Satanael in Action

Вечером Майк назвал Катценбург white trash (белое отребье) и Сатанаэль. Утром Майка ждал ботинок полный жидкого золотого счастья. Мы думали, что ночью Екоторина Змеевна спит с короткими перерывами на совершение злодеяний, а она приобрела альпинистское снаряжение, покоряет снежные вершины шкафа для хранения обуви и сбрасывает в паркетное ущелье жертвы своей порочной любви. Мы подозреваем Федора Иннокентьевича в соучастии. Классический случай стокгольмского синдрома.

Я понимаю обиду Майка, но считаю, что зря он вспылил, обозвал Катценбург беложопой блядью и пообещал выкинуть в окно без парашюта, когда запускал в нее вторым ботинком. Катценбург — человек злопамятный. Сейчас она сидит в задиванном бункере, крепит аксельбант, точит когти и разрабатывает план военного нападения.