Тинхен о религии

— Линда, я не знаю, ты уже привыкла к немецким традициям?
— Тинхен, я живу в Германии больше тридцати лет. Я — немка.
— Русская?
— Немка.
— Ну, я даже не знаю… Ты уже привыкла к немецким рождественским традициям? 22-го ноября в Германии празднуют Воскресенье Мертвых, протестантский праздник, во время которого родные и близкие вспоминают усопших добрым словом. В церковном календаре этот праздник называют к тому же Вечным Воскресеньем в назидание живым, чтобы они не боялись смерти. Бог — вечность.
— Тинхен, мне это известно. Я праздную почти такие же праздники, как и протестанты. Я — римская католичка.
— Русская православная?
— Римская католичка.
— Русская православная?
— Римская католичка.
— Русская православная… Мне нравится, как они себя называют… пра-во-слав-ные. Как будто у них все в порядке.
— Тинхен, ты меня не понимаешь? Может быть, мне говорить медленнее, чтобы ты меня поняла? Я не русская православная. Извини. Я — римская католичка. Протестанты празднуют почти такие же праздники, как и католики. Мы празднуем по григорианскому календарю, православные — по юлианскому календарю неделю позже.
— Ну, я даже не знаю, я — атеистка. Я в Бога не верю. Мой отец был в профсоюзе. А ты знаешь латынь?
— Тинхен! Римская ка-то-лич-ка. Академик. Лингвист.
— А-а-а. Ну да. А твой муж тоже русский?

Advertisements