B Лондон!

Клавиатура реагирует через раз, курсор прыгает, как ему вздумается, мышка скачет, как ей хочется, сайты носятся вверх и вниз. Ноутбуку всего несколько месяцев. Мрак. Хотя, возможно, важную роль сыграл Коленька, полив ноутбук рыбным маслом. Т.к. Ари в Иерусалиме, а Майк в Лондоне, подумывала выкинуть ноутбук в окно, но потом просто прокляла и утопила в унитазе оставила валяться на столе. Сегодня мы с медведями улетаем в Лондон (британцы еще не совсем отBrexitились), где останемся до тех пор, пока в совершенстве не выучим гэльский до конца августа.

I Can Read Hebrew

Лев с медведями изучают иврит. Просто так. I Can Read Hebrew и Let’s Learn the ALEF BET by Ruby G. Strauss они давно в шутку выучили, но я и представить себе не могла, что они так быстро выучат Hebrew Picture Word Book (Learn over 500 common Hebrew words through pictures, by Hayward Cirker and Barbara Steadman).

* * *
Освоили, чего уж там, но кого это интересует, если почти на каждой картинке можно найти либо знаменитого хатуля – חתול либо его ребенка хатилтуля – חתלתול?

Маленький Медведь мужает

Провалив дипломатические переговоры, маленький медведь больше не пихает в свой рюкзачок Хрюклу, фломастеры и провиант, а лежит на горе подушек и величаво доводит до нашего сведения:

– Уеду от вас в Шотландию и стану там говорить по-шотландски.
– Не беда, мы тоже говорим по-шотландски.
– А я стану говорить быстро, чтобы вы ничего не поняли.

– Уеду от вас в Шотландию и стану там говорить по-шотландски.
– Не беда, мы приедем к тебе в гости.
– А я спрячусь от вас под кроватью.

* * *
Просыпаюсь ночью и внемлю тихому монологу:

– 33, 34, 35, 36, 38. Ой, нет. Один, два, три, четыре, пять, семь. Ой, нет.
– Мили, вытряхивайся из ванной, ты не на конференции.
– Нет, я на симпозиуме. Один, два, три, четыре, пять, семь. Ой, нет. Один, два…

* * *
Майк интересуется:

– Ты убралась в своей комнате?
– Все зависит от твоего определения*.
– От какого определения? Существует всего одно определение.
– Я с тобой категорически не согласна. Существует мое определение, твое определение, мамино определение. Много разных определений. Ты сам размысли.
– Клади игрушки на место, чисти зубы и спать!
– Папа, не тиранизируй меня. Лучше уберись, почисти зубы, а я расскажу тебе сказку.
– Эмилиана!
– (бурчит в коридоре по дороге в детскую) Вот и спи теперь без сказки! Все таки зависит от твоего определения**.
_________
*It depends on your definition.
**It still depends on your definition.

* * *
– Милка, где папа?
– Где, где? Здесь папа. Там папа. Повсюду папа… папа.

Воистину: медведи вездесущи.

Маленький Медведь и иврит

Мы с Майком решили, что я не возвращаюсь на работу до рождения Бусинки, поэтому с понедельника до среды мы в Берлине, в четверг я отвожу медведей в детский сад и уезжаю с Бурундучком на хутор. Два дня Майк с медведями в Берлине, а на выходных мы все вместе на хуторе. Такая задумка. Посмотрим, что из нее выйдет.

* * *
На днях мы с Ари решили отпраздновать Шавуот и заново пережить тот благоговейный трепет, который первый раз испытали евреи у горы Синай, как и положено неприличным иудею и католичке, но пришел безбожник Майк и все опошлил. Шавуот не отпраздновали, но вкусно поужинали, соблюдая кашрут.

* * *
Я играю на кухне с Бурундучком. Ловлю его: – А где мой сладкий пацан?

Из гостиной раздается голос:

– А вот я.
– Мили, ты не пацан.
– Нет, пацан.
– Нет, не пацан.
– Нет, пацан. А чем пацаны отличаются от девчонок?
– Ты прекрасно знаешь, чем.
– Нет, не знаю.
– Нет, знаешь.
– Нет, не знаю.
– Нет, знаешь.

* * *
Милка читает с Ари алфавит на иврите:

– Шара.
– Мили, Сара.
– Нет, Шара.
– Какая же Шара, если Сара?
– Шара.
– Тогда сир, а не шир (песня)?
– Нет, шир.
– Нет, сир.
– Нет, шир.

Я перебиваю:

– Хватит! Сара и шир, а то оба получите!

Ответ в два голоса:

– Нет, не получим.
– Нет, получите.
– Нет, не получим.
– Нет, получите.

В кого наша дочь такая упрямая?

* * *
Этот диалог происходит на иврите между Ари и Мили:

– А ты сама говоришь на иврите?
– Нет. Я не говорю на иврите. Я живу в Германии. Я говорю по-немецки. Я говорю по-английски. Я говорю по-русски. Я говорю на кельтском шотландском.
– А на иврите не говоришь?
– Нет, я не говорю на иврите.
– А на каком языке ты сейчас говоришь?
– На иврите. Немного-немного.

* * *
Коленька между тем кушает. Жареную картошку, с малиновым вареньем. Куриную котлетку, с малиновым вареньем. Багет, с малиновым вареньем.

* * *
Майа беременная. Такие дела.

У дантиста

Эли ходит. Бусинка видит сны. Маленький медведь был у дантиста. Орал, дрался, бегал по кабинету и пинал дверь до тех пор, пока папа не сказал: „That’s enough, all right?“

Медведь преобразился, залез в кресло, сомкнул губы и скрестил руки на груди. Всего через полчаса дантист уговорил медведя открыть рот и подтвердил вердикт: „Мили, ты посмотри, какие у тебя красивые зубы. Надо ставить всего две пломбы“.

Поставил. Мы молились всем богам. По дороге домой медведь повествовал, какие он ожидает подарки на ДР.

* * *
Федя и Котя с котятами были у ветеринара. Коты живы. Ветеринар душевно травмирован.

* * *
Несколько часов спустя медведь все еще рассказывает, что ему купить.

Добро пожаловать в гетто!

Мамин квартал превращается в гетто, равномерно распределенное между румынами, сирийцами, иранцами и африканцами. У каждой этнической группы свои древние красивые обычаи.

Например, в мамином подъезде лютуют румыны. Сначала (ночью) въехала одна семья и внезапно пропали выключатели на площадках. Затем (ночью) – вторая и уже не так внезапно исчезли придверные коврики. Затем (ночью) – третья.

Потихоньку почтовые ящики обросли румынскими фамилиями, т.е. в подъезде живут три бездетные семьи, но на их почтовых ящиках по пять, семь, девять чужих фамилий.

Из окон полетела мебель. Газоны забелели мусором. Эка невзгода. Что мы в СССР не жили? Привыкшие.

Страшное случилось на днях. Мы не знаем, когда точно. Многоуважаемые румыны выкрутили лампы, взломали секции* цокольного этажа и обворовали всех соседей. Бог с ними, с украденными вещами, меня сильно беспокоит факт, что мама живет по соседству с ворами.

Один из ценителей чужого добра носит красочную фамилию Дрочу. Лучше бы на Ворую сменил!

Меня трясет. Мне хочется выманить упрямую маму из этой жопы и заманить на хутор, но такие добровольно не сдаются.
_________
*Keller – небольшие комнаты, которые не являются эквивалентом русским „погребу“ или „подвалу“.

Папочка, ты что-нибудь натворил?

– Папочка, – поинтересовался ММ, – почему ты такой тихий? Что-нибудь натворил?
– Почему же сразу „натворил“? – удивился Майк.
– А я натворила, – робко прошептал ММ и порывисто прижал ручки к груди.

* * *
Маленький медведь облагородил свою обаятельную мордашку косметикой: голубыми тенями, равномерно распределенными по переносице и розовыми румянами, задорно поблескивающими на лбу, подбородке, щеках и пальцах. Элегантный макияж дополняли черный кайал, нанесенный удивленной дугой над бровями и малиновый бальзам для губ.

Майк вздрогнул, похвалил непревзойденное мастерство визажиста и повел в спальную, устранять последствия его творческой деятельности.

Спальная сверкала и переливалась всеми цветами радуги. С комода лучился радостью и восторгом торжественный, как новогодняя елка, Федор Иннокентьевич.

Аs Happy As Friedrich in Apple Blossoms

Пока мы были в Шотландии, К.В. освоил WhatsApp и зафлудил нас фоточками. Понятно, кто был основным мотивом?

Основной мотив: Федя украсился лепестками японской вишни. Федя валяется кверху пузом в канаве. Федя украсил прихожую, кухню, диван в гостиной лепестками японской вишни. Федя украсился лепестками яблони. Федя валяется книзу пузом в канаве. Федя украсил прихожую, кухню, диван в гостиной лепестками яблони. Котя лупит Федю. Федя спасается на дереве.

* * *
На выходных Федя сидел на тополе и вопил, как батальон вурдалаков. — Федьку надо спасать, — предложил Майк и пошел за стремянкой. Пришел, придвинул стремянку к стволу, полез. Поймал Федю, почти снял его, как вдруг этот рыжий козел извернулся и вцепился Майку в руку между большим и указательным пальцами. Майк обозвался, Федька огрызнулся, помчался и — залетел на другой тополь. Майк вторично придвинул стремянку к дереву с вопящим Федей и снял его. Федя умчался в ночь. Майк смыл с себя лужу крови.

* * *
— Мишка, тебе надо к врачу, — ворчала я, оказывая мужу первую помощь.
— У меня все хорошо, — привычно врал муж.

Утром он проснулся с рукой, опухшей до размера упитанного Тадля. Я, перепугавшись, заорала: — Затряхивайся в машину! — и потащила Мишку к ветеринару (не далеко, всего три километра).

Ветеринар посмотрел на рану и прошептал: — Вам надо ехать в больницу.

Какие-то двадцать семь километров, и мы увидели окружную больницу.

* * *
В скорой мед. помощи была смена у русского врача. — Что же вы так долго ждали? — кокетливо спросил он Мишку, — начинается сепсис, — и воткнул в рану скальпель. Студенты кровожадно улыбнулись. Я упала в обморок.

* * *
Вечером я смотрю на Мишку, который стягивает с себя футболку двумя пальцами: мизинцем и безымянным — и мне становится безумно смешно:

— Мишка, никакие мы с тобой не дуб и липа! Мы самые настоящие лемминги.
— То есть все понятно? Либо мы доживем до Рождества, либо самоуничтожимся?

* * *
В английском есть выражение: быть счастливым, как свинья в навозе (as happy as a pig in shit). Какая глупость! Мы счастливы, как Федька в яблочном цвете.

Спасение гадюшонка

Майа с Орионом отвоевали у чужого кота гадюшонка, которого тот схватил за шкирку и хотел убить. Благодаря собачатам, гадюшонок жив. Гадюкина наваляла коту по самое не могу. Надеюсь, больше не вернется. Загнала всех домой и заточила в гостиную.