Über Herrn Albrecht

Сейчас забьюсь, гнусно захихикал унитаз в гостевом туалете — и забился. Он давно намекал на прекращение деловых отношений. Из взрослых мужчин дома были только Федор Иннокентьевич и я. Унитаз квакнул, Федор Иннокентьевич струхнул. Костя и Нико замахали крыльями и начали наперебой давать советы. Я помахала вантузом, плеснула дезинфекционного раствора и уничтожила полчища унитазной фауны. Унитаз взревел и издал в отместку неприличный звук. Вода поднялась. Я вычерпала воду, поникла духом и включила ноутбук. Следующие пятнадцать минут мы провели в беседах с приятной теплой водой. Безрезультатно. Унитаз глумился. Вода отказывалась от сотрудничества. На небе загорались звезды. В самолете переживал Майкл.

Когда медвежатам наскучил спектакль „Дульсинея сражается с санитарно-техническим приспособлением“, они уснули. Я прилегла рядом, но проснулась от веселого бульканья. От банкира с гетерой пришла посылка пленительного вида, запаха и консистенции. Банкир и гетера в припадке великодушия отправили посылку четыре раза. Вода превратились в смердящую жижу. Часы показывали полчетвертого. Я накинула куртку и пошла на третий этаж. Банкир открыл дверь в майке и трусах (наверное, хотел интенсифицировать наши соседские отношения). Я была мила и любезна. Банкир был груб и враждебен. Не могли бы вы не смывать по десять раз, ваше говно всплывает в моем унитазе, галантно попросила я. Нет, этому не бывать, я живу здесь восемь лет и еще ни разу не засорял унитаз, видите, я устал и хочу спать, гордо отчеканил банкир и отдал мне честь по-военному, хотя из достоверных источников известно, что в армии он ни дня не служил.

До полвосьмого я вычерпывала воду. Глаза слипались. Надежда таяла. Боги унитазов — увы! — меня не любят.

Боги ремесленников однако мне благоволят. Ко мне приходят исключительно чертовски красивые, высокие и приветливые ремесленники, такие как герр Альбрехт и его внук Томми, которые приехали в десять утра после звонка герра Шрёдера. Герр Альбрехт совсем не походил на дедушку. Он был моложав, обаятелен, умен и разговорчив. Скажите, вы — мой спаситель, спросила я у герра Альбрехта и описала рукой полукруг. Да, я — ваш спаситель, ответил герр Альбрехт и пожал своей грубой рукой мою руку. Это было честное, располагающее рукопожатие.

Герр Альбрехт проворно работал, задавал вопросы и рассказывал о себе. Он рано стал отцом и дедом, жил до знакомства с женой в Шверине и часто ездил по делам в Росток. Его дочь заболела и лежит в постели с тяжелой простудой, а жена занята, поэтому он привез с собой Томми. Томми — шесть лет. Один год (с двух до трех лет) он провел в больнице и плохо слышал на правое ухо. Томми молчалив и застенчив, но любит яблоки и кошек. Герр Альбрехт тщательно следит за языковым развитием своего внука. Один из его коллег — российский немец из Омска, у которого русский акцент, но не совсем русский, т.к. у российских немцев существует множество собственных диалектов. В школе герр Альбрехт учил русский и увлекался историей.

Честно сказать, мне совсем не хотелось отпускать герра Альбрехта, когда работа была сделала. Я давно не встречала такого восхитительного собеседника, но Томми наскучило общение с церберами.

* * *
Ну улице — снег. Мишка с медвежатами идут гулять. Да, Мишка уже приблудился :)

P.S. Посчитала, сколько раз я упомянула герра Альбрехта. Заметно, что он мне о-о-очень понравился?

Werbeanzeigen