38

Спряталась. Чтобы утром меня никто не нашел и не вздумал поздравить. От этих солнечных зайчиков никакой пользы, кроме любви, счастья, радости, тепла, доброты и поддержки. На выходных они мне даже не позволили сигануть с парашютом из самолета. Злодеи!

Целый день проведу под кроватью. Торт сожру сама. Подарки утащу в шкаф. От поцелуев отобъюсь, от объятий отбрыкаюсь.

Я — липа гордая.

Модница и Змей Горыныч

Маленький Медведь приобрел ядовито-розовое платье с рюшами и воланами, ядовито-фиолетовое платье в крупный горох, белые леггинсы и туфельки.

Нарядилась мальвиной и ползает по траве, перебрасывается мячиком с соседской девочкой, изредка отвлекаясь на светскую беседу с Эйданом. От переизбытка чувств лягается и раздает братьям тумаки.

Пообедала фруктами и сэндвичами (помидоры, сыр, «колбаса»). Переоделась. Уточнила у отца, любит ли он ее так сильно, как она его: от всего сердца, папочка, от всего сердца. Гоняется за Джеки.

* * *
Вчетвером скачут на Змее Горыныче, застенчивом, безобидном подсолнухе о трех цветах. Хотела заступиться, но мне велели сидеть и не рыпаться.

So, be it. I let them be little.

Фасольке три недели

Какая радость! Крошечка Соле переехала в новую кроватку. Сладкая и теплая, как восходящее солнце. Эли напевает ей при встрече колыбельные.

Три недели моему невесомому счастью.

* * *
Мужчины подарили мне алые розы неземной красоты. Четыре большие, две поменьше и пять небольших, одна другой изящней. Нежные, с идеальными лепестками, благоухающие сонным летом.

Милка подхватила букет и поволокла восвояси. – Эмилиана, это для твоей мамы, – удивился Даниэль. Милка замерла, оглянулась, окинула нас подозрительным взглядом, затем приблизилась, выбрала две самые хрупкие розочки и торжественно вручила мне:

„Вот, мама, это для тебя. Эта от Эйдана. Эта от Даника“.

* * *
Сидит в гостиной, сторожит розы. Еле уговорили съесть сэндвич с моцареллой и помидорами.

Маленький Медведь и Эйдан

Лежу на больничной койке и подслушиваю разговор в коридоре:

– Не заглядывай мне под платье.
– Да не заглядываю я.
– Я же вижу, что заглядываешь. Закрой глаза.
– Как я тебя с закрытыми глазами на плечи посажу?
– Так и сaжай. Я тебе говорила, наклонись. Я сама посажусь. Не так наклонись. На колени.
– Постарайся не оторвать мне уши.
– Я не отрываю. Я держусь.
– Держись за шею.
– А мы пойдем в магазин?
– За чем?
– За мыльными пузырями… и конфетками, и печенками, и мелками, и медвежонком коала.

Быстро поворачиваюсь лицом в другую сторону, чтобы никто не заподозрил, что я с этими человеками знакома. Я ведь одного из них совсем недавно предупреждала:

„Эйдан, при твоем росте и с твоей статурой любовь к хитрющим медведям чревата курощанием и безжалостным низводением. Только мелкие болотные тролли не представляют для медведей никакого интереса“.

Не слушал, поэтому справляет свое 40-летие не в отпуске на Гавайях, а в Шотландии с медведями, но, честно сказать, мы этому рады, потому что Эйдан за-ме-ча-тель-ный.

Кто заступится за шотландцев?

Меня кладут на неделю в клинику, а мои четыре эльфа остаются на попечении у троих шотландцев с сомнительной репутацией, самый ответственный из которых 30-летний балбес Даниэль. Мне немного страшно за шотландцев. Кто за них заступится? Кто оградит от эльфов? Кто пожалеет и приголубит? Точно не кошка Джеки.

У Крошечки все замечательно. Она прибавляет в весе. Скоро ее переведут в новую палату отделения интенсивной терапии. Все не совсем замечательно у меня, но это пройдет.

Так умудриться надо!

Бурундучок неловко поворачивает головку, ударяется лобиком о дверцу кухонного шкафа, начинает плакать и уползает под стол. Майк пытается его достать, но он удирает под стул: не смей меня утешать, я орать буду.

Гоняет на машинке по лужайке возле дома. Врезается в дерево. Громко возмущается. На лужайке внушительных размеров растет одно единственное дерево. Так умудриться надо!

Танцует с голубем. Бурундучок делает шаг вперед, голубь – шаг назад. Бурундучок делает шаг назад, голубь – два вперед, но в эту секунду прибегает кошка Джеки и требует безраздельного внимания.

Ведь понятно, в кого Бурундучок пошел? В папу, да.

* * *
Три медведя приручают Эйдана. Изобрели новую игру: piggybackback. Сначала к нему на спину запрыгивает Костя, а потом Милка. Через некоторое время Нико меняется с Костей местами. Ужасно увлекательный способ передвижения во времени и пространстве. При случае попробуйте.

Uiseag Bheag Ruaidh

Родителей-гениев легко узнать по детям-гениям.

Например, Костенька только что изрек гениальную фразу:

Мама, я сейчас полежать буду.

Полежит, собственно.

* * *
Наша любимая колыбельная »Соловушка».

Кенгуренок

Майк, кто сомневался, пленил и обаял весь персонал нашей клиники, когда впервые заголил свой торс и обнял вверенного ему Светлячка. Две медсестры сразу испытали множественный оргазм, а третья сдержалась нечеловеческой силой воли. Но ей безумно хотелось, я по глазам видела.

Светлячок с нами кенгурит. Это такой метод современной неонатологии, когда младенца приносят и кладут на обнаженную грудь родителей, чтобы он слышал биение сердца и чувстовал тепло.

Крохотному кенгуренку с каждым днем становится лучше. А Мэри вяжет.

Красота земная и небесная

Раннее утро. Благословенное время скромных шотландских завтраков. Милка топит гору оладьев в апельсиновом сиропе и курощает Эйдана. Голые одетые шотландские воины – ее излюбленная мишень для низводения.

– Куда ты пялишься?
– Никуда я не пялюсь.
– Тебе моя мама нравится?
– Мне твоя мама очень нравится.
– Правда, она красивая?
– Правда.
– Вот и не пялься на нее, а то папе расскажу.
– Куда же мне пялиться?
– На меня пялься.
– Ты тоже красивая.
– Да! И на меня не пялься. Пялься в окно. Посмотри, как там нарядно.

Улица тонет в дожде, но всё совершенно верно. Зачем тратить драгоценный момент на созерцание земной красоты, когда в окне показывают небесную?

Là breith sona dhuit!

Маленький Медведь пошел с Большим Даниэлем в магазин за зубной щеткой и зубной пастой. Вернулись они с зубной щеткой, зубной пастой, новым платьем, новыми резиновыми сапожками и мягким ушастым слоником. По дороге до дому Маленький Медведь облобызал все прохожие деревья, познакомился с каждой встречной лужей и пригласил Даниэля попрыгать в одной особенно привлекательной, а потом забрался к нему на плечи и украсил голову каплями шоколадного мороженого.

Маленькому Медведю пять лет.

Сольвейг Арден Теолинда

Наш крохотный птенчик получил свой первый официальный документ: свидетельство о рождении.

Sólveig Áirdan Teolinda

Короче – Sunny, как утверждает Маленький Медведь.

* * *
Спасибо огромное за ваше тепло. Оно нам очень помогает.

Sunny

Сегодня родилась Sunny. Значительно раньше срока.

Пожалуйста, пожелайте Sunny жизни.

О любви. О Дилане.

Похоже, ноутбук перевозбудился и заблокировал часть ЖЖ. Журналы открываются только с Webproxy Server. И то так себе. Появляются надписи Pay for reposts. Совсем исчезли Security и Preview Entry.

Вечером придет Дилан, мальчик-галактика, мальчик-стихия, мальчик-огонь, балбес с божественно зелеными глазами, в которых живут солнечные зайчики, все наладит и заодно заберет с собой Милочку.

В Дилана влюблено все женское население нашей семьи.

Я — потому что, во-первых, он так танцует вальс, что мои веснушки рдеют от смущения, а, во-вторых, он обещал научить меня стрелять из арбалета. Берегитесь!

Мили и Соле — потому что он такой же целованный Небом ангел. И с ним легко. И просто. И весело. И тепло. И светло. И радостно.

Простите, увлеклась.

Итак, любознательная девочка будет два дня путешествовать по Глазго и низводить тамошнюю иудейскую общину. Относительно небольшую — шесть тысяч душ. Волнуюсь.

* * *
Когда эльфы гостят на Острове Облаков, они часто посещают мессу, во время которой скачут как сайгаки, тычут пальчиками в чужие молитвенники, освежаются в святой воде, исповедуют друг друга, донимают священника и доверительно сообщают: у дяденьки под платьем штанишки.

Мать эльфов в это время уединяется со стыда под скамью с Отцом, Сыном и Святым Духом. Малодушная женщина!

В отличие от шотландцев, немецкие священники таких прихожан не жалуют и выводят под белы рученьки из церкви восвояси. Экие дураки, право! Поэтому в Германии мы редко просветляемся душой.

Короткое отступление.

* * *
Недавно мы возвращались с прогулки: я, Дилан, Horror-Brigade и Джун*, когда нам с обочины зазывно подмигнула колоколом обаятельная старенькая церквушка.

Оставили Джун охранять коляску. Зашли. Осмотрелись. Вздохнули. Эльфы потащили Дилана ставить свечи. Дилан смутился: I’m Jewish. I don’t know how it works exactly. Не сказали ни слова. Не осудили. Объяснили. Милка даже призналась: .אני מדברת קצת עברית

Поставили миллион свечей. Научили правильно зажигать. Показали, куда класть тугрики. Помахали руками. Рассказали пару анекдотов. Пригрозили прийти в синагогу.

Кто же знал, что возможность представится столь скоро? !יום הולדת שמח דילן
___________
*Джун, по словам Милочки, собачечка Дилана. Собачечка чуть ниже андалузского скакуна. На ней славно кататься, поэтому она пользуется среди меня эльфов популярностью.

* * *
У Крошечки Соле все превосходно. Мы съезжаем от Эйдана, чтобы кошка Джеки не зачахла от стресса.

Влачу существование между клиникой, гос. учреждениями, новой квартирой и мебельными магазинами. Закрутилась и устала. ЖЖ бесит. Ни личного ноутбука, ни Интернета пока нет. Есть только iPhone. Если соскучитесь, мейл у меня тот же.

И не поленитесь, пожелайте терпения Дилану и крепких нервов иудейской общине Глазго. Они еще не подозревают, кто к ним едет.