לשנה תובה תכתבו

Воскресный медвежий день был особенно праздным.

Утром медведи посетили католическую мессу, нанесли очередную душевную травму молодому священнику и благословили всю общину: — Пусть Б-г благословит вас как Эфраима и Менаше. Пусть Б-г благословит вас как Сару, Ривку, Рахель и Лею. На безупречном иврите.

Прихожане слегка испугались приятно удивились. Некоторые упали в обморок, но быстро пришли в себя от религиозного потрясения и разбежались по домам, окрыленные надеждой.

* * *
Вечером медведи дождались иудейского нового года.

Милка, взвизгивая от радости, зажгла свечи, прикрыла глаза ладошками и произнесла слова освящения.

Я испекла круглую халу с изюмом и коврижку с шоколадной стружкой. Майк приготовил курицу в меду и начинил карпа фаршем из трех сортов рыбы.

Ничего более вкусного я не пробовала. Я! Я обычно не притрагиваюсь к карпу.

Медведи помогали нам резать овощи: оранжевые перцы, зеленую фасоль и кукурузу для салата, красные печеные перцы для салата с тунцом и каперсами, свеклу для салата с заправкой из подсолнечного масла и апельсинового сока, батат для запеканки, морковь для цимеса, израильские кабачки и помидоры.

Фруктовый десерт не занял много времени: айва в сиропе с ванилью, финики, гранаты, инжир и яблоки.

Родители привезли цистерну меда, медведи в ней сполоснулись.

* * *
За столом Милка всё освятила и всех благословила. Обняла. Расцеловала. Зачитала Аароново благословение на гэльском. Пропела Апостольский Символ веры на английском — и предложила нам не стесняться.

* * *
Я уверена, что 5777 год будет сладким и счастливым, легким и добрым. Не может ни быть, когда тебя окружают свет, любовь, взаимопонимание и ласка.

Два месяца. Две недели.

Три медведя-феодала укатили с бабушкой и дедушкой на Остров Облаков предаваться досужему земледелию, а мы снова вчетвером — и эта тишина упоительна.

Солнечная девочка празднует два дня рождения: два месяца со дня появления на свет, когда у нас родился крохотный Светлячок и две недели, как мы официально принесли домой хрупкую Соле, в которую влюбились по самую макушку.

Спит она крепко. Кушает с аппетитом. Округляются ручки и ножки.

Изучает нас вдумчиво. В порыве благоволения показывает язык.

Где найти слова, чтобы описать любовь, нежность и безмерное обожание, которое мы испытываем к ней с момента ее возникновения, если от счастья мучительно ноет душа, щемит сердце, перехватывает дыхание и на глаза наворачиваются слезы?

Моя пташка. Мой ангелочек. Мой лучезарный василек.

Целых семь светлых дней

Целых семь светлых дней нас семеро.

Некоторые из нас почти не спят, но младенца из рук не выпускают. Иногда мне удается выхватить Светлячка из папиных объятий и накормить, но расстается он с ней без всякого энтузиазма, с мрачным выражением лица. Ночью кормит сам.

Если я мою или переодеваю ее, отпихивает меня бедром от пеленального столика и ласково советует: – Иди поспи. Не вертись под ногами.

Спать одной мне не хочется, поэтому пока медведи резвятся в детском саду, мы спим вчетвером: Фасолька на Мишке, Бурундучок под боком, а я у него за спиной, пытаясь обнять и прижать к себе накрепко это мое счастье.

Слов почти нет, но есть много-много любви и нежности.

Ceud Mìle Fàilte!

Караул! Мой муж влюблен в другую.

Губы папины, брови папины, ресницы густые длинные — папины, глаза большие ясные — папины. Взор проницательный. Хватка железная: поймает за палец и не отпускает.

Господи, дай ей здоровье папино, характер папин, доброту, сердечность и силу. Его свет в ней уже горит.

Хрупкая, как доверие. Нежная, как утренний сон. Сладко зевает, сладко морщит носик, сладко чирикает ангелам.

Пахнет летней ночью, теплым дождем и земляникой. Раем пахнет. Счастьем лучезарным.

Перевернула нашу жизнь upside down семь недель назад. Поселилась в нашей спальной в пятницу вечером. Мы дружно оросили ее слезами, зацеловали и заверили в любви. Спит на папиной груди. Дружит с Илаем.

Светлячок, Крошечка Соле, Солька-Фасолька, наша солнечная девочка.

Фасолька дома!

Майк подарил Милке зонтик, который меняет цвет под дождем. Когда идет дождь, она триумфально тащит зонтик перед собой и восторгается метаморфозами. Домой приходит промокшей.

Счастлива как снусмумрик.

* * *
Три дня вела с братьями феодальный образ жизни на Острове Облаков. Обнималась с лошадками, тискала щенков Тэмми, целовала котят Хуцпы и нагоняла страху шотландцам; свалилась с самоката в лужу и разбила коленку, о чем не преминула сообщить по Скайпу.

Мы с Майком были в первый раз за долгое время наедине: не в Черной дыре, где еле могли дышать, а в спокойной, безмятежной радости.

Илай тусовался в пустой коробке с неведомой зверушкой жирафозеброй. Она клевая, с длинной полосатой шеей и бряцающими обручами.

Two Little Monsters

Наши монстрики*, Мили и Мара, — самые волшебные, чудесные и разумные монстрики Млечного Пути. Period!
__________
*Монстриками эти девочки стали с легкой руки Дилана.

Me: My sweet, nice, pretty elves…
Dylan: Elves? Are you kidding me? These two? These two are little monsters.

* * *
Пока мы смотрим с балкона в ожидании Мары, Мили глаголет истину.

Mili: Mummy, did you know Dylan is Mara’s guardian angel.
Me: No, Mili, Dylan is Mara’s guardian. That is something different. A legal guardian is a person who cares and makes decisions for a child. Guardian angels are God’s messengers who protect you and guide you and give you strength to live your life happily.
Mili: But that is exactly what he does, right? He protects her. Like daddy. So, he is an angel as well.

Right! Кем еще может быть сын волны? Самым настоящим ангелом! Просто забыл, что он — ангел. Свалился во сне с Небес — и забыл. Ну не бывают простые смертные такими сумасбродными, бестолковыми, теплыми. И улыбаться, и смеяться, и обнимать так не умеют — всем собой, без остатка.

Смешно даже! Как я могла сомневаться?!

* * *
Сидят в стенном шкафу, встречают Шаббат. Они сейчас каждый день встречают Шаббат. Как увидятся, так сразу бегут в стенной шкаф — навстречу Шаббату.

Обмениваются иберо-иудейскими и ашкеназскими традициями. Мили популяризирует среди Мары немецкий. Мара популяризирует среди Мили итальянский. Делятся заботами. Примеряют мои туфли. Крадут по всей квартире светодиодные свечи. Мили торжественно выкрикивает: Our Father who art in heaven, hallowed be thy name. Мара возмущается: What father? !בָּרוּךְ אַתָּה אֲדֹנָי אֱלֹהֵינוּ מֶלֶךְ הָעוֹלָם

Любовь и согласие в стенном шкафу изредка прерываются подзатыльниками и побоями.

Свечи благословили, апельсиновым соком обувь сполоснули, хлебными крошками паркет посыпали, ведут светскую беседу, которая возможна только в нашей действительности:

Мара: Ничего особенного! Дилан тоже дерево.
Мили: А какое он дерево?
Мара: Дуб. А какое дерево Линда?
Мили: Липа.
Мара: Как Бавкида и Филемон.
Мили: Кто?
Мара: Греки. Они любили друг друга. Их любили боги. А потом они умерли и стали деревьями.
Мили: Да, но мама и Дилан не умрут!
Мара: Нет, конечно. Они же уже давно — деревья!

Я теряю дар речи. Дилан ржет. Дверь стенного шкафа приоткрывается и появляются две кудрявые головки: одна рыжая, другая каштановая.

Люблю. Нимагу.

* * *
А возле нашего дома растут дубы. Швыряются ночью желудями, как непоседливые мальчишки, а не солидные столетние дедули. Милка их всех обняла и поцеловала. Они бурчали, но покорно подставляли свои шершавые щеки и распахивали объятья.

Не верю, что остепенятся — и не уговаривайте!

Чертовски устала

Была кротка и ласкова, как гарпия. Красиво изъяснялась. В кухне летали тарелки и рассыпались яркими конфетти, наткнувшись на предметы обихода. Муж сетовал, что купил небьющуюся посуду. Ликовал, что стал военным, а не балериной. Был сосредоточен и молчалив. За стеной выла собака.

Раскаяния не испытываю. Я чертовски устала. Понимаю, что Майк тоже устал. Знаю, что он переживает за всех нас и не может сидеть спокойно, ожидая с неба флоринов, но все равно напыжилась, сложила руки на груди и демонстративно страдала. На мне, надо заметить, были надеты новое черное платье в яркие крупные подсолнухи и новые высокие боты. Крааасивые. Ну и что? Это не повод не орать.

С мужем развелась, не отходя от холодильника. Дала ему точную инструкцию, куда пойти и что там с собой сделать.

Ушел за детьми, которые гостили у Коннора, сына Хейли и Даниэля.

* * *
Прислал за два дня миллион сообщений. Моё любимое:

Он: дружелюбно Хочешь секс?
Я: враждебно Хочешь глаз фиалкой украшу?

Сейчас жалею, что отказала. Просто интересно, каким образом он этот секс осуществлять собирался?

* * *
Последнее гениальное сообщение получила час назад:

Я и моя новая женщина.

На фотку решила не смотреть. Ответила лаконично:

Приедешь домой — прикончу!!!

Потом посмотрела на соперницу. Что сказать? И я бы не устояла перед чарами такой знойной лошадки.

* * *
Господи, какие мы неисправимые идиоты.

*меняю замки в квартире, чтобы неповадно было*

И никогда не забывайте говорить тем, кого вы любите, как сильно вы их любите!

Эльфы-великаны

В нашем старшем младенце 1.20 м росту. Высокая и прозрачная.

В близнецах — 1.14 м.

Иммануэль дорос до 83 см.

С такими темпами они перерастут папу, дедушку, дядю и кузена Генри (2.02 м).

*валяюсь в прострации, общаюсь с Солькой-Фасолькой и пишу про детский сад — примерно одно-два предложения в час, к концу недели закончу*

Autumn Term

Сладкая девчонка настойчиво названивает в дверь и вопрошает ехидным басом: ну?! мы стоим у подъезда. нам кто-нибудь откроет?

Не хотя выползаю из шкафа. Впускаю.

26-го августа эльфы пошли в детский сад вместе с Марой.

Прячьтесь, коты! Затаитесь, деревья! Разбегайтесь, лужи!

Модница и Змей Горыныч

Маленький Медведь приобрел ядовито-розовое платье с рюшами и воланами, ядовито-фиолетовое платье в крупный горох, белые леггинсы и туфельки.

Нарядилась мальвиной и ползает по траве, перебрасывается мячиком с соседской девочкой, изредка отвлекаясь на светскую беседу с Эйданом. От переизбытка чувств лягается и раздает братьям тумаки.

Пообедала фруктами и сэндвичами (помидоры, сыр, «колбаса»). Переоделась. Уточнила у отца, любит ли он ее так сильно, как она его: от всего сердца, папочка, от всего сердца. Гоняется за Джеки.

* * *
Вчетвером скачут на Змее Горыныче, застенчивом, безобидном подсолнухе о трех цветах. Хотела заступиться, но мне велели сидеть и не рыпаться.

So, be it. I let them be little.

Фасольке три недели

Какая радость! Крошечка Соле переехала в новую кроватку. Сладкая и теплая, как восходящее солнце. Эли напевает ей при встрече колыбельные.

Три недели моему невесомому счастью.

* * *
Мужчины подарили мне алые розы неземной красоты. Четыре большие, две поменьше и пять небольших, одна другой изящней. Нежные, с идеальными лепестками, благоухающие сонным летом.

Милка подхватила букет и поволокла восвояси. – Эмилиана, это для твоей мамы, – удивился Даниэль. Милка замерла, оглянулась, окинула нас подозрительным взглядом, затем приблизилась, выбрала две самые хрупкие розочки и торжественно вручила мне:

„Вот, мама, это для тебя. Эта от Эйдана. Эта от Даника“.

* * *
Сидит в гостиной, сторожит розы. Еле уговорили съесть сэндвич с моцареллой и помидорами.

Маленький Медведь и Эйдан

Лежу на больничной койке и подслушиваю разговор в коридоре:

– Не заглядывай мне под платье.
– Да не заглядываю я.
– Я же вижу, что заглядываешь. Закрой глаза.
– Как я тебя с закрытыми глазами на плечи посажу?
– Так и сaжай. Я тебе говорила, наклонись. Я сама посажусь. Не так наклонись. На колени.
– Постарайся не оторвать мне уши.
– Я не отрываю. Я держусь.
– Держись за шею.
– А мы пойдем в магазин?
– За чем?
– За мыльными пузырями… и конфетками, и печенками, и мелками, и медвежонком коала.

Быстро поворачиваюсь лицом в другую сторону, чтобы никто не заподозрил, что я с этими человеками знакома. Я ведь одного из них совсем недавно предупреждала:

„Эйдан, при твоем росте и с твоей статурой любовь к хитрющим медведям чревата курощанием и безжалостным низводением. Только мелкие болотные тролли не представляют для медведей никакого интереса“.

Не слушал, поэтому справляет свое 40-летие не в отпуске на Гавайях, а в Шотландии с медведями, но, честно сказать, мы этому рады, потому что Эйдан за-ме-ча-тель-ный.

Так умудриться надо!

Бурундучок неловко поворачивает головку, ударяется лобиком о дверцу кухонного шкафа, начинает плакать и уползает под стол. Майк пытается его достать, но он удирает под стул: не смей меня утешать, я орать буду.

Гоняет на машинке по лужайке возле дома. Врезается в дерево. Громко возмущается. На лужайке внушительных размеров растет одно единственное дерево. Так умудриться надо!

Танцует с голубем. Бурундучок делает шаг вперед, голубь – шаг назад. Бурундучок делает шаг назад, голубь – два вперед, но в эту секунду прибегает кошка Джеки и требует безраздельного внимания.

Ведь понятно, в кого Бурундучок пошел? В папу, да.

* * *
Три медведя приручают Эйдана. Изобрели новую игру: piggybackback. Сначала к нему на спину запрыгивает Костя, а потом Милка. Через некоторое время Нико меняется с Костей местами. Ужасно увлекательный способ передвижения во времени и пространстве. При случае попробуйте.

Uiseag Bheag Ruaidh

Родителей-гениев легко узнать по детям-гениям.

Например, Костенька только что изрек гениальную фразу:

Мама, я сейчас полежать буду.

Полежит, собственно.

* * *
Наша любимая колыбельная »Соловушка».

Кенгуренок

Майк, кто сомневался, пленил и обаял весь персонал нашей клиники, когда впервые заголил свой торс и обнял вверенного ему Светлячка. Две медсестры сразу испытали множественный оргазм, а третья сдержалась нечеловеческой силой воли. Но ей безумно хотелось, я по глазам видела.

Светлячок с нами кенгурит. Это такой метод современной неонатологии, когда младенца приносят и кладут на обнаженную грудь родителей, чтобы он слышал биение сердца и чувстовал тепло.

Крохотному кенгуренку с каждым днем становится лучше. А Мэри вяжет.

Красота земная и небесная

Раннее утро. Благословенное время скромных шотландских завтраков. Милка топит гору оладьев в апельсиновом сиропе и курощает Эйдана. Голые одетые шотландские воины – ее излюбленная мишень для низводения.

– Куда ты пялишься?
– Никуда я не пялюсь.
– Тебе моя мама нравится?
– Мне твоя мама очень нравится.
– Правда, она красивая?
– Правда.
– Вот и не пялься на нее, а то папе расскажу.
– Куда же мне пялиться?
– На меня пялься.
– Ты тоже красивая.
– Да! И на меня не пялься. Пялься в окно. Посмотри, как там нарядно.

Улица тонет в дожде, но всё совершенно верно. Зачем тратить драгоценный момент на созерцание земной красоты, когда в окне показывают небесную?

Là breith sona dhuit!

Маленький Медведь пошел с Большим Даниэлем в магазин за зубной щеткой и зубной пастой. Вернулись они с зубной щеткой, зубной пастой, новым платьем, новыми резиновыми сапожками и мягким ушастым слоником. По дороге до дому Маленький Медведь облобызал все прохожие деревья, познакомился с каждой встречной лужей и пригласил Даниэля попрыгать в одной особенно привлекательной, а потом забрался к нему на плечи и украсил голову каплями шоколадного мороженого.

Маленькому Медведю пять лет.

Сольвейг Арден Теолинда

Наш крохотный птенчик получил свой первый официальный документ: свидетельство о рождении.

Sólveig Áirdan Teolinda

Короче – Sunny, как утверждает Маленький Медведь.

* * *
Спасибо огромное за ваше тепло. Оно нам очень помогает.

Sunny

Сегодня родилась Sunny. Значительно раньше срока.

Пожалуйста, пожелайте Sunny жизни.

О любви. О Дилане.

Похоже, ноутбук перевозбудился и заблокировал часть ЖЖ. Журналы открываются только с Webproxy Server. И то так себе. Появляются надписи Pay for reposts. Совсем исчезли Security и Preview Entry.

Вечером придет Дилан, мальчик-галактика, мальчик-стихия, мальчик-огонь, балбес с божественно зелеными глазами, в которых живут солнечные зайчики, все наладит и заодно заберет с собой Милочку.

В Дилана влюблено все женское население нашей семьи.

Я — потому что, во-первых, он так танцует вальс, что мои веснушки рдеют от смущения, а, во-вторых, он обещал научить меня стрелять из арбалета. Берегитесь!

Мили и Соле — потому что он такой же целованный Небом ангел. И с ним легко. И просто. И весело. И тепло. И светло. И радостно.

Простите, увлеклась.

Итак, любознательная девочка будет два дня путешествовать по Глазго и низводить тамошнюю иудейскую общину. Относительно небольшую — шесть тысяч душ. Волнуюсь.

* * *
Когда эльфы гостят на Острове Облаков, они часто посещают мессу, во время которой скачут как сайгаки, тычут пальчиками в чужие молитвенники, освежаются в святой воде, исповедуют друг друга, донимают священника и доверительно сообщают: у дяденьки под платьем штанишки.

Мать эльфов в это время уединяется со стыда под скамью с Отцом, Сыном и Святым Духом. Малодушная женщина!

В отличие от шотландцев, немецкие священники таких прихожан не жалуют и выводят под белы рученьки из церкви восвояси. Экие дураки, право! Поэтому в Германии мы редко просветляемся душой.

Короткое отступление.

* * *
Недавно мы возвращались с прогулки: я, Дилан, Horror-Brigade и Джун*, когда нам с обочины зазывно подмигнула колоколом обаятельная старенькая церквушка.

Оставили Джун охранять коляску. Зашли. Осмотрелись. Вздохнули. Эльфы потащили Дилана ставить свечи. Дилан смутился: I’m Jewish. I don’t know how it works exactly. Не сказали ни слова. Не осудили. Объяснили. Милка даже призналась: .אני מדברת קצת עברית

Поставили миллион свечей. Научили правильно зажигать. Показали, куда класть тугрики. Помахали руками. Рассказали пару анекдотов. Пригрозили прийти в синагогу.

Кто же знал, что возможность представится столь скоро? !יום הולדת שמח דילן
___________
*Джун, по словам Милочки, собачечка Дилана. Собачечка чуть ниже андалузского скакуна. На ней славно кататься, поэтому она пользуется среди меня эльфов популярностью.

* * *
У Крошечки Соле все превосходно. Мы съезжаем от Эйдана, чтобы кошка Джеки не зачахла от стресса.

Влачу существование между клиникой, гос. учреждениями, новой квартирой и мебельными магазинами. Закрутилась и устала. ЖЖ бесит. Ни личного ноутбука, ни Интернета пока нет. Есть только iPhone. Если соскучитесь, мейл у меня тот же.

И не поленитесь, пожелайте терпения Дилану и крепких нервов иудейской общине Глазго. Они еще не подозревают, кто к ним едет.

B Лондон!

Клавиатура реагирует через раз, курсор прыгает, как ему вздумается, мышка скачет, как ей хочется, сайты носятся вверх и вниз. Ноутбуку всего несколько месяцев. Мрак. Хотя, возможно, важную роль сыграл Коленька, полив ноутбук рыбным маслом. Т.к. Ари в Иерусалиме, а Майк в Лондоне, подумывала выкинуть ноутбук в окно, но потом просто прокляла и утопила в унитазе оставила валяться на столе. Сегодня мы с медведями улетаем в Лондон (британцы еще не совсем отBrexitились), где останемся до тех пор, пока в совершенстве не выучим гэльский до конца августа.

I Can Read Hebrew

Лев с медведями изучают иврит. Просто так. I Can Read Hebrew и Let’s Learn the ALEF BET by Ruby G. Strauss они давно в шутку выучили, но я и представить себе не могла, что они так быстро выучат Hebrew Picture Word Book (Learn over 500 common Hebrew words through pictures, by Hayward Cirker and Barbara Steadman).

* * *
Освоили, чего уж там, но кого это интересует, если почти на каждой картинке можно найти либо знаменитого хатуля – חתול либо его ребенка хатилтуля – חתלתול?

Маленький Медведь мужает

Провалив дипломатические переговоры, маленький медведь больше не пихает в свой рюкзачок Хрюклу, фломастеры и провиант, а лежит на горе подушек и величаво доводит до нашего сведения:

– Уеду от вас в Шотландию и стану там говорить по-шотландски.
– Не беда, мы тоже говорим по-шотландски.
– А я стану говорить быстро, чтобы вы ничего не поняли.

– Уеду от вас в Шотландию и стану там говорить по-шотландски.
– Не беда, мы приедем к тебе в гости.
– А я спрячусь от вас под кроватью.

* * *
Просыпаюсь ночью и внемлю тихому монологу:

– 33, 34, 35, 36, 38. Ой, нет. Один, два, три, четыре, пять, семь. Ой, нет.
– Мили, вытряхивайся из ванной, ты не на конференции.
– Нет, я на симпозиуме. Один, два, три, четыре, пять, семь. Ой, нет. Один, два…

* * *
Майк интересуется:

– Ты убралась в своей комнате?
– Все зависит от твоего определения*.
– От какого определения? Существует всего одно определение.
– Я с тобой категорически не согласна. Существует мое определение, твое определение, мамино определение. Много разных определений. Ты сам размысли.
– Клади игрушки на место, чисти зубы и спать!
– Папа, не тиранизируй меня. Лучше уберись, почисти зубы, а я расскажу тебе сказку.
– Эмилиана!
– (бурчит в коридоре по дороге в детскую) Вот и спи теперь без сказки! Все таки зависит от твоего определения**.
_________
*It depends on your definition.
**It still depends on your definition.

* * *
– Милка, где папа?
– Где, где? Здесь папа. Там папа. Повсюду папа… папа.

Воистину: медведи вездесущи.

Маленький Медведь и иврит

Мы с Майком решили, что я не возвращаюсь на работу до рождения Бусинки, поэтому с понедельника до среды мы в Берлине, в четверг я отвожу медведей в детский сад и уезжаю с Бурундучком на хутор. Два дня Майк с медведями в Берлине, а на выходных мы все вместе на хуторе. Такая задумка. Посмотрим, что из нее выйдет.

* * *
На днях мы с Ари решили отпраздновать Шавуот и заново пережить тот благоговейный трепет, который первый раз испытали евреи у горы Синай, как и положено неприличным иудею и католичке, но пришел безбожник Майк и все опошлил. Шавуот не отпраздновали, но вкусно поужинали, соблюдая кашрут.

* * *
Я играю на кухне с Бурундучком. Ловлю его: – А где мой сладкий пацан?

Из гостиной раздается голос:

– А вот я.
– Мили, ты не пацан.
– Нет, пацан.
– Нет, не пацан.
– Нет, пацан. А чем пацаны отличаются от девчонок?
– Ты прекрасно знаешь, чем.
– Нет, не знаю.
– Нет, знаешь.
– Нет, не знаю.
– Нет, знаешь.

* * *
Милка читает с Ари алфавит на иврите:

– Шара.
– Мили, Сара.
– Нет, Шара.
– Какая же Шара, если Сара?
– Шара.
– Тогда сир, а не шир (песня)?
– Нет, шир.
– Нет, сир.
– Нет, шир.

Я перебиваю:

– Хватит! Сара и шир, а то оба получите!

Ответ в два голоса:

– Нет, не получим.
– Нет, получите.
– Нет, не получим.
– Нет, получите.

В кого наша дочь такая упрямая?

* * *
Этот диалог происходит на иврите между Ари и Мили:

– А ты сама говоришь на иврите?
– Нет. Я не говорю на иврите. Я живу в Германии. Я говорю по-немецки. Я говорю по-английски. Я говорю по-русски. Я говорю на кельтском шотландском.
– А на иврите не говоришь?
– Нет, я не говорю на иврите.
– А на каком языке ты сейчас говоришь?
– На иврите. Немного-немного.

* * *
Коленька между тем кушает. Жареную картошку, с малиновым вареньем. Куриную котлетку, с малиновым вареньем. Багет, с малиновым вареньем.

* * *
Майа беременная. Такие дела.

У дантиста

Эли ходит. Бусинка видит сны. Маленький медведь был у дантиста. Орал, дрался, бегал по кабинету и пинал дверь до тех пор, пока папа не сказал: „That’s enough, all right?“

Медведь преобразился, залез в кресло, сомкнул губы и скрестил руки на груди. Всего через полчаса дантист уговорил медведя открыть рот и подтвердил вердикт: „Мили, ты посмотри, какие у тебя красивые зубы. Надо ставить всего две пломбы“.

Поставил. Мы молились всем богам. По дороге домой медведь повествовал, какие он ожидает подарки на ДР.

* * *
Федя и Котя с котятами были у ветеринара. Коты живы. Ветеринар душевно травмирован.

* * *
Несколько часов спустя медведь все еще рассказывает, что ему купить.

Папочка, ты что-нибудь натворил?

– Папочка, – поинтересовался ММ, – почему ты такой тихий? Что-нибудь натворил?
– Почему же сразу „натворил“? – удивился Майк.
– А я натворила, – робко прошептал ММ и порывисто прижал ручки к груди.

* * *
Маленький медведь облагородил свою обаятельную мордашку косметикой: голубыми тенями, равномерно распределенными по переносице и розовыми румянами, задорно поблескивающими на лбу, подбородке, щеках и пальцах. Элегантный макияж дополняли черный кайал, нанесенный удивленной дугой над бровями и малиновый бальзам для губ.

Майк вздрогнул, похвалил непревзойденное мастерство визажиста и повел в спальную, устранять последствия его творческой деятельности.

Спальная сверкала и переливалась всеми цветами радуги. С комода лучился радостью и восторгом торжественный, как новогодняя елка, Федор Иннокентьевич.

Цветут сады. Идет дождь.

Мишка водил Бурундучка за ручки по двору, как вдруг тот поднял на него глаза и строго сказал: а-а-а, дя ба дя, дя ба дя. А! Весело рассмеялся и еще раз повторил: а-а-а, дя ба дя, дя ба дя. А!

У Мишки неожиданно в сердце расцвели сады и начался дождь, потому что ничего более осмысленного и глубокого он уже давно ни от кого не слышал. Бурундучок пребывал в отличном настроении, не смотря на пасмурную погоду, поэтому рассказал папе еще много восхитительных историй.

Когда они пришли домой, Бурундук приполз к маме, подул и пылко облобызал ей коленку. Правую. Ну и что?

Оoo-боo-жаю!

Нарядный папа

У Майка на плече и на спине гематомы такого восхитительного фиолетового цвета и такой потрясающей величины, что каждый раз, когда мой взгляд падает на них, мне невыносимо хочется плакать.

Милочка развела ручки и мечтательно прошептала: „Папа нарядный“. Да уж :)

* * *
Проблема с нарядным папой состоит в том, что он не может сидеть спокойно и ограничение подвижности для него трагедия апокалиптического масштаба, поэтому моя основная забота изловить мужа, припарковать его на горизонтальную поверхность и отдать приказ: „Тихо! Не двигайся! Руки не распускай! Непристойных предложений не делай! Почитай детям книжку“. Но это теория, на практике я просыпаюсь от того, что мне на лицо падает бутерброд, затем с моего носа восторженно слизывают остатки черничного варенья и арахисового масла, а на прощание громко чмокают в этот самый, совершенный с гигиенической точки зрения, нос. „Где папа?“ – подозрительно спрашиваю я и получаю сведения о точном месте нахождения подозреваемого. Да, конечно же, что-то где-то делает. Хутор – постоянная работа. Я иду скандалить, грожусь побить и привязать к постели. Идея с постелью ему по душе, поэтому приходится повторить угрозы физической расправой. Так мы коротаем утро.

* * *
За завтраком Милка жалуется: жизнь тяжелая, мама не умеет варить овсяную кашу, мама не пекла нам вафли, мама плохо читает сказки, мама не покупала нам мармеладных зверей. Зачем мы ее вообще в доме держим, одна трата денег и времени. У мамы гормоны плещутся из ушей, поэтому она начинает плакать. Маму поддерживает Бурундучок. Папе по традиции становится от этих слез совсем уж плохо, а ему сейчас и так нехорошо, хотя врет, что все в порядке. Так проходит завтрак.

* * *
Играли в гостиной, уснули. Что сказать? Опять плачу. Сердце разрывается от любви и нежности. Картина умиротворяет до щемящей боли в груди. Потом придется искать Мишку под медвежьей лавиной, но это не страшно, потому что в этом хаосе, в этой беспомощности, в этих нелепых обидах мы таки умудряемся делать друг друга бесконечно счастливыми. Плюс веселый секс.

Зверинец и дендрариум

Почтовый ящик подпускает меня к себе через раз. Пишет, что неправильный пароль. Какой недотрога!

* * *
Смотрели с Ари и Аней Game of Thrones. Сын мой Коленька обильно полил клавиатуру рыбным маслом, поэтому буквы я, ч, с и м плохо отображаются, а ноутбук воняет аквариумом. „Секс отвратителен“, – брезгливо сообщила Аня. — „Я полностью придерживаюсь вашего мнения, любезная Анна Рихардовна“, – согласилась я. Провели беседу.

* * *
Коленька свалился с велосипеда и разбил себя нос и коленку. Заштопали. „Пойдемте есть мороженку“, – предложила Милка. Мы пошли. Шли к итальянцу, встретили по дороге русского, купили пломбир. Каждому медведю по вафельке. Все, что не доедят – Ари. Он идеальный пример интеграции льва* в медвежье общество.
_____________
*Ариэль – лев Иуды

* * *
Милка популяризирует среди Ари русский. Недавно она популяризировала русский среди Роберта. Ари неплохо говорит по-русски, но на всякий случай спрашивает: „А ты говоришь на иврите?“ – и это настолько волшебные диалоги, что заслуживают отдельно поста.

* * *
Встретили по дороге Инго, нашего с Майком бывшего соседа. У Инго сломана нога. „Блин, как давно не виделись! Майк, ты не меняешься“ – искренне обрадовался он. — „Спасибо, Инго!“ – скромно ответил Ари. — „Друг, ты быстро выздоравливай!“ – пропела я, и мы поплыли дальше.

Похоже, что все родственники моего мужа врут с элегантной виртуозностью.

* * *
Мишка на работе себе что-то повредил: три недели больничный, адски ноют плечо и ребра. Я не поняла, что конкретно случилось, потому что Мишка как всегда бурчал, что все в порядке. Больничный он себе не позволит, но согласен не носить тяжелое.

* * *
Вообще, мы не заметили, что этот год високосный. Вы?

P.S. Лев с медведями приготовили рыбные тефтели с луком в томатном соусе. Побегу ужинать, иначе ничего не достанется.

P.P.S. Зверинец и дендрариум мы какие-то, а не семья.

Ревень, en garde!

Ведем отчаянную войну с полчищем ревеня. Безжалостно душим, тащим на летнюю кухню и перерабатываем на фарш. Вчера трапезничали супом из ревеня с красным болгарским перцем, имбирем, кресс-салатом и сметаной, треской в лимонном соусе с чесноком и тимьяном, штрейзелем с ревенем и клубникой.

Этого нам показалось недостаточно, поэтому мы еще сварили джем и сироп.

В свободное от боев время учим иврит с Ари (Костенька). Потом с ним деремся (Милочка).

Cакуры, тюльпаны, мейн-куны

В провинции цветут сакуры, тюльпаны и мейн-куны. В деревне возле лавки мы встретили одного такого мейн-куна, который сразу отвернулся и отморозился. Аня не обиделась: «Здорово, Федя!» Мейн-кун подозрительно скосил один зеленый глаз, приблизился, подпрыгнул, повис на окне машины, забарахтал ушами/хвостом/конечностями (начитался Джерома К. Джерома про лодку), забрался, хрюкнул и полез целоваться. Услышав вопрос Поехали домой, Феденька?, мейн-кун скосил второй зеленый глаз, отпихнул Аню лапами, больно стукнул в грудную клетку пятками и умчался.

* * *
Часто по двору летает рыжий пух: это Федор Иннокентьевич вернулся домой пожрать и встретился со свирепой супругой Екоториной Змеевной. Куры довольны таким стечением обстоятельств. Все гнезда нынче украшены рыжими клочьями.

* * *
Гадюкина меж тем занимается гадюшатами. Гадюшата подросли. Знакомятся с цыплятами в то время, как мамаша с церберами ищет потерянный клад тамплиеров. Выходишь в шесть утра на крыльцо и видишь: на холме возле опушки леса по ту сторону пруда маячат пять меховых задниц. Земля летит во все стороны. Не оборотни, а кроты, ей-богу! Мельтешат, роют, копают.

* * *
Маленькому одиннадцать месяцев. Крошка-неваляшка стал шустрым. Пока его еще не приняли в солидное медвежье общество, но уже не обижают. Ходит. Вышагивает, если держать за ручки. Делает несколько шагов самостоятельно, плюхается на попу и удирает. Окончательно поменял цвет глаз *рыдает, уткнувшись лбом в банку с маринованными помидорами*: теперь они не изумрудно-зеленые, как у меня, а сапфирово-зеленые, как у Роберта. Шотландцы в восторге, мне тоже нравится, но все равно обидно. Остается надежда на Бусинку.

К ма-ме и Ha-se добавились папа и баба. Причем папа – это вовсе не папа, а недавно в приступе нежности бурундучок положил головку Рихарду на плечо и назвал его мамой.

* * *
Маленький медведь горланит перед сном бандитские песни, приходит ко мне и интересуется: «Папа еще не вернулся?» Получив отрицательный ответ, скрывается. Вновь горланит бандитские песни, приходит… И так до тех пор, пока не предложу ей приземлиться рядом, что является ознаменованием длительного периода воздвижения одеяльных пирамид.

* * *
Майкл читает в Сингапуре доклад. Из названия доклада я поняла два слова: «IT» и «security». Безумно довольна собой. До появления в нашей жизни медведей, мы часто ездили в командировки вместе, и я пыталась попасть на один из таких докладов, но он мне категорически отказывал: «О, нет! Нет, нет, нет; нет, нет, нет и еще раз – нет! Если я увижу тебя в аудитории, то начну нервничать, раздражаться, чесаться, заикаться, возбуждаться – и это все одновременно». С тех пор у меня появилась мечта, которую я мечтаю…

Раз уж не пускают в конференц-зал, пойду гордиться мужем заочно. В холодильнике стоит еще одна банка маринованных помидоров.

Уткинг

Маленькие медведи вчера отсутствовали. Вместо них вредничали три поросенка. Сначала подрались. Мил-Мил сидел, надувшись, справа от Мишки. Тин-Тин и Ник-Ник галдели слева от Мишки. После перемирия скрылись в детской. Бурундучок уполз следом. Он – социальный человечек и желает принимать участие во всех событиях. Поросята взяли его за ручки, вывели в коридор, посадили на пол и закрыли дверь. Бурундучок расстроился и включил сирену.

Мишка забрал его к себе в рабочий кабинет, чего поросята совсем уж не могли стерпеть. Все бросили и минут через десять я в кухне внизу услышала громкие требования: «Ну, папа, ну, давай почитаем, ну давай, ну давай, ну давай».

Я почему-то раньше не замечала, какая мы тихая и спокойная семья.

* * *
Рихард запретил мне ходить по пять километров в день и усердствовать при осуществлении идеи углубления дружбы народов, поэтому мы с Мишкой ведем целомудренный образ жизни. Сегодня нас, скорее всего, не арестуют за indecent exposure. Если что, мы у реки, занимаемся уткингом.

Уткинг – девиантное поведение, эксцессивный вуайеризм, подсматривание за утиным обществом с целью получения визуального и эмоционального удовольствия, которое порой выходит из-под контроля и заканчивается стонами и содроганиями в самых неожиданных местах, как то конференц-зале здания с атриумом.

500

У меня юбилей. 500 постов. Где цветы и шампанское?

* * *
Тереза и Крис знают, что я беременная.

Тереза: Лини, забери свою одежду для беременных. Она тебе пригодится.
Мишка: Не надо, Тереза. Лини получит новую.

Хвастаюсь, да.

* * *
Я рассказывала, какие у моего мужа сапфировые глаза, красивый живот и что он со мной делал после утиного обеда в здании с атриумом? Нет? Держал за ручку – понятное дело :)

Dad is 37. Mum is 17.

У маленького медведя экзистенциальный кризис. Зайдя в коридор Великой Медвежьей Ложи, Мишка услышал как медведь кому-то горестно жаловался:

Hi! I’m Emiliana. My dad is Scottish, my mum is German, and I have a problem.

Не знаю, какая у медведя проблема. Возможно он вступил в сообщество Анонимных Противников Шотландско-немецких Браков. Это примерно как АА, но совсем не то и по-другому.

* * *
Кроме того, на вопрос „Сколько лет твоим родителям?“ маленький медведь подбоченился и гордо сказал:

Dad is 37. Mum is 17.

*прихорашивается*

В постели тысячи одеял

Маленький медведь воспылал среди ночи творческим вдохновением: зацепил уголок наволочки, оторвал ровную полосочку, перевернул на другую сторону, оторвал ровную полосочку, намотал на клубок, подтащил к себе, оторвал ровную полосочку… Когда я в три проснулась, наволочка была наполовину намотана на клубок, а медведь меланхолично вздыхал в прозрачном свете луны на фоне одеяльных гор.

* * *
Мы с большим медведем спим в постели тысячи озер одеял. Маленький медведь утаскивает все на себя. Сначала сползает мое одеяло, потом Мишкино. Утром в уютной одеяльной берлоге о двух одеял дремлет розовощекий медведь. Хорошо, решили мы, выдадим персональное одеяло. Выдали. Утром дрожали от холода, из теплой одеяльной берлоги о трех одеял нам улыбались синие глаза. Еще одно, вопросительно переглянулись мы. Выдали. Утром обнаружили медведя в фешенебельной одеяльной берлоге о четырех одеял, рядом сопела Найда. Я заржала. Мишка нахмурился. Одеяла выдавать перестали. Со своей раздетой прохладной судьбой смирились.

* * *
Костенька с Энни учатся читать. Коленька по традиции валяется на полу, задрав ноги на Ориона. Свой новый увлекательный мир Коленька видит через котлетную призму:

– Это утка. Вкусная котлетка. Это курица. Вкусная котлетка. Это индюшонок. Вкусная котлетка. Это ягненок. Вкусная котлетка. Да, мама, правда, да, да, да, да?
– Коленька, хватит из всех подряд котлетки жарить.
– Хи-хи-хи. А это теленок…

Медвежья деятельность

Вышла на секунду из комнаты, вернулась и обнаружила маленького медведя, разлегшимся поперек кровати и закинувшим ноги на Мишку:

«А потом с неба посыпались апельсины и лупили всех по башке».

Маленький медведь – великий комбинатор сказочник. Он умеет рассказать сказку с моралью в двух предложениях. Редкое, между прочим, дарование. Передается исключительно по наследству от медведя к медведю.

* * *
Мишка загружает утром медведей в машину, маленький медведь возмущается на всю округу:

«Что, вот что ты сделаешь? Я твоя старшая сестра! Я рассказываю всем, какой у меня хороший брат, а ты, ты!..»

Не знаю, какая трагедия стряслась по дороге из дому до гаража.

* * *
Маленький медведь дал очередному соратнику в пятак. Юный доносчик наябедничал родителям. Родители примчались к воспитателям. Нас с Мишкой пригласили. Мишка обещал никого не запугивать до полусмерти и не равнять детский сад с землей. Маленький медведь своей вины не осознает и утверждает, что юный доносчик отобрал у него Хрюклу.

Медвежья статистика

Маленький медвежонок Иммануэль был застукан за лобызанием зеркала. Дела идут на лад, у маленького медведя Эмилианы появился сoратник.

Свободное время маленький медвежонок проводит нынче с бабушкой на кухне: открывает шкафчики и примеряет кастрюли. Медвежонок в кастрюлях чудо как хорош.

Сам встает на ножки. Когда мы держим медвежонка за ручки, он бодро вышагивает по двору и поднимается по ступенькам.

Кушает как поросенок, но кушает самостоятельно. Отбирает у папы ложку. Любимое блюдо: картофельное пюре с маслом и простоквашей. Любимый фрукт: яблоко. Заточит яблочко и глазом не моргнет.

Бурундучку 10 месяцев. Бусинке 11 недель. Костеньке и Коленьке 3 года 4 месяца. Милке 4 года 8 месяцев. Мишке 37 лет 8 месяцев.

* * *
Светит солнышко. Идем в гости к знакомым пони.

Про Бусинку

Во-первых, я остаюсь на Острове Облаков. Мне здесь нравится. Меня любят, хранят и оберегают, потому что узнали о беременности. Что? Утром интеллигентно блюю? Ну, мало ли? Вдруг обожралась. Прекрасные люди. Волшебные. Сразу видно – родом с Волги. Хоть и голые.

* * *
Во-вторых, мы сделали NIPT. Мы знаем, кто у нас родится.

* * *
Spiritus Dei

В мире хитреньких девчонок

Хитренькая девчонка прошла год назад учебную практику в должности заместителя генерального директора и сообразила: чем выше она поднимается по иерархической лестнице, тем роскошнее становится стиль жизни и эргономичнее кресло. С тех пор она взаимодействует исключительно с двухметровыми спартанцами. Во-первых, могущество плеч исполинских. Во-вторых, удобство способа передвижения. В-третьих, преимущества панорамы.

* * *
На прошлой неделе Адам удостоился медвежьей чести и прошел мудреную церемонию посвящения в рыцари клубничной карамельки. Хитренькая девчонка была довольна и разговорчива. Адам узнал много интересного и занимательного о таинственном мире хитреньких девчонок.

* * *
Эдди предлагает посадить ее на плечи, Милка негодует:

«Ты что? Не надо. Ты такой же маленький, как мама».

Мама застенчиво улыбается и расцветает. Представление, что она внезапно выросла до 1.86, льстит ее самолюбию.

* * *
Проходит мимо Ари, окидывает порицательным взором и качает головой, затем возвращается, отпихивает его ноги и пыхтит.

Если ты не дорос и до маминого роста, не жди снисхождения. Таковы законы сурового мира хитреньких девчонок.

* * *
Новый способ восхождения по лестнице: поднимается на ступеньку, делает несколько шагов в одну сторону, берется за перила, поднимается на вторую ступеньку, делает несколько шагов в другую сторону, касается лбом стены, поднимается на третью ступеньку… При этом охает, скрипит и стенает, как древняя старуха.

– Мили, что ты кряхтишь?
– Хи-хи-хи-хи.

Если игнорировать звуки, через некоторое время в дверном проеме появляется рожица:

– Папа, а почему ты ничего не говоришь? Может, ты просто не слышал?

* * *
Композиция „Последняя ласточка“

Сколько, сколько ласточек вы насчитали? Семь? Не злоупотребляйте алкоголем и психоделиками. Это не доводит до хорошего. На рисунке одна ласточка. Последняя.

Ты не бойся, милый

Маленькая девочка преподнесла нам большой сюрприз. Возвращаемся из детского сада. Я веду близнецов. Майк успокаивает орущего Бурундучка и поэтому не держит Милочку за ручку. Ничто не предвещает, как вдруг Милочка делает шаг в сторону и бросается на шею проходящей овчарке. Хозяин овчарки хватается за сердце. У Майка развивается тахиаритмия. Я падаю в обморок. У овчарки вылезают на лоб глаза. Милочка щебечет:

„Ты не бойся, милый. Не бойся. У меня дома тоже есть собаки. Ты девочка или мальчик? Как тебя зовут?“

Овчарка никогда не забудет этой душевной встречи.

* * *
Домовенок Софи приобретает среди медведей популярность:

– Мама, покажи еще чужую кошечку.
– Красивая. Она придет к нам в гости?
– Нет. Она далеко живет.
– Хорошо, тогда мы пойдем к ней в гости.

Лина, мы идем, ждите. Готовьте креветки.

Не пончиком единым жив человек

Не пончиком единым жив человек.

В понедельник мы с Тинхен были живы горячей пиццей quattro stagioni. Тинхен досталась четвертина с салями, пармезаном и рукколой. Мы втроем довольствовались скромными остатками: шпинатом с чесноком* и помидорами; шампиньонами с сыром; тунцом с фиолетовым луком. Во вторник мы были живы рыбой и хрустящим картофелем фри. В среду – теплым таиландским салатом из тунца с ананасом, кукурузой, ростками лотоса и имбирем. В четверг – креветками в остром соусе с пышныым пшеничным хлебом. В пятницу – израильским пловом с изюмом, морковью и кедровыми орехами.

Всю неделю я совершенствовалась в краже пончиков из офиса, предавалась душевной медитации с утками возле реки и вела интеллектуальный (отставить смешки!) дискурс с умными мужчинами, с одним из которых у меня лингвистический туройо-роман.

Отличная была неделя, не смотря на то, что большой медведь пропадал в Баварских Альпах, ноутбук отдал концы, а беременная Екоторина Змеевна Гадюкина надругалась над футболкой и напрудила в ботинок Адаму.

Майкл, верни британцев! *рыдает, уткнувшись носом в розовую орхидею*

* * *
Зловредно осведомляюсь:

                    ЛИПА

Вот скажи, свет мой Мишечка, медведь медвежат моих, инь к яню моему, анимус к аниме, Эдип к Электре, тебе никогда не приходило в голову навестить нас с Тинхен, угостить вкусным обедом, рассказать несколько страшных историй о евреях, примкнуть к добровольцам-альтруистам?

                    АРХАНГЕЛ
Я хотел, но ты велела, чтобы не являлся в вашу арийскую юдоль сует со своей заросшей рожей и не позорил тебя.

                    ЛИПА
Да. Согласись, это была благоразумная просьба, но это было раньше. Тинхен привыкла за неделю к заросшим рожам, смирилась с судьбой и значительно реже спрашивает: «У тебя подозрительная внешность. Небось, афганец или прочий араб? Британец? Не может быть?! Акцент у тебя тоже странный. Как? Как? В Оксфорде учился? А где родился? В Тур-Абдине? Это где? В Турции? Т.е. турок? К туркам мы в Германии уже привыкли. Ассириец? Первый раз слышу. Т.е. турок? Ассириец… Т.е. турок?»

Тебе, радость моя Мишечка, как исконно русскому, вообще нечего волноваться. Просто постарайся вести себя тихо и незаметно. Не уподобляйся турку, которому надоело дискутировать о своем происхождении, и он начал давать знать о своем приходе громким кличем муэдзина с минарета в атриуме: «Аллаху акбар». Такого шока Тинхен не испытала, даже когда узнала, что в соседнюю квартиру въезжает арабская семья с двумя детьми.

* * *
Когда медведь перестал ржать, то обещал придти. Жду. Вокруг одни врунишки *рыдает, уткнувшись носом в белую орхидею*

________________
*Любезный друг Тинхен не любит запах чеснока. Поэтому чеснок был всю неделю неотъемлемым ингредиентом заморских блюд. К концу недели очарованный Эдди порывался принести с собой чашечку свежего давленого чеснока, но мы с Адамом смогли его в последнюю секунду отговорить. Зря, конечно, но мы – [иногда] гуманисты. Самим от себя противно.

אני לדודי ועלי תשוקתו

Если верить мудрой Тинхен, то мой муж любит меня как мальчик и старается делать счастливой. Я не уточнила, что он любит меня как юная 16-летняя девочка, а застенчиво потупила взор, скушала еще один заварной пончик и икнула, но если бы это соответствовало истине, наши воссоединения не проходили бы следующим образом: маленький медведь слышит голос большого медведя и несется на всех парусах в прихожую. Медведи кидаются друг другу в объятия и ведут себя так, как-будто не виделись несколько десятилетий, а не пять дней. Маленький медведь делится новостями, жалуется на маму, ябедничает на братьев, не забывая ни на секунду целовать большого медведя, который держит ее на руках и пытается обнять серьезного Коленьку. Затем большой медведь ловит по всему этажу солидного Костеньку, который вопит: „Не надо, папа. Целуй маму“. В гостиной маленький медвежонок отходит от дивана, ступает два шага навстречу большому медведю, плюхается на попу и хлопает в ладоши. Hase обожаем в его любых проявлениях. Все это время за большим медведем гоняются два кота и два цербера.

Я, как сдержанная и ответственная жена, следую всюду за медведями в робкой надежде, что большой медведь снизойдет и уделит внимание мне, поэтому улыбаюсь пленительной улыбкой в тридцать три зуба, когда вижу, что он поворачивается в мою сторону. Я ожидаю, что он меня обнимет, а не рухнет передо мной на колени, задерет до груди футболку и зацелует живот, одновременно уговаривая бусинку: „Будь девочкой. Пожалуйста, будь девочкой. Пожалуйста, будь девочкой“. „Бусинка – мальчик! Когда он родится, я назову его Prometheus Trillion Lancelot Wrigley Balaki MacMícheál. Прекрати ржать“, – психую я и вырываюсь из медвежьих объятий.

– Hi baby! I love you. Ты по мне скучала?
– Нет, не скучала.
– Отчего же не скучала? Я очень по тебе скучал.
– Ну и дурак! Сейчас же опусти меня на пол. Hände weg. Stop kissing me.

Я его сильно люблю. Я с ним невероятно счастлива. Я ему прощаю даже то, что он любит своих детей больше чем меня.

Ты держи, а я засуну

– Да подожди ты, не торопись.
– Чего ждать?
– Ты просто крепче держи, а я засуну. Ты видишь, какой узкая щель? Здесь не обойтись без силы.

Не знаю, чем в полночь занимались вы. Лично я держала, а Адам совал. Таковы особенности анатомии моего нового ноутбука. Я была кроткой и печальной, мой муж был ласковым и сообразительным, поэтому вместе с Lenovo в мою сумочку переехали на ПМЖ кузены iPod и iPhone. И это все – по телефону. И это все – в течении часа. Страшно представить, каких высот я достигну по его возвращении домой.

* * *
Адам поинтересовался у маленького медведя: «Эмилиана, почему я постоянно ношу тебя? Давай поменяемся местами», на что маленький медведь неодобрительно умозаключил:

– Ты только подумай, ты такой большой, а я такая маленькая. Так нельзя. Просто подумай. И молчи.

Про грусть и счастье

У меня горе горькое, печаль печальная: накрылся мой ноутбук, даже не предупредил, скотина скотская. Вчера был в порядке, сегодня отказалась от сотрудничества клавиатура, а на мониторе появились загадочные пятна, возможно, послание моих соотечественников из созвездия Ориона. Не утешил меня даже Майк, который привезет в пятницу новый ноутбук. Я таки не осталась на 8 Марта без подарка, совсем-совсем без подарка. Ари забрал утром эту мерзость мерзкую и обещал спасти, что спасти сможет. В самом крайнем случае я потеряла работу шести месяцев, которую всё собиралась сохранить на экстерном жестком диске и не успела, тупица тупая, гусыня глупая.

* * *
Порадовали меня маленькие медведи, которые собрали с Адамом в саду подснежники, застенчиво сунули букетики мне в руки и умчались на второй этаж приумножать счастье.

Девять месяцев

Младший медвежонок растет в альтернативной семье. Его воспитывают ма-мá и Ha-se. Ма-мá переживала интенсивный зоологический период и часто называла большого медведя Hase, а младший медвежонок слушал и принимал к сведению. Большой медведь слегка растерялся, когда младший медвежонок потянул к нему ручки и отчетливо произнес: Ha-se. Ha-se смутился и порицательно посмотрел на ма-мý. Ma-мá игриво захрюкала.

Этапы эволюции архангела Михаила: Iron Mike – Старший Эльф – Серый Волк – Большой Медведь – Hase

* * *
Младший медвежонок отрастил семь зубов и плаксиво ожидает появление восьмого. Не смотря ни на что, он ведет активный образ жизни: обожает гулять, рассматривать деревья, качаться на качелях и кататься с горки, однако не желает одеваться и орет на весь дом. Два раза в неделю барахтается и плескается в ванне. Иногда принимает с папой душ. Сначала папа держит, а мама намыливает, потом папа требует, чтобы намылили его и получает удар в живот. Древний красивый шотландский обычай.

Любимая игра – ладушки-ладушки. Любимое развлечение – схватить маму за грудь. Любимое хобби – разъезжать с Федором Иннокентьевичем в корзине (только что И.М. поощрительно потрепал Ф.И. по голове и получил в ответ хвостом по уху). Цепляется за папины ноги и лазает по нему как обезьянка. Иногда использует папу в качестве препятствия, кувыркается и переползает через него. Самостоятельно паркуется в безопасные выдвижные ящички.

Засыпает младший медвежонок часов в десять на папиной груди, закусив край его футболки. Он спит до семи утра, иногда завтракает в пять. Привык к овощным, фруктовым и зерновым блюдам, не отказывается от творожка, но все еще с удовольствием пьет молоко.

Очень нежный и эмоциональный ребенок: забирается на папу, обнимает, кладет на плечо голову. Умеет ругаться и высказывает свое мнение по любому поводу. Отказывается от еды, машет головой и сразу отворачивается. Предпочитает трапезничать руками. Другой древний красивый шотландский обычай.

Сейчас сидит на полу, подкрепляется грушевым соком и изредка бросает в сторону дедушки злобный взгляд, возможно, боится, что отберут бутылочку.

Девять месяцев.

Медвежьи сказки

Сказка о летающем ежике

— Однажды в Груневальде жил ежик. Он умел летать. У него была подружка.
— Она тоже умела летать?
— Да, вниз по лестнице.

* * *
Сказка о летающем медведе

— Мили, посмотри, кто сидит на дереве? Сорока? Ворона?
— Медведь.
— Так она черная.
— А это черный медведь.
— Ой, куда она делась?
— Упал.
— Медведи не падают. Они осторожно спускаются на землю.
— Он улетел. Это был летающий медведь.

О пользе шотландцев для молодой семьи

Маленький Солнец категорически отказывается сотрудничать с дедушкой и бабушкой. Роберт зовет его к себе, а он делает большие глаза, улепетывает к папе и злобно выглядывает из-за его ног, повторяя при этом ой-ей-ей-ей.

* * *
У папы на руках зеленоглазый Одуванец чувствует себя спокойно, поэтому после некоторого промедления даже принимает в дар мягкую пушистую овечку. Папа сразу получает овечкой по роже. Строгость никому не помешает.

* * *
После долгих уговоров, танцев и молитв богам древних кельтов, Солнец-Одуванец соглашается посидеть у бабушки на руках, затем сообщает всем своим видом: „Сейчас заору“, — и тянется к папе.

* * *
Медвежий Триумвират более общителен. Маленькие медведи расхватывают подарки, целуют дарителей и проводят экскурсию. Вкратце рассказывают о доме, досконально — о детских. Следом бегают собачата. Из-за угла выглядывают Гадюкина и Рыжемырдин.

* * *
За завтраком маленький медведь заботливо осведомляется: „Папа, почему мама ночью плакала?“ Папа делает вид, что не владеет британским диалектом английского языка. И поделом! Если ты отлавливаешь свою непорочную, застенчивую супругу в самых неожиданным местах и делаешь ей деловые предложения, то не удивляйся вопросам.

* * *
Медвежьим родителям выпадают шесть дней отпуска: две пятницы, две субботы, два воскресенья и освобождение от поездок в детский сад.

Чего еще не хватает для полного счастья?

Новый живот ;)

Полночь. Снег за окном. Самый осмысленный диалог нашей семьи за последнюю неделю:

— Бу-бу-бу. Бу-бу. Бу-бу-бу.
— Фр-фр, фр-фр-фр. Фр-фр.
— (ревностно) Мря? Мря?

Кто ревностно ревновал? Кто был у ветеринара? Кто в положении?

Про созвездие Большого Медведя

Ни в коем случае не верь мужу-сказочнику, если он шепчет тебе в дýше что-то про десять минут. Не верь! Соберись с мыслями, возьми себя в руки, сведи ноги и выскальзывай из его объятий. Иначе десять минут плавно перейдут в двадцать пять минут, ты опоздаешь на работу на сорок минут, плюхнешься в кресло, забывшись, сорвешь шарф с пятнистой шеи и услышишь восторженный вскрик коллеги: „Ах, ты только посмотри! Жаркая ночь?“

Оно тебе надо? Когда ты последний раз краснела?

* * *
Маленького медведя заинтересовала проблематика возникновения жизни. Большой медведь, который не краснеет ни при каких обстоятельствах, обосновал свою гипотезу: „Маме было так хорошо с папой, что у нас появилась ты“. Маленькому медведю льстила академическая медвежья истина, поэтому он не стал вникать в суть дела.

* * *
У большого медведя, как известно, темное прошлое с длительными периодами пребывания в ванной. Когда ему было почти шестнадцать лет, он полюбил девушку. Когда он был в четвертом классе, он влюбился в ее тепло.

Моя единственная сознательная мысль с пятницы: „Ты была очень светлой. Я был возле тебя дома. Мне было возле тебя тепло“. 4 weeks 5 days along.

Я спокойна. Я совершенно спокойна.

В пятницу вечером Костенька изъявил желание погостить у Анны. Мы его уговаривали остаться, но Костенька был неумолим и запихивал в рюкзак зайца, карамельки и пижаму. В воскресенье Костенька прокатился с Генри в метро и вернулся радостный домой.

Во время обеда он мне жалуется:

— Мама, у них всю ночь плачет младенец. Я плохо спал. Ты представляешь, как это тяжело?

Только понаслышке, Костенька, только понаслышке.

* * *
Медвежата переживают миграционный период. Мигрируют из одной пустой комнаты в другую, поют песни, а иногда даже остаются зимовать. Периодически совершают мелкие хулиганства и сваливают на Федора Иннокентьевича.

* * *
Ночью в коридоре часто раздается топот ножек: топ-топ, топ-топ, топ-топ — в одну сторону. Если прислушаться, то топот значительно меняется в другую сторону: топ-топ, чап-чап, топ-топ, чап-чап, чап-чап. Утром в детской на подушке покоятся две головы: обе лохматые, одна весьма ушастая.

* * *
„Найда, — уличает собачонка Мишка, — не делай вид, что ты весь день мирно дремала в корзине. Не делай. Это твоя шерсть на покрывале, я так не линяю“. Совестливая Найда прикрывает лапами глаза. Екоторина Змеевна торжествует, свесив со спинки дивана три задние конечности.

Орион обожает смотреть документальные фильмы про животных, поэтому застенчиво отворачивается и признается: „Каюсь, валялся в ваше отсутствие на диване. Валялся, валяюсь и буду валяться“.

— Майкл, отцовство сделало тебя добросердечным. Шесть лет назад церберы получили бы за свое дерзкое поведение под зад, — задумчиво резюмирует Генри.
— Генри, шесть лет назад ты тоже получил бы за свои дерзкие комментарии под зад. Моя добросердечность идет тебе на пользу, — добросердечно резюмирует Мишка.

* * *
Недавно опочил вечным сном очередной Тадль. Чтобы не огорчать медвежат, Мишка купил нового — белого, вислоухого. Он ему никого не напоминал. У него такой же приятственный характер.

Раньше я не догадывалась, что кролики умеют жужжать и рычать. Если новый Тадль голоден, этот вислоухий козел кусает меня за пятки.

* * *
Подумываем купить Оскару бабу. Что-то он закручинился и даже стал меньше материться. Качается в клетке туда-сюда с закрытыми глазами. Наверняка строит план захвата власти во Вселенной. Если верить ветеринару, Оскар нас всех переживет.

* * *
— Медведи, мишки, медвежата, — целую я маленьких медведей на прощание, — а хотите, мама заберет вас из детского сада?
— Не надо, мама, — возмущенно вопят в ответ маленькие медведи. — Нас заберет папа. Мы зайдем в магазин и купим пакетик мармеладных зверей.

В среду приезжают Мишкины родители с целью окончательно разбаловать маленьких медведей.

Maestro e Dea

Чем глубже любовь, тем сильнее страх потери. Один мой знакомый медленно сходил с ума от тоски на чужбине и терзался ревностными побуждениями, поэтому нынче его жена красуется элегантной пятнистой шеей (как гепард какой-то, а не ценный сотрудник христианского благотворительного гадюшника). Монументальное порнографическое эпическое полотно „Голый шотландский воин водружает свои знамена над завоеванной липой“ достойно написания Тицианом.

Утром жена увидела себя в зеркале и побила моего знакомого, который о содеянном не сожалел, закинул ее на плечо (как неандерталец какой-то, а не исключительный экземпляр человека разумного), уволок в логово, прижал к постели и вознамерился усилить эффект своих замысловатых орнаментов, за что был бит вторично.

Беда в том, что жена моего знакомого столь безвольная, что когда видит влюбленный блеск в его глазах и чувствует его близость, то у нее отключается префронтальная кора головного мозга, учащается дыхание, усиливается функция бартолиновых желез и повышается уровень окситоцина в крови. В этом состоянии духа любые размолвки заканчиваются стонами, конвульсиями и содроганиями. Она согласна грешить с ним без стыда и сожаления. Она готова целовать его веки, целовать его губы, целовать его руки за то, что он есть, за то, что он такой, за то, что он делает ее невесомой.

О, боги кельтской триады, как коротки ночи!

* * *
Мы всегда Архангел и Липа. Мы всегда Мишка и Линка. Очень часто мы невменяемые безумцы. Очень редко мы Поэт и Музa. Иногда он Михаил, Мишель, Микеле, Леонардо или ליאור. Иногда я Филирa, Тиллер, Зирфун, Тирцa или ליאת. Сейчас мы Maestro e Dea.

* * *
Счастливый Maestro дрыхнет под гнетом детей и котов, а опороченная Dea закопалась по уши в ворох одежды, выбирает подходящий свитер, чтобы прикрыть от Тинхен Зоркий Глаз позор внезапной пятнистости и осознает самую что ни на есть прописную истину родной действительности: „Нет, а чему ты собственно удивляешься, когда у подобных мужчины и женщины вдруг появляется синеглазая, мудрая Griselda Apfelbaum с непослушными локонами, владелица яблочного сада, правительница церберов и пони, принцесса Деревянного трона и защитница Хрюклы? Это самое логичное и предсказуемое, что с ними могло произойти“.

Гризельде четыре с половиной года.

Honey, Du bist seit viereinhalb Jahren Vater. Kannst Du es glauben?

Воссоединение медведей

Гремлю на кухне посудой и подслушиваю одним ухом разговор папиной дочки с папиным сыном Илаем: „Сиди спокойно, глупый ежик!“ Бросаю кастрюлю, мчусь на крыльях любви в гостиную в надежде предотвратить фратрицид, и что я вижу? Милка паркует возле дивана Илая и пытается натянуть на его пухлую лапку потерянный носок. Илай пыхтит. Найда наблюдает.

„Ты моя золотая девчонка“, — всхлипываю я в своей материнской гордости, заключаю Милку в объятия и получаю по лбу Хрюклой.

* * *
Приезжала мама, и в медвежьем государстве появился новый житель. У Хрюклы лохматая бордовая шевелюра, узкие ехидные глазки и маленький упрямый ротик. Хрюкла наряжена в бордовое короткое платье с рюшами, полосатые бело-зелено-бордовые чулки и черные башмаки. Хрюкла невероятно хороша. Ее длиннющим тонким ногам позавидует любая манекенщица. Хрюкла — тряпичная кукла, которую сделала мама. Милка восторженно обняла подарок и спросила:

— Ömchen, это кукла?
— Да, кукла, — задумчиво подтвердила бабусечка и, подумав, добавила, — кукла-хрюкла.

Так Хильда стала Хрюклой.

* * *
Коленька сидит возле окошка, подперев щечки руками и интересуется:

— Мама, а это кто?
— Это синичка.
— Вкусная котлетка.
— Не „вкусная котлетка“, Коленька, а синичка.
— Мама, а это кто?
— Это воробушек.
— Вкусная котлетка.
— Не „вкусная котлетка“, Коленька, а воробушек.
— Мама, а это кто?
— С желтым клювом? Это дрозд.
— Вкусная котлетка, — вздыхает вредный медвежонок.
— Нет, Коленька, — поправляет мама. — Не „вкусная котлетка“, а дрозд.

После поездки в Шотландию Коленька стал заботливым водоплавающим плотоядным медвежонком<.

На подоконнике мы с Коленькой подкармливаем птиц семечками.

* * *
— Таверна "У синей ели", — хвастаюсь я Майку.
— …и срали, — враждебно добавляет Майк.
— Почему сразу "срали"? — расстраиваюсь я.
— Потому что соответствует действительности, — настаивает он. — Когда ты последний раз смотрела на подоконник? Все как жизни: ты творишь благо, тебе срут в душу.

Я краснею и тайком поливаю подоконник теплой водой, чтобы смыть следы благодарности птиц.

* * *
Вечером Майк вернулся из Сингапура. Мы превзошли себя и пять дней кряду ни разу не разговаривали по Скайпу, но зато общались ночами в WhatsAрр. От нашего общения айфоны смущенно хмыкали и закрывали дрожащими ручонками глаза и уши. Нам выпали несколько сладких часов вместе, пока не проснулись медвежата.

— Папа, прекрати целовать маму! — приказал маленький медведь. — Целуй меня! Как это, почему? Потому что ты меня любишь. Потому что я — твой прекрасный ребенок.

Нет, а кто спорит?

* * *
Время полпервого. Мы проснулись. У нас — шотландский завтрак с огромной сковородой жареной картошки, маринованными грибами, помидорами с перцем чили и горячим чаем Earl Grey.

Про ферму в спальной

Мало нам было звезд на потолке и стенах, мало. В пятницу медвежата обнаружили в детской зале здания с атриумом замечательную книжку о деревенской жизни в доме с колодцем, прудом и сараями для животных. Они сейчас же обсудили с интернациональными соратниками, кто делает kikireki (петух), gack-gack (курица), quak-quak (индюк), miau-miau (кошка), wuff-wuff (собака) или iha-iha (ослик).

* * *
В машине по дороге домой медвежата намекнули папе, что, дескать, отец, неплохо бы… и стали в субботу обладателями собственной говорящей книжки. Что я могу сказать? Спасибо, Майкл! Мы не предполагали, какой роковой станет для нас эта покупка.

В воскресенье ночью в нашей спальной первый раз прокукарекал петух, залаяла собака, заблеяла овца, замяукала кошка, захрюкали свиньи, запищали мыши, зачирикали цыплята и загоготали гуси. Над нашими головами скрипели окна, лилось в ведра молоко, вертела лопастями мельница, вжикала коса, кружила над цветком оса и тяжело вздыхал крестьянин: „Ой-ой-ой“. Вместе с крестьянином вздыхаем теперь и мы.

Если ваша жизнь протекает в спокойном русле, а вам страшно хочется разнообразия и драматизма, купите книжку „Mein sprechendes Buch. Bauernhof mit 30 Sounds“, и да прибудут с вами боги кельтской триады.

Про звезды в спальной

Когда мы пару месяцев назад ездили в гости к знакомым лошадкам, Милка увидела в детской комнате Дина забавную божью коровку, которая ночью проецирует на потолок и стены звездную карту. Солидный медведь Милка скушал пару печений, выпил фруктовый чай, поиграл с малышом, предложил Северину Илая, погладил лошадок, вернулся домой, упал в папины объятия и запел древнюю шотландскую балладу o заветной божьей коровке. Папа только пришел с работы, снимал второй ботинок и не совсем понял, о чем речь. Солидный медведь Милка топнул ногой, закинул куртку в угол, свалился в гостиной на пол и потребовал: „Папа, папочка, папусечка, мне нужна божья коровка. Очень сильно нужна. Купи мне божью коровку. Она будет светить звездами, а свой светильник забери. Он мне сразу не понравился. Он не светит звездами“.

Медведя успокоили, накормили ужином и на всякий случай приобрели три божьи коровки. Первые три дня медвежата таскали их везде за собой. На четвертый день божью коровку потрогал лапой Орион. Загорелись звезды. Орион потрогал божью коровку второй раз. Звезды погасли. Собачонок загоготал в голос и поведал о своем открытии Найде, которая не преминула упомянуть божью коровку в беседе с Катценбург. Котонесса лупила базилея и приговаривала: „Ах ты, дрянь прожорливая, морда похотливая! Ты мне ничего не даришь, узурпатор чертов! Другие коты дарят своим супругам подарки, а ты мне только котят даришь“. Базилей от неожиданности перевернулся на бок, вскочил и умчался в свое логово на кошачье дерево. Недели через две весь медвежий заповедник ловко включал и выключал божью коровку.

Но больше всего радовались мама и папа, потому что у них в спальной ночами кто-то хихикает и на потолке частенько загораются звезды, и гаснут, и загораются, и гаснут, и загораются. Домовой шалит?

Про зависимость медведей от лимонов

Маленький медведь кушает лимон. Берет у папы дольку и недоверчиво спрашивает:

— Солью посыпал?
— Посыпал.
— Много соли?
— Очень много соли. Как съешь, так превратишься в соляной столп.

Кладет аккуратно в рот. Морщится. Терпит. Глаза медленно перемещаются в центр лба, а уши съезжают на затылок. Выплевывает дольку на тарелку. Широко открывает рот. Высовывает язык. Скребет по языку руками. Возмущается: „Фу-у-у. Бе-е-е. И-и-и“. Пододвигает тарелку к папе: „Всё. Съела. Это тебе. Кушай на здоровье“. Протягивает руку:

— Еще одну!

Типичная поволжская деревня середины 20-го столетия

— Ома, а ты тоже жила в деревне?
— Да, я тоже жила в деревне, когда была маленькой. Наша деревня была очень красивой. Возле нашего дома протекала река. Летом мы ходили в лес за ягодами и на пруд за кувшинками, а зимой ездили на лошадке за дровами.
— Ома, а у вас было много лошадок?
— Нет, у нас была одна лошадка. Ее чуть не украли. Надели лапти и хотели увести. И увели бы, не выбеги мама на улицу.
— Моя мама?
— Нет, моя мама.
— У нас много лошадок, но их не украдут, потому что их охраняют Майа и Арагон. Ома, а у вас были собачки?
— Да, собачка у нас тоже была. Ее звали Найдой. Хорошая была собачка. Ночью ее украл волк и унес в лес.
— Ома, а почему вы за нее не заступились? А много волков у вас было в лесу? А коровки у вас были?
— Коровка у нас тоже одна была. Хорошая была коровка. Давала много молока и приносила здоровых телят.
— Ее тоже волк в лес унес?
— Нет, коровку у нас отобрали.
— Ома, и за коровку вы тоже не заступились? Ома, где же был твой папа?
— Папа был на войне.
— Ома, мой папа тоже был на войне, а сейчас он дома и за меня заступается. Даже когда мама на меня орет. И еще он заступается за лошадок, за коровок, за собачек, за кошечек, за курочек, за ослика… еще за кого?.. за Агату. Ома, а у вас была коза?
— Да. Она была такая же вредная, как Агата. Бодалась, лазила по крышам, прыгала через забор.
— Ома, а в лесу у вас медведи были?
— Наверное, были. Я не помню.
— Ома, а слоны у вас в деревне были?
— Нет, слонов не было.
— А жирафы?
— Нет, и жирафов не было.
— А каракалы?
— Нет. Рыси были.
— А львы?
— Нет.
— А бегемоты?
— Нет.
— А пумы?
— Нет.
— А гепарды?
— Нет.
— А крокодилы?
— Нет.
— (неодобрительно качает головой) Ома, как вы жили в такой скучной деревне? У вас совершенно ничего не было.

Папин сын Илай

Зеленоглазому медвежонку восемь месяцев. Он сидит в подушках, ползает со скоростью света, встает и прогуливается вдоль дивана и возле мебели, ухватившись за край руками. В нашем активном лексическом словарном запасе появилось выражение „припарковать Илая“: посадить в детский стул или коляску, чтобы не уполз. Эли окончательно стал Илаем после того, как папина дочка рассказала в Великой эльфийской ложе, что из родных у нее мама, папа, два брата и папин сын Илай. С папиным сыном Илаем у папиной дочки сложные отношения, но иногда она милостиво снисходит до совместных фотосессий, обнимательно-целовательных сеансов и даже приносит ему игрушки, которые он выкидывает из манежа. Папину дочку папин сын Илай обожает, глазеет на нее с восторгом и гоняется за ней не менее оптимистично, чем за Екоториной Змеевной Гадюкиной, которая за время беременности нисколько не подобрела.

С Федором Иннокентьевичем Рыжемырдиным у папиного сына Илая с рождения теплые, дружественные отношения. Илай гладит и обнимает Федора Иннокентьевича, Федор Иннокентьевич довольно горланит морские песни шанти. Когда Илай был совсем крохотным и учился переворачиваться с одного бока на другой, Федор Иннокентьевич осторожно подползал под него и подпихивал.

Лучше друзья Илая — это Найда, Орион и всё, что стащил или нашел на полу. Илай хорошо различает мои настроения: когда я обращаюсь к нему недовольным голосом, он удирает и пытается съесть на ходу всё, что стащил или нашел на полу и успел сунуть в рот. Кроме того Илай любит овощные и фруктовые пюре, каши из круп, творог и размороженное грудное молоко, но категорически отказывается мириться с покупной едой.

Отличный сын получился у папы, не смотря на активное содействие мамы.

* * *
Купили две баночки детского питания: сливочный шпинат с картофелем и паста в овощном соусе с рыбой. Предложили Илаю. Илай напыжился и плюнул в нас шпинатом. Сунули в рот пасту и покорно соскребли ее с Илая, с себя, со стульчика, со столика и с Федора Иннокентьевича. Отдали Ориону. Он быстро перекусил и еще долго сливался с пустыми баночками в экстазе. Стало понятно, что подарить собачонку на день рождения.

Kleiner braver Wuschelkopf

В пятницу Костенька подрался с Тинхен, когда она потянулась к его голове, причитая: „Ах ты, божечки, какой лохматенький!“ Лохматенький задохнулся от возмущения, хорошенько размахнулся, пнул по голени любительницу запустить свои лапы в чужие кудри и понесся по этажу, вопя: „Мама, она меня трогала! Папа, папа, она меня трогала!“ Почти пятьдесят голосов затихли, из толпы детей поднялся хмурый папа. „Майкл, сядь!“ — замахала с противоположного конца этажа мама, которая стала свидетелем драки, но не заржала, а взяла на себя роль миротворца и предотвратила кровавый немецко-шотландский инцидент. Тинхен вздрогнула и ретировалась в большую залу.

* * *
В большой зале проходило толерантное мероприятие. Добровольцы другой благо—творительной организации пригнали на встречу с аборигенами солидную толпу беженцев различных национальностей (Сирия, Афганистан, Судан, Эритрея, Чечня, Сомалия, Чад): примерно двадцать взрослых и пятнадцать детей. Из аборигенов были только добровольцы и сотрудники нашего благотворительного христианского гадюшника.

* * *
Моего мужа любят дети. Даже те, которые не говорят на его языках.

Мой муж владеет арабским (после официального армейского курса перед мобилизацией в процветающую демократию) далеко не на уровне „Freeze, motherfucker, or I’ll shut to kill!“, как всегда утверждал. Врал! Люблю! И сколько я о нем не знаю.

Балет vs. крав-мага

Маленький медведь повадился танцевать. Изящно и непринужденно. Без музыки, под музыку, под собственные напевы. Крутил головой, выгибал спину, кружился вокруг мебели.

— Давай отдадим медвежонка на балет, — предложила спонтанно мама маленького медведя.

Большой медведь перекривился и подумал: „Отлично. Только этого мне не хватало для полноты ощущений. Анорексичные бабы с кровоточащими пятками и мужики в колготках“, — но ничего не сказал вслух, потому что знает покладистый характер и крoткий нрав мамы маленького медведя.

Сказано — сделано: купили балетные принадлежности, повели маленького медведя на балет. Маленький медведь всю дорогу хихикал.

* * *
Ехали на балет, приехали в комедийное варьете. Вся группа танцует в правую сторону, маленький медведь в левую. Вся группа танцует в левую сторону, маленький медведь в правую. Группа подалась назад, медведь подался вперед и вдруг (!) заметил зеркальную стену. Маленький медведь ласково погладил зеркало, прошептал: „You are a beautiful, beautiful girl“, — и облобызал свое отражение. Мама маленького медведя покраснела и уползла за папину спину. Папа преисполнился гордостью и торжествующе улыбнулся. „Не вздумай свистеть или аплодировать“, — зашипела мама маленького медведя и дала папе превентивный подзатыльник.

Маленький медведь отплясывал, не обращая внимание на наставления учительницы. Сначала он сплясал короткий, но темпераментный кельтский танец с подпрыгиванием, затем отставил бедро, вскинул руку в лучшей манере Элвиса Пресли и плавно перешел на еще более выразительный танец его родителей, который двухметровый грубиян окрестил mating dance. Чем азартнее изощрялся маленький медведь, тем шире становилась улыбка у папы и краснее уши у мамы.

— Эмилиана, ты хочешь быть балериной? — спросила немного удивленная учительница после представления.
— Нет, — весело ответила несостоявшаяся звезда балета и задрала ногу. — Папа хочет.

Папа смутился. Честно сказать, я давно подозревала, что он на самом деле всегда хотел стать балериной, просто двери перепутал: искал балетную школу, случайно зашел в военную академию и заблудился. Таким способом американская армия рекрутирует будущих офицеров.

* * *
Маленький медведь не унывает и опять занимается крав-мага, а Федор Иннокентьевич переживает тревожный период.

Медвежий завтрак

— Папа, а это что?
— Ты же видишь — тофу.
— Тофу я не буду. А с каким кремом? Из орехов кешью?
— Нет, с миндальным.
— С миндальным я не буду.
— Тебе никто и не предлагал.
— А что мне кушать? Или совсем голодной в детский сад идти?
— Ешь яичницу.
— Это яичница?
— Да.
— Это я не буду.
— Ну и не надо.
— Нет, буду. А где помидоры?
— Вот, пожалуйста.
— Нет, такие я не буду. Они круглые. А я хочу такие…
— Квадратные? Ешь, какие выросли.
— А томатный сок есть?
— Есть.
— А томатный сок я тем более не буду.
— Хорошо, не надо.
— А вафли есть?
— А ты пекла?
— Нет. Я маленькая, а ты большой. Ты пеки.
— Завтра.
— А сладенького нет? Совсем-совсем никакого? Даже кексика? Mаленького-малюсенького?
— Маленький-малюсенький есть.
— Папа, а ты меня любишь?

Таким же образом маленький медведь выбирает одежду для Великой эльфийской ложи.

Медведи в спячке

Совершенно случайно узнали, будучи вовлеченными в ласки на постели в номере хорошего отеля после романтического ужина при свечах, когда никуда не надо спешить или опасаться возмущенных возгласов и пинков по закрытой двери, что мы — ангелы, чистые, непорочные ангелы. Отрубились и уснули. Майк, целуя мой живот (занятие нудное и утомительное). Я, изворачиваясь в попытке укрыть нас одеялом (занятие сложной физической и мыслительной деятельности). Проспали всю ночь, проспали почти весь день. Изредка просыпались. Я высвобождалась из его цепкого захвата (занятие напрасное и изнурительное). Он подсознательно нейтрализовал меня, чтобы не возмущалась, но делал вид, что действует исключительно в моих интересах.

— Майкл, что это было, м?
— Во всем виновата только ты!
— Почему это — я?
— Ты такая теплая, и такая мягкая, и мне было так хорошо.
— Что ты немедленно решил на мне вздремнуть?

* * *
Дома нас ожидал маленький нахохлившийся, напыжившийся медвежонок в вечернем платье поверх сарафана и джинсовых штанишек. Медвежонок сидел в кресле. Надул губки, склонил набок головку, сложил ручку на ручку и всем своим грустным, обиженным видом порицал поведениe непутевых родителей. Простил, конечно, когда папа заключил его в объятия, расцеловал в щечки и подбросил до потолка. Маме пришлось повозиться подольше и отдать в медвежонковский фонд новое фиолетовое платье из шифона с вышивкой из жемчуга и кристаллов.

* * *
Храпим. Зачем изменять прекрасным традициям?

Скумбрия и лосось Николай

Я ждала нашу девочку в Германии. Майк привез свежую скумбрию из Шотландии. Я до сих пор не стыжусь, что скумбрия не была балыком. Скумбрию поймала и закоптила моя семья. Я сожрала эту вкусную рыбку за одну минуту. Мне хотелось поделиться радостью с милой подколодной.

Милая подколодная не преминула сразу же насрать мне в душу: «Фу, скумбрия, да я от самой дорогой рыбы не верещала так, как ты от дешевой скумбрии». Я соскребла душу со дна грязного унитаза и ушла. Прошло время ;)

* * *
В этом году мы особо не справляли ни Рождество, ни Новый год, а к старому Новому году Майк принес домой невыносимо дорогое филе лосося (500 евро кг). Лосось был безумно вкусным. Майк просто поджарил картошку и сделал салат из авокадо и эскариола. Последние месяцы нашей жизни прошли из-за покупки дома под девизом «Мы больше никогда не будем такими нищими — терять нечего».

* * *
«Фу, 500 евро, — вздохнула милая подколодная. — Лосось царь Николай стоит значительно дороже». И мне стало ее невыносимо жаль.

Michael, I Love You Endlessly!

                    ЛИПА
Чё уставился? Чё надо?

                    АРХАНГЕЛ
Я не уставился. Мне почти ничего не надо. Я выжидаю.

                    ЛИПА
Чё выжидаешь?

                    АРХАНГЕЛ
Твоей реакции. Как ты меня встретишь. Улыбкой и приветствием „Здравствуй, любимый!“ или злобным шипением „Чё уставился?“.

                    ЛИПА
Когда я встречала тебя приветствием „Здравствуй, любимый!“?

                    АРХАНГЕЛ
Никогда. Поэтому — ожидаю.

* * *
Ночью мой муж, чтобы не разбудить меня, ходил с орущим Бу-бу по коридору и успокаивал: „Ну, маленький, ну, пожалуйста, ну, не плачь. Ну, маленький, ну, пожалуйста, ну, не плачь. Ну, маленький, ну, пожалуйста…“ Бу-бу не внимал. Бу-бу отращивает новы белоснежный клык.

А мое сердце разрывалось от любви и нежности к этому мужчине. Я ничем не заслужила его любовь.

Э.М. налаживает контакт с местной фауной

Гуляем во дворе. По дороге, выписывая немыслимые кренделя, несется стройная трехцветная кошка. Очевидно, что кошка — внучка Гарри Гудини. Она умудряется протиснутся сквозь прутья забора, проносится мимо и залетает на дерево. Церберы даже не успевают предвкусить радость. Они с удовольствием гоняются за чужими кошками.

Вслед за кошкой по дороге, выписывая не менее немыслимые кренделя, несется интеллигентного вида женщина в распахнутом пальто и с палкой в руке. Женщина останавливается возле нашего дома и начинает увещевать кошку: „Мици, Мици, дрянь ты этакая! Куда ты опять сбежала?“ Мици раскачивается и изображает из себя глухонемую птичку. Э.М. впускает женщину во двор. Мы обмениваемся пустыми фразами. Женщина изредка пытается подпихнуть бунтарку Мици палкой. Мици невозмутима.

Э.М. расхаживает вокруг женщины и совершенствует искусство общения:

— Холодно на улице.
— Да, холодно.
— Это потому, что снег шел.

Сообщив важную информацию, Э.М. удаляется на качели.

Как только женщина покидает наш двор, Мици повисает на ветке, падает на землю и уносится по своим делам, не забывая при это выписывать… да… немыслимые кренделя.

7 months 2 weeks 4 days

Ма-ма, ма-ма, ма-ма, ма-ма, ма-ма, ма-ма, ма-ма, ма-ма, ма-ма, ма-ма, ма-ма, ма-ма, ма-ма, ма-ма, ма-ма.

Уже полчаса, как ма-ма. Ма-ма в прострации. Па-па угрюм. Это тот па-па, первое слово детей которого было однозначно папа. Не говорите мне, что „пока еще неосознанно“. Who cares?

Ма-ма, ма-ма, ма-ма, ма-ма, ма-ма, ма-ма, ма-ма, ма-ма, ма-ма, ма-ма, ма-ма, ма-ма, ма-ма, ма-ма, ма-ма.

Ох. Щас лопну от щастья и гордости :D

У психиатра на рояле

                    ЛИПА
Вчера вечером мы решили вести добродетельный, целомудренный образ жизни…

                    АРХАНГЕЛ
…а полчаса спустя собирали в спешке с пола одежду.

                    ЛИПА
Зачем ты меня сдаешь, Майкл? Если ты промолчишь, мне непременно поверят, и никто не узнает о твоем порочном падении.

                    АРХАНГЕЛ
Ты велела меньше врать. Я внял твоей просьбе. Вру меньше.

                    ЛИПА
Т.е. если мы вдруг встретим в городе одну из милых подколодных, то ты в порядке исключения не соврешь, что звать тебя Гюнтером и не муж ты мне законный, а случайный любовник на пару часиков, у тебя дома и так жена и четверо детей?

                    АРХАНГЕЛ
Нет, нет, извини, это противоречит моим моральным устоям. Я не стану попирать ногами свои принципы.

* * *

                    ЛИПА
Мне ночью часто кажется, что кто-то плачет.

                    АРХАНГЕЛ
Диван в гостиной? После увиденного я бы тоже ночами часто плакал.

* * *

                    ЛИПА
Я не понимаю, в кого она такая. Кто в твоей семье еще гладит и целует свое отражение в зеркале?

                    АРХАНГЕЛ
Никто. И почему сразу „в моей семье“? В твоей семье тоже достаточно умалишенных.

                    ЛИПА
Я помню, ты любил часами проводить время в ванной возле зеркала.

                    АРХАНГЕЛ
Я не целовался с зеркалом. Я думал о тебе.

                    ЛИПА
Тихо! Мы не станем сейчас уточнять благородные цели твоего бесконечного времяпрепровождения в ванной. Почему у тебя все разговоры каким-нибудь развратом заканчиваются? Тянись к прекрасному.

                    АРХАНГЕЛ
Я с двенадцати лет тянусь к прекрасному, получаю по рукам и живу в постоянном страхе перед отлучением от тела и выселением на противоположный край дивана.

                    ЛИПА
Приличные люди, Майкл…

                    АРХАНГЕЛ
Ну да, конечно! Приличные люди… Расскажи мне о приличных людях, которые пишут стихи причине своих бессонных ночей и постоянной эрекции, рисуют портреты, дарят цветы и заварные пирожные.

                    ЛИПА
Цветами ты наверняка получил бы по роже, а от заварных пирожных я не отказалась бы. Не недооценивай значение заварных пирожных в жизни юной девушки.

                    АРХАНГЕЛ
Заварными пирожными я тоже в рожу получил бы, а то я тебя не знаю.

                    ЛИПА
Да, пожалуй, получил бы, но это отвлекло бы тебя от очередного посещения ванной.

* * *

                    ЛИПА
Майкл, мне очень нужен рояль.

                    АРХАНГЕЛ
Понимаю. Зачем тебе нужен рояль?

                    ЛИПА
Я надену нарядное платье, разлягусь на крыле рояля и стану думать думы.

                    АРХАНГЕЛ
Господи, я женат на сумасшедшей.

                    ЛИПА
Раньше тебя это не смущало. Если хочешь, можешь аккомпанировать моим думам. Что-нибудь жизнеутверждающее, например, „Похоронный марш“ Шопена.

                    АРХАНГЕЛ
Очень смешно, Линда.

                    ЛИПА
Если возникнет желание, для тебя я разлягусь на крыле рояля голой.

                    АРХАНГЕЛ
Голой ты там долго не пролежишь. Может лучше вообще не ложиться? Пока залезешь — позору не оберешься, пока уляжешься — со смеху помрешь, тут уже дети из детского сада вернутся. Не остается времени думать думы.

                    ЛИПА
Не лишай меня иллюзий. Еще я позову Кейт, чтобы запечатлела этот исторический момент на фотографии для грядущих поколений.

                    АРХАНГЕЛ
Мне кажется, фотография не достаточно торжественная техника для такого исторического момента.

                    ЛИПА
Звать художника?

                    АРХАНГЕЛ
Непременно.

                    ЛИПА
Если художника, то обязательно Курбе.

                    АРХАНГЕЛ
Разумеется, но Курбе больше ста лет занят.

                    ЛИПА
К тому же мне нравится Модильяни.

                    АРХАНГЕЛ
Он тоже занятый человек. Я вот что подумал: к черту занятых художников. Может тебе лучше поговорить с Фрейдом или Юнгом? Ну, пока ты лежишь на крыле рояля. Просто поговорить. По душам. Чтобы мне не так страшно было.

                    ЛИПА
Знаешь, как говорят: была у психиатра на диване? Или в моем случае: была у психиатра на рояле.

                    АРХАНГЕЛ
Oh boy.

                    ЛИПА
Не надо вздыхать, Майкл. Узнай, сколько стоит рояль.

                    АРХАНГЕЛ
Угу. Пометил в календаре. Это первое, что я сделаю утром на работе.

Про синеглазых предателей

Маленькой девочке похоже становится лучше. Вздремнули после обеда, обнявшись под теплым пледом. Проснулась в просторных хоромах одна. На дворе темно. Искала недолго. Обнаружила синеглазую предательницу в родительской спальной у папы под боком. Рядом храпели Екоторина Змеевна и Федор Иннокентьевич. Не долго думала, выпихнула наглую рыжую морду и взяла пример с одного знакомого O.: обвила собой мужа, и без того обвитого четырьмя эльфами.

Встали недавно. Чего бы покушать?

* * *
Я знаю, у меня в последнее время все некстати, но, божечки, до чего они сладкие, все мои пять эльфов и как я их люблю!

Четыре оборотня

Я знала, этот день придет. Шесть собачат покинули родной дом: два — в США, два — в Англию, один — в Новую Зеландию, один — в Венгрию. Собачата обещают быть настоящими церберами: у них добрый характер Найды и… высокий характер Ориона (это не пес, а чистокровный арабский жеребец).

* * *
Рождество мы проводили в провинции. Я много гуляла. Очень много гуляла.

— Линка, возьми собак.
— C какой кстати?
— Просто возьми, чтобы мне было спокойнее.
— А если они побегут? Мне следом бежать?
— Только, если хочется. Они знают, где живут. Я бы просто отпустил. Собаки вернутся. Не знаю, сколько потребуется времени, чтобы найти в Европе тебя.

У нас четыре цербера: Найда (собака Эмилианы), Орион (собака Илая), Майа и Арагон (кто догадается?). Взяла. Пошла. Я сосредоточилась на мыслях. Церберы заулыбались и унеслись во тьму. Отведать поздних зимних яблок?

От нашего кибуца до ближайшего поселения три спокойных километра по сельской дороге, но не в ту ночь. Возле меня остановилась машина. Я даже не успела испугаться. Вурдалаки в машине задумались. Понимаю: я тоже задумалась, куда бежать и добегу ли. Собачат давно отпустила, как советовал Майк и долгое время не видела. В машине открылась дверь, в душé сползла в пятки я, из темноты за моей спиной вдруг появились оборотни: все четыре — глаза горят, слюна течет, шерсть дыбом, рост… высокий. Дверь в машине захлопнулась, я подтянула упавшие джинcы и понеслась домой.

Я — кошатница… если не считать прогулок с собачатами.

Quarantine

— Эмилиана. Эмилиана. Эмилиaна, не таскай брата за уши.
— Папочка, он будет красивым. Он будет похож на зайчика. Его все будут любить.

— Милка, не надо! Зачем ты тянешь себя за нос?
— Я буду Дамбо. Я буду красивой. Я буду летать.

— Почему у Фрица на голове шапка Илая? Мили?
— Папочка, у Фрица замерзли ушки.

* * *
Пять минут спустя в гостиную въезжает Федька на коврике, который тянут близнецы. На Федьке надето мое новогоднее платье, которое не подошло, потому что я сильно похудела. Федькина рожа одухотворённа. Пахнет корицей.

* * *
Милка в карантине :(

What Is Wrong with Linda?

На этой неделе я узнала много нового и интересного о своей эндокринной системе.

Понедельник

— Линда, я не понимаю. У тебя что, отсутствует менструация? Я ни разу не видела в туалетном ведерке использованных прокладок или тампонов. Ты не бросаешь тампоны в унитаз? Ты молодая. У тебя ведь нет климакса?
— Тинхен, у некоторых климакс очень рано наступает.

Вторник

Любимый муж возит детей в детский сад. Ему не нравятся дороги. Он не доверяет любимой жене управление Григорием Александровичем. Жена не против. Нынче она разъезжает в шикарном мужнином «мерседесе» и одевается, цитата, как дива. Дива носит контактные линзы, одежду от дизайнеров и дорогую обувь. Потому что в бюро сухой воздух, дива идет в туалет с сумкой (глазные капли). Тинхен ликует:

— Ах, как неожиданно. Ты сегодня идешь в туалет с сумкой. Все сразу знают, в чем дело.
— Да неужели? Какие все догадливые ;)

Среда

Дива вдруг понимает, что ей хочется соленых крендельков и томатного сока. Дива закупается перед работой.

— Ой, Линда, ты беременная? Крендельки и томатный сок — соленое. Я так любила соленое, когда была беременная.
— Тинхен, у меня четверо маленьких детей.
— Четверо?! Где они в тебе поместились?! Ты такая тощая. От одного мужчины? Нет! Не может быть. Нет? Когда вы друг с другом спите, должно быть, гремят кости.

С нетерпением ожидаю четверга.

Майкл и Николас

Я благодарна нашим детям за то, что они дарят нам вновь воспоминания, давно забытые.

Нико скачет вокруг мамы. Мама переводит текст с немецкого на арабский:

„Niko, can you read Arabic?“
„No, Mummy, but I can look at pictures.“

Weiterlesen

Майкл и Эмилиана

Моего любимого мужа посетил его любимый демон. „Пожалуйста, забудь, — прошу я его который год. — Пожалуйста, забудь и больше никогда не упоминай. Я знаю, почему это случилось. Я тебя давно оправдала и простила. Прости себя“.

— Ты счастливый ребенок, Эмилиана? — интересуется мой любимый муж у любимой дочки.
— А ты? А ты? Ты счастливый ребенок, папочка? — интересуется моя любимая дочка у любимого папы и сует ему под нос для поцелуя вязаного зайца.

Я — свидетель. Счастливее моих детей нет. Моему маленькому синеглазому счастью 4 года 5 месяцев и 5 дней. Моему большому синеглазому счастью 37 лет 5 месяцев 2 недели и 2 дня.

Угомонись, Майкл, и купи мне рояль!

Daddy hat Mummy angebumst

I, Michael, take you, Linda, to be my wife. I promise to be true to you in good times and in bad, in sickness and in health. I will love you and honour you all the days of my life. I will fuck you all the time.

Kann sein, dass der letzte Satz keine unbedingte Allgemeingültigkeit für ein katholisches Eheversprechen darstellt, aber Mike hat ihn ausgesprochen, nur um mich lächeln zu sehen, weil ich vorm Altar mit dem Heulen angefangen hatte und weil seine Stimme auch versagt hat, aber er standhaft bleiben wollte. Ich hege einen leisen Verdacht, dass der Priester den Satz auch sehr wohl vernommen hat. Mike hat ihn beinahe lautlos ausgesprochen, aber man merkt es trotzdem an seinen Mundbewegungen, wenn man aufmerksam ist. Erklär mal den Eltern, was der liebe Junge seiner zukünftigen Ehegattin verspricht, aber ich grinse immerzu und bin glücklich.

* * *
Wir sehen uns das Hochzeitsvideo an und Mili erklärt ihren Brüdern, wie es so läuft zwischen Mummies und Daddies.

                    EMILIANA
Daddy liebt Mummy. Mummy liebt Daddy. Daddy hat Mummy angebumst, und sie dann in der Kirche auf der Insel der Wolken geheiratet. In der Kirche, in der wir mit Grandma und Grandpa eine Messe besucht haben. Mummy war unglaublich wunderschön in einem langen weißen Kleid. Mit einer Schleppe. Und mit einem Schleier. Und mit schönen Schuhen. Und Daddy hat einen Rock angehabt, obwohl er kein Mädchen ist. Und ich war auch dabei und sah bezaubernd aus. Und Daddy hat mich auf dem Arm getragen, weil ich noch winzig und müde war. Und ihr wart auch dabei, aber euch kann man nicht sehen. Ihr seid in Mummys Bauch. Und Eli war nicht dabei. Und Daddy liebt mich mehr.

KOSTJA UND NIKO (entsetzt)
Nein, tut er nicht.

EMILIANA (begeistert)
Doch, tut er.

KOSTJA UND NIKO (entsetzt und empört)
Nein, tut er nicht, tut er nicht.

EMILIANA (noch begeisterter)
Doch, tut er. Doch, tut er.

MICHAEL
Ruhe im Karton! Hier werden alle gleich geliebt.

EMILIANA (kaum hörbar)
Und ich mehr. Und ich mehr.

* * *
„Welcher Schwachkopf hat das Verbum ‚anbumsen‘ verwendet? Michael!“
„Ich verweigere die Aussage, aber, aber ich meine, es könnte Katzenburg gewesen sein.“

* * *
… und sie lebten glücklich und zufrieden bis ans Ende ihrer Tage.

Die Nacht danach

На кухню гуськом зашли три серьезных поросенка по имени Мил-Мил, Тин-Тин и Ник-Ник, молча подхватили стул и потащили к двери. „Стоп! Куда?“ — живо заинтересовался Майк. Он любознателен. Поросята замахали руками, закрутили головами и одновременно загалдели, не выдавая однако цели похищения стула. „Стул остается здесь“, — решил Майк. Поросята понурились и поплелись вверх по лестнице. Мы не отставали. Поросята взволнованно перешептывались, но делали вид, что наше присутствие оставляет их хладнокровными.

В Милкиной комнате поросята развернули широкую архитектурную деятельность. Свалили на бок Михайло Потапыча, набросали вокруг него игрушек, приладили стульчики. Я только догадываюсь, что они строили Вавилонскую башню и мечтали добраться до светильника.

* * *
Новогоднюю ночь пережили. Собачата обзывались. Котенок Котя пребывал в глубоком обмороке. Котенок Федя похудел на десять грамм, бегая за фейерверками с одного подоконника на другой. Три поросенка глазели из окна и требовали романтической прогулки под дождем. Маленький пугался и плакал. Wir sind unartig gewesen. Quelle surprise.

Happy New Year!

Старый год уходит быстрыми шагами. Старый год подарил нам Иммануэля. Он начался хорошо, а закончился плохо. Нет, на самом деле — нет. Мы счастливы. Мы едим, спим и спим друг с другом. У нас было Рождественское Чудо, когда Майк вытащил меня из постели и поставил одетой под душ. Он знал, что его ожидает: пинки, щипание, кусание… секс… секс… Секса он не ожидал :) Секса у нас настолько неприлично много, что стыдно признаваться. „Линда, хватит хвастаться. Мне бы твои проблемы“, — сказала сегодня Тереза. Мы не разводимся (какая неожиданность!). Мы все еще безумно любим друг друга.

У нас было Новогоднее Чудо, когда Майк после очередной эльфийской шутки вдруг понял: „Четыре ребенка — достаточно“ :) Я долго ржала.

Семь месяцев

Одному знакомому зеленоглазому пацану семь месяцев. Мне кажется, что он только вчера проживал в ССК на папиной груди, а он уже сидит в подушках и самостоятельно подкрепляется молоком из бутылочки.

Успешно прошли Vorsorgeuntersuchung U5. Педиатр остался доволен. Пацан после прививки орал на всю клинику. Папа был мрачен и бледен. Такого разговорчивого ребенка у нас еще не было. Он разговаривает даже во сне, рассказывает о пережитом и увиденном желтому вязаному зайцу с огромными глазами-пуговицами. Такого неугомонного ребенка у нас тоже еще не было. Он крутится, вертится и ползает. Ночью неизменно теряет носок. Категорически отказывается спать один. Обожает быть в центре внимания. Кушает картофельное, тыквенное, банановое и яблочное пюре. Любит гречневую и овсяную каши. Регулярно пытается похитить папину ложку. Режим питания: три раза молоко, два раза прикорм.

С папой у пацана сложились серьезные отношения. Когда папа зовет его к себе: „Eli, come to daddy“, — он хохочет, хрюкает, взвизгивает и улепетывает в противоположную сторону. Папа утверждает, что своей манерой поведения и характером пацан ему кого-то напоминает. Не имею понятия, кого.

Купание вязаных зайцев в унитазе

Я вытираю лицо и понимаю: полотенце совсем иное на ощупь. Я приоткрываю один глаз и вижу белую нарядную шелковую скатерть со стола. Я осматриваю ванную комнату. Ванная комната безупречна. Я выхожу в гостиную. В гостиной Майк играет с Эли. „Где твои дети?“ — неспокойно спрашиваю я Майка. „Дети рисуют в прихожей“, — спокойно отвечает Майк. Я выхожу в прихожую. В прихожей никого нет. Двери шкафов широко раскрыты, везде валяется обувь, ухмыляется Катценбург. Двери гостевого туалета тоже широко раскрыты. В умывальнике лежат два вязаных зайца. Возле умывальника валяется полотенце, которым я вытираю свое родное лицо, подаренное мне родителями и милое моему мужу. О чем вы подумали?

Нет, нет, не тешьте себя надеждами. Я — искушенный эльфовед. Сиденье унитаза поднято. Это значит, что вязаные зайцы были вымыты не в умывальнике, возле которого стоит скамеечка, а в унитазе. Эльфы искупали зайцев в унитазе и вытерли их моим полотенцем.

Что было потом, никто не знает. Когда мы обнаружили эльфов, они сидели в Милкиной комнате и рисовали на доске. Рисовали хорошо.

Мы — никудышные родители. Мы их не ругали. Мы их любим больше своей жизни.

Мама на нас наорала

                    ЭМИЛИAНА (глаза большие, грустные)
Папа, папа, мама на нас наорала.

                    МАЙКЛ
Наша мама? Не может быть…

                    КОСТЯ И НИКО (единый голос дрожит от обиды)
Наорала, наорала.

                    МАЙКЛ
Что же вы сделали?

                    ЭЛЬФЫ (ручонки прижаты к груди)
Ничего, папочка, совсем ничего.

* * *
Пока мама переодевала Бу-бу, эльфы занимались на кухне самодеятельностью. Уронили кувшин, разлили компот. Затаились. Забегали. На помощь пришел Орион. Он еще никогда не отказывался от бесплатной еды. Сразу объявились Котя с Федей. Из напитков они предпочитают только воду и сливки, но позлорадствовать всегда рады.

Эльфы разобрали рулон кухонной бумаги и аккуратно сложили сверху. Эльфы собрали все кухонные полотенца и аккуратно сложили сверху. Промокнули. На всякий случай утащили рулон туалетной бумаги и аккуратно сложили сверху. Своей инсталляцией эльфы остались недовольны. Принесли из гостиной мамину нарядную кофту и аккуратно положили сверху. Котя присела. Кофта поплыла. Все это произошло за несколько минут.

Мама собрала эльфов, выставила из кухни и сказала: „Идите, идите, идите в гостиную. И играйте там“. Эльфы дождались, когда вернется папа и пожаловались. Мама бы от этих врунишек ушла, но папа сейчас такой ласковый и делает маму невероятно счастливой.

Котя храпит, как пьяный мужик, на новом диване.

Про синеглазый свет

Чтобы облегчить жизнь маленькой обездоленной обедневшей девчонке, мы с Майком подумали и отдали ей свою спальную комнату. В новой детской комнате сразу поселились зайцы, игрушки, книжки, альбомы и фломастеры. Девчонка вдохновилась, сначала помогала, потом командовала. Последним в новую детскую комнату заехал Михайло Потапыч. Жилищная ситуация улучшилась. Девчонка хвасталась своими просторными хоромами.

* * *
Рождество. Тишина. Из кухни раздается вздох:

— У мамы с папой маленькая-маленькая комната, опа. В ней ничего нет, опа. Совсем-совсем ничего. Одна кровать и шкаф. Шкаф большой, на всю стену, если его убрать, будет много места, но мама с папой не убирают. И больше ничего. Цветы на подоконниках, прикроватные столики. И больше ничего. Совсем-совсем ничего. И еще они закрывают дверь на ключ. Я прихожу, опа, а дверь закрыта. Совсем-совсем закрыта.
— А ты зачем приходишь? Мама с папой устали за день, хотят спать.
— И я тоже устала за день, но никогда не закрываю дверь на ключ. Никогда-никогда. И я хочу спать, но не хочу спать одна. И комната у них маленькая-маленькая, опа. Совсем-совсем маленькая. И всего два окошка.

* * *
— А я знаю, в кого твоя дочь пошла, Мишечка. В тебя!
— Ну да, конечно, Линочка. Это же я вечно недовольный.

Спорить не стану, но подслушивать разговоры синеглазой девчонки одно удовольствие ;)

Two Princesses and a Boy (an eavesdropped conversation)

                    EMILIANA
Daddy, I’m a princess. Daddy, I’m a princess. Daddy! I am a princess! Look, look, look at me.

                    MICHAEL
I hear you. I look at you. I like you. You are a beautiful princess. Now, go and play.

                    EMILIANA
Niko, you are a princess too.

                    NIKOLAS
No, I’m not. I’m not a princess. I disagree. I’m a boy. Boys can’t be princesses.

                    EMILIANA
Yes, Niko, you are. You’re a princess. Boys can be princesses as well.

                    NIKOLAS
Daddy, Mili is calling me a princess. I’m not a princess. I’m a boy.

                    MICHAEL
Mili, don’t call your brother a princess. Just don’t. He’s a boy.

                    EMILIANA
Daddy, but you are a princess, aren’t you?

                    MICHAEL
Yes, I am. I’m definitely a princess.

                    EMILIANA
Daddy, Daddy, stand up. Here’s your crown.

* * *
Две принцессы и мальчик

Happy Xmas!

Some are born to sweet delight,
Some are born to endless night.

На определенном этапе католического экзорцизма священник обращается к одержимому: „Скажи мне свое имя, демон! Скажи мне свое имя!“ Примерно так я сейчас обращаюсь к своему недугу. Я не знаю, что со мной не так, что случилось? Декабрь был всегда одним из тяжелых месяцев в году, но я справлялась. Этот декабрь превзошел все ожидания.

23 декабря умерла Мишкина бабушка Ханна. 24 декабря погиб Роман. 31 декабря не исполнится 14 лет нашему сыну Сэмми. 4 января умрет мой папа. 6 января умрет мой лучший друг Давиде. Каждый декабрь — ожидание и безысходность, каждый декабрь — слезы и желание отвернуться к стене и перестать быть. Мне хочется надеяться, что это пройдет. На улице весна, поют птицы, цветут яблони.

Я желаю вам счастливого Рождества. Во мне сейчас мало хорошего, но у меня есть любимый/любящий муж, красивые/здоровые дети, церберы-врачеватели, лошадки-целители и коты-обоссатели.

Если вы еще не видели фильм „How the Grinch Stole Christmas“, посмотрите. Эльфы посмотрели, суют папе под футболку подушку и спрашивают: „Папочка, а почему ты не зеленый?“

Да прибудут с вами боги кельтской триады! Спасибо, что думаете обо мне.

Euphorbia pulcherrima

Одна знакомая синеглазая девчонка ходила с папой в магазин и сперла на выходе рождественскую розу. Папа не заметил. Роза расцвела за ночь алыми цветами. Свою криминальную энергию синеглазая девчонка унаследовала от родителей. Вдвоем эти аморальные субъекты сперли однажды головку чеснока. Ее мама в возрасте шести лет сперла несколько бутылок кефира. Ее папа в возрасте семи семнадцати лет спер упаковку презервативов (и ни о чем не жалеет).

* * *
Мама немного пришла в себя после болезни и залюбила папу до полусмерти. Папа сбежал в командировку. Вернется во вторник. Меркантильного папу волнуют финансы.

* * *
Синеглазые эльфы познакомились с новым младенцем. Думала, будут драться. Нет. Синеглазые эльфы сказали: „А наш — красивее“. Наш сказал: „Бу-бу“, — и пополз. Ему нравится ползать.

Про неприятных родителей

Один знакомый синеглазый пацан порадовал воспитательский коллектив и родителей на рождественском утреннике, который состоялся вечером:

— Маме уже стало лучше. Она пристает к папе.
— Бедный папа.
— Нет, нет. Папе нравится.

До чего неприятные люди. Неужели нельзя быть серьезнее?!

Kostja & Kittylein

„Daddy, Kittylein hat in die Diele geschissen.“
„Selbstverständlich hat sie das. Sonst ist von Kittylein nichts zu erwarten.“
„Das ist nicht schön.“
„Nein, das ist nun wirklich nicht schön, Kostja, so ist aber Kittyleins beschissener Charakter.“
„Daddy, wir sollen Kittylein füttern, dann wird ihr warm ums Herz, und sie wird gutherzig sein.“

* * *
Костя и Киттибуша

Этот декабрь никогда не закончится

Мы с Коленькой были в больнице, потому что вечером он начал задыхаться от кашля. Врачи накачали нас медикаментами и отправили домой. Наше сознание воспарило в запредельные небесные сферы. Второй день мы наблюдаем за собой со стороны и слышим варварский топот тараканов за плинтусом. Коленька пьет горячий бульон и угощает меня курятиной. Я краснею и объясняю ему, что водоплавающие травоядные эльфы не употребляют в пищу мяса. Коленька не противоречит, но время от времени возле моего уха, носа или горла появляется куриное бедро. Коленька — заботливый водоплавающий плотоядный эльф.

* * *
Иммануэль тихо сказал „пчи“. Мы перепугались. Майк вытурил нас с Коленькой в бывшую комнату Анны, которая находится в прихожей сразу возле входной двери. Мы с Коленькой в карантине. Я реву: я, тварь этакая, заразила своих детей. Майк меня успокаивает: не плачь, не плачь, ну, не плачь, пожалуйста, я не могу видеть, как ты плачешь.

Рихард сказал, что Иммануэль не болен, но я все равно реву. Попробуйте одновременно предаваться самобичеванию, кашлять, реветь и делать вид, что не ревете, чтобы утешить мужа.

* * *
Больше всего страдает Майк, который бессилен. Роль пассивного наблюдателя для него невыносима, поэтому квартира тонет в ароматах адвентских кексов и ханукальных пончиков. Коленька лечится наваристым бульоном, а я провожу дегустацию пунша из виноградного, яблочного, смородинного и лимонного сока с абрикосовым пюре, с гранатовым и айвовым сиропом, с лаймовыми и апельсиновыми корками, с сушеной черникой и клюквой, с корицей, анисом и гвоздикой. Я благодарна Майку. Судя по обилию поглощенных пончиков, жить буду.

Про работу в ХБО

О, с какой сосредоточенностью, терпением и незамутненным разумом взглядом складывала я сегодня на работе оригами из салфеток. Какими идеальными были изгибы, каким симметричным опахало веера.

* * *
Несколько недель после подписания полугодового контракта мне хочется подвести итоги. Здесь я подвожу итоги. Стиль: элегантный, литературный.

Вести с эльфийских полей

Наша девочка становится очень серьезной. Собирает свою великолепную кудрявую шевелюру в два хвостика. От старой куртки с розами отказалась. Повела папу в магазин. Вернулась в простой черной куртке длиной до середины бедра. Нет, нет, я не забыла упомянуть, что прокладка куртки имеет цвет ядовитой фуксии. Ходит наша девочка исключительно вприпрыжку. То держит папу за руку, то толкает коляску — и постоянно, постоянно рассказывает эльфийские истории.

Про Костеньку и Коленьку ничего говорить не стану. Отличные пацаны. Отличные. Все в маму в папу.

* * *
Сегодня мы были последними в здании с атриумом: я, мой муж и наши дети. Я спела „Don’t Cry for Me Argentina“. Муж ничего не сказал. Дочь покачала головой. Близнецы осудили. Иммануэль включил сирену. Почему? Я не понимаю.

* * *
И если у вас завтра будет время (с девяти до одиннадцати часов) подумайте обо мне хорошо и пожелайте тому, кто меня незаслуженно обидит, приступа чихания и острой диареи.

Проблематика налаживания международного сотрудничества

Майк нынче нарасхват: его постоянно носит по свету, за что мы его осуждаем, не смотря на нашу корыстную любовь к свободно конвертируемым оргазмам валютам.

Вечерами по дивану скачут эльфы, коты и церберы, из глубин сей орды раздается мелодичное бу-бу-бу. У Майка не остается практически никакого шанса на покой, а у него еще есть я, а у меня начинается ангина. Пропал голос.

* * *
После упоительных водных заплывов и изнурительных сказочных спектаклей на ночь эльфы, коты и церберы засыпают. Мы пытаемся углубить наши дипломатические связи, однако непосредственно перед завершением процедуры достижения обоюдного консенсуса в коридоре раздаются топот ног, возмущенные вопли и стук в дверь. Неоднократный разрыв дипломатических отношений не способствует улучшению моего настроения. Хорошо, что мне присущи христианская кротость и добродетель. Я не ропщу и не сетую на постоянные прерывания переговоров, но при констатации успешных результатов дипломатического искусства не помогают ни звукоизоляция, ни стремление заглушить свой восторг. Заурядное желание близости превращается всякий раз в приключенческую эпопею под названием „Кто не кончил, я не виноват“. Остается только атриум.

Если нас арестуют за indecent exposure, прошу во всем винить Майка. Я — ангел. Чистый, невинный ангел.

Шесть месяцев

Нашему сладкому Сoлнышку шесть месяцев. У Солнышка четыре зуба. Солнышко словоохотлив. Он лепечет удивительные истории, используя всего пять слов: бу-бу, ба-ба, га-га, угу-угу и вау-вау. Солнышку нравится сидеть и обнимать стопы. Когда я укладываю его на спину, он громко протестует и переворачивается сначала на бок, затем на живот. На спине Солнышко ловит руками свои ноги и тянет ко рту. На животе Солнышко опирается на ладони вытянутых рук и дрыгается. Юлит и крутится в правую и в левую сторону. Хватается за мебель и пытается встать. Стоит, если держать под подмышки. Передвигается на манер морского котика: подползает вперед и отползает назад. Обожает плавать и летать: заливается смехом, если его поднять над собой. Чебурахнулся с дивана на подушки. Возмутился. Увидел погремушку, поймал, облобызал. Испытывает нежные чувства к котам, которые не отвечают взаимностью и скрываются в Задиванье. Спит на Найде. Дружит с щенками. Знает, что он — Иммануэль. Обитает на папе. Тянет руки, когда хочет к маме. Видит ложку, открывает рот и машет руками. Кушает картофельное и тыквенное пюре. Взвизгивает от восторга и раздувает щеки, когда пахнет гречневой кашей. Не принимает ни цветной капусты, ни кабачков. Великолепно плюется.

Любимые игры: „А что булькает?“ (сияет и смеется, если пускать через соломинку пузырьки в воду), „А где заяц?“ (поднимает и заглядывает под платок, под которым спрятана игрушка), „А где твои ручки?“ (пыхтит и усердно хлопает ладошками), „А где твои ножки?“ (держится за щиколотки, чтобы не убежали).

Огорчает меня только папа Солнышка, который наступает ему на лапки ползунков и радуется не меньше сына, когда тот сопит, вертит головой и барахтается, как лягушонок. С этим неуважительным методом воспитания познакомились в младенчестве все наши солнышки. Я ни разу не захихикала, правда-правда.

Костенька и Коленька

. Константин и Николас должны были изначально стать Рувеном и Рихардом. Иногда мы вспоминаем эту историю и пытаемся выяснить, кто есть кто.

Michael: Who are you? Rouven or Richard?
Nikolas: Who are you?
Michael: I’m your dad.
Nikolas: Are you sure?
Michael: (tickling): Yes, I’m pretty sure. You look like me.
Nikolas (laughing cheerfully): It doesn’t mean anything, Daddy.

Ты кто?

Über Herrn Albrecht

Сейчас забьюсь, гнусно захихикал унитаз в гостевом туалете — и забился. Он давно намекал на прекращение деловых отношений. Из взрослых мужчин дома были только Федор Иннокентьевич и я. Унитаз квакнул, Федор Иннокентьевич струхнул. Костя и Нико замахали крыльями и начали наперебой давать советы. Я помахала вантузом, плеснула дезинфекционного раствора и уничтожила полчища унитазной фауны. Унитаз взревел и издал в отместку неприличный звук. Вода поднялась. Я вычерпала воду, поникла духом и включила ноутбук. Следующие пятнадцать минут мы провели в беседах с приятной теплой водой. Безрезультатно. Унитаз глумился. Вода отказывалась от сотрудничества. На небе загорались звезды. В самолете переживал Майкл.

Когда медвежатам наскучил спектакль „Дульсинея сражается с санитарно-техническим приспособлением“, они уснули. Я прилегла рядом, но проснулась от веселого бульканья. От банкира с гетерой пришла посылка пленительного вида, запаха и консистенции. Банкир и гетера в припадке великодушия отправили посылку четыре раза. Вода превратились в смердящую жижу. Часы показывали полчетвертого. Я накинула куртку и пошла на третий этаж. Банкир открыл дверь в майке и трусах (наверное, хотел интенсифицировать наши соседские отношения). Я была мила и любезна. Банкир был груб и враждебен. Не могли бы вы не смывать по десять раз, ваше говно всплывает в моем унитазе, галантно попросила я. Нет, этому не бывать, я живу здесь восемь лет и еще ни разу не засорял унитаз, видите, я устал и хочу спать, гордо отчеканил банкир и отдал мне честь по-военному, хотя из достоверных источников известно, что в армии он ни дня не служил.

До полвосьмого я вычерпывала воду. Глаза слипались. Надежда таяла. Боги унитазов — увы! — меня не любят.

Боги ремесленников однако мне благоволят. Ко мне приходят исключительно чертовски красивые, высокие и приветливые ремесленники, такие как герр Альбрехт и его внук Томми, которые приехали в десять утра после звонка герра Шрёдера. Герр Альбрехт совсем не походил на дедушку. Он был моложав, обаятелен, умен и разговорчив. Скажите, вы — мой спаситель, спросила я у герра Альбрехта и описала рукой полукруг. Да, я — ваш спаситель, ответил герр Альбрехт и пожал своей грубой рукой мою руку. Это было честное, располагающее рукопожатие.

Герр Альбрехт проворно работал, задавал вопросы и рассказывал о себе. Он рано стал отцом и дедом, жил до знакомства с женой в Шверине и часто ездил по делам в Росток. Его дочь заболела и лежит в постели с тяжелой простудой, а жена занята, поэтому он привез с собой Томми. Томми — шесть лет. Один год (с двух до трех лет) он провел в больнице и плохо слышал на правое ухо. Томми молчалив и застенчив, но любит яблоки и кошек. Герр Альбрехт тщательно следит за языковым развитием своего внука. Один из его коллег — российский немец из Омска, у которого русский акцент, но не совсем русский, т.к. у российских немцев существует множество собственных диалектов. В школе герр Альбрехт учил русский и увлекался историей.

Честно сказать, мне совсем не хотелось отпускать герра Альбрехта, когда работа была сделала. Я давно не встречала такого восхитительного собеседника, но Томми наскучило общение с церберами.

* * *
Ну улице — снег. Мишка с медвежатами идут гулять. Да, Мишка уже приблудился :)

P.S. Посчитала, сколько раз я упомянула герра Альбрехта. Заметно, что он мне о-о-очень понравился?

On the Weekend

Всё пропало: три эльфа пошли в супермаркет с Кейт и Тео, обнаружили отдел рождественских сладостей, свалились на пол и включили сирену. Ни Кейт, ни Тео не состоят в профессиональном сообществе исследователей поведения эльфов и не являются соискателями степени доктора эволюционной эльфийской психологии. Три эльфа-профессионала сплотили силы добра, обаяли двух бесхитростных любителей и пришли домой с тремя пакетами праздничных лакомств и декораций.

Рябина наряжена, задорно подмигивает огоньками и сверкает новогодними шарами. Мы вернулись домой в воскресенье после обеда и застали врасплох церемониальное застолье, подозрительно похожее на Великий эльфийский карнавал без купания, но с сахарной оргией.

Кейт, Фрэнки и Тео были немного бледные, но счастливые. Три эльфа висели на занавесках. Федя сидел на люстре. Котя ходила по карнизу. По гостиной носились шесть лопоухих мини-церберов и один придурковатый цербер. Прилично вела себя, как всегда, только Найда.

* * *
Мы с Майком регулярно сбегаем от эльфов. Доброжелательная подколодная1 объяснила нам, что солидные отношения включают в себя не только постельные утехи, но и душевную близость. Мы возразили, что интимная близость коррелирует с душевной близостью, но она нас осадила, просветила, что такие взаимоотношения характеризуются инфантилизмом и велела „трудиться, трудиться и трудиться“, как завещали великие Фрейд, Юнг и де Сад.

Мы и трудимся. Улучшаем эффективность мышления. Повышаем общий уровень интеллекта. Покупаем мне красивые платья. Посещаем культурные мероприятия. Вносим свой посильный вклад в интенсификацию солидности отношений. Однако ближе к полночи миндалина неизменно побеждает префронтальную кору головного мозга, и все заканчивается оргазмами. Мы стыдимся, краснеем, доводим друг друга до изнеможения и каемся, но продолжаем вести инфантильный образ жизни.

* * *
В пятницу у нас не сложилось ни с интенсификацией, ни с оргазмами. Майка выкрали буквально из ресторана2, и я провела время за столиком с приятной незнакомой пожилой парой. Добрые люди меня веселили, угощали веганскими деликатесами и рассказывали о своих приключениях в Африке и Южной Америке. Не могу утверждать, что я шибко скучала по Майку. Только изредка вздыхала, поминая всуе слинявшие оргазмы.

* * *
Субботнюю ночь мы провели с Солнышком в новом доме, оставив трех эльфов на произвол Катценбург3.

В три ночи я выскочила в прихожую на шум — нарядная и торжественная4 — навстречу Майку, который оказался Крисом и совершенно неожиданно интенсифицировала наши деловые отношения. Совместила приятное с полезным. Мой девиз: „Не плошай и не теряйся“.

Воскресную ночь мы провели втроем5. Какая, однако, огромная разница между одним ребенком и четырьмя ;)

Воскресный вечер ознаменовали Великая сахарная оргия, хороводы вокруг рябины и песнопения. Когда мы наконец уедем, наши соседи наверняка устроят народные гулянья с горячительными напитками.

Из жизни шотландских кошек и масонов

В Екоторине Змеевне проснулась нежность. Она отлупила Федора Иннокентьевича, свалила его на спину и намылила пузо. Чтобы Федор Иннокентьевич не оказывал сопротивление, Екоторина Змеевна изредка давала ему по роже задней лапой, изворачивалась, кусалась и продолжала тщательно мыть и полоскать. Когда у Федора Иннокентьевича лопнуло терпение, он залез на верхний этаж кошачьего дерева и привычно распределил семь килограммов ценного рыжего меха в углу и на потолке по всем правилам симметрии и равновесия. Екоторина Змеевна последовала за Федором Иннокентьевичем и заняла менее выгодную позицию этажом ниже, затем приподнялась и замахнулась.

Пришли Женевьева с Минкой. Женевьева поздоровалась. Минка залетела на диван, запрыгнула на Майка, придавила его передними лапками и кокетливо улыбнулась. Майк погладил Минку.

Екоторина Змеевна свесила голову со своей наблюдательной вышки, злобно хмыкнула и скатилась вниз. Обычно она сидит наверху и воет на всю округу, как одинокий чупакабра в полнолуние, ожидая, когда ее снимут. Екоторина Змеевна запрыгнула на диван, выгнала Минку и принялась топтаться по Майку, как по лесной поляне. Сломала ему семнадцать ребер, обняла и ехидно прищурилась. Майк поднял Екоторину Змеевну, отцепил от футболки двадцать когтей, открутил хвост и посадил на пол. Екоторина Змеевна не замедлила на него вновь взгромоздиться, доломала оставшиеся ребра, сунула под нос белоснежный зад и прижалась в триумфе к груди.

Эмилиана схватилась за сердце: „Что? На моего… на  м о е г о  папу?! Как бы не так“. В сторону полетели книжка для раскрашивания и фломастеры. Эльфа облачилась в рыцарские доспехи и нанесла кошачьему захватчику сокрушительное поражение. Майк был покорен и зацелован. Справедливость восторжествовала.

Федор Иннокентьевич меж тем выспался и скрылся от любвеобильной супруги в четвертом кошачьем измерении. Мы с близнецами проводили досуг на кухне в изгнании. Солнышко возмущался в заточении и пытался с переменным успехом уползти-упрыгать.

Никто не знает, как переводится „бу-бу-бу-бу, бу-бу, бу-бу-бу, бу-бу-бу“?

В ожидании св. Мартина

Екоторина Змеевна котонесса фон Катценбург проскользнула у Генри между ног и ринулась грациозным мамонтенком вниз по лестнице. «Катценбург, ты куда? Сейчас же вернись!» — возмущенно потребовала я, но котонесса не удостоила меня и взглядом.

Генри с церберами поправили шнурки на кроссовках, натянули поглубже капюшоны и ушли на пробежку. Котонесса уселась возле лужи и перевоплотилась в мраморное изваяние. Я изредка выглядывала из окна и предпринимала попытки наладить отношения, но котонесса карала меня надменным молчанием.

Через час вернулись Генри с церберами. «Катценбург, ты домой собираешься? Что ты на траве расселась? Жопу отморозишь», — участливо поинтересовался Генри. Котонесса повела плечом и явила хмурому небу умильную розовую пяточку.

Минут через пятнадцать вернулись из детского сада Крис с эльфами. «Ой, Китти гуляет. Привет, Китти», — радостно загалдели эльфы и кинулись к котонессе. Котонесса кинулась в противоположную сторону. Эльфы не падали духом. Котонесса носилась как угорелая. Эльфы разобиделись и исчезли в дверном проеме. Котонесса вернулась к заветной луже и перевоплотилась в мраморное изваяние. Дул ветер. Моросило.

Еще минут через пятнадцать вернулся с работы Майк. «Катценбург, что уши свесила? Жопу отморозила?» — медоточиво обратился катценбургофоб к катценбургу. Котонесса вспыхнула. Уши — ее ахиллесова пята1. У ее супруга великолепные рысьи уши-локаторы с кисточками. Котонессой овладела печаль по поводу ушей-конвертиков. В знак протеста котонесса высунула язык и пошевелила хвостом.

Еще минут через пятнадцать спустилась во двор я. Котонесса насторожилась и активировала механизм телепортации в четвертое кошачье измерение. Мы позабавились игрой в догонялки: сначала по часовой стрелке, потом против часовой стрелки, потом зигзагами, крестиками и ноликами. Когда котонесса набегалась, я схватила ее в охапку. Котонесса ухмыльнулась, напряглась, уперлась в меня и расписала куртку грязью по безмятежно голубому холсту.

Дома я обратилась к Майку с просьбой налить теплой воды и помыть котонессе лапы. Котонесса немедля встрепенулась, выпучила глаза, надула щеки, подпрыгнула, вырвалась из моих рук и помчалась. В тот же миг она наследила в прихожей, гостиной, кухне и двух коридорах. Затем развернулась и наследила в двух коридорах, кухне и гостиной. Пробежалась по креслу, по столику, по дивану. Спрыгнула в бункер, выскочила наружу и скрылась в свинарнике, где ее след затерялся.

С какой целью Екоторина Змеевна котонесса фон Катценбург сторожила лужу, известно одному лишь св. Мартину.
____________
1Обратите внимание на витиеватость стиля: уши — пята (прим. ред.)

How to Communicate Effectively

У моего хорошего знакомого недавно опять случился рецидив мизантропии. Он пообещал одной из психопаток детской площадки, что оторвет ей руки и засунет фотоаппарат в жопу, если она еще раз направит объектив в сторону его детей. Мой знакомый продемонстрировал при этом прогрессивный уровень владения нецензурного немецкого языка и придал своему обещанию элегантную лирическую форму. Я была дома. Настучали психопатки. Пришла в раздражение, подумала, остыла. Поцеловала, обняла, довела до оргазма. Новую площадку искать не стала, все равно скоро переедем. Знакомый улыбается, подбрасывает меня до стратосферы, охотно общается. Дети знакомого гуляют по округе, играют во дворе в футбол с охламонами, прыгают на трамплине, здороваются с солнышком, птичками, деревьями, готовятся к марафону с церберами и совершенствуют приемы рукопашного боя с котами. Все довольны, включая гениального фотографа с сиськами, любителя запостить чужие фоточки в личный бложик.

А вы суете свои фотоаппараты в лица незнакомых людей? а зачем? а почему вам не стыдно?

Осенняя сентиментальная меланхолия

Гуляли с детьми. Целовались. Ныряли в туман. Целовались. Рвали туман руками. Целовались. Знакомились с лужами. Целовались. Болтали с Куки. Целовались. Пугали Дейзи. Целовались. Собирали листья, желуди, каштаны. Целовались. Прыгали на трамплине. Привет, дерево! Привет, облако! Привет, луна! Привет, звезда! Привет, птица! Привет, девочка! Привет, привет, привет! Замерзли. Целовались. Пришли домой. Целовались. Проверили почту. Целовались. Посчитали ступени. Целовались. Катались на перилах. Целовались. Полили цветы. Целовались. Открыли дверь. Включили свет. Разделись. Целовались. Разделись догола. Целовались. Кончили вместе. Целовались. Высушили листья. Целовались. Жарили детям сырники. Целовались. Целовали детей. Целовались. Ругались с Китти. Целовались. Гоняли Федю. Целовались. Ужинали с церберами. Целовались. Зажигали фонарики. Целовались. Разрисовывали листья. Целовались. Делали адвентские венки из листьев, желудей, каштанов. Целовались. Рассказывали сказки. Целовались. Целовали детей. Целовались. Играли в догонялки. Целовались. Ловили летающее Солнышко. Успокаивали. Целовали щечки. Успокаивали. Целовали ручки. Успокаивали. Целовали пяточки. Успокаивали. Целовали. Целовали. Целовали. Кормили молоком. Целовали. Играли в прятки. Целовались. Игрались с щенками. Целовались. Гладили зайцев. Целовались. Дразнили Оскара. Целовались. Купали детей. Целовали. Пели песни. Целовали. Укладывали спать. Целовали. Сидели на балконе. Целовались. Пили горячий какао. Целовались. Общались с охламонами. Целовались. Махали охламонам вслед руками. Целовались. Выключили свет. Целовались. Закрыли окна. Целовались. Ударились об угол. Целовались. Стукнулись о полку. Целовались. Разделись догола. Целовались. Кончили. Уснули. Проснулись. Хочешь?.. Сбросили одеяло. Целовались. Кончили вместе. Целовались. Целовались. Целовались. Какой дебил сказал, что осень – это сон?