А Love Story in Five Pictures

„Eighteen“

Этой фотографии уже давно нет. На фотографии нам было восемнадцать лет. Мы жили в Берлине. Чем больше увеличивалось расстояние между нами и нашими семьями, тем легче дышалось нам. На мне приталенное полупальто с двумя рядами пуговиц, вязаный берет с блестками и серые велюровые джинсы. На Майке светлые джинсы, армейская куртка и непременные растоптанные кеды. Возле нас ряд фонарей. За нами яркая осень.

Когда мы расстались, мать Майка триумфально сожгла почти все мои вещи. Я была уже в Майнце, Майк был еще в Нью-Йорке и ни о чем не знал.

„Sunset Limited“

Год назад Эми подарила нам фотографию, о существовании которой мы не подозревали двенадцать лет. Мы с Майком на перроне вокзала в даунтауне Сан-Антонио. На Майке спортивная куртка с капюшоном, на мне голубая блузка с кружевной вставкой на декольте и широких рукавах. Мои руки обнимают под курткой Майка. Майк прижимает меня к себе, положив руку на мой затылок. Я смутно помню, что постоянно соскальзывала с камня, на котором стояла, чтобы казаться выше. Над нами нет неба, одни облака.

Пару часов спустя мы потеряем Сэмми и перестанем быть.

„Nakedness“

Кейт внезапно поняла, что всегда мечтала стать фотографом, когда шаталась по городу и заметила в одной из витрин — среди книг, рисунков и декораций — объявление „Мы обучаем фотографии“. Кейт регулярно внезапно понимала, что мечтала кем-то стать. Легкомысленность — ее второе имя.

Эту черно-белую фотографию Кейт преподнесла нам в дар на церемонию венчания. Мы с Майком в пустой комнате с громадными окнами. На Майке темные брюки. Он сидит спиной к объективу, со скрещенными ногами. Я сижу на нем. На мне его белая рубаха. Мои руки у него на спине. Его голова у меня на плече. За нами стена с облезшей облицовкой и грязный холодный пол.

„В этой голой спине больше чувств, чем во всем Майке“, — утверждает Кейт. She is kind of right. Мало кто видел его более влюбленным.

„We Never Sleep“

Перед Рождеством я возмутилась, что мы разучились спать. Генри недобро ухмыльнулся и ушел на свидание. Через некоторое время я смущенно разглядывала альбом с интригующим названием „We Never Sleep“. Из этого альбома я почерпнула много интересных сведений:

. в дреме мы фотогеничны, потому что Майк не может состроить гримасу, а я начать ненавидеть будний ад;
. я замужем за Чеширским котом и скорей всего никогда не узнаю, почему я не просыпаюсь, когда он телепортируется в промежуток между моим телом и спинкой дивана;
. во сне наши руки складываются в затейливые геометрические фигуры, например, трапеции и прямоугольники;
. ночью Майк отчаянно боится, что я исчезну, поэтому обнимает меня крепко и врастает в мое тело (момент возникновения подсознательных геометрических фигур).

Утром мы не владеем координацией верхних и нижних конечностей, но слаще сна не бывает.

„Green Shades of August“

Нечаянную радость фотографией „Августовские оттенки зеленого“ доставила нам Мэри. Кто бы подумал, что на переднем плане композиции изображены таки мы. Майк прислонился спиной к дереву, ствол которого нам не удастся обхватить и всей семьей. Я полулежу, склонив голову к его груди. Мы, ха-ха, читаем книгу, ха-ха-ха. Возле нас спит Эли. На заднем плане композиции Мили объясняет Косте и Нико, как правильно целовать деревья.

В воздухе разлито счастье, танцует свет с тенями и медленно переливаются драгоценной россыпью совершенные оттенки августа: золото, малахит, изумруды и уваровиты.

Advertisements