича? Верно, спектакль „Осенняя соната“ по Ингмару Бергману.

You said my hair was too long and you had it cut short, it was hideous! Then you thought that I had crooked teeth, and you got me braces, I looked so grotesque! You would buy me books and I would read them and not understand them, and you would make me talk about them, and I would always be afraid that you would show up my stupidity.

В конце марта мы с Рихардом ходили в Немецкий театр на премьеру „Осенней сонаты“ с Коринной Харфух и Натальей Белицкой в главных ролях. Спектакль мне очень понравился, и я все хотела о нем написать, но находила занятия более интересные.

I’m seized by fear and see a horrible picture of myself. I have never grown up. My face and my body have aged. I acquire memories and experiences but inside all that I haven’t even been born. I can’t remember any faces not even my own.

Вчера я искала у Д. в журнале один, а нашла совершенно другой пост. Д. тоже ходила на „Осеннюю сонату“. Только на полгода раньше и в Москве. Спектакль ей понравился, и для меня отпала необходимость о нем писать. Д. сумела подобрать нужные слова.

The mother’s injuries are to be handed down to the daughter. The mother’s failures are to be paid for by the daughter. The mother’s unhappiness is to be the daughter’s unhappiness. It’s as if the umbilical cord had never been cut.

Сегодня я полезла на сайт Немецкого театра и случайно выяснила, что спектакль все еще можно посмотреть. Я сошла с ума и купила четыре предпоследних билета.

Are the daughter’s miseries the mother’s triumphs?

В воскресенье мы идем на „Осеннюю сонату“. Yay! А виноваты во всем Ф.И. и М.Т..

[Английский текст — цитаты Эвы и Шарлотты]

On the Origin of Species

Elementary, my dear Watson. Если он — козел, то ты — коза. А ты думала, ты — богиня? Богини с козлами не скрещиваются. Богини не барахтаются в дерьме возле помойки, приводят козлов домой, приглашают в себе кончить, а потом отмывают в мыльной воде. Нет, о нет! Если он — козел, то ты — коза, если он — долбоеб, то ты — долбоебка, если он — мудак, то ты — мудачка. Не льсти себе.

Бертхильд и кризис среднего возраста

Бертхильд внимательно посмотрела на плавающего в ванне Пупсика и поняла, что ни его лысина, ни красноватый цвет лица, ни круглый живот больше не вызывают в ней благоговейного трепета и не оказывают благоприятного влияния на функцию бартолиновых желез. Бертхильд поужинала одним сухарем, двумя ложками обезжиренного творога и тремя кусочками огурца, пробежала сорок километров на домашнем тренажере, прочитала несколько страниц романа „Муж и жена“ Цруи Шалев и решила завести себе молодого любовника. Почему-то тайно, почему-то о любовниках не кричат с крыш домов, обезумев от счастья.

Однажды после работы Пупсик пришел домой и обнаружил Бертхильд, совершающей самые неожиданные телодвижения на мужчине, который годился ей в сыновья, а Пупсику — во внуки. Бертхильд было очень хорошо. Пупсику стало плохо. Пупсик собрал чемодан с трусами, уехал в Польшу и подал на развод. Пупсик обиделся. Удивительно. В свое время он изменял жене с Бертхильд.

* * *
У истории есть отвратительное продолжение, но пока мне даже думать об этом продолжении неприятно, не то что писать. С Бертхильд мы расстались недругами. Я погуляла по немецким форумам (мамочка родная), потом по русским (Боже, спаси и сохрани), подавила в себе рвотный рефлекс и желание полнейшей аннигиляции. Медитирую.

Очень помогают звезды в небе, запах поздних осенних роз, эльфийские васильковые глаза, крепкие Мишкины объятия, бархатные кошачьи ушки и мягкая собачья спинка.

Адмирал и Лапочка

После того, как адмирал познакомился с Лапочкой, он посадил жену c ребенком на шею своих родителей и примчался на крыльях постоянной прописки в Москву. Родители Лапочки разволновались. Им не терпелось выдать промискуитетную 28-летнюю Лапочку замуж.

Первые десять лет жизни Лапочки ее папочка никак не мог решить, с кем ему хочется жить: с женой и двумя сыновьями или с молоденькой любовницей и дочкой. Он приходил и уходил, приходил и уходил, приходил и уходил. Когда сыновья выросли, они вывели папочку из квартиры под белы лапочки. Папочка внезапно осознал, что безумно любит любовницу и наконец-таки женился.

* * *
Когда Адмирал предложил Лапочке руку и ногу, она всхлипнула и поведала сокровенную тайну. „Линн, кажется, я его люблю“, — томно чирикала Лапочка мне на ушко. „Наслаждайся“, — урчала в ответ я, чтобы избавиться от Лапочки. „Хуевая какая-то любовь, если она ей только кажется“, — бурчал Майк, привязывая к люстре нашкодивших Катценбург и Рожароссу.

Влюбленный кавалер не мог долго ждать и настоял на скромной церемонии: „Лапочка, давай просто распишемся. Я не хочу, чтобы ты нервничала и переживала из-за приготовлений к свадьбе“. Лапочка проглотила обиду и согласилась. Заветная печать в паспорте маячила на горизонте. Свадебным нарядом Лапочкe послужили блузка и джинсы.

* * *
„А что ты такая толстая стала? Думаешь, мне приятно ебать твою жирную тушу?“ — проникновенно поинтересовался Адмирал после того, как Лапочка бросила работу, прочно аннексировала диван и начала каждый день готовить то теленка, то поросенка, то индюшонка.

* * *
„Я — не алкоголик. Сама лечись. Да, я был в стрип-клубе. Ничего нет страшного в том, что после работы мне хочется расслабиться и посмотреть, как танцуют красивые девушки“, — нервно верещал Адмирал, приладившийся каждый вечер напиваться в стельку.

* * *
„Никаких детей! Если забеременеешь, я своими руками сделаю тебе аборт. Я знаю, каково это — вырастить ребенка, который живет в нескольких сотнях километров от меня и которого я никогда не вижу„.

* * *
У Лапочки — большое горе. Она беременна. Адмирал в недоумении: „Я не понимаю: как? как? ну, как это могло произойти?“ Я бы объяснила, но мне невыносимо тоскливо.

Evolution in Progress

НЕЗАДОЛГО ДО СВОЕГО ДНЯ рождения Генри сдал экзамен и получил временное удостоверение — Prüfungsbescheinigung zum „Begleiteten Fahren ab 17 Jahren“. Целый год он обязан водить машину исключительно в нашем сопровождении. По истечении испытательного срока ему выдадут постоянные права.

Теперь он согласен возить меня даже по педиатрам, бутикам, зоомагазинам, деревенским рынкам и антикварным галереям.

* * *
В августе Саша работал на общественных началах с беженцами в Старом Моабите. В октябре он начинает учиться на юридическом факультете в университете имени Гумбольдта. Через пять лет он получит три диплома: немецкий (Staatsexamen), британский (LL.M) и французский (Master).

Майк, Илья и Северин советуют Саше учить китайский, однако он воспылал любовью к арабскому. На прошлой неделе я обучила его арабскому алфавиту, специфическим персидским буквам и диакритическим знакам. На этой неделе мы закрепляем пройденное чтением.

سَلِيم — سَلْمِى — سَبْهَا — سُورِيَا — سِنْدَبَاد — إِبْنُ سِينَا — بُور سُودَان — أَسْوَان — إِسْكَنْدَر — مُسْلِم — بُرْبُس — إِدْرِيس — سَمِيرَامِيس — بَانْيَاس — مِكْنَاس


* * *
Мне нравится новый этап эволюционного развития двух охламонов и та роль, которую они отвели в нем мне. Вот только вместо того, чтобы упаковывать вещи к переезду, я сижу на полу возле книг и читаю „Clause Structure and Word Order in Hebrew and Arabic“.

Пробудившись ото сна, лингвист ликует.

Say Cheese!

НЕДАЛЕКО ОТ НАШЕГО ДОМА — пустырь, на котором буйствуют одуванчики, трава и деревья. На пустыре коты обычно закапывают органические удобрения, а соседка собирает грибы.

Недавно на этом пустыре материализовалась толпа не то североафриканцев, не то персов. Толпа состоит человек из десяти. На невесте (я предполагаю, что это невеста) — белый свободный балахон с капюшоном, подол которого обшит зеленой лентой; еще две зеленые ленты прикреплены вдоль застежки, их концы перекрещиваются между лопаток и опускаются на спину. Подруга невесты предпочла элегантное полупрозрачное платье. Мужчины облачены в костюмы. Один из них зеленеет на всю округу своей рубахой. Наверное, с целью распространения доброжелательной атмосферы среди свадебной толпы (я предполагаю, что это свадьба).

На краю пустыря возвышается разрушенная стена. На стене сидит Куки (я предполагаю, что это Куки) и создает помпезный фон: то лапу до облаков задерет, то уши сполоснет, то хвостом помашет. Свадебная толпа проводит фотосессию.

Мне уже минут пять как названивает Майк, а я не слышу, потому что стою за шторой с чашкой, ем арбуз и партизаню. Нет, не подумайте, что из праздного любопытства. В такие моменты во мне просыпается этнолог и шепчет про гранит науки.

В доме напротив один из ангелов уже минут двадцать как моет небольшое окно и делает вид, что он-то не партизанит.

Катценбург скачет по подоконнику и требует кулинарных пожертвований.

Вечером пойдем гулять и подробнее расспросим Куки.