Eight Years

ו שִׂימֵנִי כַחוֹתָם עַל-לִבֶּךָ, כַּחוֹתָם עַל-זְרוֹעֶךָ–כִּי-עַזָּה כַמָּוֶת אַהֲבָה, קָשָׁה כִשְׁאוֹל קִנְאָה: רְשָׁפֶיהָ–רִשְׁפֵּי, אֵשׁ שַׁלְהֶבֶתְיָה
ז מַיִם רַבִּים, לֹא יוּכְלוּ לְכַבּוֹת אֶת-הָאַהֲבָה, וּנְהָרוֹת, לֹא יִשְׁטְפוּהָ; אִם-יִתֵּן אִישׁ אֶת-כָּל-הוֹן בֵּיתוֹ, בָּאַהֲבָה–בּוֹז, יָבוּזוּ לוֹ
* * *
Счастье мое – беспредельное, необъятное, воздушное — как серебристое кружевное облако, и такое же громоздкое: весом в сотни слонов. В счастье моем ликование. В счастье моем тоска. В счастье моем откровение; боль, грусть и горечь. Я навсегда вросла в тебя корнями. В тебя — в счастье мое, исцеляющее душу и расправляющее крылья.

Счастье мое — лежать в твоих объятиях, изнемогать от твоего запаха, млеть от твоего шепота и радоваться биению твоего сердца. Счастье мое — упиваться мелодией ветра на ртутной арфе воды, разглядывать перламутровую небесную поляну, которая распростерлась прямо над верхушками великанских дубов и прислушиваться к застенчивому шелесту падающих желудей.

Счастье мое — быть с тобой. Счастье мое — быть любимой. Счастье мое — любить, прижиматься к твоему горячему телу, считать неисчислимые звезды и испытывать сладостную близость к Божественной вечности.

И даже ветер не встревает. И даже месяц погружается в задумчивость. И даже дождь галантно зарядил лишь с утра.
__________
Song of Songs 8:6-7

Werbeanzeigen

Служебный роман

Л.: Ты жутко милый. И жутко обаятельный. Улыбнись. Ну, улыбнись! Держи. Бутерброд. С шоколадным маслом. Вкусный.
М.: Ты что творишь?
Л.: Под стол ползу. От работы отлыниваю. От Маркуса прячусь. Ты ешь бутерброд. Не стесняйся. Потом приползай ко мне. Мучительно сладки запретные ласки. Улыбнись еще разок. Озари душу любовью. Мне нужен лед.
М.: Для чего? Для напитка?
Л.: Для моих трусиков.
М.: Вот зачем ты меня распаляешь?
Л.: Я неприлично вредная. Я отчаянно влюблена в женатого. Я потеряла из-за тебя голову. Умен, как бог. Красив, как бог. Ебешься, как шотландский клейдесдаль. Знаю я. Знаю. Нехуй ебстись, где попадя. Бесстыжая! Счастливая! Голову теряю, когда обнимаешь. Сердце колотится. Колени подгибаются. Растекаюсь, когда целуешь. А хочешь, я минет тебе сделаю? Да погоди ты ремень расстегивать. Я сейчас единорога своего выгуляю – и вернусь. Мигом вернусь. Не сомневайся.
М.: Почему ты такая неприлично вредная? Не уходи. Не уходи, пожалуйста.
Л.: Ночью, в объятиях другого, я буду думать о тебе. Жутко милый… Жутко обаятельный…

Не особо ты мне и нравишься. Нечего зазнаваться.

Tha gràdh mòr agam ort mo cridhe

Добрый, ласковый, любимый смущается: „Эрон спросил, как у тебя дела, а меня выбило из колеи и в голове вертится: ‚8Со мною с Ливана, невеста! со мною иди с Ливана! спеши с вершины Аманы, с вершины Сенира и Ермона, от логовищ львиных, от гор барсовых! 9Пленила ты сердце мое…‘ И последняя ночь. И дождь по окнам. И больше ничего путного“.

***
Люблю, люблю, люблю.

Люблю тебя за то, что ты такой.

За то, что ты такой громадный, за то, что ты такой сильный, за то, что ты такой хрупкий, ранимый, беззащитный. За сердце твое и за душу. За то, что смотришь — и видишь. За то, что слышишь каждый сдавленный стон моего сердца и чувствуешь любое тектоническое движение моей души. За то, что умеешь держать. За то, что умеешь прощать. За то, что умеешь верить.

За брови твои черные, за глаза твои синие, от взгляда которых я разливаюсь и превращаюсь в древний океан. За губы твои алые, от горячих поцелуев которых тают силурийские ледники. За руки крепкие, за пальцы тонкие, от прикосновений которых на моем животе вырастают подснежники. За тело красивое, топографию которого я изучила лучше своей собственной. За все шрамы, за все родинки.

За детей наших.

За умение собирать меня как византийскую мозаику, не забыв и самого крохотного камешка, нанизывать на нити мои чувства, настроения, эмоции, не потеряв ни единой бусинки. За нежность, терпение, немое понимание. За искренние слова и золотое молчание. За слезы горя и радости. За самые сокровенные тайны. За рассветы и за закаты. За вечную зиму в Финляндии и за знойное египетское лето. За берлинскую рубиновую осень. За антрацитовый Эдинбург.

За то, что поднимаешь, когда я падаю.

Люблю, люблю, люблю.

Безвозмездной лихорадочной любовью.

Das Bilderbuch der Seele

Ich habe mich damals geirrt. Diese Welt existiert sehr wohl.

Мишка, где мой виноградник, а?

* * *
Хочу, чтобы сон длился вечно.

Когда солнце тонет в багровых водах горизонта, а на небе появляются узоры, я пробуждаюсь из объятий небытия в зазеркалье времени — в краю теней, в царстве одного мгновения.

Ночь ждет меня у леса в беседке. Она вышивает сновидения для уснувшего под паутиной желаний мира. А вот и ты, восклицает она, отрывая взгляд от покрывшихся ржавчиной пяльцев. Я заждалась. Ее карие глаза зажигаются неподдельной радостью. Она улыбается и протягивает мне свою прозрачную руку. Пойдем со мной. И мы отправляемся в путь, потому что я не могу иначе; мимо кедровых рощ, мимо полей с цветами и сонными мотыльками, мимо заснеженных вершин гор и глубоких озер цвета индиго, мимо дремлющих деревень и полуразрушенных стен монастырей — все дальше и дальше.

Ночь живет у реки. На крыльце покореженного временем дома она достает из-под ветхого коврика ключ и открывает со скрипом дверь. Лишь свет лампадки порабощает темноту в горнице. Вдоль стен стоят дубовые шкафы. Что ты в них хранишь, спрашиваю я и касаюсь ладонью орнаментов на замках. Сны, отвечает мне лениво черный кот, усевшийся на сундуке в углу, кошмары, которые не дают людям покоя, легкие грезы влюбленности, воспоминания будущего и встречи с минувшим, инфернальные муки памяти и радость искупления. Я смотрю на кота. Что ты хочешь, мурлычет тот, как ни в чем не бывало, мы испокон веков вместе, Ночь и я. Ночь смеется. Ее смех, звонкий, как ручей, разносится эхом по лесу, вспугивает сов и будоражит чуткий сон оленей. Только на начинай о прошлом. Кот ухмыляется, перепрыгивает на подоконник, укладывается поудобней на мягком одеяле в корзине и закрывает один глаз. Ну, как знаешь.

Я припасла для тебя даров, моя голубка. Ночь открывает сундук и достает из него платья, сшитые сумерками из удивительных тканей — из тафта и атласа, из шелка и парчи. Она кружится по горнице, показывает мне платья и наконец, довольно вздохнув, останавливается на голубом, расшитом жемчугом, с отделанными венецианским кружевом рукавами. Она расчесывает мои волосы, украшает шею изумрудами, а потом говорит иди, иди, он ждет.

Я благодарно целую Ночь, укрываюсь от назойливых глаз заблудших душ и спешу на встречу к тебе. К тебе. К старому дубу, где ты меня всегда ждал. Минуту за минутой. Час за часом. Ночь на ночью. Нетерпеливо и пристрастно. Мы танцевали под трели соловья и теплое дыхание ветра — до исступления, до полного изнеможения, когда стирались грани реальности. Твои руки обнимали меня, твои губы касались моих. Ночь хранила все наши тайны.

А потом я просыпаюсь в туманной ирреальности, плачу и сочиняю историю, рожденную из обрывков полузабытых снов. Я плету сюжет из нитей подслушанной мечты о жизни с тобой в старинной вилле, окруженной виноградными лозами — в мире грез и бесконечности, в мире, которого нет.

24.09.2006

5779

Happy Rosh Hashanah!

Шана това у-метука!

!שנה טובה ומתוקה
יְבָרֶכְךָ ה‘ וְיִשְׁמְרֶךָ
יָאֵר ה‘ פָּנָיו אֵלֶיךָ וִיחֻנֶּךָּ
יִשָּׂא ה‘ פָּנָיו אֵלֶיךָ וְיָשֵׂם לְךָ שָׁלוֹם
וְשָׂמוּ אֶת שְׁמִי עַל בְּנֵי יִשְׂרָאֵל, וַאֲנִי אֲבָרֲכֵם
* * *
Л.: Мишкa, привет!
М.: Привет!
Л.: Мы с Диланом были только что в церкви. Я плакала. Он меня успокаивал.
М.: Ну, зачем?..
Л.: Ты не волнуйся, милый. У меня всё хорошо. Это был всего лишь слабый момент. Потом я научила его новому красивому слову «פיזדץ».
__________
*5777 – לשנה תובה תכתבו
**King-James-Bibel, Aaronitischer Segen (4 Mos 6,24-26)
24The LORD bless thee, and keep thee:
25The LORD make his face shine upon thee, and be gracious unto thee:
26The LORD lift up his countenance upon thee, and give thee peace.
27And they shall put my name upon the children of Israel; and I will bless them.

#ficken vs. #thehungergames

ЛИНДА: Я не знаю, кто такие Джессика Лоуренс и Лиам Хемсвуд.
ЛАПОЧКА: Дженнифер Лоуренс и Лиам Хемсворт. Актеры из фильма „Голодные игры“.
ЛИНДА: Не читала, не стану читать. Не смотрела, не стану смотреть. Нет времени.
ЛАПОЧКА (злобно): Реже ебитесь, появится время.
ЛИНДА (добродушно): Всех книг не перечитаешь, всего голливудского говна не пересмотришь. Ты что-то не поняла, Лапочка. Наши попытки эффективного использования времени, справедливое разделение труда и сознательное ограничение социальной активности направлены исключительно на повышение качества, количества и частоты ебли. Понимаешь?

* * *
Думать о нем, тосковать, ждать с нетерпением. Погрузиться в него, как в свет. Скинуть на пол заботы. Почувствовать зарождение тепла внизу живота. Утонуть в его глазах, в его запахе, в его объятиях. Быть влюбленными, свободными, настоящими. Быть вдвоем во всей Вселенной. Всего то.

Пока мы не насытились любовью, пока мы испытываем желание, пока близость такая пронзительная, жаркая, сладкая, мы будем ебаться.

Послушай, мы примитивные: мы утоляем наш голод оргазмами. Пока его тело дарит мне наслаждение, пока моя кожа истончается от его ласк, пока мое лоно становится горячим и податливым, мы будем ебаться.

Лишь бы к нему прикоснуться. Припасть губами к его вискам, его векам, его шее. Целовать ему пальцы, ключицы, грудь. Терять чувство пространства и времени. Ощущать его в себе. Абсорбировать эмоции. Растворяться. Вздрагивать, пульсировать и содрогаться от рыданий. Засыпать, видеть сны и сразу забывать.

Он — Жизнь. Я им живу. Я им дышу. Мне безразлично, кто такая Китнис.

Черенкование палых слов

Ты проникаешь в мою кору. Ты изливаешься в мои сосуды. Ты насыщаешь мое сердце нежностью и утоляешь мое желание шепотом. Я погружаю в мое дыхание стебли твоих палых слов, и они пускают корни. В полнолуние под тревожное уханье ночи я присыплю садовую землю пеплом сгоревших строчек, полью слезами и прошепчу заклинание над спящими почками, в которых прячутся желтые зонтики.

В городе безумствует дождь. В глубоком небе тонут стаи воронов. Я верю в наше с тобой бессмертие. Я верю в бесконечность. Нас никогда не засыпет червонными листьями. Нас не поглотит холодный северный ветер. Мы не ляжем камнем на дно осени. Души наизнанку. Крылья распахнуты.

Прильни ко мне. Обними меня крепко. Посмотри мне в глаза. Коснись губами виска, и твои мысли запутаются в моей буйной кроне. Я люблю тебя, потому что я люблю тебя потому что я люблю тебя потому что я люблю тебя.

Мое прибежище

Мишка говорит: я верю в нас, на этом моя вера заканчивается, этого достаточно, чтобы быть счастливым, с тобой, с детьми, с друзьями, с животными, с работой. Мы научились жить равномерно, без ссор, без драм и без погромов. Мы научились любить в глубину. Мы научились любить спокойно, без предательств, без лжи и почти без ревности. Наша любовь циклическая.

Мишка говорит: я люблю тебя с четвертого класса, я любил тебя раньше, я люблю тебя сейчас, я любить тебя буду всегда. Мы научились оберегать нашу любовь, это согревающее чувство, которое живет в нас и обволакивает паутиной света наш дом. Мы научились беречь друг друга, ограждать от ночи, быть милосердными, когда говорим правду, доверять и прощать. Когда я смотрю в ясное небо его глаз, я теряюсь и нахожу себя сызнова. Мой мир отражается в этом небе. Когда он улыбается исподлобья, я забываю и вспоминаю все, что имеет значение. Когда он заключает меня в объятия, фантомные скелеты моих крыльев начинают свербеть, обрастая новой плотью — перо за пером. О, какими сильными были у меня крылья. О, какой я была бесстрашной.

B Мишкe мое спасение. Мишка отдавал, и отдавал, и отдавал, ничего взамен не требуя, отворял душу настежь и осыпал меня всем, что имел: восторгом, преданностью, простодушием, дружбой и любовью. Мишка стал источником всего, чего мне остро не хватало: доброты, понимания, радости, счастья и ласки. Я нашла в Мишкиной любви прибежище. Без Мишки меня не существует.

Тост

М.: To my first and only love. To the mother of my children. To my beautiful bride. Я люблю тебя, Линка! Я люблю тебя больше своей жизни. Ты меня любишь?
L.: Немного. Ты чем обдолбался, дебил?
М.: Гонораром.
L.: Я люблю тебя бесконечно!

Türme & Erker

Meinen Liebhaber sehe ich erst am Dienstag. Also, keine Texte mehr, lediglich ein paar anspruchsvolle Bilder.

Mann – „Passionierter Angler“
Frau – „Kamasutra“
*meine Werbeagentur vertritt sowohl die Katze als auch die Pampuschen. Das rosa Schleifchen war meine Idee.

Liebe Grüße an St. Martin!

День святого Мартина 2014/2015

* * *
L.: Ääääääh…
M.: Schön formuliert. Bloß nicht aufhören. Go on. Reach for the stars.
L.: Ha-ha. Sag mal, haben wir die Uhr umgestellt?
M.: Huh? Are you kidding me?! Vor über zehn Tagen. Hast du deine denn nicht umgestellt?
L.: Ich habe meine erst morgen… neben Gewürzdosen gefunden und eine Stunde Zeitunterschied bemerkt.
M.: Ой, как всё запущено. Hauptsache, du hast die Kürbissuppe damit nicht abgeschmeckt. Ingwer, Kokosmilch, Armbanduhr.

Mit dieser fulminanten Erkenntnis bin ich am Freitag (Ist heute überhaupt Freitag?) in die weite grausame Welt gezogen, um saure Fruchtgummis zu kaufen und mich mit Dylan bei Kaffee und Kuchen zu verschwören. Diese Form der Verhandlung ist bei unseren Stämmen üblich.

Auf dem Weg zur Bäckerei ist mir eine Frau begegnet, die sich plötzlich auf die gepflasterte Straße legte und einen Mann, der an ihr vorbeiging, von unten nach oben abfotografierte. Ich glaube, er war ihr Freund. Ein ungewöhnliches Bildchen für Instagremchen*.

Die Erdenbewohner werden doch mit jedem Augenblick debiler.
__________
*Verzeihung, ich wollte den Gleichklang [irgendwie] erhalten. Instagrimchen ginge auch gerade noch.
**Mein Beitrag zum Untergang der Menschheit ist ein Bildchen für WordPresschen. Das dargestellte süße Backwerk bezeichnet man bei uns in Edinburgh als ‚rainbow cake‘ und isst mit Händen oder Füßen. Dabei ist lautes Schmatzen unerlässlich. Danach grunzt man wollüstig und lockert den Hosenbund.

Il senso della morte e l’amore della vita

САВЕЛИЙ ПЕТРОВИЧ РАЗНОЛАПУШКИН, КУПЕЦ первой гильдии уездного города N, пробудился по утру в добром расположении духа, что случалось с ним крайне редко в силу скверного характера и заскорузлого нрава. Он долго и с удовольствием умывался, приплясывал и тряс лохматой рыжей бородой. Откушавши тушенного барсука с красной капустой и кнёдлем, Разнолапушкин оделся, приголубил на прощание свою любовницу Матрену, похлопал ее поощрительно пониже пышного шлейфа да и вышел в заиндевелое январское утро.

Ах, какое это было утро! Вьюга только, только улеглась. Небо лазоревое, без облачка; а по краешку — багряные росписи зари. Снег падал, кружился над крышами домов, опускался на землю, облеплял ветви деревьев и булыжники мостовых, поблескивал серебряной россыпью на церковном шпиле и весело похрустывал под ногами. Морозец кусался, больно щипал за нос и щеки, пытался отогреться человеческим теплом. Изо рта вырывалось дыхание, клубилось молочно-белыми парами и снова пропадало.

На улице Старых Фонарей Савелий Петрович оглянулся и замер: ужас вцепился своими костлявыми пальцами в его спину — напротив витрины кафе La belle Aurore парила рыжеволосая девочка с зайцем, а через нее, как сквозь туманную пелену, виднелись столики с изогнутыми ножками и стулья, медные светильники, наивные пейзажи на стенах и вереницы баночек с вареньем в шкафах по обе стороны двери. Девочка подрагивала в порывах холодного ветра, разговаривала с плюшевой игрушкой, и наконец, заметив обезумевшего от увиденного купца, с деловитой неторопливостью направилась к нему: «Вот и ты, Разнолапушкин… Мы тебя давно поджидаем!»

Вокруг ни души. Лишь черные проемы окон глазницами на черепах домов зияют. Разнолапушкин ускорил шаг, перекрестился трясущейся рукой и припустил по закоулкам. Быстрей. Быстрей. От греха подальше. Душа всполошилась, сердце из груди на волю рвется. Волосы на голове зашевелились, дыбом стоят.

В контору он ворвался запыхавшись: лицо сизое, шуба расстегнута, соболевая шапка набекрень. Глаза выпучил, губами шевелит. Толком сказать ничего не может, хрипит. Потом, слава богу, отошел. Коньяку стопочку выпил. Груздь маринованный съел. Уселся возле окна и весь день во двор выглядывал. Видно — боязно ему. Так и не принимался за дела.

Как начало вечереть, он засобирался. Попрощался со всеми сердечно, черную кошку, которая завсегда на лавке под окнами сидела, яблочным пирогом угостил, за ушами погладил. А вот до дому Разнолапушкин так и не добрался. Никто не знает, куда он пропал. Только собаки выли к ночи: хрипло, надрывно. Будто что-то ведали, да объяснить не могли, горемычные.

Plötzlich Vater

Michael war zwei Tage in Aberdeen, deswegen hat sich Kostja zu einem Anruf nach Berlin hingerissen. Als der Hörer am anderen Ende der Leitung abgenommenen wurde, hat er fröhlich gegrüßt:

Daddy, Daddy, hallo, Daddy, ich vermisse dich sehr.

Noch nie in seinem Leben war der kinderlose Simon so nah an einem Herzinfarkt.

Kids rule!

* * *
Майк был два дня в Абердине, поэтому Костя решил порадовать его звонком в берлинский офис. Когда на том конце провода сняли трубку, он с энтузиазмом поздоровался:

Папочка, папочка, привет, папочка, я по тебе скучаю.

Еще никогда в своей жизни не был бездетный Саймон так близок к инфаркту.

Завтра позвоним в Сан-Антонио. Взбодрим бездетного Гидеона.

Пароксизм шести утра

Записывай, может пригодиться!

Напади на совершенно чужого мужчину* в душе, когда он нагой, беззащитный и приятно пахнет. Сделай ему так хорошо, что у него снесет крышу. Приветливо улыбнись и покинь ванную, оставив его изумленным: с дрожащим голосом, тяжелым прерывистым дыханием и отрешенным оргастическим взглядом. Не оглядывайся. Не стыдись своего коварства, звучно шлепай мокрыми ногами по полу.

У тебя это не займет и пару минут, зато его доведет до такой экзальтации, что он целый день не сможет оторвать от тебя своих рук, украдет каждый твой поцелуй и сделает тебе ближе к полночи** так хорошо, что у тебя снесет крышу. Сама виновата!
__________
*Да хоть на обаятельного маньяка, с которым судьба свела тебя на темной дубовой аллее в провинциальном кельтском городке за несколько недель до Самайна.
**Это оптимальное время для отключения префронтальной коры головного мозга, активизации функций миндалины и усиления нейрофизиологических реакций.

4 недели дома

Сегодня на плановом обследовании наш детский врач сказал, что за первые десять недель жизни крошечка Соле выросла на семь сантиметров и поправилась на два килограмма. Каждая ее победа — наша победа. Kleine Kämpferin!

* * *
Мэри привезла Фасольке два плюшевых комбинезона с ушастыми капюшонами. Мы ее нарядили и сразу потеряли во внутрикомбинезонном измерении. Младенец возмутился. Мы ринулись на поиски, а когда поправили капюшон, увидели наследственный каштановый локон во лбу, солнечных зайчиков в синих глазах и ослепительную беззубую улыбку.

Чуть не свихнулись от счастья.

Георгины как способ медитации

Майкл на охоте в лесу в магазине цветов поймал для меня вооот такой огромный… невероятно огромный букетище георгин. Когда он поднимался по лестнице, я видела только его ноги.

Какие они божественные!

Эти насыщенные цвета: красный, фиолетовый, пурпурный и оранжевый. Эти замысловатые формы: корзинки, шары, анемоны и пчелиные соты. Одноцветные, двухцветные, пестрые. С нежными розовыми прожилками, желтыми сердцевинами, белыми кончиками лепестков.

Жаль было ставить в ведро. Побиралась у соседей по площадке и этажом ниже. Задобрила каждого тремя георгинами. Добыла непосильным трудом три вазы. Составила четыре букета. Облагородила аскетическую обстановку квартиры: гостиную, спальную и Милкину детскую.

Любуюсь. Изредка всхрюкиваю.

Tenderness

Март. После морозной зимы. Воздух пахнет весною. Ты сидишь под деревьями на лавке возле реки, а на тебя вдруг с небес, с невероятных божественных высот льется теплый, ласковый, животворящий свет. Ты поднимаешь голову навстречу солнцу, жмуришься, улыбаешься, дышишь полной грудью — и тебе так хорошо, легко и невесомо как бывает только непосредственно после близости с любимым человеком.

Это та блаженная радость, которую я испытываю по отношению к мужу. Люблю, люблю, люблю.

Обаятельный маньяк

Темнело. Дубы метко запускали желудями по макушкам припаркованных машин, ржали пожелтевшими ртами крон и давали друг другу high five старческими узловатыми ветками. Только что отбарабанил дождь. Шуршали под ногами листья. Громко бранились вороны.

Новорожденные лужи прыскали и разбегались озорными стайками по тротуару, едва завидев целеустремленных лужеплавающих медведей. Я их периодически вылавливала и наставляла не погружаться в лужи с головой.

Случайный прохожий выплясывал подле меня древний брачный танец голых шотландских воинов и пел балладу о причинности способности определенной женщины регулярно достигать пика сексуального наслаждения в стабильных отношениях с определенным мужчиной и эксплицитном обладании эволюционирующего чувства собственного достоинства у этого исключительного представителя человека разумного с конфигурацией XY. В метафизическом и философском понятии, разумеется.

Я старалась сосредоточиться, чтобы уловить ход его мысли, но не выдержала и хмыкнула, услышав про пик сексуального наслаждения, эксплицитное обладание и эволюционирующее собственное достоинство. Простите, я сейчас живу бездуховными радостями.

— Эволюционирующее собственное достоинство? — тихо переспросила я и подавила в себе зарождающийся пик сексуального наслаждения смешок.

— Ну да. Чувство собственного достоинства развивается, укрепляется, усиляется, — обрадовался он. Отчего я закатилась смехом и вконец пала лицом в грязь.

Он пристально посмотрел на мои губы и поинтересовался сколько мне лет, что я делаю одна-одинешенька в таком пустынном месте, на окраине провинциального городка и не испытываю ли я острого желания интимной близости с обаятельным маньяком. Он живет неподалеку.

Я вспыхнула, подавила в себе зарождающийся пик сексуального наслаждения гнев и важно натянула никаб, чтобы угомонить бартолиновы железы, восставшие против моей моральной добродетели. Сердце екнуло.

— Если ты замужем, муж — не помеха. Он может принять участие в нашем единении душ и слиянии тел. — Он решил развеять все сомнения и уточнил: — Я про еблю, по ходу.

— Я догадалась, по ходу, — застенчиво прошептала я и стукнула его в солнечное сплетение, чтобы не перевозбудился.

И пока это чудо творения, это сокровище с запредельным коэффициентом умственного развития, этот неистовый гений, в перерывах между изложением смелых гипотез и предложениями плотских утех, нарезал вокруг нас с Соле круги и воздвигал стену любви — семь раз в одну, семь раз в другую сторону, — он зацепился кедом за колесо коляски, потерял равновесие — и рухнул. Приземлился элегантно. В глубокую лужу. На миг утерял дар речи, а потом мы распугали своим хохотом бродячих котов.

— Довыламывался? Ну и? Как ощущения? Что говорит по такому случаю чувство собственного достоинства? За каким горизонтом скрылся пик сексуального наслаждения?

— Ощущения непередаваемые. Очень холодно. Испытываю критический дефицит величия. И что-то мне подсказывает, что такое стечение обстоятельств не понравится моему чувству собственного достоинства.

— Придурок! Иди переодевайся.

Целеустремленные лужеплавающие медведи сначала застыли в растерянности, а затем пустились в погоню за утекающими лужами и совершили ритуальное омовение водонепроницаемых комбинезонов.

* * *
— Почему ты со мной вместе?

— Почему я с тобой вместе? Потому что мне с тобой тепло. Потому что я смеюсь с тобой без устали. Потому что ты лучше всех умеешь поджарить картошку. Потому что ты способен довести меня до состояния, когда я полностью теряю над собой контроль. Потому что ты делаешь красивых детей. Потому что ты научил меня любить тебя, а потом и себя. Плюс эволюционирующее собственное достоинство.

— Well, I can work with that.

* * *
Это может показаться нелепым, но каждый раз когда Майк уезжает, дома остается всего лишь треть меня.

Спущусь-ка я во двор, упаду в его лужу и просветлюсь душой.

Не поминайте лихом.

Планетоид утра

Когда ты папа пятерых детей, твои желания становятся скромнее, и даже план захвата власти во Вселенной пылится на чердаке памяти. Тогда ты, еще совсем сонный и теплый, притягиваешь к себе жену, целуешь ей шею и шепчешь: — Пожалуйста, не одевайся. Я так счастлив. Я хочу, чтобы ты лежала возле меня. Нагая. Всю ночь.

А твоя жена, — вместо того, чтобы отбросить в сторону мягкое одеяло, — целует тебя в ответ и прижимается к тебе еще крепче.

Но уже раннее утро и через несколько часов самолет унесет тебя за тысячи километров. И мгновение безупречного единения дематериализуется, оставляя на прощание облака забытых снов, рой утерянных мыслей и едва уловимый запах розового масла на груди.

Короче, возвращайся поскорее. Ты нам всем немного нравишься и — !לשנה טובה תכתבו ותחתמו

Салон красоты

Потому что я грозилась утопиться от усталости в душе, Мишка подарил мне одну ночь и один день в салоне красоты.

В помещении с восточным интерьером, мягким светом, тихой музыкой и восхитительными кельтскими богинями, — одна из которых была персиянкой, а другая австралийкой, — меня погрузили в лечебную воду, окунули в торфяную грязь, обдали эфирным паром, наложили тонизирующие маски на все мыслимые и немыслимые части тела, от чего меня бросало в жар, и я краснела как невинная дева накануне первой любовной ночи.

Мне сделали массаж с элементами акупрессуры и ароматерапии, маникюр и педикюр. Выщипали брови и ресницы. Эпилировали грудь и спину. Умастили маслами. Опрыскали духами. Подстригли. Нанесли макияж. Облачили в новое черное платье с яркими цветами вокруг декольте и по подолу. Напоили зеленым смузи и выпроводили восвояси.

Я выпорхнула на улицу, источая все ароматы райского сада и морской ветер закружил меня в своих объятиях и понес к машине, легкомысленную и беззаботную.

По дороге я заблудилась, ибо из принципа игнорирую навигаторы. Исколесила Эдинбург вдоль и поперек, добралась невредимая до дому, хотя в моменты отчаяния мне мерещились купола абердинского кафедрального собора святого Махара.

* * *
Пять медведей оценили реставраторское мастерство моих истязателей. Крошечка Соле мирно сопела. Сладкая.

Милка похвалила обновки и сказала, что давно о таких мечтала. Костя и Нико заметили, как я благоухаю. А Элик рассмеялся и обхватил ручками мои колени. О Мишке умолчу. Он олицетворял сдержанность. Еле отбилась воззваниями к его разуму и архангельской натуре. Из превентивных соображений побила.

* * *
Продолжаю безудержно хвастаться: за ужином Мишка накормил меня томатным супом с базиликом и радужной форелью под лимонным соусом с тимьяном, напоил чаем с манделбротом, который без зазрения совести выдал за бискотти и одурманил комплиментами.

Ближе к полночи опорочил и забылся сном, прижав меня к себе. Счастливый.

Таким образом формула семейного счастья «Люби меня, корми, трахай, позволь иногда выспаться — и я твоя навеки» действует.

* * *
Замри мгновение! Хочу еще! Мишка, если что: я не про спа-центр.

Федька вернулся

Блудливый козел Федька вернулся в родное лоно Котьки. Она его ласково встретила.

Обругала, навешала и загнала под потолок на кошачье дерево, где он коротал три дня и три ночи с перерывами на пожрать, посрать, полапоблудничать и наблевать в гостиной. У Федьки насыщенный рабочий день.

Заседая под потолком и думая экзистенциальные думы, неверная рыжая морда изредка свешивался вниз и мямлил: – Прости меня, Котюша.

Котюша прощала. Залетала на дерево, отвешивала оплеух и норовила вырвать то правый, то левый глаз.

Об этом тяжелом семейном кризисе четы Рыжемырдиных-Гадюкиных мне поведал Майк, который вчера навещал на хуторе К.В..

Как говорится в древней эльфийской поговорке: не хочешь получить в ебало, не таскайся по блядям, и будет тебе любовь, согласие да множественные оргазмы.

Выразительный пример эльфийской предусмотрительности, я считаю.

At Sunset

Стесненные одеждой условности. В прелюдии минимализма. Твои губы и мои губы. Твои губы и моя шея. Моя шея и твоя ладонь. Моя ладонь в твоей ладони.

Нежность в каждом мгновение, в каждом вздохе, в каждой ласке. Еще немного — и нежность перерастет в желание, утолить которую сможет лишь полное единение душ и слияние тел. Но нет!

Задержи дыхание. Не спеши. Куда ты торопишься? Последний раз мы были близки в начале лета. Пусть первый раз станет особым.

Ты только не прекращай. Целуй меня. Целуй.

Пожалуйста, целуй.

Invisible Trees

Пишу сообщение: — Мишка, загоняй домой медведей! Пора обедать. Получаю лаконичный ответ: — НИЗАЧТО! Мы деревья. Ты нас не видишь.

— Почему не вижу?
— Потому что мы невидимые деревья.

* * *
Local Kids Pretend They Are Invisible Trees. Mother Confused. — Заголовок статьи в газете Название фотки вдогонку.

Возле дуба красиво выстроились три медведя. Четвертый сидит рядом в луже. Машет ручками. Рожица блаженная.

* * *
Притащились минут через двадцать. Не знаю, кормить их или поливать?

לשנה תובה תכתבו

Воскресный медвежий день был особенно праздным.

Утром медведи посетили католическую мессу, нанесли очередную душевную травму молодому священнику и благословили всю общину: — Пусть Б-г благословит вас как Эфраима и Менаше. Пусть Б-г благословит вас как Сару, Ривку, Рахель и Лею. На безупречном иврите.

Прихожане слегка испугались приятно удивились. Некоторые упали в обморок, но быстро пришли в себя от религиозного потрясения и разбежались по домам, окрыленные надеждой.

* * *
Вечером медведи дождались иудейского нового года.

Милка, взвизгивая от радости, зажгла свечи, прикрыла глаза ладошками и произнесла слова освящения.

Я испекла круглую халу с изюмом и коврижку с шоколадной стружкой. Майк приготовил курицу в меду и начинил карпа фаршем из трех сортов рыбы.

Ничего более вкусного я не пробовала. Я! Я обычно не притрагиваюсь к карпу.

Медведи помогали нам резать овощи: оранжевые перцы, зеленую фасоль и кукурузу для салата, красные печеные перцы для салата с тунцом и каперсами, свеклу для салата с заправкой из подсолнечного масла и апельсинового сока, батат для запеканки, морковь для цимеса, израильские кабачки и помидоры.

Фруктовый десерт не занял много времени: айва в сиропе с ванилью, финики, гранаты, инжир и яблоки.

Родители привезли цистерну меда, медведи в ней сполоснулись.

* * *
За столом Милка всё освятила и всех благословила. Обняла. Расцеловала. Зачитала Аароново благословение на гэльском. Пропела Апостольский Символ веры на английском — и предложила нам не стесняться.

* * *
Я уверена, что 5777 год будет сладким и счастливым, легким и добрым. Не может ни быть, когда тебя окружают свет, любовь, взаимопонимание и ласка.

Два месяца. Две недели.

Три медведя-феодала укатили с бабушкой и дедушкой на Остров Облаков предаваться досужему земледелию, а мы снова вчетвером — и эта тишина упоительна.

Солнечная девочка празднует два дня рождения: два месяца со дня появления на свет, когда у нас родился крохотный Светлячок и две недели, как мы официально принесли домой хрупкую Соле, в которую влюбились по самую макушку.

Спит она крепко. Кушает с аппетитом. Округляются ручки и ножки.

Изучает нас вдумчиво. В порыве благоволения показывает язык.

Где найти слова, чтобы описать любовь, нежность и безмерное обожание, которое мы испытываем к ней с момента ее возникновения, если от счастья мучительно ноет душа, щемит сердце, перехватывает дыхание и на глаза наворачиваются слезы?

Моя пташка. Мой ангелочек. Мой лучезарный василек.

Целых семь светлых дней

Целых семь светлых дней нас семеро.

Некоторые из нас почти не спят, но младенца из рук не выпускают. Иногда мне удается выхватить Светлячка из папиных объятий и накормить, но расстается он с ней без всякого энтузиазма, с мрачным выражением лица. Ночью кормит сам.

Если я мою или переодеваю ее, отпихивает меня бедром от пеленального столика и ласково советует: – Иди поспи. Не вертись под ногами.

Спать одной мне не хочется, поэтому пока медведи резвятся в детском саду, мы спим вчетвером: Фасолька на Мишке, Бурундучок под боком, а я у него за спиной, пытаясь обнять и прижать к себе накрепко это мое счастье.

Слов почти нет, но есть много-много любви и нежности.

Ceud Mìle Fàilte!

Караул! Мой муж влюблен в другую.

Губы папины, брови папины, ресницы густые длинные — папины, глаза большие ясные — папины. Взор проницательный. Хватка железная: поймает за палец и не отпускает.

Господи, дай ей здоровье папино, характер папин, доброту, сердечность и силу. Его свет в ней уже горит.

Хрупкая, как доверие. Нежная, как утренний сон. Сладко зевает, сладко морщит носик, сладко чирикает ангелам.

Пахнет летней ночью, теплым дождем и земляникой. Раем пахнет. Счастьем лучезарным.

Перевернула нашу жизнь upside down семь недель назад. Поселилась в нашей спальной в пятницу вечером. Мы дружно оросили ее слезами, зацеловали и заверили в любви. Спит на папиной груди. Дружит с Илаем.

Светлячок, Крошечка Соле, Солька-Фасолька, наша солнечная девочка.

Фасолька дома!

Майк подарил Милке зонтик, который меняет цвет под дождем. Когда идет дождь, она триумфально тащит зонтик перед собой и восторгается метаморфозами. Домой приходит промокшей.

Счастлива как снусмумрик.

* * *
Три дня вела с братьями феодальный образ жизни на Острове Облаков. Обнималась с лошадками, тискала щенков Тэмми, целовала котят Хуцпы и нагоняла страху шотландцам; свалилась с самоката в лужу и разбила коленку, о чем не преминула сообщить по Скайпу.

Мы с Майком были в первый раз за долгое время наедине: не в Черной дыре, где еле могли дышать, а в спокойной, безмятежной радости.

Илай тусовался в пустой коробке с неведомой зверушкой жирафозеброй. Она клевая, с длинной полосатой шеей и бряцающими обручами.

Two Little Monsters

Наши монстрики*, Мили и Мара, — самые волшебные, чудесные и разумные монстрики Млечного Пути. Period!
__________
*Монстриками эти девочки стали с легкой руки Дилана.

Me: My sweet, nice, pretty elves…
Dylan: Elves? Are you kidding me? These two? These two are little monsters.

* * *
Пока мы смотрим с балкона в ожидании Мары, Мили глаголет истину.

Mili: Mummy, did you know Dylan is Mara’s guardian angel.
Me: No, Mili, Dylan is Mara’s guardian. That is something different. A legal guardian is a person who cares and makes decisions for a child. Guardian angels are God’s messengers who protect you and guide you and give you strength to live your life happily.
Mili: But that is exactly what he does, right? He protects her. Like daddy. So, he is an angel as well.

Right! Кем еще может быть сын волны? Самым настоящим ангелом! Просто забыл, что он — ангел. Свалился во сне с Небес — и забыл. Ну не бывают простые смертные такими сумасбродными, бестолковыми, теплыми. И улыбаться, и смеяться, и обнимать так не умеют — всем собой, без остатка.

Смешно даже! Как я могла сомневаться?!

* * *
Сидят в стенном шкафу, встречают Шаббат. Они сейчас каждый день встречают Шаббат. Как увидятся, так сразу бегут в стенной шкаф — навстречу Шаббату.

Обмениваются иберо-иудейскими и ашкеназскими традициями. Мили популяризирует среди Мары немецкий. Мара популяризирует среди Мили итальянский. Делятся заботами. Примеряют мои туфли. Крадут по всей квартире светодиодные свечи. Мили торжественно выкрикивает: Our Father who art in heaven, hallowed be thy name. Мара возмущается: What father? !בָּרוּךְ אַתָּה אֲדֹנָי אֱלֹהֵינוּ מֶלֶךְ הָעוֹלָם

Любовь и согласие в стенном шкафу изредка прерываются подзатыльниками и побоями.

Свечи благословили, апельсиновым соком обувь сполоснули, хлебными крошками паркет посыпали, ведут светскую беседу, которая возможна только в нашей действительности:

Мара: Ничего особенного! Дилан тоже дерево.
Мили: А какое он дерево?
Мара: Дуб. А какое дерево Линда?
Мили: Липа.
Мара: Как Бавкида и Филемон.
Мили: Кто?
Мара: Греки. Они любили друг друга. Их любили боги. А потом они умерли и стали деревьями.
Мили: Да, но мама и Дилан не умрут!
Мара: Нет, конечно. Они же уже давно — деревья!

Я теряю дар речи. Дилан ржет. Дверь стенного шкафа приоткрывается и появляются две кудрявые головки: одна рыжая, другая каштановая.

Люблю. Нимагу.

* * *
А возле нашего дома растут дубы. Швыряются ночью желудями, как непоседливые мальчишки, а не солидные столетние дедули. Милка их всех обняла и поцеловала. Они бурчали, но покорно подставляли свои шершавые щеки и распахивали объятья.

Не верю, что остепенятся — и не уговаривайте!

Чертовски устала

Была кротка и ласкова, как гарпия. Красиво изъяснялась. В кухне летали тарелки и рассыпались яркими конфетти, наткнувшись на предметы обихода. Муж сетовал, что купил небьющуюся посуду. Ликовал, что стал военным, а не балериной. Был сосредоточен и молчалив. За стеной выла собака.

Раскаяния не испытываю. Я чертовски устала. Понимаю, что Майк тоже устал. Знаю, что он переживает за всех нас и не может сидеть спокойно, ожидая с неба флоринов, но все равно напыжилась, сложила руки на груди и демонстративно страдала. На мне, надо заметить, были надеты новое черное платье в яркие крупные подсолнухи и новые высокие боты. Крааасивые. Ну и что? Это не повод не орать.

С мужем развелась, не отходя от холодильника. Дала ему точную инструкцию, куда пойти и что там с собой сделать.

Ушел за детьми, которые гостили у Коннора, сына Хейли и Даниэля.

* * *
Прислал за два дня миллион сообщений. Моё любимое:

Он: дружелюбно Хочешь секс?
Я: враждебно Хочешь глаз фиалкой украшу?

Сейчас жалею, что отказала. Просто интересно, каким образом он этот секс осуществлять собирался?

* * *
Последнее гениальное сообщение получила час назад:

Я и моя новая женщина.

На фотку решила не смотреть. Ответила лаконично:

Приедешь домой — прикончу!!!

Потом посмотрела на соперницу. Что сказать? И я бы не устояла перед чарами такой знойной лошадки.

* * *
Господи, какие мы неисправимые идиоты.

*меняю замки в квартире, чтобы неповадно было*

И никогда не забывайте говорить тем, кого вы любите, как сильно вы их любите!

Эльфы-великаны

В нашем старшем младенце 1.20 м росту. Высокая и прозрачная.

В близнецах — 1.14 м.

Иммануэль дорос до 83 см.

С такими темпами они перерастут папу, дедушку, дядю и кузена Генри (2.02 м).

*валяюсь в прострации, общаюсь с Солькой-Фасолькой и пишу про детский сад — примерно одно-два предложения в час, к концу недели закончу*

Autumn Term

Сладкая девчонка настойчиво названивает в дверь и вопрошает ехидным басом: ну?! мы стоим у подъезда. нам кто-нибудь откроет?

Не хотя выползаю из шкафа. Впускаю.

26-го августа эльфы пошли в детский сад вместе с Марой.

Прячьтесь, коты! Затаитесь, деревья! Разбегайтесь, лужи!

38

Спряталась. Чтобы утром меня никто не нашел и не вздумал поздравить. От этих солнечных зайчиков никакой пользы, кроме любви, счастья, радости, тепла, доброты и поддержки. На выходных они мне даже не позволили сигануть с парашютом из самолета. Злодеи!

Целый день проведу под кроватью. Торт сожру сама. Подарки утащу в шкаф. От поцелуев отобъюсь, от объятий отбрыкаюсь.

Я — липа гордая.

Модница и Змей Горыныч

Маленький Медведь приобрел ядовито-розовое платье с рюшами и воланами, ядовито-фиолетовое платье в крупный горох, белые леггинсы и туфельки.

Нарядилась мальвиной и ползает по траве, перебрасывается мячиком с соседской девочкой, изредка отвлекаясь на светскую беседу с Эйданом. От переизбытка чувств лягается и раздает братьям тумаки.

Пообедала фруктами и сэндвичами (помидоры, сыр, «колбаса»). Переоделась. Уточнила у отца, любит ли он ее так сильно, как она его: от всего сердца, папочка, от всего сердца. Гоняется за Джеки.

* * *
Вчетвером скачут на Змее Горыныче, застенчивом, безобидном подсолнухе о трех цветах. Хотела заступиться, но мне велели сидеть и не рыпаться.

So, be it. I let them be little.

Фасольке три недели

Какая радость! Крошечка Соле переехала в новую кроватку. Сладкая и теплая, как восходящее солнце. Эли напевает ей при встрече колыбельные.

Три недели моему невесомому счастью.

* * *
Мужчины подарили мне алые розы неземной красоты. Четыре большие, две поменьше и пять небольших, одна другой изящней. Нежные, с идеальными лепестками, благоухающие сонным летом.

Милка подхватила букет и поволокла восвояси. – Эмилиана, это для твоей мамы, – удивился Даниэль. Милка замерла, оглянулась, окинула нас подозрительным взглядом, затем приблизилась, выбрала две самые хрупкие розочки и торжественно вручила мне:

„Вот, мама, это для тебя. Эта от Эйдана. Эта от Даника“.

* * *
Сидит в гостиной, сторожит розы. Еле уговорили съесть сэндвич с моцареллой и помидорами.

Маленький Медведь и Эйдан

Лежу на больничной койке и подслушиваю разговор в коридоре:

– Не заглядывай мне под платье.
– Да не заглядываю я.
– Я же вижу, что заглядываешь. Закрой глаза.
– Как я тебя с закрытыми глазами на плечи посажу?
– Так и сaжай. Я тебе говорила, наклонись. Я сама посажусь. Не так наклонись. На колени.
– Постарайся не оторвать мне уши.
– Я не отрываю. Я держусь.
– Держись за шею.
– А мы пойдем в магазин?
– За чем?
– За мыльными пузырями… и конфетками, и печенками, и мелками, и медвежонком коала.

Быстро поворачиваюсь лицом в другую сторону, чтобы никто не заподозрил, что я с этими человеками знакома. Я ведь одного из них совсем недавно предупреждала:

„Эйдан, при твоем росте и с твоей статурой любовь к хитрющим медведям чревата курощанием и безжалостным низводением. Только мелкие болотные тролли не представляют для медведей никакого интереса“.

Не слушал, поэтому справляет свое 40-летие не в отпуске на Гавайях, а в Шотландии с медведями, но, честно сказать, мы этому рады, потому что Эйдан за-ме-ча-тель-ный.

Кто заступится за шотландцев?

Меня кладут на неделю в клинику, а мои четыре эльфа остаются на попечении у троих шотландцев с сомнительной репутацией, самый ответственный из которых 30-летний балбес Даниэль. Мне немного страшно за шотландцев. Кто за них заступится? Кто оградит от эльфов? Кто пожалеет и приголубит? Точно не кошка Джеки.

У Крошечки все замечательно. Она прибавляет в весе. Скоро ее переведут в новую палату отделения интенсивной терапии. Все не совсем замечательно у меня, но это пройдет.

Так умудриться надо!

Бурундучок неловко поворачивает головку, ударяется лобиком о дверцу кухонного шкафа, начинает плакать и уползает под стол. Майк пытается его достать, но он удирает под стул: не смей меня утешать, я орать буду.

Гоняет на машинке по лужайке возле дома. Врезается в дерево. Громко возмущается. На лужайке внушительных размеров растет одно единственное дерево. Так умудриться надо!

Танцует с голубем. Бурундучок делает шаг вперед, голубь – шаг назад. Бурундучок делает шаг назад, голубь – два вперед, но в эту секунду прибегает кошка Джеки и требует безраздельного внимания.

Ведь понятно, в кого Бурундучок пошел? В папу, да.

* * *
Три медведя приручают Эйдана. Изобрели новую игру: piggybackback. Сначала к нему на спину запрыгивает Костя, а потом Милка. Через некоторое время Нико меняется с Костей местами. Ужасно увлекательный способ передвижения во времени и пространстве. При случае попробуйте.

Uiseag Bheag Ruaidh

Родителей-гениев легко узнать по детям-гениям.

Например, Костенька только что изрек гениальную фразу:

Мама, я сейчас полежать буду.

Полежит, собственно.

* * *
Наша любимая колыбельная »Соловушка».

Кенгуренок

Майк, кто сомневался, пленил и обаял весь персонал нашей клиники, когда впервые заголил свой торс и обнял вверенного ему Светлячка. Две медсестры сразу испытали множественный оргазм, а третья сдержалась нечеловеческой силой воли. Но ей безумно хотелось, я по глазам видела.

Светлячок с нами кенгурит. Это такой метод современной неонатологии, когда младенца приносят и кладут на обнаженную грудь родителей, чтобы он слышал биение сердца и чувстовал тепло.

Крохотному кенгуренку с каждым днем становится лучше. А Мэри вяжет.

Красота земная и небесная

Раннее утро. Благословенное время скромных шотландских завтраков. Милка топит гору оладьев в апельсиновом сиропе и курощает Эйдана. Голые одетые шотландские воины – ее излюбленная мишень для низводения.

– Куда ты пялишься?
– Никуда я не пялюсь.
– Тебе моя мама нравится?
– Мне твоя мама очень нравится.
– Правда, она красивая?
– Правда.
– Вот и не пялься на нее, а то папе расскажу.
– Куда же мне пялиться?
– На меня пялься.
– Ты тоже красивая.
– Да! И на меня не пялься. Пялься в окно. Посмотри, как там нарядно.

Улица тонет в дожде, но всё совершенно верно. Зачем тратить драгоценный момент на созерцание земной красоты, когда в окне показывают небесную?

Là breith sona dhuit!

Маленький Медведь пошел с Большим Даниэлем в магазин за зубной щеткой и зубной пастой. Вернулись они с зубной щеткой, зубной пастой, новым платьем, новыми резиновыми сапожками и мягким ушастым слоником. По дороге до дому Маленький Медведь облобызал все прохожие деревья, познакомился с каждой встречной лужей и пригласил Даниэля попрыгать в одной особенно привлекательной, а потом забрался к нему на плечи и украсил голову каплями шоколадного мороженого.

Маленькому Медведю пять лет.

Сольвейг Арден Теолинда

Наш крохотный птенчик получил свой первый официальный документ: свидетельство о рождении.

Sólveig Áirdan Teolinda

Короче – Sunny, как утверждает Маленький Медведь.

* * *
Спасибо огромное за ваше тепло. Оно нам очень помогает.

Sunny

Сегодня родилась Sunny. Значительно раньше срока.

Пожалуйста, пожелайте Sunny жизни.

О любви. О Дилане.

Похоже, ноутбук перевозбудился и заблокировал часть ЖЖ. Журналы открываются только с Webproxy Server. И то так себе. Появляются надписи Pay for reposts. Совсем исчезли Security и Preview Entry.

Вечером придет Дилан, мальчик-галактика, мальчик-стихия, мальчик-огонь, балбес с божественно зелеными глазами, в которых живут солнечные зайчики, все наладит и заодно заберет с собой Милочку.

В Дилана влюблено все женское население нашей семьи.

Я — потому что, во-первых, он так танцует вальс, что мои веснушки рдеют от смущения, а, во-вторых, он обещал научить меня стрелять из арбалета. Берегитесь!

Мили и Соле — потому что он такой же целованный Небом ангел. И с ним легко. И просто. И весело. И тепло. И светло. И радостно.

Простите, увлеклась.

Итак, любознательная девочка будет два дня путешествовать по Глазго и низводить тамошнюю иудейскую общину. Относительно небольшую — шесть тысяч душ. Волнуюсь.

* * *
Когда эльфы гостят на Острове Облаков, они часто посещают мессу, во время которой скачут как сайгаки, тычут пальчиками в чужие молитвенники, освежаются в святой воде, исповедуют друг друга, донимают священника и доверительно сообщают: у дяденьки под платьем штанишки.

Мать эльфов в это время уединяется со стыда под скамью с Отцом, Сыном и Святым Духом. Малодушная женщина!

В отличие от шотландцев, немецкие священники таких прихожан не жалуют и выводят под белы рученьки из церкви восвояси. Экие дураки, право! Поэтому в Германии мы редко просветляемся душой.

Короткое отступление.

* * *
Недавно мы возвращались с прогулки: я, Дилан, Horror-Brigade и Джун*, когда нам с обочины зазывно подмигнула колоколом обаятельная старенькая церквушка.

Оставили Джун охранять коляску. Зашли. Осмотрелись. Вздохнули. Эльфы потащили Дилана ставить свечи. Дилан смутился: I’m Jewish. I don’t know how it works exactly. Не сказали ни слова. Не осудили. Объяснили. Милка даже призналась: .אני מדברת קצת עברית

Поставили миллион свечей. Научили правильно зажигать. Показали, куда класть тугрики. Помахали руками. Рассказали пару анекдотов. Пригрозили прийти в синагогу.

Кто же знал, что возможность представится столь скоро? !יום הולדת שמח דילן
___________
*Джун, по словам Милочки, собачечка Дилана. Собачечка чуть ниже андалузского скакуна. На ней славно кататься, поэтому она пользуется среди меня эльфов популярностью.

* * *
У Крошечки Соле все превосходно. Мы съезжаем от Эйдана, чтобы кошка Джеки не зачахла от стресса.

Влачу существование между клиникой, гос. учреждениями, новой квартирой и мебельными магазинами. Закрутилась и устала. ЖЖ бесит. Ни личного ноутбука, ни Интернета пока нет. Есть только iPhone. Если соскучитесь, мейл у меня тот же.

И не поленитесь, пожелайте терпения Дилану и крепких нервов иудейской общине Глазго. Они еще не подозревают, кто к ним едет.

B Лондон!

Клавиатура реагирует через раз, курсор прыгает, как ему вздумается, мышка скачет, как ей хочется, сайты носятся вверх и вниз. Ноутбуку всего несколько месяцев. Мрак. Хотя, возможно, важную роль сыграл Коленька, полив ноутбук рыбным маслом. Т.к. Ари в Иерусалиме, а Майк в Лондоне, подумывала выкинуть ноутбук в окно, но потом просто прокляла и утопила в унитазе оставила валяться на столе. Сегодня мы с медведями улетаем в Лондон (британцы еще не совсем отBrexitились), где останемся до тех пор, пока в совершенстве не выучим гэльский до конца августа.

I Can Read Hebrew

Лев с медведями изучают иврит. Просто так. I Can Read Hebrew и Let’s Learn the ALEF BET by Ruby G. Strauss они давно в шутку выучили, но я и представить себе не могла, что они так быстро выучат Hebrew Picture Word Book (Learn over 500 common Hebrew words through pictures, by Hayward Cirker and Barbara Steadman).

* * *
Освоили, чего уж там, но кого это интересует, если почти на каждой картинке можно найти либо знаменитого хатуля – חתול либо его ребенка хатилтуля – חתלתול?

Маленький Медведь мужает

Провалив дипломатические переговоры, маленький медведь больше не пихает в свой рюкзачок Хрюклу, фломастеры и провиант, а лежит на горе подушек и величаво доводит до нашего сведения:

– Уеду от вас в Шотландию и стану там говорить по-шотландски.
– Не беда, мы тоже говорим по-шотландски.
– А я стану говорить быстро, чтобы вы ничего не поняли.

– Уеду от вас в Шотландию и стану там говорить по-шотландски.
– Не беда, мы приедем к тебе в гости.
– А я спрячусь от вас под кроватью.

* * *
Просыпаюсь ночью и внемлю тихому монологу:

– 33, 34, 35, 36, 38. Ой, нет. Один, два, три, четыре, пять, семь. Ой, нет.
– Мили, вытряхивайся из ванной, ты не на конференции.
– Нет, я на симпозиуме. Один, два, три, четыре, пять, семь. Ой, нет. Один, два…

* * *
Майк интересуется:

– Ты убралась в своей комнате?
– Все зависит от твоего определения*.
– От какого определения? Существует всего одно определение.
– Я с тобой категорически не согласна. Существует мое определение, твое определение, мамино определение. Много разных определений. Ты сам размысли.
– Клади игрушки на место, чисти зубы и спать!
– Папа, не тиранизируй меня. Лучше уберись, почисти зубы, а я расскажу тебе сказку.
– Эмилиана!
– (бурчит в коридоре по дороге в детскую) Вот и спи теперь без сказки! Все таки зависит от твоего определения**.
_________
*It depends on your definition.
**It still depends on your definition.

* * *
– Милка, где папа?
– Где, где? Здесь папа. Там папа. Повсюду папа… папа.

Воистину: медведи вездесущи.

Маленький Медведь и иврит

Мы с Майком решили, что я не возвращаюсь на работу до рождения Бусинки, поэтому с понедельника до среды мы в Берлине, в четверг я отвожу медведей в детский сад и уезжаю с Бурундучком на хутор. Два дня Майк с медведями в Берлине, а на выходных мы все вместе на хуторе. Такая задумка. Посмотрим, что из нее выйдет.

* * *
На днях мы с Ари решили отпраздновать Шавуот и заново пережить тот благоговейный трепет, который первый раз испытали евреи у горы Синай, как и положено неприличным иудею и католичке, но пришел безбожник Майк и все опошлил. Шавуот не отпраздновали, но вкусно поужинали, соблюдая кашрут.

* * *
Я играю на кухне с Бурундучком. Ловлю его: – А где мой сладкий пацан?

Из гостиной раздается голос:

– А вот я.
– Мили, ты не пацан.
– Нет, пацан.
– Нет, не пацан.
– Нет, пацан. А чем пацаны отличаются от девчонок?
– Ты прекрасно знаешь, чем.
– Нет, не знаю.
– Нет, знаешь.
– Нет, не знаю.
– Нет, знаешь.

* * *
Милка читает с Ари алфавит на иврите:

– Шара.
– Мили, Сара.
– Нет, Шара.
– Какая же Шара, если Сара?
– Шара.
– Тогда сир, а не шир (песня)?
– Нет, шир.
– Нет, сир.
– Нет, шир.

Я перебиваю:

– Хватит! Сара и шир, а то оба получите!

Ответ в два голоса:

– Нет, не получим.
– Нет, получите.
– Нет, не получим.
– Нет, получите.

В кого наша дочь такая упрямая?

* * *
Этот диалог происходит на иврите между Ари и Мили:

– А ты сама говоришь на иврите?
– Нет. Я не говорю на иврите. Я живу в Германии. Я говорю по-немецки. Я говорю по-английски. Я говорю по-русски. Я говорю на кельтском шотландском.
– А на иврите не говоришь?
– Нет, я не говорю на иврите.
– А на каком языке ты сейчас говоришь?
– На иврите. Немного-немного.

* * *
Коленька между тем кушает. Жареную картошку, с малиновым вареньем. Куриную котлетку, с малиновым вареньем. Багет, с малиновым вареньем.

* * *
Майа беременная. Такие дела.

У дантиста

Эли ходит. Бусинка видит сны. Маленький медведь был у дантиста. Орал, дрался, бегал по кабинету и пинал дверь до тех пор, пока папа не сказал: „That’s enough, all right?“

Медведь преобразился, залез в кресло, сомкнул губы и скрестил руки на груди. Всего через полчаса дантист уговорил медведя открыть рот и подтвердил вердикт: „Мили, ты посмотри, какие у тебя красивые зубы. Надо ставить всего две пломбы“.

Поставил. Мы молились всем богам. По дороге домой медведь повествовал, какие он ожидает подарки на ДР.

* * *
Федя и Котя с котятами были у ветеринара. Коты живы. Ветеринар душевно травмирован.

* * *
Несколько часов спустя медведь все еще рассказывает, что ему купить.

Добро пожаловать в гетто!

Мамин квартал превращается в гетто, равномерно распределенное между румынами, сирийцами, иранцами и африканцами. У каждой этнической группы свои древние красивые обычаи.

Например, в мамином подъезде лютуют румыны. Сначала (ночью) въехала одна семья и внезапно пропали выключатели на площадках. Затем (ночью) – вторая и уже не так внезапно исчезли придверные коврики. Затем (ночью) – третья.

Потихоньку почтовые ящики обросли румынскими фамилиями, т.е. в подъезде живут три бездетные семьи, но на их почтовых ящиках по пять, семь, девять чужих фамилий.

Из окон полетела мебель. Газоны забелели мусором. Эка невзгода. Что мы в СССР не жили? Привыкшие.

Страшное случилось на днях. Мы не знаем, когда точно. Многоуважаемые румыны выкрутили лампы, взломали секции* цокольного этажа и обворовали всех соседей. Бог с ними, с украденными вещами, меня сильно беспокоит факт, что мама живет по соседству с ворами.

Один из ценителей чужого добра носит красочную фамилию Дрочу. Лучше бы на Ворую сменил!

Меня трясет. Мне хочется выманить упрямую маму из этой жопы и заманить на хутор, но такие добровольно не сдаются.
_________
*Keller – небольшие комнаты, которые не являются эквивалентом русским „погребу“ или „подвалу“.

Папочка, ты что-нибудь натворил?

– Папочка, – поинтересовался ММ, – почему ты такой тихий? Что-нибудь натворил?
– Почему же сразу „натворил“? – удивился Майк.
– А я натворила, – робко прошептал ММ и порывисто прижал ручки к груди.

* * *
Маленький медведь облагородил свою обаятельную мордашку косметикой: голубыми тенями, равномерно распределенными по переносице и розовыми румянами, задорно поблескивающими на лбу, подбородке, щеках и пальцах. Элегантный макияж дополняли черный кайал, нанесенный удивленной дугой над бровями и малиновый бальзам для губ.

Майк вздрогнул, похвалил непревзойденное мастерство визажиста и повел в спальную, устранять последствия его творческой деятельности.

Спальная сверкала и переливалась всеми цветами радуги. С комода лучился радостью и восторгом торжественный, как новогодняя елка, Федор Иннокентьевич.

Аs Happy As Friedrich in Apple Blossoms

Пока мы были в Шотландии, К.В. освоил WhatsApp и зафлудил нас фоточками. Понятно, кто был основным мотивом?

Основной мотив: Федя украсился лепестками японской вишни. Федя валяется кверху пузом в канаве. Федя украсил прихожую, кухню, диван в гостиной лепестками японской вишни. Федя украсился лепестками яблони. Федя валяется книзу пузом в канаве. Федя украсил прихожую, кухню, диван в гостиной лепестками яблони. Котя лупит Федю. Федя спасается на дереве.

* * *
На выходных Федя сидел на тополе и вопил, как батальон вурдалаков. — Федьку надо спасать, — предложил Майк и пошел за стремянкой. Пришел, придвинул стремянку к стволу, полез. Поймал Федю, почти снял его, как вдруг этот рыжий козел извернулся и вцепился Майку в руку между большим и указательным пальцами. Майк обозвался, Федька огрызнулся, помчался и — залетел на другой тополь. Майк вторично придвинул стремянку к дереву с вопящим Федей и снял его. Федя умчался в ночь. Майк смыл с себя лужу крови.

* * *
— Мишка, тебе надо к врачу, — ворчала я, оказывая мужу первую помощь.
— У меня все хорошо, — привычно врал муж.

Утром он проснулся с рукой, опухшей до размера упитанного Тадля. Я, перепугавшись, заорала: — Затряхивайся в машину! — и потащила Мишку к ветеринару (не далеко, всего три километра).

Ветеринар посмотрел на рану и прошептал: — Вам надо ехать в больницу.

Какие-то двадцать семь километров, и мы увидели окружную больницу.

* * *
В скорой мед. помощи была смена у русского врача. — Что же вы так долго ждали? — кокетливо спросил он Мишку, — начинается сепсис, — и воткнул в рану скальпель. Студенты кровожадно улыбнулись. Я упала в обморок.

* * *
Вечером я смотрю на Мишку, который стягивает с себя футболку двумя пальцами: мизинцем и безымянным — и мне становится безумно смешно:

— Мишка, никакие мы с тобой не дуб и липа! Мы самые настоящие лемминги.
— То есть все понятно? Либо мы доживем до Рождества, либо самоуничтожимся?

* * *
В английском есть выражение: быть счастливым, как свинья в навозе (as happy as a pig in shit). Какая глупость! Мы счастливы, как Федька в яблочном цвете.

Спасение гадюшонка

Майа с Орионом отвоевали у чужого кота гадюшонка, которого тот схватил за шкирку и хотел убить. Благодаря собачатам, гадюшонок жив. Гадюкина наваляла коту по самое не могу. Надеюсь, больше не вернется. Загнала всех домой и заточила в гостиную.

Sing It to the Ass

Включила по глупости телевизор и увидела полуголого длинноволосого Тома Круза с банданой, поющего в жопу Малин Акерман:

I Want To Know What Love Is.

Поперхнулась компотом, уронила дистанционное управление, стукнулась головой с Орионом, переключила на передачу про лигров и тигрольвов, умиротворенно сложила на животе руки.

А песня замечательная.

* * *
Иду завтра на очередной сеанс БДСМ. На этот раз с Майком, сияющим всеми оттенками желтого. Думайте о нас нежно, а я за ваше здоровье слопаю по краденному пончику. Краденные пончики не идут ни в какое сравнение с купленными :)

Гадюшник, прощай!

Сегодня мы с Таней виделись в последний раз (я отдала ей ключи к офису в гадюшнике). Тинхен, кто бы подумал, сделала мне на прощание подарок, продала меня с потрохами в пятницу: нет, нет, Линда не пришла и не работала.

Мы договорились, что она скажет: Линда была, но только что ушла.

* * *
Танхен принесла два горшка с астрами. Мне, уходящей, и заслуженной мымре Тинхен, чтобы не обиделась. Я отдала Биргитт деньги из двух касс (для Танхен и Тинхен). После шести месяцев с этими христианскими* тварями святыми я легкая и счастливая.

Когда Биргитт с Танхен ушли, Тинхен притянула к себе оба горшка с астрами и сказала: они тебе не нужны? Я отдам дочке, она их посадит в землю. Упаковала в мусорные мешки и сунула в свою авоську.
_________
*Линда: Скоро Рождество, церковный праздник.
Тинхен: Рождество не имеет к церкви никакого отношения!

* * *
Тинхен во время работы с удовольствием раскрашивала. Она просила, я ей копировала рисунки для взрослых. Она затыкалась на полчаса.

Тинхен мудрая женщина. С четверга на пятницу она попросила: положи рисунки на твой стол под стекло. Я положила. Тинхен настучала. Танхен увидела.

Черно-белые рисунки я демонстративно разложила на столике в детской зале.

* * *
Господи, почему я не могу работать с Тинхен еще полгода? Господи, спасибо, что в нашей стране больше нет концлагерей!

* * *
Целую хороших девчонок в ушки,
а остальным могу дать адрес Танхен и Тинхен

Цветут сады. Идет дождь.

Мишка водил Бурундучка за ручки по двору, как вдруг тот поднял на него глаза и строго сказал: а-а-а, дя ба дя, дя ба дя. А! Весело рассмеялся и еще раз повторил: а-а-а, дя ба дя, дя ба дя. А!

У Мишки неожиданно в сердце расцвели сады и начался дождь, потому что ничего более осмысленного и глубокого он уже давно ни от кого не слышал. Бурундучок пребывал в отличном настроении, не смотря на пасмурную погоду, поэтому рассказал папе еще много восхитительных историй.

Когда они пришли домой, Бурундук приполз к маме, подул и пылко облобызал ей коленку. Правую. Ну и что?

Оoo-боo-жаю!

Заглушить или прикончить?

В 5:23 машина Ари взвыла гнусным фальцетом под окнами нашей спальной. Катценбург, созерцающая в это время рассвет на подоконнике, взлетела до потолка, прижала пузо к позвоночнику и исчезла в четвертом кошачьем измерении. „Пойду заглушу машину и прикончу Ариэля“, – хмуро произнес Майк. „Не горячись. Лучше заглуши Ариэля и прикончи его машину“, – не менее хмуро подсказала я и потерла коленку. Так романтично продолжился наш вечер.

Мы с Катценбург быстро сменили подштанники. Я прилегла. Катценбург хлебнула водички и еще долго крестилась дрожащей лапкой перед дверью. Теперь мирно сопит на изголовье кровати до тех пор, пока не брякнется во сне мне на голову.

Сквозь юную листву деревьев пробивается яркий ослепительный солнечный свет, а по небу странствуют стада белых кудрявых барашков, подгоняемых прохладным ветром. Д-ч, выслала тебе несколько десятков. Жди.

* * *
В ходе разборок с машиной не один лев не пострадал, зато проснулись две кукушки, которые ведут весьма занимательную беседу. Много сквернословят. Заслушалась.

Нарядный папа

У Майка на плече и на спине гематомы такого восхитительного фиолетового цвета и такой потрясающей величины, что каждый раз, когда мой взгляд падает на них, мне невыносимо хочется плакать.

Милочка развела ручки и мечтательно прошептала: „Папа нарядный“. Да уж :)

* * *
Проблема с нарядным папой состоит в том, что он не может сидеть спокойно и ограничение подвижности для него трагедия апокалиптического масштаба, поэтому моя основная забота изловить мужа, припарковать его на горизонтальную поверхность и отдать приказ: „Тихо! Не двигайся! Руки не распускай! Непристойных предложений не делай! Почитай детям книжку“. Но это теория, на практике я просыпаюсь от того, что мне на лицо падает бутерброд, затем с моего носа восторженно слизывают остатки черничного варенья и арахисового масла, а на прощание громко чмокают в этот самый, совершенный с гигиенической точки зрения, нос. „Где папа?“ – подозрительно спрашиваю я и получаю сведения о точном месте нахождения подозреваемого. Да, конечно же, что-то где-то делает. Хутор – постоянная работа. Я иду скандалить, грожусь побить и привязать к постели. Идея с постелью ему по душе, поэтому приходится повторить угрозы физической расправой. Так мы коротаем утро.

* * *
За завтраком Милка жалуется: жизнь тяжелая, мама не умеет варить овсяную кашу, мама не пекла нам вафли, мама плохо читает сказки, мама не покупала нам мармеладных зверей. Зачем мы ее вообще в доме держим, одна трата денег и времени. У мамы гормоны плещутся из ушей, поэтому она начинает плакать. Маму поддерживает Бурундучок. Папе по традиции становится от этих слез совсем уж плохо, а ему сейчас и так нехорошо, хотя врет, что все в порядке. Так проходит завтрак.

* * *
Играли в гостиной, уснули. Что сказать? Опять плачу. Сердце разрывается от любви и нежности. Картина умиротворяет до щемящей боли в груди. Потом придется искать Мишку под медвежьей лавиной, но это не страшно, потому что в этом хаосе, в этой беспомощности, в этих нелепых обидах мы таки умудряемся делать друг друга бесконечно счастливыми. Плюс веселый секс.

Счастливые трусов не надевают

Я почти проснулась. Мне снился эротический сон. Мужчина целовал мою шею. Мне было безумно сладко. Мне никогда не снились эротические сны. Нет, все еще не снятся. Приехал Мишка. Любимый, живой, горячий – и я проснулась окончательно.

* * *
Вы не думайте, что он просто так сдался. К самолету его под белы рученьки с развевающимися знаменами вывели спартанцы. Это к вопросу: зачем человечеству необходимы спартанцы? Мишка высокий, сильный, тренированный; если он не захочет, его никто не сдвинет с места. Никто, кроме спартанцев. Они сказали: „Шеф, прости, но какого хера?! Мы не понимаем. Зачем надо было бросать на себя тяжелую технику? Просто бы сказал: хочу домой. Будь добр, вали к жене и детям. Поверь, мы без тебя три недели проживем – и даже значительно дольше!“

* * *
Что рассказывать про мое личное счастье? Я оделась утром и долго думала, что не так? Я оделась, но забыла надеть трусы. Счастливые трусов не надевают.

* * *
Здесь я написала пост о мужчине и женщине, которые любят друг друга, не видели друг друга три недели и изголодались друг по другу, но при этом оба наполовину сломанные. Просто представьте, каким веселым было воссоединение. Нет, еще веселей! Напрягите фантазию и от души поржите.

* * *
Здесь я написала пост о любви женщины к мужчине. Пост был волшебным. Улыбнитесь и порадуйтесь за Линку и Мишку.

Великий Четверг

Великий Четверг: я покидаю гадюшник. Познакомилась с новым сотрудником с роковым именем Генри, про которого Тинхен сказала: „Он абсолютно твой тип!“ Высокий, светлоглазый, стройный. Да, возможно, но он не Майк :) Наверное, я понравилась ему с высоты третьего этажа, потому что он пришел ко мне на второй этаж, когда я громко пурхалась в посудомойке, протянул руку, поздоровался и задал нелепый вопрос. Я так поняла: красивый мужчина Генри хотел познакомиться с красивой женщиной Линдой (иначе зачем он вообще вышел из своего бюро; он работник берлинской ратуши, шеф разных отделов по вопросам культуры и беженцев). Красивая женщина Линда обломала. Была немногословной, уставшей. Генри стал искать в шкафах свое достоинство и тарелки.

* * *
Танхен и Тинхен сегодня шутили шутливые шутки. Чуть не лопнули со смеху.

Я (размениваю Танину валюту): Мы почти вcё можем.
Таня (размахивает сигаретой): Всё, кроме немецкого.

* * *
На выходных мы на хуторе с Р.Г., К.В. и котиками. Во вторник мы уезжаем в Лондон, где пробудем на Острове Облаков до дня рождения Бурундучка.

За сим прощаюсь: в толерантном гадюшнике никогда не было скучно.

Ваша Липа со львом и медведями

Зверинец и дендрариум

Почтовый ящик подпускает меня к себе через раз. Пишет, что неправильный пароль. Какой недотрога!

* * *
Смотрели с Ари и Аней Game of Thrones. Сын мой Коленька обильно полил клавиатуру рыбным маслом, поэтому буквы я, ч, с и м плохо отображаются, а ноутбук воняет аквариумом. „Секс отвратителен“, – брезгливо сообщила Аня. — „Я полностью придерживаюсь вашего мнения, любезная Анна Рихардовна“, – согласилась я. Провели беседу.

* * *
Коленька свалился с велосипеда и разбил себя нос и коленку. Заштопали. „Пойдемте есть мороженку“, – предложила Милка. Мы пошли. Шли к итальянцу, встретили по дороге русского, купили пломбир. Каждому медведю по вафельке. Все, что не доедят – Ари. Он идеальный пример интеграции льва* в медвежье общество.
_____________
*Ариэль – лев Иуды

* * *
Милка популяризирует среди Ари русский. Недавно она популяризировала русский среди Роберта. Ари неплохо говорит по-русски, но на всякий случай спрашивает: „А ты говоришь на иврите?“ – и это настолько волшебные диалоги, что заслуживают отдельно поста.

* * *
Встретили по дороге Инго, нашего с Майком бывшего соседа. У Инго сломана нога. „Блин, как давно не виделись! Майк, ты не меняешься“ – искренне обрадовался он. — „Спасибо, Инго!“ – скромно ответил Ари. — „Друг, ты быстро выздоравливай!“ – пропела я, и мы поплыли дальше.

Похоже, что все родственники моего мужа врут с элегантной виртуозностью.

* * *
Мишка на работе себе что-то повредил: три недели больничный, адски ноют плечо и ребра. Я не поняла, что конкретно случилось, потому что Мишка как всегда бурчал, что все в порядке. Больничный он себе не позволит, но согласен не носить тяжелое.

* * *
Вообще, мы не заметили, что этот год високосный. Вы?

P.S. Лев с медведями приготовили рыбные тефтели с луком в томатном соусе. Побегу ужинать, иначе ничего не достанется.

P.P.S. Зверинец и дендрариум мы какие-то, а не семья.

Сабина и Ари

Cпасибо, что не пожалели доброго слова! Мне с вами сегодня легче. И все не так плохо. Могло быть хуже. Я была, как обещала, румяной и благоухающей. Со мной занимались два квалифицированных специалиста: коллега Рихарда и коллега коллеги Рихарда. Я не знала, от кого млеть больше, потому что коллега коллеги Рихарда была красивой, молодой, доброй, отзывчивой женщиной. Обычно они поднимают на ноги солдат и жертв войны, т.е. у меня супер шансы.

Мне дали „Okay“ на поездку в Шотландию. Это значит много! 17-го мая Роберт встретит нас в Лондоне, а дальше посмотрим.

* * *
Нет, вы не подумайте, что я подслушивала, мне просто нравятся диалоги Ари с Майком.

– Майкл, geez, успокойся. Линде становится лучше. В пятницу она собиралась пойти в три утра отстреливать из ружья птиц. Они мешали ей спать. Особенно, кукушка. В субботу она хотела в шесть вечера спилить две рябины, которые цвели и „воняли на всю округу“. В воскресенье ночью я обнаружил ее в прихожей, в затейливой позе. Она гуляла с церберами. Она плакала*. Ладно бы, плакала громко, навзрыд. Нет, вздрагивали только хрупкие плечи, от чего хотелось быстро и без мучений сдохнуть. Ты не обижайся. Я люблю вас, и все такое. Но женитьба на ней, она того стоила?

– Женитьба на ней точно того стоила. Того – и еще больше!

* * *
Как мне жить без моего Мишки еще четыре недели? :)
__________
*АРИ: Линда, что случилось? Почему ты плачешь?
ЛИНДА (упиваясь жалостью к себе): Ку-ууу-ууу-ртка! Ку-ууу-ууу-ртка не схо-оооо-дится.
АРИ (включив свет): Линда, это Анкина куртка.

Ане почти 14 лет и 177 см росту.

Отличные грибники

Жизнь в целибате легка и безмятежна. Мишка прислал сообщение „I want you so bad“, и я так возбудилась, что кончики ушей свело сладострастной судорогой.

С этим надо бороться. До Мишкиного возвращения еще почти месяц. Начну, пожалуй, вышивать крестиком голых шотландских воинов. Нет, не то. Рисовать эротические портреты желатиновых мишек. Или плести макраме. Или складывать оригами. Или ходить в лес по грибы. И не надо хихикать. Мы отличные грибники.

Вот, к примеру, как-то мы с Мишкой пошли в лес по грибы. Идем по тропинке, держимся за ручки, улыбаемся белкам и вдруг совершенно непостижимым образом оказываемся в пансионате близлежащей деревни. Неизвестный науке природный феномен? Трещина в пространственно-временном континууме? Происки масонов? Затрудняюсь ответить. Помню постельное белье голубого цвета с флоральным принтом, белые фрезии в стеклянной вазе и желтые обои. Дальше ничего не помню, как будто в тумане, но жарко и сладко. Когда мы смогли оторваться друг от друга и нашли свою одежду, был вечер, но нам повезло, мы скупили в лавке все, что попало под руку и объявились на хуторе с виноватыми рожами с гордо поднятыми головами. Хорошо, среди прочих грибов в корзине находились японские грибы, которые не растут в немецких лесах, но это мелочи. Безумству наглых храбрых поем мы славу!

* * *
Мне тревожно. Это я себя так подбадриваю.

Завтра в десять утра коллега моего брата будет проводить разные милые манипуляции с моим коленом, а я буду сидеть на возвышенной кушетке, вся румяная и благоухающая сиренью. Я позвонила брату и вежливо, заметьте – вежливо, спросила, надеть мне юбку, платье или джинсы и стоит ли задуматься о покупке нарядных кружевных трусов. Брат почему-то замолк, а потом пояснил, что думает обо мне и моих дурацких шутках. Красиво излагал, каналья! Я даже прослезилась. Поэтому пойду на прием в парандже в свободных брюках, которые легко задрать до шеи.

Если у вас будет время, если вам не жалко позитивной энергии, подумайте обо мне нежно.

Уставшая Липа

P.S. А еще – я люблю Ари, потому что без него эти две недели были бы совсем уж грустными.

22, 16, 8, 5, 4?

Нашей с Майком любви почти двадцать два года: взрослая девушка, заканчивает университет, встречается с умными парнями, имеет представление о своем будущем, но не гнушается родительского совета.

Ее родители были [почти] восемь лет вместе до того, как их настигло горе. Они потеряли сына. Они были вдвоем, совсем молодыми. Никто не имел желания им помочь. Все искренне радовались. Никто не хотел видеть их вместе, а Роберт был в Шотландии.

Шесть лет dazwischen – в разлуке.

Затем [почти] восемь лет вместе. Восемь волшебных лет: порой невыносимо больно, иногда безумно сложно, но почти всегда сладко, ласково и добро. Кто мечтал, что мы опять станем родителями? Кто предполагал, что мы станем родителями близнецов? Кто смеял надеяться, что придет Бурундучок? Кто знал, что объявится Бусинка?

Я, глупая дурочка, забыла со своей болью обо всем и удивилась, когда получила 3-го мая четыре огромные букета сирени – белый, розовый, красный и фиолетовый. С личным письмом от Майка, от руки написанным. Сирень имеет для нас безмерное значение. Сирень росла под моим окном, когда я была 16-летней девочкой, и он любил меня, а я не имела о любви понятия, только о манипуляции.

„Слушайте, я избегался, пока нашел вас в вашем кибуце“, – хмуро произнес флорист и весело улыбнулся.

* * *
Четыре года назад, 3 мая, мы с Майком стали мужем и женой перед Богом, Б-гом, как угодно. Ему все равно, יהוה‎ любит всех.

С чем я нас поздравляю!

Ревень, en garde!

Ведем отчаянную войну с полчищем ревеня. Безжалостно душим, тащим на летнюю кухню и перерабатываем на фарш. Вчера трапезничали супом из ревеня с красным болгарским перцем, имбирем, кресс-салатом и сметаной, треской в лимонном соусе с чесноком и тимьяном, штрейзелем с ревенем и клубникой.

Этого нам показалось недостаточно, поэтому мы еще сварили джем и сироп.

В свободное от боев время учим иврит с Ари (Костенька). Потом с ним деремся (Милочка).

Cакуры, тюльпаны, мейн-куны

В провинции цветут сакуры, тюльпаны и мейн-куны. В деревне возле лавки мы встретили одного такого мейн-куна, который сразу отвернулся и отморозился. Аня не обиделась: «Здорово, Федя!» Мейн-кун подозрительно скосил один зеленый глаз, приблизился, подпрыгнул, повис на окне машины, забарахтал ушами/хвостом/конечностями (начитался Джерома К. Джерома про лодку), забрался, хрюкнул и полез целоваться. Услышав вопрос Поехали домой, Феденька?, мейн-кун скосил второй зеленый глаз, отпихнул Аню лапами, больно стукнул в грудную клетку пятками и умчался.

* * *
Часто по двору летает рыжий пух: это Федор Иннокентьевич вернулся домой пожрать и встретился со свирепой супругой Екоториной Змеевной. Куры довольны таким стечением обстоятельств. Все гнезда нынче украшены рыжими клочьями.

* * *
Гадюкина меж тем занимается гадюшатами. Гадюшата подросли. Знакомятся с цыплятами в то время, как мамаша с церберами ищет потерянный клад тамплиеров. Выходишь в шесть утра на крыльцо и видишь: на холме возле опушки леса по ту сторону пруда маячат пять меховых задниц. Земля летит во все стороны. Не оборотни, а кроты, ей-богу! Мельтешат, роют, копают.

* * *
Маленькому одиннадцать месяцев. Крошка-неваляшка стал шустрым. Пока его еще не приняли в солидное медвежье общество, но уже не обижают. Ходит. Вышагивает, если держать за ручки. Делает несколько шагов самостоятельно, плюхается на попу и удирает. Окончательно поменял цвет глаз *рыдает, уткнувшись лбом в банку с маринованными помидорами*: теперь они не изумрудно-зеленые, как у меня, а сапфирово-зеленые, как у Роберта. Шотландцы в восторге, мне тоже нравится, но все равно обидно. Остается надежда на Бусинку.

К ма-ме и Ha-se добавились папа и баба. Причем папа – это вовсе не папа, а недавно в приступе нежности бурундучок положил головку Рихарду на плечо и назвал его мамой.

* * *
Маленький медведь горланит перед сном бандитские песни, приходит ко мне и интересуется: «Папа еще не вернулся?» Получив отрицательный ответ, скрывается. Вновь горланит бандитские песни, приходит… И так до тех пор, пока не предложу ей приземлиться рядом, что является ознаменованием длительного периода воздвижения одеяльных пирамид.

* * *
Майкл читает в Сингапуре доклад. Из названия доклада я поняла два слова: «IT» и «security». Безумно довольна собой. До появления в нашей жизни медведей, мы часто ездили в командировки вместе, и я пыталась попасть на один из таких докладов, но он мне категорически отказывал: «О, нет! Нет, нет, нет; нет, нет, нет и еще раз – нет! Если я увижу тебя в аудитории, то начну нервничать, раздражаться, чесаться, заикаться, возбуждаться – и это все одновременно». С тех пор у меня появилась мечта, которую я мечтаю…

Раз уж не пускают в конференц-зал, пойду гордиться мужем заочно. В холодильнике стоит еще одна банка маринованных помидоров.

Уткинг

Маленькие медведи вчера отсутствовали. Вместо них вредничали три поросенка. Сначала подрались. Мил-Мил сидел, надувшись, справа от Мишки. Тин-Тин и Ник-Ник галдели слева от Мишки. После перемирия скрылись в детской. Бурундучок уполз следом. Он – социальный человечек и желает принимать участие во всех событиях. Поросята взяли его за ручки, вывели в коридор, посадили на пол и закрыли дверь. Бурундучок расстроился и включил сирену.

Мишка забрал его к себе в рабочий кабинет, чего поросята совсем уж не могли стерпеть. Все бросили и минут через десять я в кухне внизу услышала громкие требования: «Ну, папа, ну, давай почитаем, ну давай, ну давай, ну давай».

Я почему-то раньше не замечала, какая мы тихая и спокойная семья.

* * *
Рихард запретил мне ходить по пять километров в день и усердствовать при осуществлении идеи углубления дружбы народов, поэтому мы с Мишкой ведем целомудренный образ жизни. Сегодня нас, скорее всего, не арестуют за indecent exposure. Если что, мы у реки, занимаемся уткингом.

Уткинг – девиантное поведение, эксцессивный вуайеризм, подсматривание за утиным обществом с целью получения визуального и эмоционального удовольствия, которое порой выходит из-под контроля и заканчивается стонами и содроганиями в самых неожиданных местах, как то конференц-зале здания с атриумом.

500

У меня юбилей. 500 постов. Где цветы и шампанское?

* * *
Тереза и Крис знают, что я беременная.

Тереза: Лини, забери свою одежду для беременных. Она тебе пригодится.
Мишка: Не надо, Тереза. Лини получит новую.

Хвастаюсь, да.

* * *
Я рассказывала, какие у моего мужа сапфировые глаза, красивый живот и что он со мной делал после утиного обеда в здании с атриумом? Нет? Держал за ручку – понятное дело :)

Dad is 37. Mum is 17.

У маленького медведя экзистенциальный кризис. Зайдя в коридор Великой Медвежьей Ложи, Мишка услышал как медведь кому-то горестно жаловался:

Hi! I’m Emiliana. My dad is Scottish, my mum is German, and I have a problem.

Не знаю, какая у медведя проблема. Возможно он вступил в сообщество Анонимных Противников Шотландско-немецких Браков. Это примерно как АА, но совсем не то и по-другому.

* * *
Кроме того, на вопрос „Сколько лет твоим родителям?“ маленький медведь подбоченился и гордо сказал:

Dad is 37. Mum is 17.

*прихорашивается*

Про силу медицины

В понедельник Тинхен смертельно заболела и не пришла на работу. Сегодня смертельно больная Тинхен внезапно выздоровела. Сила немецкой медицины. К тому же Тинхен узнала, что в десять придет лентяйка Таня. Лентяйка Тинхен бегает как слон по этажу и трудится. Какое счастье работать с такими честными, прилежными вурдалаками.

Морально готовлюсь к спектаклю «Тинхен выслуживается перед Танхен». В обед пойду с утками кормить мужа. Как-то так.

Среди уток завелся новый утк. Сами вы селезень! Утк высок ростом, коричневый с белыми пятнами. Мишка подозревает, что беженец. Немецкие утки его радушно приняли. Он прошел интеграционный языковой курс и завел подружку. Вдвоем они расхаживают возле реки. Он высокий, она маленькая. Кого-то они мне напоминают.

За сим прекращаю вещание. Ночью бурундучок давал показательные выступления и орал на весь квартал. Пойду вздремну на диване, пока не пришли персы и не притащили с собой ораву персят. Или персиков? Я не уверена.

В постели тысячи одеял

Маленький медведь воспылал среди ночи творческим вдохновением: зацепил уголок наволочки, оторвал ровную полосочку, перевернул на другую сторону, оторвал ровную полосочку, намотал на клубок, подтащил к себе, оторвал ровную полосочку… Когда я в три проснулась, наволочка была наполовину намотана на клубок, а медведь меланхолично вздыхал в прозрачном свете луны на фоне одеяльных гор.

* * *
Мы с большим медведем спим в постели тысячи озер одеял. Маленький медведь утаскивает все на себя. Сначала сползает мое одеяло, потом Мишкино. Утром в уютной одеяльной берлоге о двух одеял дремлет розовощекий медведь. Хорошо, решили мы, выдадим персональное одеяло. Выдали. Утром дрожали от холода, из теплой одеяльной берлоги о трех одеял нам улыбались синие глаза. Еще одно, вопросительно переглянулись мы. Выдали. Утром обнаружили медведя в фешенебельной одеяльной берлоге о четырех одеял, рядом сопела Найда. Я заржала. Мишка нахмурился. Одеяла выдавать перестали. Со своей раздетой прохладной судьбой смирились.

* * *
Костенька с Энни учатся читать. Коленька по традиции валяется на полу, задрав ноги на Ориона. Свой новый увлекательный мир Коленька видит через котлетную призму:

– Это утка. Вкусная котлетка. Это курица. Вкусная котлетка. Это индюшонок. Вкусная котлетка. Это ягненок. Вкусная котлетка. Да, мама, правда, да, да, да, да?
– Коленька, хватит из всех подряд котлетки жарить.
– Хи-хи-хи. А это теленок…

Happy Birthday, No!

Орионтелю два года. Он такой же балбес, каким был полтора года назад, когда Мишка притащил его домой за пазухой. Отличный конь пес, скажу вам, лучше не бывает, а какой он восхитительный нянь наследникам Гадюкиной.

* * *
Иногда Тинхен начинает казаться мне человеком, но это быстро проходит.

– Я сделала грамматическую ошибку. Ха-ха. Дочь исправила: „Сразу видно, мама, что ты работаешь с русской. Ты уже говоришь, как русская. Забываешь немецкий“.

Вы тоже не смеялись? Вам тоже противно?

Медвежья деятельность

Вышла на секунду из комнаты, вернулась и обнаружила маленького медведя, разлегшимся поперек кровати и закинувшим ноги на Мишку:

«А потом с неба посыпались апельсины и лупили всех по башке».

Маленький медведь – великий комбинатор сказочник. Он умеет рассказать сказку с моралью в двух предложениях. Редкое, между прочим, дарование. Передается исключительно по наследству от медведя к медведю.

* * *
Мишка загружает утром медведей в машину, маленький медведь возмущается на всю округу:

«Что, вот что ты сделаешь? Я твоя старшая сестра! Я рассказываю всем, какой у меня хороший брат, а ты, ты!..»

Не знаю, какая трагедия стряслась по дороге из дому до гаража.

* * *
Маленький медведь дал очередному соратнику в пятак. Юный доносчик наябедничал родителям. Родители примчались к воспитателям. Нас с Мишкой пригласили. Мишка обещал никого не запугивать до полусмерти и не равнять детский сад с землей. Маленький медведь своей вины не осознает и утверждает, что юный доносчик отобрал у него Хрюклу.

Меж тем на гадюшном фронте

Сегодня к нам в гадюшник пожаловал рыжий веснушчатый сириец, желающий изучить великий и могучий немецкий язык. Сириец пылал юношеским энтузиазмом и соглашался каждый день идти пешком десять – двадцать километров. Тинхен от умиления запунцовела ланитами и расхрюкалась.

* * *
Вас всех, конечно, интересует, что же случилось со смертельно больной Карлой? Карла проболела ноябрь, декабрь, январь и февраль, затем попросила о расторжении договора и устроилась, ха-ха, воспитательницей в детский сад. Дети от трех до пяти лет. В группе семнадцать душ. Лентяйке Карле сорок восемь лет. Она не особо подвижна, закончила ПТУ двадцать пять лет назад и никогда не работала по профессии. Счастливая малышня!

Проработав в детском саду три дня, ха-ха, Карла смертельно заболела и устроилась в другой детский сад, ха-ха, ха-ха.

* * *
В гадюшнике новая руководительница. Лентяйка Таня. Тане сорок семь лет. У нее фигура восемнадцатилетней девушки и шея древнеегипетской мумии. Таня – мать одной дочки и четырех котиков. Ее муж, менеджер, живет в Потсдаме. Ее любовник, фотограф, живет в Берлине и обслуживает Таню, пока муж трудится в Потсдаме. Весь гадюшник давно об этом знает. Меня просветила наша практикантка Гвен Муриэль Лоредана … Ирена. Как? Я еще не рассказывала о нашей практикантке Гвен?

Таня не любит работать, но очень любит трепаться о том, как много и тяжело она работает. Когда Таня раз в неделю объявляется в четверг в нашем бюро, Тинхен превращается в раболепную тряпку и щебечет, и заливается, и порхает с цветка на цветок по всему этажу, как юный бронтозавр.

Такие дела.

* * *
Ушли с медведями в лес по грибы на реку кормить уток.

Papas einziges Bild

Со дня смерти моего папы прошло больше шести лет. Я редко вижу его во сне. Мама говорит, что мертвые снятся к болезни. Вторую неделю я постоянно вижу папу во сне. Вторую неделю я тяжело болею и не могу сделать шага без боли. Мне это решительно не нравится. Я ненавижу бессилие и слабость, но весьма благодарна мужу за его любовь, заботу и понимание. Лучше моего мужа никого нет!!!

Мой папа был поволжским немцем. Его прадед был обедневшим флорентийским аристократом. За всемирно известную католическую дворянскую фамилию мы с Рихардом папе премного благодарны. Я писала, что от детства моего папы осталась всего одна фотография. На одну фотографию больше, чем от детства моей мамы.

* * *
Год спустя от детства всех этих детей ничего не останется. Их семьи депортируют без права возвращения на родину. Им дадут сутки, чтобы собрать самое необходимое, загрузят в скотские вагоны и выкинут ‚голыми‘ в лютую зиму Сибири или Средней Азии.

Мы никогда не знаем, что случится завтра. Эта совсем молоденькая учительница, эти босоногие девчонки и мальчишки не подозревали какой ад их ожидает. Большинство из них полегло костями в безымянных могилах. Тиф. Голод. Тяжелейшая работа.

Это так. Заметки. Я совсем про другое. Wir sind Kämpfer. Моего папу никто не смог сломать. Он остался до конца жизни жизнерадостным, веселым, обаятельным человеком, который не сидел без дела. Только ночами, во сне, он кричал от ужаса того, что увидел за три года концлагеря.

Медвежья статистика

Маленький медвежонок Иммануэль был застукан за лобызанием зеркала. Дела идут на лад, у маленького медведя Эмилианы появился сoратник.

Свободное время маленький медвежонок проводит нынче с бабушкой на кухне: открывает шкафчики и примеряет кастрюли. Медвежонок в кастрюлях чудо как хорош.

Сам встает на ножки. Когда мы держим медвежонка за ручки, он бодро вышагивает по двору и поднимается по ступенькам.

Кушает как поросенок, но кушает самостоятельно. Отбирает у папы ложку. Любимое блюдо: картофельное пюре с маслом и простоквашей. Любимый фрукт: яблоко. Заточит яблочко и глазом не моргнет.

Бурундучку 10 месяцев. Бусинке 11 недель. Костеньке и Коленьке 3 года 4 месяца. Милке 4 года 8 месяцев. Мишке 37 лет 8 месяцев.

* * *
Светит солнышко. Идем в гости к знакомым пони.

Про Бусинку

Во-первых, я остаюсь на Острове Облаков. Мне здесь нравится. Меня любят, хранят и оберегают, потому что узнали о беременности. Что? Утром интеллигентно блюю? Ну, мало ли? Вдруг обожралась. Прекрасные люди. Волшебные. Сразу видно – родом с Волги. Хоть и голые.

* * *
Во-вторых, мы сделали NIPT. Мы знаем, кто у нас родится.

* * *
Spiritus Dei

Котька в родильной палате

Ужас, ужас, дикий ужас! Котька задумала рожать, а мы не готовы. Ветеринар валяется в прострации. Скоро подъедет.

Только вчера Мишка спросил: „Катценбург, ты когда рожать собираешься? Посмотри на себя, ты на гиппопотама похожа“. Катценбург обиделась, сказала „Шшш“, – и побила Мишку лапой. Затем спрыгнула с кровати – пол покачнулся, дом накренился, – и пошла подкрепляться.

Пожелайте вредной Котьке легких родов.

Федька, свинья беспечная, трусит за диваном.

UPD В момент роженица занята. Кушает любимое блюдо, приготовленное побитым Мишкой: лосось на пару со шпинатом. Чавкает, как стадо свиней и одновременно орет песни, чего с ней обычно не случается. Найда нервничает.

В мире хитреньких девчонок

Хитренькая девчонка прошла год назад учебную практику в должности заместителя генерального директора и сообразила: чем выше она поднимается по иерархической лестнице, тем роскошнее становится стиль жизни и эргономичнее кресло. С тех пор она взаимодействует исключительно с двухметровыми спартанцами. Во-первых, могущество плеч исполинских. Во-вторых, удобство способа передвижения. В-третьих, преимущества панорамы.

* * *
На прошлой неделе Адам удостоился медвежьей чести и прошел мудреную церемонию посвящения в рыцари клубничной карамельки. Хитренькая девчонка была довольна и разговорчива. Адам узнал много интересного и занимательного о таинственном мире хитреньких девчонок.

* * *
Эдди предлагает посадить ее на плечи, Милка негодует:

«Ты что? Не надо. Ты такой же маленький, как мама».

Мама застенчиво улыбается и расцветает. Представление, что она внезапно выросла до 1.86, льстит ее самолюбию.

* * *
Проходит мимо Ари, окидывает порицательным взором и качает головой, затем возвращается, отпихивает его ноги и пыхтит.

Если ты не дорос и до маминого роста, не жди снисхождения. Таковы законы сурового мира хитреньких девчонок.

* * *
Новый способ восхождения по лестнице: поднимается на ступеньку, делает несколько шагов в одну сторону, берется за перила, поднимается на вторую ступеньку, делает несколько шагов в другую сторону, касается лбом стены, поднимается на третью ступеньку… При этом охает, скрипит и стенает, как древняя старуха.

– Мили, что ты кряхтишь?
– Хи-хи-хи-хи.

Если игнорировать звуки, через некоторое время в дверном проеме появляется рожица:

– Папа, а почему ты ничего не говоришь? Может, ты просто не слышал?

* * *
Композиция „Последняя ласточка“

Сколько, сколько ласточек вы насчитали? Семь? Не злоупотребляйте алкоголем и психоделиками. Это не доводит до хорошего. На рисунке одна ласточка. Последняя.

Кошкомонстр совершает попытку покушения

В полночь мое ясное чело столкнулось со всей дурью с дверью, которую раскрыла мамзель Гадюкина. Сорвалась ее очередная попытка покончить мою жизнь самоубийством. Было больно. Майк утешил. Два раза.

Ты не бойся, милый

Маленькая девочка преподнесла нам большой сюрприз. Возвращаемся из детского сада. Я веду близнецов. Майк успокаивает орущего Бурундучка и поэтому не держит Милочку за ручку. Ничто не предвещает, как вдруг Милочка делает шаг в сторону и бросается на шею проходящей овчарке. Хозяин овчарки хватается за сердце. У Майка развивается тахиаритмия. Я падаю в обморок. У овчарки вылезают на лоб глаза. Милочка щебечет:

„Ты не бойся, милый. Не бойся. У меня дома тоже есть собаки. Ты девочка или мальчик? Как тебя зовут?“

Овчарка никогда не забудет этой душевной встречи.

* * *
Домовенок Софи приобретает среди медведей популярность:

– Мама, покажи еще чужую кошечку.
– Красивая. Она придет к нам в гости?
– Нет. Она далеко живет.
– Хорошо, тогда мы пойдем к ней в гости.

Лина, мы идем, ждите. Готовьте креветки.

Не пончиком единым жив человек

Не пончиком единым жив человек.

В понедельник мы с Тинхен были живы горячей пиццей quattro stagioni. Тинхен досталась четвертина с салями, пармезаном и рукколой. Мы втроем довольствовались скромными остатками: шпинатом с чесноком* и помидорами; шампиньонами с сыром; тунцом с фиолетовым луком. Во вторник мы были живы рыбой и хрустящим картофелем фри. В среду – теплым таиландским салатом из тунца с ананасом, кукурузой, ростками лотоса и имбирем. В четверг – креветками в остром соусе с пышныым пшеничным хлебом. В пятницу – израильским пловом с изюмом, морковью и кедровыми орехами.

Всю неделю я совершенствовалась в краже пончиков из офиса, предавалась душевной медитации с утками возле реки и вела интеллектуальный (отставить смешки!) дискурс с умными мужчинами, с одним из которых у меня лингвистический туройо-роман.

Отличная была неделя, не смотря на то, что большой медведь пропадал в Баварских Альпах, ноутбук отдал концы, а беременная Екоторина Змеевна Гадюкина надругалась над футболкой и напрудила в ботинок Адаму.

Майкл, верни британцев! *рыдает, уткнувшись носом в розовую орхидею*

* * *
Зловредно осведомляюсь:

                    ЛИПА

Вот скажи, свет мой Мишечка, медведь медвежат моих, инь к яню моему, анимус к аниме, Эдип к Электре, тебе никогда не приходило в голову навестить нас с Тинхен, угостить вкусным обедом, рассказать несколько страшных историй о евреях, примкнуть к добровольцам-альтруистам?

                    АРХАНГЕЛ
Я хотел, но ты велела, чтобы не являлся в вашу арийскую юдоль сует со своей заросшей рожей и не позорил тебя.

                    ЛИПА
Да. Согласись, это была благоразумная просьба, но это было раньше. Тинхен привыкла за неделю к заросшим рожам, смирилась с судьбой и значительно реже спрашивает: «У тебя подозрительная внешность. Небось, афганец или прочий араб? Британец? Не может быть?! Акцент у тебя тоже странный. Как? Как? В Оксфорде учился? А где родился? В Тур-Абдине? Это где? В Турции? Т.е. турок? К туркам мы в Германии уже привыкли. Ассириец? Первый раз слышу. Т.е. турок? Ассириец… Т.е. турок?»

Тебе, радость моя Мишечка, как исконно русскому, вообще нечего волноваться. Просто постарайся вести себя тихо и незаметно. Не уподобляйся турку, которому надоело дискутировать о своем происхождении, и он начал давать знать о своем приходе громким кличем муэдзина с минарета в атриуме: «Аллаху акбар». Такого шока Тинхен не испытала, даже когда узнала, что в соседнюю квартиру въезжает арабская семья с двумя детьми.

* * *
Когда медведь перестал ржать, то обещал придти. Жду. Вокруг одни врунишки *рыдает, уткнувшись носом в белую орхидею*

________________
*Любезный друг Тинхен не любит запах чеснока. Поэтому чеснок был всю неделю неотъемлемым ингредиентом заморских блюд. К концу недели очарованный Эдди порывался принести с собой чашечку свежего давленого чеснока, но мы с Адамом смогли его в последнюю секунду отговорить. Зря, конечно, но мы – [иногда] гуманисты. Самим от себя противно.

אני לדודי ועלי תשוקתו

Если верить мудрой Тинхен, то мой муж любит меня как мальчик и старается делать счастливой. Я не уточнила, что он любит меня как юная 16-летняя девочка, а застенчиво потупила взор, скушала еще один заварной пончик и икнула, но если бы это соответствовало истине, наши воссоединения не проходили бы следующим образом: маленький медведь слышит голос большого медведя и несется на всех парусах в прихожую. Медведи кидаются друг другу в объятия и ведут себя так, как-будто не виделись несколько десятилетий, а не пять дней. Маленький медведь делится новостями, жалуется на маму, ябедничает на братьев, не забывая ни на секунду целовать большого медведя, который держит ее на руках и пытается обнять серьезного Коленьку. Затем большой медведь ловит по всему этажу солидного Костеньку, который вопит: „Не надо, папа. Целуй маму“. В гостиной маленький медвежонок отходит от дивана, ступает два шага навстречу большому медведю, плюхается на попу и хлопает в ладоши. Hase обожаем в его любых проявлениях. Все это время за большим медведем гоняются два кота и два цербера.

Я, как сдержанная и ответственная жена, следую всюду за медведями в робкой надежде, что большой медведь снизойдет и уделит внимание мне, поэтому улыбаюсь пленительной улыбкой в тридцать три зуба, когда вижу, что он поворачивается в мою сторону. Я ожидаю, что он меня обнимет, а не рухнет передо мной на колени, задерет до груди футболку и зацелует живот, одновременно уговаривая бусинку: „Будь девочкой. Пожалуйста, будь девочкой. Пожалуйста, будь девочкой“. „Бусинка – мальчик! Когда он родится, я назову его Prometheus Trillion Lancelot Wrigley Balaki MacMícheál. Прекрати ржать“, – психую я и вырываюсь из медвежьих объятий.

– Hi baby! I love you. Ты по мне скучала?
– Нет, не скучала.
– Отчего же не скучала? Я очень по тебе скучал.
– Ну и дурак! Сейчас же опусти меня на пол. Hände weg. Stop kissing me.

Я его сильно люблю. Я с ним невероятно счастлива. Я ему прощаю даже то, что он любит своих детей больше чем меня.

Ты держи, а я засуну

– Да подожди ты, не торопись.
– Чего ждать?
– Ты просто крепче держи, а я засуну. Ты видишь, какой узкая щель? Здесь не обойтись без силы.

Не знаю, чем в полночь занимались вы. Лично я держала, а Адам совал. Таковы особенности анатомии моего нового ноутбука. Я была кроткой и печальной, мой муж был ласковым и сообразительным, поэтому вместе с Lenovo в мою сумочку переехали на ПМЖ кузены iPod и iPhone. И это все – по телефону. И это все – в течении часа. Страшно представить, каких высот я достигну по его возвращении домой.

* * *
Адам поинтересовался у маленького медведя: «Эмилиана, почему я постоянно ношу тебя? Давай поменяемся местами», на что маленький медведь неодобрительно умозаключил:

– Ты только подумай, ты такой большой, а я такая маленькая. Так нельзя. Просто подумай. И молчи.

Про грусть и счастье

У меня горе горькое, печаль печальная: накрылся мой ноутбук, даже не предупредил, скотина скотская. Вчера был в порядке, сегодня отказалась от сотрудничества клавиатура, а на мониторе появились загадочные пятна, возможно, послание моих соотечественников из созвездия Ориона. Не утешил меня даже Майк, который привезет в пятницу новый ноутбук. Я таки не осталась на 8 Марта без подарка, совсем-совсем без подарка. Ари забрал утром эту мерзость мерзкую и обещал спасти, что спасти сможет. В самом крайнем случае я потеряла работу шести месяцев, которую всё собиралась сохранить на экстерном жестком диске и не успела, тупица тупая, гусыня глупая.

* * *
Порадовали меня маленькие медведи, которые собрали с Адамом в саду подснежники, застенчиво сунули букетики мне в руки и умчались на второй этаж приумножать счастье.

Farewell to Clara & All the Strong Women Out There!

Начну с жалоб и возмущений: я осталась без подарка, совсем-совсем без подарка. Причем здесь синее кружевное платье и позже серьги с сапфирами? Мой муж мне ничего не дарил. Он в Мюнхене зарабатывает деньги. За что мы его всей семьей осуждаем.

* * *
Международный женский день. K нам приходят лицемерные люди (например, сотрудники Михаэля Мюллера) и приносят алые цветы. Ходит слух, что мы с Тинхен – женщины и одна из нас исконно русская, прости ее Господи.

* * *
Adam: Flowers – for you, the most wonderful woman I’ve ever met.
Edward: You’ll get sex later.
Linda: Oh, thank you, Eddie, you are so generous.
Edward: You know, you’re always welcome, Linny.

В обеденный перерыв пришли Адам и Эдди. Они не политики, но принесли цветы. Мне и Тинхен. Они очень социальные. Плюс обед: fish ’n‘ chips, эль и десерт. Тинхен порозовела от удовольствия и блистала знаниями весьма сомнительного английского. Ни Адама, ни Эдди не спас тот факт, что они оба – знойные брюнеты. Тинхен прониклась и даже немного возбудилась, немного сильно возбудилась, потому что после обеда сказала: „Линда, мне бы хотелось, чтобы ты осталась еще на полгода“.

В преддверии конца раб. дня

О боги, боги мои, яду мне, яду!.. Вы здесь беспечно радуетесь жизни, смотрите с оптимизмом в будущее, а мне Тинхен рассказывала, как хотела порадовать мужа и делала ему в кресле минет.

Нет, вы не подумайте, я не против минетов. Каждому мужчине по минету, каждой женщине по множественному оргазму, каждому котику по тунцовому паштету, но всему есть предел.

От видений в голове и ночных кошмаров меня отвлекают только интересные собеседники и усиленная медитация на диких уток возле реки.

* * *
В последнее время в наш гадюшник зачастили перелетные жители Чада и Сомали, поэтому мы тщательно изучаем переписку Федерального ведомства по делам миграции и беженцев Министерства внутренних дел Германии с Департментом гражданских свобод и иммиграции Министерства внутренних дел Италии.

Вышеупомянутые перелетные жители Чада и Сомали приплывают на корыте в Италию, подают заявление на предоставление политического убежища, получают статус временного беженца и скрываются в неизвестном направлении. Кропотливый путь по французским пампасам, в ходе которого они непостижимым образом теряют все документы, заносит их в заветный Шлараффенланд, где текут реки из пива с берегами из баранок, летают жареные баварские сосиски со сладкой горчицей и растут на деревьях евро. В Германии перелетные жители Чада и Сомали подают повторное заявление на предоставление политического убежища, однако забывают упомянуть о своем гнездовании в Италии. Федеральные учреждения сверяют отпечатки пальцев с общей базой данных EURODAC, восхищаются количеством псевдонимов и дат рождения перелетного жителя и пытаются всеми силами согласно Дублинского соглашения выслать его в Италию. God’s mill grinds slow but sure. Немецкая бюрократическая мельница мелет медленно, но верно. Проходят годы.

Сначала нашим постоянным посетителем был военный преступник милый, заботливый семьянин Башир-Кокони-…-…-…, теперь к нам приблудила сомалийка Нура, которая получила уведомление о выдворении в Италию. Я ей помочь не могу, но у меня имеется голубоглазый скандинавец Кристиан, а у него имеется юридическое образование по Международному праву со специализацией в сфере Миграционного права.

В связи с чем утром Тинхен пребывала в жутком волнении и бесконечном экстазе. Крис работает в нашей фирме пять лет. До того как он стал press officer в национальной иммиграционной службе полиции, он был полицейским, который среди прочего организовывал репатриацию персон, получивших отказ в предоставлении убежища. Я не стану утверждать, что Крис особенно сентиментален и плачет над фотографиями утонувших мальчиков или кувыркающихся через забор девочек, но его волнуют отдельные судьбы, поэтому он иногда помогает мне на добровольной основе, чем приводит в ярость своего корыстного шефа.

В конкретном случае Нуры ничего нельзя сделать. Она не имеет права оставаться в Германии.

* * *
В обеденный перерыв я крала в офисе пончики. Обжиралась. Мучилась судьбами мира. Утешалась мыслью о предстоящих выходных. Чего и вам желаю.

Тинхен рассыпается в комплиментах

К нам в бюро часто приходит словоохотливая уборщица-тайка. Она живет в Германии двадцать лет, но говорит по-немецки посредственно и с лютым акцентом. Чтобы ее понять, надо внимательно вслушиваться.

«Она так плохо владеет языком, что я ее почти не понимаю. Ты говоришь немного лучше».

* * *
Я пришла на работу в синем кружевном платье (рукава до локтей, юбка длиной до середины бедра, два потайных кармана), колготках с ромбами и высоких ботах.

«Такие платья могут себе позволить только отощалые женщины… Ты сегодня удивительно красива, что неудивительно: ты опять с гостем».

«Что неудивительно» произносится слащавым ехидным голоском и сопровождается обворожительной улыбкой в сторону Адама, с которым у меня, по достоверным сведениям Тинхен-дебилхен, любовные отношения: „Ach, sage mal! ‚Ne Affäre haben sie. Ich erkenne Leidenschaft, wenn ich sie sehe und das, was zwischen euch passiert, ist Leidenschaft. Das hätte ich dir nicht zugetraut, aber immerhin bleibst du deinem Männergeschmack treu. Er ist eine exakte Kopie deines Mannes. Bloß noch größer. Ich habe euch am Montag draußen auf der Bank sitzen gesehen. Ihr habt sehr zutraulich gewirkt. Jetzt weiß ich warum.“

So be it. I confess. Let me introduce you my lover. Имя: Áдам. Цвет глаз: зеленый. Знак зодиака: Козерог. Возраст: 38 лет. Рост: 198 см. Исполнительный директор нашего лондонского офиса. Бывший офицер USMC. Счастливый владелец младшей сестры с непростой судьбой, трех церберов и стальных мышц. Трепетные души тех женщин, которых он не покорил одним своим присутствием, стремительно падают в трусы, когда они слышат его голос.

Я называю его Honey, он называет меня Krusmynta. Мы любим друг друга крепко, но редко, потому что во-первых, он живет в Великобритании, а во-вторых, у него есть подруга. Кроме лояльной дружбы в полжизни, Майка и Адама объединяют глубокий ум, диплом военного инженера (military engineering), обучение в военной академии, знания арабского языка на уровне „Freeze, motherfucker!“ и наличие опыта коммуникации посредством оружия с процветающими демократами.

* * *
В тот момент, когда Тинхен Холмс пролила свет на нашу с Адамом порочную связь, мы вели учет денежной наличности в кассе, потому что эта ленивая корова последние три месяца валяла дурака. Она между тем наблюдала за нами, изобличала и давала советы: „Entferne doch deine Brüste aus seinem Blickfeld. Der arme Mann wird immer nervöser.“ Ближе к обеду у меня пылали уши, я испытывала чувство вины и мне было стыдно за Тинхен. Какое везение, что Адам не говорит по-немецки.

* * *
Чтобы предотвратить любую попытку флирта, Тинхен сразу пояснила: „Он такой же как твой муж. Мне он не нравится. Мне нравятся скандинавские мужчины“.

„What did she say?“
„Your hair is too dark. You’re not her type. She likes handsome blue eyed blond men like Chris.“
„You mean, I shouldn’t ask her out on a date?“
„I’m very sorry, but you have absolutely no chance.“
„I feel crushed and devastated.“

* * *
Каюсь. Опять сидели на скамье. Выглядели весьма доверительными. Кормили уток. „Wild duck meditation“ – прекрасная техника забыть о сослуживце-вурдалаке, вернуться в себя и умиротвориться.

* * *
Я уже упоминала? Майк подарил мне недавно нарядный черный мешок.

Девять месяцев

Младший медвежонок растет в альтернативной семье. Его воспитывают ма-мá и Ha-se. Ма-мá переживала интенсивный зоологический период и часто называла большого медведя Hase, а младший медвежонок слушал и принимал к сведению. Большой медведь слегка растерялся, когда младший медвежонок потянул к нему ручки и отчетливо произнес: Ha-se. Ha-se смутился и порицательно посмотрел на ма-мý. Ma-мá игриво захрюкала.

Этапы эволюции архангела Михаила: Iron Mike – Старший Эльф – Серый Волк – Большой Медведь – Hase

* * *
Младший медвежонок отрастил семь зубов и плаксиво ожидает появление восьмого. Не смотря ни на что, он ведет активный образ жизни: обожает гулять, рассматривать деревья, качаться на качелях и кататься с горки, однако не желает одеваться и орет на весь дом. Два раза в неделю барахтается и плескается в ванне. Иногда принимает с папой душ. Сначала папа держит, а мама намыливает, потом папа требует, чтобы намылили его и получает удар в живот. Древний красивый шотландский обычай.

Любимая игра – ладушки-ладушки. Любимое развлечение – схватить маму за грудь. Любимое хобби – разъезжать с Федором Иннокентьевичем в корзине (только что И.М. поощрительно потрепал Ф.И. по голове и получил в ответ хвостом по уху). Цепляется за папины ноги и лазает по нему как обезьянка. Иногда использует папу в качестве препятствия, кувыркается и переползает через него. Самостоятельно паркуется в безопасные выдвижные ящички.

Засыпает младший медвежонок часов в десять на папиной груди, закусив край его футболки. Он спит до семи утра, иногда завтракает в пять. Привык к овощным, фруктовым и зерновым блюдам, не отказывается от творожка, но все еще с удовольствием пьет молоко.

Очень нежный и эмоциональный ребенок: забирается на папу, обнимает, кладет на плечо голову. Умеет ругаться и высказывает свое мнение по любому поводу. Отказывается от еды, машет головой и сразу отворачивается. Предпочитает трапезничать руками. Другой древний красивый шотландский обычай.

Сейчас сидит на полу, подкрепляется грушевым соком и изредка бросает в сторону дедушки злобный взгляд, возможно, боится, что отберут бутылочку.

Девять месяцев.

Медвежьи сказки

Сказка о летающем ежике

— Однажды в Груневальде жил ежик. Он умел летать. У него была подружка.
— Она тоже умела летать?
— Да, вниз по лестнице.

* * *
Сказка о летающем медведе

— Мили, посмотри, кто сидит на дереве? Сорока? Ворона?
— Медведь.
— Так она черная.
— А это черный медведь.
— Ой, куда она делась?
— Упал.
— Медведи не падают. Они осторожно спускаются на землю.
— Он улетел. Это был летающий медведь.

Явление психопата Фафниру

Дракону Фафниру было явление психопата. Тинхен свалила в два, не в три, потому что спешила к встрече с внучкой Нэле. Фафнир сидел, никого не трогал, читал заключение потсдамского суда о Башире, который на самом деле солдат Кокони из армии Хиссена Хабре. Вдруг — в дверь забили головой рукой ногой. Фафнир не понял чем, но испугался больше пугливой Тинхен и спросил: „Ja?!“

Зашел седой мужчина приличного вида в рабочем комбинезоне, с зонтом и начал верещать, как мерзкая хабалка: „Я уже здесь был. Вы мне врали. Зачем вы поставили свою машину в мой двор? Я позвоню. Машину отгонят. Я позвоню. Машину отгонят. Я уже здесь был. Вы мне врали. Вы сказали, что машина с номером „ST“ не ваша, а десять минут спустя пришли и уехали. Я позвоню, машину отгонят“.

Деликатный, интеллигентный Фафнир охуел больше, чем солдат Башир-…-…-… из армии Хиссена Хабре, которого в очередной раз поймали, теперь уже в Германии, потому что нагло врет, бегает с 1992-го года по миру, предъявляет в каждой европейской стране новую беременную „жену“ с ордой дочерей и требует гуманитарного статуса, но не думает о EURODAC и Dublin Convention. „Машину отгонят“, — верещало по-свински то, что считает себя человеком.

Перед человеческой глупостью наивный Фафнир теряется. Как поступить дальше? Что дѣлать? Что дѣлать с машиной, которая не его, но которую отогнали, потому что он ее поставил, но на самом деле не ставил?

Про Майка и трех мужиков*

*На самом деле — про нежность.

                    АРХАНГЕЛ
Рассказывай!

                    ЛИПА
Что рассказывать?

                    АРХАНГЕЛ
Что тебе ночью снилось?

                    ЛИПА
Откуда ты знаешь, что мне ночью что-то снилось?

                    АРХАНГЕЛ
Оттуда, что хотел тебя обнять, а ты отбрыкивалась от меня со словами: „Отвали, ты мне снишься“.

                    ЛИПА
Очень обиделся?

                    АРХАНГЕЛ
Очень обиделся, но ты так безмятежно сопела и выглядела такой умиротворенной, что я моментально тебя простил и долго наблюдал, как ты спишь. Просто учти, будешь впредь брыкаться, составлю топографическую карту твоих родинок и опубликую в социальных сетях компрометирующее видео с указанием личных данных, места проживания, рабочей должности, гастроно-мических преференций и сексуальных пристрастий. Так что тебе ночью снилось?

                    ЛИПА
Мне снилось, что я приехала в незнакомый город на учебу и встретила тебя. Ты был моим учителем.

                    АРХАНГЕЛ
Чему я тебя научил?

                    ЛИПА
Hände weg. Не этому! Астрономии.

                    АРХАНГЕЛ
Ouch. Do you know what I like most about you?

                    ЛИПА
Lips, tits, cunt?

                    АРХАНГЕЛ
I beg your pardon? Oh woman, please, give it a break. I’m trying to be romantic with you.

                    ЛИПА
I’m very sorry, baby, don’t be angry with me. What do you like most about me?

                    АРХАНГЕЛ
I never know what will happen next. Sometimes it frightens me, but go ahead.

                    ЛИПА
Are you sure? I gotta warn you. It’s gonna be worse.

                    АРХАНГЕЛ
I’m listening to you carefully. I’m all ears.

                    ЛИПА
Мы были во Дворце культуры горняков, куда мама водила меня на утренник, когда мне было пять лет, но он походил на подвал в доме твоих родителей, — сводчатые потолки, кромешная тьма, свечи, — а когда я поднимала голову, то видела высоко вверху, в открытом куполе… чего? обсерватории?.. усеянное звездами черное небо. Некоторые звезды были такими яркими, что я не могла оторвать от них взгляд, но не решалась спросить у тебя, какое это созвездие?

                    АРХАНГЕЛ
Орион?

                    ЛИПА
What else? Я не помню, о чем мы с тобой разговаривали. Я помню, что ты мне сильно нравился, и мне тебя хотелось, но ты был жутко испорченным, распущенным и привыкшим к изобилию секса. Когда я снова оказалась на свежем воздухе, набралась смелости и вернулась к тебе, ты был не один: с тобой были три мужчины.

                    АРХАНГЕЛ
Awesome. Well, that’s an unusual twist of fate. Я и три мужика — это практически моя заветная мечта, о которой я до сегодняшнего дня не догадывался.

                    ЛИПА
Мне кажется, это были Эдди и Áдам. Я не уверена, кто был третьим.

                    АРХАНГЕЛ
Eddie and Adam? I can’t believe it. Is it gonna be even worse?

                    ЛИПА
You didn’t exactly have sex with them.

                    АРХАНГЕЛ
Geez, I know I’m gonna regret this question, but what did I do exactly? Was I the pervert jerking off next to them?

                    ЛИПА
No one was jerking off. All right? Сон не был эротическим. Not in a convenient way. Мне кажется, они приснились мне только потому, что я их видела в четверг. Я их люблю, я по ним скучала.

                    АРХАНГЕЛ
I see. Если ты их так любишь, если ты по ним так скучала, то зачем ты уложила их в мою постель? Понимаешь, мне с ними работать, а я вряд ли забуду твой сон. A great theme for breakfast though: by the way, guys, my wife recently dreamed about three of us having sex together. I’m so delighted. Don’t be afraid to speak your minds.

                    ЛИПА
Gib jetzt Ruhe. Ihr habt keinen Sex zu dritt gehabt. Du warst daneben, hast so… komische Bewegungen mit deinem Becken gemacht. Ich habe dich auf den Hinterkopf geschlagen, weil ich auf dich wütend war.

                    АРХАНГЕЛ
I’m overwhelmed with strange feelings and emotions. Ich habe komische Bewegungen mit meinem Becken gemacht. Ich wurde verprügelt. Kinder, Kinder, was sind das für Zustände in deinen Träumen?

                    ЛИПА
Я не запомнила вторую часть сна, потому что сначала брыкалась, а потом проснулась от сильной тонической судороги в левой икре.

                    АРХАНГЕЛ
Дисбаланс биохимического состава крови?

                    ЛИПА
Возможно, но вероятнее, это напрямую связано с тем, что я больше двух месяцев изо дня в день, в самых причудливых конфигурациях, обвиваю моими ногами твое тело.

                    АРХАНГЕЛ
Хочешь шоколадку? Или банан? Или авокадо? Как компенсацию за твои страдания.

                    ЛИПА
Schwachkopf! Какую шоколадку, Майкл?! Я несколько недель подряд хожу к тебе в офис и обжираюсь пончиками из заварного и дрожжевого теста. Я сама уже скоро стану похожа на пончик.

                    АРХАНГЕЛ
Мне нравится, когда ты похожа на пончик.

                    ЛИПА
Vollidiot!

                    АРХАНГЕЛ
Хватит обзываться. Хочешь скажу, почему?

                    ЛИПА
Даже страшно предположить.

                    АРХАНГЕЛ
Потому что ты становишься такой порочной, нетерпеливой и ненасытной, а ночи с тобой становятся такими сладкими, горячими и эфемерными, что у меня от любви к тебе сносит крышу, которая, как ты знаешь, и без того является всего лишь условным компонентом моей физиологии.

                    ЛИПА
Oooh, you are so sweet, and good, and kind.

                    АРХАНГЕЛ
Угу, но я еще не забыл, как ты уложила меня в постель с тремя мужиками.

                    ЛИПА
Не знаю, поможет ли это тебе справиться с психологической травмой, но я думала о тебе целый день. Слушала в десятый раз истории Тинхен, и думала о тебе. Разговаривала по телефону с Таней, и думала о тебе. Переводила текст для фрау Р., и думала о тебе. Делала копии лекции по немецкому языку для фрау Z., и думала о тебе. Нервно икала от обсценных тирад 16-летней практикантки Гвен, и думала о тебе. Восхищалась толерантным докладом о вкладе беженцев в развитие будущего немецкого общества, и думала о тебе. О тебе, только о тебе, все время о тебе.

                    АРХАНГЕЛ
Ooooh, you are so sweet, and good, and kind. I feel better now. У нас еще есть десять минут…

                    ЛИПА
Десять?

                    АРХАНГЕЛ
Мне и пяти достаточно. Я о тебе забочусь.

ERES

О пользе шотландцев для молодой семьи

Маленький Солнец категорически отказывается сотрудничать с дедушкой и бабушкой. Роберт зовет его к себе, а он делает большие глаза, улепетывает к папе и злобно выглядывает из-за его ног, повторяя при этом ой-ей-ей-ей.

* * *
У папы на руках зеленоглазый Одуванец чувствует себя спокойно, поэтому после некоторого промедления даже принимает в дар мягкую пушистую овечку. Папа сразу получает овечкой по роже. Строгость никому не помешает.

* * *
После долгих уговоров, танцев и молитв богам древних кельтов, Солнец-Одуванец соглашается посидеть у бабушки на руках, затем сообщает всем своим видом: „Сейчас заору“, — и тянется к папе.

* * *
Медвежий Триумвират более общителен. Маленькие медведи расхватывают подарки, целуют дарителей и проводят экскурсию. Вкратце рассказывают о доме, досконально — о детских. Следом бегают собачата. Из-за угла выглядывают Гадюкина и Рыжемырдин.

* * *
За завтраком маленький медведь заботливо осведомляется: „Папа, почему мама ночью плакала?“ Папа делает вид, что не владеет британским диалектом английского языка. И поделом! Если ты отлавливаешь свою непорочную, застенчивую супругу в самых неожиданным местах и делаешь ей деловые предложения, то не удивляйся вопросам.

* * *
Медвежьим родителям выпадают шесть дней отпуска: две пятницы, две субботы, два воскресенья и освобождение от поездок в детский сад.

Чего еще не хватает для полного счастья?

Новый живот ;)

Полночь. Снег за окном. Самый осмысленный диалог нашей семьи за последнюю неделю:

— Бу-бу-бу. Бу-бу. Бу-бу-бу.
— Фр-фр, фр-фр-фр. Фр-фр.
— (ревностно) Мря? Мря?

Кто ревностно ревновал? Кто был у ветеринара? Кто в положении?

Про созвездие Большого Медведя

Ни в коем случае не верь мужу-сказочнику, если он шепчет тебе в дýше что-то про десять минут. Не верь! Соберись с мыслями, возьми себя в руки, сведи ноги и выскальзывай из его объятий. Иначе десять минут плавно перейдут в двадцать пять минут, ты опоздаешь на работу на сорок минут, плюхнешься в кресло, забывшись, сорвешь шарф с пятнистой шеи и услышишь восторженный вскрик коллеги: „Ах, ты только посмотри! Жаркая ночь?“

Оно тебе надо? Когда ты последний раз краснела?

* * *
Маленького медведя заинтересовала проблематика возникновения жизни. Большой медведь, который не краснеет ни при каких обстоятельствах, обосновал свою гипотезу: „Маме было так хорошо с папой, что у нас появилась ты“. Маленькому медведю льстила академическая медвежья истина, поэтому он не стал вникать в суть дела.

* * *
У большого медведя, как известно, темное прошлое с длительными периодами пребывания в ванной. Когда ему было почти шестнадцать лет, он полюбил девушку. Когда он был в четвертом классе, он влюбился в ее тепло.

Моя единственная сознательная мысль с пятницы: „Ты была очень светлой. Я был возле тебя дома. Мне было возле тебя тепло“. 4 weeks 5 days along.

Я спокойна. Я совершенно спокойна.

В пятницу вечером Костенька изъявил желание погостить у Анны. Мы его уговаривали остаться, но Костенька был неумолим и запихивал в рюкзак зайца, карамельки и пижаму. В воскресенье Костенька прокатился с Генри в метро и вернулся радостный домой.

Во время обеда он мне жалуется:

— Мама, у них всю ночь плачет младенец. Я плохо спал. Ты представляешь, как это тяжело?

Только понаслышке, Костенька, только понаслышке.

* * *
Медвежата переживают миграционный период. Мигрируют из одной пустой комнаты в другую, поют песни, а иногда даже остаются зимовать. Периодически совершают мелкие хулиганства и сваливают на Федора Иннокентьевича.

* * *
Ночью в коридоре часто раздается топот ножек: топ-топ, топ-топ, топ-топ — в одну сторону. Если прислушаться, то топот значительно меняется в другую сторону: топ-топ, чап-чап, топ-топ, чап-чап, чап-чап. Утром в детской на подушке покоятся две головы: обе лохматые, одна весьма ушастая.

* * *
„Найда, — уличает собачонка Мишка, — не делай вид, что ты весь день мирно дремала в корзине. Не делай. Это твоя шерсть на покрывале, я так не линяю“. Совестливая Найда прикрывает лапами глаза. Екоторина Змеевна торжествует, свесив со спинки дивана три задние конечности.

Орион обожает смотреть документальные фильмы про животных, поэтому застенчиво отворачивается и признается: „Каюсь, валялся в ваше отсутствие на диване. Валялся, валяюсь и буду валяться“.

— Майкл, отцовство сделало тебя добросердечным. Шесть лет назад церберы получили бы за свое дерзкое поведение под зад, — задумчиво резюмирует Генри.
— Генри, шесть лет назад ты тоже получил бы за свои дерзкие комментарии под зад. Моя добросердечность идет тебе на пользу, — добросердечно резюмирует Мишка.

* * *
Недавно опочил вечным сном очередной Тадль. Чтобы не огорчать медвежат, Мишка купил нового — белого, вислоухого. Он ему никого не напоминал. У него такой же приятственный характер.

Раньше я не догадывалась, что кролики умеют жужжать и рычать. Если новый Тадль голоден, этот вислоухий козел кусает меня за пятки.

* * *
Подумываем купить Оскару бабу. Что-то он закручинился и даже стал меньше материться. Качается в клетке туда-сюда с закрытыми глазами. Наверняка строит план захвата власти во Вселенной. Если верить ветеринару, Оскар нас всех переживет.

* * *
— Медведи, мишки, медвежата, — целую я маленьких медведей на прощание, — а хотите, мама заберет вас из детского сада?
— Не надо, мама, — возмущенно вопят в ответ маленькие медведи. — Нас заберет папа. Мы зайдем в магазин и купим пакетик мармеладных зверей.

В среду приезжают Мишкины родители с целью окончательно разбаловать маленьких медведей.