Papas einziges Bild

Со дня смерти моего папы прошло больше шести лет. Я редко вижу его во сне. Мама говорит, что мертвые снятся к болезни. Вторую неделю я постоянно вижу папу во сне. Вторую неделю я тяжело болею и не могу сделать шага без боли. Мне это решительно не нравится. Я ненавижу бессилие и слабость, но весьма благодарна мужу за его любовь, заботу и понимание. Лучше моего мужа никого нет!!!

Мой папа был поволжским немцем. Его прадед был обедневшим флорентийским аристократом. За всемирно известную католическую дворянскую фамилию мы с Рихардом папе премного благодарны. Я писала, что от детства моего папы осталась всего одна фотография. На одну фотографию больше, чем от детства моей мамы.

* * *
Год спустя от детства всех этих детей ничего не останется. Их семьи депортируют без права возвращения на родину. Им дадут сутки, чтобы собрать самое необходимое, загрузят в скотские вагоны и выкинут ‚голыми‘ в лютую зиму Сибири или Средней Азии.

Мы никогда не знаем, что случится завтра. Эта совсем молоденькая учительница, эти босоногие девчонки и мальчишки не подозревали какой ад их ожидает. Большинство из них полегло костями в безымянных могилах. Тиф. Голод. Тяжелейшая работа.

Это так. Заметки. Я совсем про другое. Wir sind Kämpfer. Моего папу никто не смог сломать. Он остался до конца жизни жизнерадостным, веселым, обаятельным человеком, который не сидел без дела. Только ночами, во сне, он кричал от ужаса того, что увидел за три года концлагеря.

Advertisements