500

У меня юбилей. 500 постов. Где цветы и шампанское?

* * *
Тереза и Крис знают, что я беременная.

Тереза: Лини, забери свою одежду для беременных. Она тебе пригодится.
Мишка: Не надо, Тереза. Лини получит новую.

Хвастаюсь, да.

* * *
Я рассказывала, какие у моего мужа сапфировые глаза, красивый живот и что он со мной делал после утиного обеда в здании с атриумом? Нет? Держал за ручку – понятное дело :)

Dad is 37. Mum is 17.

У маленького медведя экзистенциальный кризис. Зайдя в коридор Великой Медвежьей Ложи, Мишка услышал как медведь кому-то горестно жаловался:

Hi! I’m Emiliana. My dad is Scottish, my mum is German, and I have a problem.

Не знаю, какая у медведя проблема. Возможно он вступил в сообщество Анонимных Противников Шотландско-немецких Браков. Это примерно как АА, но совсем не то и по-другому.

* * *
Кроме того, на вопрос „Сколько лет твоим родителям?“ маленький медведь подбоченился и гордо сказал:

Dad is 37. Mum is 17.

*прихорашивается*

Про силу медицины

В понедельник Тинхен смертельно заболела и не пришла на работу. Сегодня смертельно больная Тинхен внезапно выздоровела. Сила немецкой медицины. К тому же Тинхен узнала, что в десять придет лентяйка Таня. Лентяйка Тинхен бегает как слон по этажу и трудится. Какое счастье работать с такими честными, прилежными вурдалаками.

Морально готовлюсь к спектаклю «Тинхен выслуживается перед Танхен». В обед пойду с утками кормить мужа. Как-то так.

Среди уток завелся новый утк. Сами вы селезень! Утк высок ростом, коричневый с белыми пятнами. Мишка подозревает, что беженец. Немецкие утки его радушно приняли. Он прошел интеграционный языковой курс и завел подружку. Вдвоем они расхаживают возле реки. Он высокий, она маленькая. Кого-то они мне напоминают.

За сим прекращаю вещание. Ночью бурундучок давал показательные выступления и орал на весь квартал. Пойду вздремну на диване, пока не пришли персы и не притащили с собой ораву персят. Или персиков? Я не уверена.