Первый зуб

И вострубил младенец в трубы, и раздались воинственные кличи народа эльфийского, идущего на приступ. Стены квартиры рухнули до основания, и войско педиатров вошло в квартиру и взяло ее.

Нет, я не сбрендила и рецитирую в очередном приступе безумия альтернативную версию эльфийского Ветхого Завета, сбрендил наш младенец. У Иммануэля, папа — архангел, мама — дракон, растет первый зуб. Иммануэлю три месяца три недели и шесть дней.

В ночь на понедельник он начал плакать. Спит он обычно спокойно. Плакал всю ночь, чесал опухшие десна, проливал рекой слюни на маму и грыз за плечо папу. На увещевание „Ну, маленький, ну, пожалуйста, ну, успокойся, папе рано вставать“ не реагировал, а кричал пуще прежнего и чесался еще усерднее. Порой пытался поместить во рту одновременно руку, ногу и игрушку.

К утру архидракончик заснул. Я вывела из полуобморочного состояния архангела и отправила его в командировку. С тех пор он позвонил сто раз, написал сто пятьдесят сообщений до отлета и позвонил одну тысячу раз, написал одну тысячу пятьсот сообщений после приземления.

К обеду пришел педиатр (за что ему огромнейшее спасибо!). Потрогал, пощупал, подергал, потыкал, заглянул, вздохнул и подтвердил наше подозрение:

— Да, срединные нижние резцы.
— Как так? Почему так рано? У Эмилианы первый зуб прорезался в шесть, у Константина и Николаса — в пять с половиной месяцев, — махал руками дракон.
— А вот так. Потому что, — разводил руками педиатр. Он у нас умный и рассудительный.

* * *
Архидракончик плачет. Дракон прыгает вокруг него, как сайгак, отвлекает. Архангел изредка падает в Иерусалиме в обморок. Я его видела. Немного бледный, хватается за сердце, но вовремя вспоминает, что оно с другой стороны. Беспокоиться не о чем, это его нормальное состояние, когда дети болеют.

Архидракошу жаль *уползает в шкаф, обливаясь слезами*

Advertisements