Охламоны взаимодействуют ‚with old people‘

Пришел с балкона Федька погреть свой мохнатый зад и заодно уничтожить мои наушники. Как только он плюхнулся на клавиатуру, изображение на дисплее перевернулось на девяносто градусов на бок. Я выключила ноутбук, включила, выключила, включила, обругала вредителя. Уж я-то головой вертела, туловище изгибала и плечи наклоняла, но читать все равно было адски неудобно.

Пришел с тренировки Генри, нажал три волшебные кнопки и вернул все в богоугодное положение.

Федьку репрессировала. Специалист вшивый.

* * *
— Я есть хочу.
— Ну и? Тебя грудью накормить?
— Igitt. Sag doch sowas nicht. Где вареники?
— В морозильной камере.
— Что они там делают?
— Греются.

* * *
— Ты заметил, если оставить чай мате до утра, то он оксидирует и превращается из идеально салатового в болотно-зеленый.
— На вкусе это впрочем никак не отражается. Вкус остается таким же непревзойденно мерзким.
— Добавь молоко и сахар.
— Почему не кефир и мед?

* * *
— Ты футболку задом-наперед надела.
— Так было задумано. Она с безмерным вырезом. Каждый раз, когда я наклоняюсь, грудь обнажается сразу до колен.
— Понимаю. Если надеть футболку задом-наперед, то до подколенных впадин обнажится только спина. А если вывернуть футболку шиворот-навыворот, то будет виден ярлык. Это еще больше смутит людей и поставит их в затруднительное положение.

Advertisements