Sing It to the Ass

Включила по глупости телевизор и увидела полуголого длинноволосого Тома Круза с банданой, поющего в жопу Малин Акерман:

I Want To Know What Love Is.

Поперхнулась компотом, уронила дистанционное управление, стукнулась головой с Орионом, переключила на передачу про лигров и тигрольвов, умиротворенно сложила на животе руки.

А песня замечательная.

* * *
Иду завтра на очередной сеанс БДСМ. На этот раз с Майком, сияющим всеми оттенками желтого. Думайте о нас нежно, а я за ваше здоровье слопаю по краденному пончику. Краденные пончики не идут ни в какое сравнение с купленными :)

Гадюшник, прощай!

Сегодня мы с Таней виделись в последний раз (я отдала ей ключи к офису в гадюшнике). Тинхен, кто бы подумал, сделала мне на прощание подарок, продала меня с потрохами в пятницу: нет, нет, Линда не пришла и не работала.

Мы договорились, что она скажет: Линда была, но только что ушла.

* * *
Танхен принесла два горшка с астрами. Мне, уходящей, и заслуженной мымре Тинхен, чтобы не обиделась. Я отдала Биргитт деньги из двух касс (для Танхен и Тинхен). После шести месяцев с этими христианскими* тварями святыми я легкая и счастливая.

Когда Биргитт с Танхен ушли, Тинхен притянула к себе оба горшка с астрами и сказала: они тебе не нужны? Я отдам дочке, она их посадит в землю. Упаковала в мусорные мешки и сунула в свою авоську.
_________
*Линда: Скоро Рождество, церковный праздник.
Тинхен: Рождество не имеет к церкви никакого отношения!

* * *
Тинхен во время работы с удовольствием раскрашивала. Она просила, я ей копировала рисунки для взрослых. Она затыкалась на полчаса.

Тинхен мудрая женщина. С четверга на пятницу она попросила: положи рисунки на твой стол под стекло. Я положила. Тинхен настучала. Танхен увидела.

Черно-белые рисунки я демонстративно разложила на столике в детской зале.

* * *
Господи, почему я не могу работать с Тинхен еще полгода? Господи, спасибо, что в нашей стране больше нет концлагерей!

* * *
Целую хороших девчонок в ушки,
а остальным могу дать адрес Танхен и Тинхен

Цветут сады. Идет дождь.

Мишка водил Бурундучка за ручки по двору, как вдруг тот поднял на него глаза и строго сказал: а-а-а, дя ба дя, дя ба дя. А! Весело рассмеялся и еще раз повторил: а-а-а, дя ба дя, дя ба дя. А!

У Мишки неожиданно в сердце расцвели сады и начался дождь, потому что ничего более осмысленного и глубокого он уже давно ни от кого не слышал. Бурундучок пребывал в отличном настроении, не смотря на пасмурную погоду, поэтому рассказал папе еще много восхитительных историй.

Когда они пришли домой, Бурундук приполз к маме, подул и пылко облобызал ей коленку. Правую. Ну и что?

Оoo-боo-жаю!

Заглушить или прикончить?

В 5:23 машина Ари взвыла гнусным фальцетом под окнами нашей спальной. Катценбург, созерцающая в это время рассвет на подоконнике, взлетела до потолка, прижала пузо к позвоночнику и исчезла в четвертом кошачьем измерении. „Пойду заглушу машину и прикончу Ариэля“, – хмуро произнес Майк. „Не горячись. Лучше заглуши Ариэля и прикончи его машину“, – не менее хмуро подсказала я и потерла коленку. Так романтично продолжился наш вечер.

Мы с Катценбург быстро сменили подштанники. Я прилегла. Катценбург хлебнула водички и еще долго крестилась дрожащей лапкой перед дверью. Теперь мирно сопит на изголовье кровати до тех пор, пока не брякнется во сне мне на голову.

Сквозь юную листву деревьев пробивается яркий ослепительный солнечный свет, а по небу странствуют стада белых кудрявых барашков, подгоняемых прохладным ветром. Д-ч, выслала тебе несколько десятков. Жди.

* * *
В ходе разборок с машиной не один лев не пострадал, зато проснулись две кукушки, которые ведут весьма занимательную беседу. Много сквернословят. Заслушалась.

Нарядный папа

У Майка на плече и на спине гематомы такого восхитительного фиолетового цвета и такой потрясающей величины, что каждый раз, когда мой взгляд падает на них, мне невыносимо хочется плакать.

Милочка развела ручки и мечтательно прошептала: „Папа нарядный“. Да уж :)

* * *
Проблема с нарядным папой состоит в том, что он не может сидеть спокойно и ограничение подвижности для него трагедия апокалиптического масштаба, поэтому моя основная забота изловить мужа, припарковать его на горизонтальную поверхность и отдать приказ: „Тихо! Не двигайся! Руки не распускай! Непристойных предложений не делай! Почитай детям книжку“. Но это теория, на практике я просыпаюсь от того, что мне на лицо падает бутерброд, затем с моего носа восторженно слизывают остатки черничного варенья и арахисового масла, а на прощание громко чмокают в этот самый, совершенный с гигиенической точки зрения, нос. „Где папа?“ – подозрительно спрашиваю я и получаю сведения о точном месте нахождения подозреваемого. Да, конечно же, что-то где-то делает. Хутор – постоянная работа. Я иду скандалить, грожусь побить и привязать к постели. Идея с постелью ему по душе, поэтому приходится повторить угрозы физической расправой. Так мы коротаем утро.

* * *
За завтраком Милка жалуется: жизнь тяжелая, мама не умеет варить овсяную кашу, мама не пекла нам вафли, мама плохо читает сказки, мама не покупала нам мармеладных зверей. Зачем мы ее вообще в доме держим, одна трата денег и времени. У мамы гормоны плещутся из ушей, поэтому она начинает плакать. Маму поддерживает Бурундучок. Папе по традиции становится от этих слез совсем уж плохо, а ему сейчас и так нехорошо, хотя врет, что все в порядке. Так проходит завтрак.

* * *
Играли в гостиной, уснули. Что сказать? Опять плачу. Сердце разрывается от любви и нежности. Картина умиротворяет до щемящей боли в груди. Потом придется искать Мишку под медвежьей лавиной, но это не страшно, потому что в этом хаосе, в этой беспомощности, в этих нелепых обидах мы таки умудряемся делать друг друга бесконечно счастливыми. Плюс веселый секс.

Счастливые трусов не надевают

Я почти проснулась. Мне снился эротический сон. Мужчина целовал мою шею. Мне было безумно сладко. Мне никогда не снились эротические сны. Нет, все еще не снятся. Приехал Мишка. Любимый, живой, горячий – и я проснулась окончательно.

* * *
Вы не думайте, что он просто так сдался. К самолету его под белы рученьки с развевающимися знаменами вывели спартанцы. Это к вопросу: зачем человечеству необходимы спартанцы? Мишка высокий, сильный, тренированный; если он не захочет, его никто не сдвинет с места. Никто, кроме спартанцев. Они сказали: „Шеф, прости, но какого хера?! Мы не понимаем. Зачем надо было бросать на себя тяжелую технику? Просто бы сказал: хочу домой. Будь добр, вали к жене и детям. Поверь, мы без тебя три недели проживем – и даже значительно дольше!“

* * *
Что рассказывать про мое личное счастье? Я оделась утром и долго думала, что не так? Я оделась, но забыла надеть трусы. Счастливые трусов не надевают.

* * *
Здесь я написала пост о мужчине и женщине, которые любят друг друга, не видели друг друга три недели и изголодались друг по другу, но при этом оба наполовину сломанные. Просто представьте, каким веселым было воссоединение. Нет, еще веселей! Напрягите фантазию и от души поржите.

* * *
Здесь я написала пост о любви женщины к мужчине. Пост был волшебным. Улыбнитесь и порадуйтесь за Линку и Мишку.

Великий Четверг

Великий Четверг: я покидаю гадюшник. Познакомилась с новым сотрудником с роковым именем Генри, про которого Тинхен сказала: „Он абсолютно твой тип!“ Высокий, светлоглазый, стройный. Да, возможно, но он не Майк :) Наверное, я понравилась ему с высоты третьего этажа, потому что он пришел ко мне на второй этаж, когда я громко пурхалась в посудомойке, протянул руку, поздоровался и задал нелепый вопрос. Я так поняла: красивый мужчина Генри хотел познакомиться с красивой женщиной Линдой (иначе зачем он вообще вышел из своего бюро; он работник берлинской ратуши, шеф разных отделов по вопросам культуры и беженцев). Красивая женщина Линда обломала. Была немногословной, уставшей. Генри стал искать в шкафах свое достоинство и тарелки.

* * *
Танхен и Тинхен сегодня шутили шутливые шутки. Чуть не лопнули со смеху.

Я (размениваю Танину валюту): Мы почти вcё можем.
Таня (размахивает сигаретой): Всё, кроме немецкого.

* * *
На выходных мы на хуторе с Р.Г., К.В. и котиками. Во вторник мы уезжаем в Лондон, где пробудем на Острове Облаков до дня рождения Бурундучка.

За сим прощаюсь: в толерантном гадюшнике никогда не было скучно.

Ваша Липа со львом и медведями

Зверинец и дендрариум

Почтовый ящик подпускает меня к себе через раз. Пишет, что неправильный пароль. Какой недотрога!

* * *
Смотрели с Ари и Аней Game of Thrones. Сын мой Коленька обильно полил клавиатуру рыбным маслом, поэтому буквы я, ч, с и м плохо отображаются, а ноутбук воняет аквариумом. „Секс отвратителен“, – брезгливо сообщила Аня. — „Я полностью придерживаюсь вашего мнения, любезная Анна Рихардовна“, – согласилась я. Провели беседу.

* * *
Коленька свалился с велосипеда и разбил себя нос и коленку. Заштопали. „Пойдемте есть мороженку“, – предложила Милка. Мы пошли. Шли к итальянцу, встретили по дороге русского, купили пломбир. Каждому медведю по вафельке. Все, что не доедят – Ари. Он идеальный пример интеграции льва* в медвежье общество.
_____________
*Ариэль – лев Иуды

* * *
Милка популяризирует среди Ари русский. Недавно она популяризировала русский среди Роберта. Ари неплохо говорит по-русски, но на всякий случай спрашивает: „А ты говоришь на иврите?“ – и это настолько волшебные диалоги, что заслуживают отдельно поста.

* * *
Встретили по дороге Инго, нашего с Майком бывшего соседа. У Инго сломана нога. „Блин, как давно не виделись! Майк, ты не меняешься“ – искренне обрадовался он. — „Спасибо, Инго!“ – скромно ответил Ари. — „Друг, ты быстро выздоравливай!“ – пропела я, и мы поплыли дальше.

Похоже, что все родственники моего мужа врут с элегантной виртуозностью.

* * *
Мишка на работе себе что-то повредил: три недели больничный, адски ноют плечо и ребра. Я не поняла, что конкретно случилось, потому что Мишка как всегда бурчал, что все в порядке. Больничный он себе не позволит, но согласен не носить тяжелое.

* * *
Вообще, мы не заметили, что этот год високосный. Вы?

P.S. Лев с медведями приготовили рыбные тефтели с луком в томатном соусе. Побегу ужинать, иначе ничего не достанется.

P.P.S. Зверинец и дендрариум мы какие-то, а не семья.

Сабина и Ари

Cпасибо, что не пожалели доброго слова! Мне с вами сегодня легче. И все не так плохо. Могло быть хуже. Я была, как обещала, румяной и благоухающей. Со мной занимались два квалифицированных специалиста: коллега Рихарда и коллега коллеги Рихарда. Я не знала, от кого млеть больше, потому что коллега коллеги Рихарда была красивой, молодой, доброй, отзывчивой женщиной. Обычно они поднимают на ноги солдат и жертв войны, т.е. у меня супер шансы.

Мне дали „Okay“ на поездку в Шотландию. Это значит много! 17-го мая Роберт встретит нас в Лондоне, а дальше посмотрим.

* * *
Нет, вы не подумайте, что я подслушивала, мне просто нравятся диалоги Ари с Майком.

– Майкл, geez, успокойся. Линде становится лучше. В пятницу она собиралась пойти в три утра отстреливать из ружья птиц. Они мешали ей спать. Особенно, кукушка. В субботу она хотела в шесть вечера спилить две рябины, которые цвели и „воняли на всю округу“. В воскресенье ночью я обнаружил ее в прихожей, в затейливой позе. Она гуляла с церберами. Она плакала*. Ладно бы, плакала громко, навзрыд. Нет, вздрагивали только хрупкие плечи, от чего хотелось быстро и без мучений сдохнуть. Ты не обижайся. Я люблю вас, и все такое. Но женитьба на ней, она того стоила?

– Женитьба на ней точно того стоила. Того – и еще больше!

* * *
Как мне жить без моего Мишки еще четыре недели? :)
__________
*АРИ: Линда, что случилось? Почему ты плачешь?
ЛИНДА (упиваясь жалостью к себе): Ку-ууу-ууу-ртка! Ку-ууу-ууу-ртка не схо-оооо-дится.
АРИ (включив свет): Линда, это Анкина куртка.

Ане почти 14 лет и 177 см росту.

Отличные грибники

Жизнь в целибате легка и безмятежна. Мишка прислал сообщение „I want you so bad“, и я так возбудилась, что кончики ушей свело сладострастной судорогой.

С этим надо бороться. До Мишкиного возвращения еще почти месяц. Начну, пожалуй, вышивать крестиком голых шотландских воинов. Нет, не то. Рисовать эротические портреты желатиновых мишек. Или плести макраме. Или складывать оригами. Или ходить в лес по грибы. И не надо хихикать. Мы отличные грибники.

Вот, к примеру, как-то мы с Мишкой пошли в лес по грибы. Идем по тропинке, держимся за ручки, улыбаемся белкам и вдруг совершенно непостижимым образом оказываемся в пансионате близлежащей деревни. Неизвестный науке природный феномен? Трещина в пространственно-временном континууме? Происки масонов? Затрудняюсь ответить. Помню постельное белье голубого цвета с флоральным принтом, белые фрезии в стеклянной вазе и желтые обои. Дальше ничего не помню, как будто в тумане, но жарко и сладко. Когда мы смогли оторваться друг от друга и нашли свою одежду, был вечер, но нам повезло, мы скупили в лавке все, что попало под руку и объявились на хуторе с виноватыми рожами с гордо поднятыми головами. Хорошо, среди прочих грибов в корзине находились японские грибы, которые не растут в немецких лесах, но это мелочи. Безумству наглых храбрых поем мы славу!

* * *
Мне тревожно. Это я себя так подбадриваю.

Завтра в десять утра коллега моего брата будет проводить разные милые манипуляции с моим коленом, а я буду сидеть на возвышенной кушетке, вся румяная и благоухающая сиренью. Я позвонила брату и вежливо, заметьте – вежливо, спросила, надеть мне юбку, платье или джинсы и стоит ли задуматься о покупке нарядных кружевных трусов. Брат почему-то замолк, а потом пояснил, что думает обо мне и моих дурацких шутках. Красиво излагал, каналья! Я даже прослезилась. Поэтому пойду на прием в парандже в свободных брюках, которые легко задрать до шеи.

Если у вас будет время, если вам не жалко позитивной энергии, подумайте обо мне нежно.

Уставшая Липа

P.S. А еще – я люблю Ари, потому что без него эти две недели были бы совсем уж грустными.

22, 16, 8, 5, 4?

Нашей с Майком любви почти двадцать два года: взрослая девушка, заканчивает университет, встречается с умными парнями, имеет представление о своем будущем, но не гнушается родительского совета.

Ее родители были [почти] восемь лет вместе до того, как их настигло горе. Они потеряли сына. Они были вдвоем, совсем молодыми. Никто не имел желания им помочь. Все искренне радовались. Никто не хотел видеть их вместе, а Роберт был в Шотландии.

Шесть лет dazwischen – в разлуке.

Затем [почти] восемь лет вместе. Восемь волшебных лет: порой невыносимо больно, иногда безумно сложно, но почти всегда сладко, ласково и добро. Кто мечтал, что мы опять станем родителями? Кто предполагал, что мы станем родителями близнецов? Кто смеял надеяться, что придет Бурундучок? Кто знал, что объявится Бусинка?

Я, глупая дурочка, забыла со своей болью обо всем и удивилась, когда получила 3-го мая четыре огромные букета сирени – белый, розовый, красный и фиолетовый. С личным письмом от Майка, от руки написанным. Сирень имеет для нас безмерное значение. Сирень росла под моим окном, когда я была 16-летней девочкой, и он любил меня, а я не имела о любви понятия, только о манипуляции.

„Слушайте, я избегался, пока нашел вас в вашем кибуце“, – хмуро произнес флорист и весело улыбнулся.

* * *
Четыре года назад, 3 мая, мы с Майком стали мужем и женой перед Богом, Б-гом, как угодно. Ему все равно, יהוה‎ любит всех.

С чем я нас поздравляю!

Ревень, en garde!

Ведем отчаянную войну с полчищем ревеня. Безжалостно душим, тащим на летнюю кухню и перерабатываем на фарш. Вчера трапезничали супом из ревеня с красным болгарским перцем, имбирем, кресс-салатом и сметаной, треской в лимонном соусе с чесноком и тимьяном, штрейзелем с ревенем и клубникой.

Этого нам показалось недостаточно, поэтому мы еще сварили джем и сироп.

В свободное от боев время учим иврит с Ари (Костенька). Потом с ним деремся (Милочка).

Cакуры, тюльпаны, мейн-куны

В провинции цветут сакуры, тюльпаны и мейн-куны. В деревне возле лавки мы встретили одного такого мейн-куна, который сразу отвернулся и отморозился. Аня не обиделась: «Здорово, Федя!» Мейн-кун подозрительно скосил один зеленый глаз, приблизился, подпрыгнул, повис на окне машины, забарахтал ушами/хвостом/конечностями (начитался Джерома К. Джерома про лодку), забрался, хрюкнул и полез целоваться. Услышав вопрос Поехали домой, Феденька?, мейн-кун скосил второй зеленый глаз, отпихнул Аню лапами, больно стукнул в грудную клетку пятками и умчался.

* * *
Часто по двору летает рыжий пух: это Федор Иннокентьевич вернулся домой пожрать и встретился со свирепой супругой Екоториной Змеевной. Куры довольны таким стечением обстоятельств. Все гнезда нынче украшены рыжими клочьями.

* * *
Гадюкина меж тем занимается гадюшатами. Гадюшата подросли. Знакомятся с цыплятами в то время, как мамаша с церберами ищет потерянный клад тамплиеров. Выходишь в шесть утра на крыльцо и видишь: на холме возле опушки леса по ту сторону пруда маячат пять меховых задниц. Земля летит во все стороны. Не оборотни, а кроты, ей-богу! Мельтешат, роют, копают.

* * *
Маленькому одиннадцать месяцев. Крошка-неваляшка стал шустрым. Пока его еще не приняли в солидное медвежье общество, но уже не обижают. Ходит. Вышагивает, если держать за ручки. Делает несколько шагов самостоятельно, плюхается на попу и удирает. Окончательно поменял цвет глаз *рыдает, уткнувшись лбом в банку с маринованными помидорами*: теперь они не изумрудно-зеленые, как у меня, а сапфирово-зеленые, как у Роберта. Шотландцы в восторге, мне тоже нравится, но все равно обидно. Остается надежда на Бусинку.

К ма-ме и Ha-se добавились папа и баба. Причем папа – это вовсе не папа, а недавно в приступе нежности бурундучок положил головку Рихарду на плечо и назвал его мамой.

* * *
Маленький медведь горланит перед сном бандитские песни, приходит ко мне и интересуется: «Папа еще не вернулся?» Получив отрицательный ответ, скрывается. Вновь горланит бандитские песни, приходит… И так до тех пор, пока не предложу ей приземлиться рядом, что является ознаменованием длительного периода воздвижения одеяльных пирамид.

* * *
Майкл читает в Сингапуре доклад. Из названия доклада я поняла два слова: «IT» и «security». Безумно довольна собой. До появления в нашей жизни медведей, мы часто ездили в командировки вместе, и я пыталась попасть на один из таких докладов, но он мне категорически отказывал: «О, нет! Нет, нет, нет; нет, нет, нет и еще раз – нет! Если я увижу тебя в аудитории, то начну нервничать, раздражаться, чесаться, заикаться, возбуждаться – и это все одновременно». С тех пор у меня появилась мечта, которую я мечтаю…

Раз уж не пускают в конференц-зал, пойду гордиться мужем заочно. В холодильнике стоит еще одна банка маринованных помидоров.