Про Бусинку

Во-первых, я остаюсь на Острове Облаков. Мне здесь нравится. Меня любят, хранят и оберегают, потому что узнали о беременности. Что? Утром интеллигентно блюю? Ну, мало ли? Вдруг обожралась. Прекрасные люди. Волшебные. Сразу видно – родом с Волги. Хоть и голые.

* * *
Во-вторых, мы сделали NIPT. Мы знаем, кто у нас родится.

* * *
Spiritus Dei

Котька в родильной палате

Ужас, ужас, дикий ужас! Котька задумала рожать, а мы не готовы. Ветеринар валяется в прострации. Скоро подъедет.

Только вчера Мишка спросил: „Катценбург, ты когда рожать собираешься? Посмотри на себя, ты на гиппопотама похожа“. Катценбург обиделась, сказала „Шшш“, – и побила Мишку лапой. Затем спрыгнула с кровати – пол покачнулся, дом накренился, – и пошла подкрепляться.

Пожелайте вредной Котьке легких родов.

Федька, свинья беспечная, трусит за диваном.

UPD В момент роженица занята. Кушает любимое блюдо, приготовленное побитым Мишкой: лосось на пару со шпинатом. Чавкает, как стадо свиней и одновременно орет песни, чего с ней обычно не случается. Найда нервничает.

В мире хитреньких девчонок

Хитренькая девчонка прошла год назад учебную практику в должности заместителя генерального директора и сообразила: чем выше она поднимается по иерархической лестнице, тем роскошнее становится стиль жизни и эргономичнее кресло. С тех пор она взаимодействует исключительно с двухметровыми спартанцами. Во-первых, могущество плеч исполинских. Во-вторых, удобство способа передвижения. В-третьих, преимущества панорамы.

* * *
На прошлой неделе Адам удостоился медвежьей чести и прошел мудреную церемонию посвящения в рыцари клубничной карамельки. Хитренькая девчонка была довольна и разговорчива. Адам узнал много интересного и занимательного о таинственном мире хитреньких девчонок.

* * *
Эдди предлагает посадить ее на плечи, Милка негодует:

«Ты что? Не надо. Ты такой же маленький, как мама».

Мама застенчиво улыбается и расцветает. Представление, что она внезапно выросла до 1.86, льстит ее самолюбию.

* * *
Проходит мимо Ари, окидывает порицательным взором и качает головой, затем возвращается, отпихивает его ноги и пыхтит.

Если ты не дорос и до маминого роста, не жди снисхождения. Таковы законы сурового мира хитреньких девчонок.

* * *
Новый способ восхождения по лестнице: поднимается на ступеньку, делает несколько шагов в одну сторону, берется за перила, поднимается на вторую ступеньку, делает несколько шагов в другую сторону, касается лбом стены, поднимается на третью ступеньку… При этом охает, скрипит и стенает, как древняя старуха.

– Мили, что ты кряхтишь?
– Хи-хи-хи-хи.

Если игнорировать звуки, через некоторое время в дверном проеме появляется рожица:

– Папа, а почему ты ничего не говоришь? Может, ты просто не слышал?

* * *
Композиция „Последняя ласточка“

Сколько, сколько ласточек вы насчитали? Семь? Не злоупотребляйте алкоголем и психоделиками. Это не доводит до хорошего. На рисунке одна ласточка. Последняя.

Кошкомонстр совершает попытку покушения

В полночь мое ясное чело столкнулось со всей дурью с дверью, которую раскрыла мамзель Гадюкина. Сорвалась ее очередная попытка покончить мою жизнь самоубийством. Было больно. Майк утешил. Два раза.

Ты не бойся, милый

Маленькая девочка преподнесла нам большой сюрприз. Возвращаемся из детского сада. Я веду близнецов. Майк успокаивает орущего Бурундучка и поэтому не держит Милочку за ручку. Ничто не предвещает, как вдруг Милочка делает шаг в сторону и бросается на шею проходящей овчарке. Хозяин овчарки хватается за сердце. У Майка развивается тахиаритмия. Я падаю в обморок. У овчарки вылезают на лоб глаза. Милочка щебечет:

„Ты не бойся, милый. Не бойся. У меня дома тоже есть собаки. Ты девочка или мальчик? Как тебя зовут?“

Овчарка никогда не забудет этой душевной встречи.

* * *
Домовенок Софи приобретает среди медведей популярность:

– Мама, покажи еще чужую кошечку.
– Красивая. Она придет к нам в гости?
– Нет. Она далеко живет.
– Хорошо, тогда мы пойдем к ней в гости.

Лина, мы идем, ждите. Готовьте креветки.

Не пончиком единым жив человек

Не пончиком единым жив человек.

В понедельник мы с Тинхен были живы горячей пиццей quattro stagioni. Тинхен досталась четвертина с салями, пармезаном и рукколой. Мы втроем довольствовались скромными остатками: шпинатом с чесноком* и помидорами; шампиньонами с сыром; тунцом с фиолетовым луком. Во вторник мы были живы рыбой и хрустящим картофелем фри. В среду – теплым таиландским салатом из тунца с ананасом, кукурузой, ростками лотоса и имбирем. В четверг – креветками в остром соусе с пышныым пшеничным хлебом. В пятницу – израильским пловом с изюмом, морковью и кедровыми орехами.

Всю неделю я совершенствовалась в краже пончиков из офиса, предавалась душевной медитации с утками возле реки и вела интеллектуальный (отставить смешки!) дискурс с умными мужчинами, с одним из которых у меня лингвистический туройо-роман.

Отличная была неделя, не смотря на то, что большой медведь пропадал в Баварских Альпах, ноутбук отдал концы, а беременная Екоторина Змеевна Гадюкина надругалась над футболкой и напрудила в ботинок Адаму.

Майкл, верни британцев! *рыдает, уткнувшись носом в розовую орхидею*

* * *
Зловредно осведомляюсь:

                    ЛИПА

Вот скажи, свет мой Мишечка, медведь медвежат моих, инь к яню моему, анимус к аниме, Эдип к Электре, тебе никогда не приходило в голову навестить нас с Тинхен, угостить вкусным обедом, рассказать несколько страшных историй о евреях, примкнуть к добровольцам-альтруистам?

                    АРХАНГЕЛ
Я хотел, но ты велела, чтобы не являлся в вашу арийскую юдоль сует со своей заросшей рожей и не позорил тебя.

                    ЛИПА
Да. Согласись, это была благоразумная просьба, но это было раньше. Тинхен привыкла за неделю к заросшим рожам, смирилась с судьбой и значительно реже спрашивает: «У тебя подозрительная внешность. Небось, афганец или прочий араб? Британец? Не может быть?! Акцент у тебя тоже странный. Как? Как? В Оксфорде учился? А где родился? В Тур-Абдине? Это где? В Турции? Т.е. турок? К туркам мы в Германии уже привыкли. Ассириец? Первый раз слышу. Т.е. турок? Ассириец… Т.е. турок?»

Тебе, радость моя Мишечка, как исконно русскому, вообще нечего волноваться. Просто постарайся вести себя тихо и незаметно. Не уподобляйся турку, которому надоело дискутировать о своем происхождении, и он начал давать знать о своем приходе громким кличем муэдзина с минарета в атриуме: «Аллаху акбар». Такого шока Тинхен не испытала, даже когда узнала, что в соседнюю квартиру въезжает арабская семья с двумя детьми.

* * *
Когда медведь перестал ржать, то обещал придти. Жду. Вокруг одни врунишки *рыдает, уткнувшись носом в белую орхидею*

________________
*Любезный друг Тинхен не любит запах чеснока. Поэтому чеснок был всю неделю неотъемлемым ингредиентом заморских блюд. К концу недели очарованный Эдди порывался принести с собой чашечку свежего давленого чеснока, но мы с Адамом смогли его в последнюю секунду отговорить. Зря, конечно, но мы – [иногда] гуманисты. Самим от себя противно.

אני לדודי ועלי תשוקתו

Если верить мудрой Тинхен, то мой муж любит меня как мальчик и старается делать счастливой. Я не уточнила, что он любит меня как юная 16-летняя девочка, а застенчиво потупила взор, скушала еще один заварной пончик и икнула, но если бы это соответствовало истине, наши воссоединения не проходили бы следующим образом: маленький медведь слышит голос большого медведя и несется на всех парусах в прихожую. Медведи кидаются друг другу в объятия и ведут себя так, как-будто не виделись несколько десятилетий, а не пять дней. Маленький медведь делится новостями, жалуется на маму, ябедничает на братьев, не забывая ни на секунду целовать большого медведя, который держит ее на руках и пытается обнять серьезного Коленьку. Затем большой медведь ловит по всему этажу солидного Костеньку, который вопит: „Не надо, папа. Целуй маму“. В гостиной маленький медвежонок отходит от дивана, ступает два шага навстречу большому медведю, плюхается на попу и хлопает в ладоши. Hase обожаем в его любых проявлениях. Все это время за большим медведем гоняются два кота и два цербера.

Я, как сдержанная и ответственная жена, следую всюду за медведями в робкой надежде, что большой медведь снизойдет и уделит внимание мне, поэтому улыбаюсь пленительной улыбкой в тридцать три зуба, когда вижу, что он поворачивается в мою сторону. Я ожидаю, что он меня обнимет, а не рухнет передо мной на колени, задерет до груди футболку и зацелует живот, одновременно уговаривая бусинку: „Будь девочкой. Пожалуйста, будь девочкой. Пожалуйста, будь девочкой“. „Бусинка – мальчик! Когда он родится, я назову его Prometheus Trillion Lancelot Wrigley Balaki MacMícheál. Прекрати ржать“, – психую я и вырываюсь из медвежьих объятий.

– Hi baby! I love you. Ты по мне скучала?
– Нет, не скучала.
– Отчего же не скучала? Я очень по тебе скучал.
– Ну и дурак! Сейчас же опусти меня на пол. Hände weg. Stop kissing me.

Я его сильно люблю. Я с ним невероятно счастлива. Я ему прощаю даже то, что он любит своих детей больше чем меня.

Ты держи, а я засуну

– Да подожди ты, не торопись.
– Чего ждать?
– Ты просто крепче держи, а я засуну. Ты видишь, какой узкая щель? Здесь не обойтись без силы.

Не знаю, чем в полночь занимались вы. Лично я держала, а Адам совал. Таковы особенности анатомии моего нового ноутбука. Я была кроткой и печальной, мой муж был ласковым и сообразительным, поэтому вместе с Lenovo в мою сумочку переехали на ПМЖ кузены iPod и iPhone. И это все – по телефону. И это все – в течении часа. Страшно представить, каких высот я достигну по его возвращении домой.

* * *
Адам поинтересовался у маленького медведя: «Эмилиана, почему я постоянно ношу тебя? Давай поменяемся местами», на что маленький медведь неодобрительно умозаключил:

– Ты только подумай, ты такой большой, а я такая маленькая. Так нельзя. Просто подумай. И молчи.

Про грусть и счастье

У меня горе горькое, печаль печальная: накрылся мой ноутбук, даже не предупредил, скотина скотская. Вчера был в порядке, сегодня отказалась от сотрудничества клавиатура, а на мониторе появились загадочные пятна, возможно, послание моих соотечественников из созвездия Ориона. Не утешил меня даже Майк, который привезет в пятницу новый ноутбук. Я таки не осталась на 8 Марта без подарка, совсем-совсем без подарка. Ари забрал утром эту мерзость мерзкую и обещал спасти, что спасти сможет. В самом крайнем случае я потеряла работу шести месяцев, которую всё собиралась сохранить на экстерном жестком диске и не успела, тупица тупая, гусыня глупая.

* * *
Порадовали меня маленькие медведи, которые собрали с Адамом в саду подснежники, застенчиво сунули букетики мне в руки и умчались на второй этаж приумножать счастье.

Farewell to Clara & All the Strong Women Out There!

Начну с жалоб и возмущений: я осталась без подарка, совсем-совсем без подарка. Причем здесь синее кружевное платье и позже серьги с сапфирами? Мой муж мне ничего не дарил. Он в Мюнхене зарабатывает деньги. За что мы его всей семьей осуждаем.

* * *
Международный женский день. K нам приходят лицемерные люди (например, сотрудники Михаэля Мюллера) и приносят алые цветы. Ходит слух, что мы с Тинхен – женщины и одна из нас исконно русская, прости ее Господи.

* * *
Adam: Flowers – for you, the most wonderful woman I’ve ever met.
Edward: You’ll get sex later.
Linda: Oh, thank you, Eddie, you are so generous.
Edward: You know, you’re always welcome, Linny.

В обеденный перерыв пришли Адам и Эдди. Они не политики, но принесли цветы. Мне и Тинхен. Они очень социальные. Плюс обед: fish ’n‘ chips, эль и десерт. Тинхен порозовела от удовольствия и блистала знаниями весьма сомнительного английского. Ни Адама, ни Эдди не спас тот факт, что они оба – знойные брюнеты. Тинхен прониклась и даже немного возбудилась, немного сильно возбудилась, потому что после обеда сказала: „Линда, мне бы хотелось, чтобы ты осталась еще на полгода“.

В преддверии конца раб. дня

О боги, боги мои, яду мне, яду!.. Вы здесь беспечно радуетесь жизни, смотрите с оптимизмом в будущее, а мне Тинхен рассказывала, как хотела порадовать мужа и делала ему в кресле минет.

Нет, вы не подумайте, я не против минетов. Каждому мужчине по минету, каждой женщине по множественному оргазму, каждому котику по тунцовому паштету, но всему есть предел.

От видений в голове и ночных кошмаров меня отвлекают только интересные собеседники и усиленная медитация на диких уток возле реки.

* * *
В последнее время в наш гадюшник зачастили перелетные жители Чада и Сомали, поэтому мы тщательно изучаем переписку Федерального ведомства по делам миграции и беженцев Министерства внутренних дел Германии с Департментом гражданских свобод и иммиграции Министерства внутренних дел Италии.

Вышеупомянутые перелетные жители Чада и Сомали приплывают на корыте в Италию, подают заявление на предоставление политического убежища, получают статус временного беженца и скрываются в неизвестном направлении. Кропотливый путь по французским пампасам, в ходе которого они непостижимым образом теряют все документы, заносит их в заветный Шлараффенланд, где текут реки из пива с берегами из баранок, летают жареные баварские сосиски со сладкой горчицей и растут на деревьях евро. В Германии перелетные жители Чада и Сомали подают повторное заявление на предоставление политического убежища, однако забывают упомянуть о своем гнездовании в Италии. Федеральные учреждения сверяют отпечатки пальцев с общей базой данных EURODAC, восхищаются количеством псевдонимов и дат рождения перелетного жителя и пытаются всеми силами согласно Дублинского соглашения выслать его в Италию. God’s mill grinds slow but sure. Немецкая бюрократическая мельница мелет медленно, но верно. Проходят годы.

Сначала нашим постоянным посетителем был военный преступник милый, заботливый семьянин Башир-Кокони-…-…-…, теперь к нам приблудила сомалийка Нура, которая получила уведомление о выдворении в Италию. Я ей помочь не могу, но у меня имеется голубоглазый скандинавец Кристиан, а у него имеется юридическое образование по Международному праву со специализацией в сфере Миграционного права.

В связи с чем утром Тинхен пребывала в жутком волнении и бесконечном экстазе. Крис работает в нашей фирме пять лет. До того как он стал press officer в национальной иммиграционной службе полиции, он был полицейским, который среди прочего организовывал репатриацию персон, получивших отказ в предоставлении убежища. Я не стану утверждать, что Крис особенно сентиментален и плачет над фотографиями утонувших мальчиков или кувыркающихся через забор девочек, но его волнуют отдельные судьбы, поэтому он иногда помогает мне на добровольной основе, чем приводит в ярость своего корыстного шефа.

В конкретном случае Нуры ничего нельзя сделать. Она не имеет права оставаться в Германии.

* * *
В обеденный перерыв я крала в офисе пончики. Обжиралась. Мучилась судьбами мира. Утешалась мыслью о предстоящих выходных. Чего и вам желаю.

Тинхен рассыпается в комплиментах

К нам в бюро часто приходит словоохотливая уборщица-тайка. Она живет в Германии двадцать лет, но говорит по-немецки посредственно и с лютым акцентом. Чтобы ее понять, надо внимательно вслушиваться.

«Она так плохо владеет языком, что я ее почти не понимаю. Ты говоришь немного лучше».

* * *
Я пришла на работу в синем кружевном платье (рукава до локтей, юбка длиной до середины бедра, два потайных кармана), колготках с ромбами и высоких ботах.

«Такие платья могут себе позволить только отощалые женщины… Ты сегодня удивительно красива, что неудивительно: ты опять с гостем».

«Что неудивительно» произносится слащавым ехидным голоском и сопровождается обворожительной улыбкой в сторону Адама, с которым у меня, по достоверным сведениям Тинхен-дебилхен, любовные отношения: „Ach, sage mal! ‚Ne Affäre haben sie. Ich erkenne Leidenschaft, wenn ich sie sehe und das, was zwischen euch passiert, ist Leidenschaft. Das hätte ich dir nicht zugetraut, aber immerhin bleibst du deinem Männergeschmack treu. Er ist eine exakte Kopie deines Mannes. Bloß noch größer. Ich habe euch am Montag draußen auf der Bank sitzen gesehen. Ihr habt sehr zutraulich gewirkt. Jetzt weiß ich warum.“

So be it. I confess. Let me introduce you my lover. Имя: Áдам. Цвет глаз: зеленый. Знак зодиака: Козерог. Возраст: 38 лет. Рост: 198 см. Исполнительный директор нашего лондонского офиса. Бывший офицер USMC. Счастливый владелец младшей сестры с непростой судьбой, трех церберов и стальных мышц. Трепетные души тех женщин, которых он не покорил одним своим присутствием, стремительно падают в трусы, когда они слышат его голос.

Я называю его Honey, он называет меня Krusmynta. Мы любим друг друга крепко, но редко, потому что во-первых, он живет в Великобритании, а во-вторых, у него есть подруга. Кроме лояльной дружбы в полжизни, Майка и Адама объединяют глубокий ум, диплом военного инженера (military engineering), обучение в военной академии, знания арабского языка на уровне „Freeze, motherfucker!“ и наличие опыта коммуникации посредством оружия с процветающими демократами.

* * *
В тот момент, когда Тинхен Холмс пролила свет на нашу с Адамом порочную связь, мы вели учет денежной наличности в кассе, потому что эта ленивая корова последние три месяца валяла дурака. Она между тем наблюдала за нами, изобличала и давала советы: „Entferne doch deine Brüste aus seinem Blickfeld. Der arme Mann wird immer nervöser.“ Ближе к обеду у меня пылали уши, я испытывала чувство вины и мне было стыдно за Тинхен. Какое везение, что Адам не говорит по-немецки.

* * *
Чтобы предотвратить любую попытку флирта, Тинхен сразу пояснила: „Он такой же как твой муж. Мне он не нравится. Мне нравятся скандинавские мужчины“.

„What did she say?“
„Your hair is too dark. You’re not her type. She likes handsome blue eyed blond men like Chris.“
„You mean, I shouldn’t ask her out on a date?“
„I’m very sorry, but you have absolutely no chance.“
„I feel crushed and devastated.“

* * *
Каюсь. Опять сидели на скамье. Выглядели весьма доверительными. Кормили уток. „Wild duck meditation“ – прекрасная техника забыть о сослуживце-вурдалаке, вернуться в себя и умиротвориться.

* * *
Я уже упоминала? Майк подарил мне недавно нарядный черный мешок.

Девять месяцев

Младший медвежонок растет в альтернативной семье. Его воспитывают ма-мá и Ha-se. Ма-мá переживала интенсивный зоологический период и часто называла большого медведя Hase, а младший медвежонок слушал и принимал к сведению. Большой медведь слегка растерялся, когда младший медвежонок потянул к нему ручки и отчетливо произнес: Ha-se. Ha-se смутился и порицательно посмотрел на ма-мý. Ma-мá игриво захрюкала.

Этапы эволюции архангела Михаила: Iron Mike – Старший Эльф – Серый Волк – Большой Медведь – Hase

* * *
Младший медвежонок отрастил семь зубов и плаксиво ожидает появление восьмого. Не смотря ни на что, он ведет активный образ жизни: обожает гулять, рассматривать деревья, качаться на качелях и кататься с горки, однако не желает одеваться и орет на весь дом. Два раза в неделю барахтается и плескается в ванне. Иногда принимает с папой душ. Сначала папа держит, а мама намыливает, потом папа требует, чтобы намылили его и получает удар в живот. Древний красивый шотландский обычай.

Любимая игра – ладушки-ладушки. Любимое развлечение – схватить маму за грудь. Любимое хобби – разъезжать с Федором Иннокентьевичем в корзине (только что И.М. поощрительно потрепал Ф.И. по голове и получил в ответ хвостом по уху). Цепляется за папины ноги и лазает по нему как обезьянка. Иногда использует папу в качестве препятствия, кувыркается и переползает через него. Самостоятельно паркуется в безопасные выдвижные ящички.

Засыпает младший медвежонок часов в десять на папиной груди, закусив край его футболки. Он спит до семи утра, иногда завтракает в пять. Привык к овощным, фруктовым и зерновым блюдам, не отказывается от творожка, но все еще с удовольствием пьет молоко.

Очень нежный и эмоциональный ребенок: забирается на папу, обнимает, кладет на плечо голову. Умеет ругаться и высказывает свое мнение по любому поводу. Отказывается от еды, машет головой и сразу отворачивается. Предпочитает трапезничать руками. Другой древний красивый шотландский обычай.

Сейчас сидит на полу, подкрепляется грушевым соком и изредка бросает в сторону дедушки злобный взгляд, возможно, боится, что отберут бутылочку.

Девять месяцев.

Медвежьи сказки

Сказка о летающем ежике

— Однажды в Груневальде жил ежик. Он умел летать. У него была подружка.
— Она тоже умела летать?
— Да, вниз по лестнице.

* * *
Сказка о летающем медведе

— Мили, посмотри, кто сидит на дереве? Сорока? Ворона?
— Медведь.
— Так она черная.
— А это черный медведь.
— Ой, куда она делась?
— Упал.
— Медведи не падают. Они осторожно спускаются на землю.
— Он улетел. Это был летающий медведь.