Мишка с медвежатами домохозяйничают

В прошлый раз мы возвращались в полной темноте. Воздушное пространство было заполнено осенью. Отчетливо пахло снегом. Дома на диване спал Мишка, увитый тремя медвежатами. На спинке дивана развалились храпящие Котя и Федя. На кухонном столе стоял бак с макаронами. В баке, повизгивая и почмокивая, принимал томатную ванну Орион. В родильной палате возле Найды копошились шесть щенков. Я вволю наумилялась и намимикалась, разбудила медвежат, посчитала головы, уши и ноги. Медвежата радостно махали руками и наперебой рассказывали, как принимали роды. Их глаза лихорадочно горели, щеки покрылись щетиной.

В этот раз мы не тянули время, но все равно возвращались в полной темноте. Оторваться от бархатных лошадок не представляло абсолютно никакой возможности. Когда я зашла в прихожую, то услышала Мишкин голос, который взывал к чей-то совести: „Have confidence. Take responsibility. You must work together.“ Я подумала, что Мишка разговаривает с Генри, но у него на коленях сидел Костя. На кухонном столе возле поджаренной картошки с луком, банки маринованных помидоров и… кастрюли с огоньком возвышалась гора apple beignets. Медвежата чувствовали себя превосходно. Они целый день трудились: белили потолок, который разрушила орда охламонов и штукатурили стену, которую разбила орда катценбургов. Мы отмыли медвежат от белых точек и уложили в кроватки.

С нетерпением ожидаю новой пятницы.

Advertisements