30 и 3

ТРИДЦАТЬ ЛЕТ НАЗАД МЫ прилетели в Германию на таком чуде аэродинамической авиатехники, что не снилось и братьям Райт. Чудо аэродинамической авиатехники всю дорогу кряхтело, пыхтело, скрипело и кренилось то на одно крыло, то на другое, теряя запчасти, предметы багажа и пассажиров. Мы с братом дрались за право сидеть „возле окна“. Родители тряслись и молились. Папино лицо приятно оттеняла зеленью пластмассовая шторка иллюминатора.

На таможне с нами сердечно попрощались: отобрали некоторое количество денег, украли некоторое количество одежды, оторвали у сумок ручки. Мы долго махали руками и плакали от умиления. У мамы от волнений случилось расстройство желудка.

В Германии нас встретили, со всех сторон подозрительно осмотрели, вручили булочку, ливерную котлету, яблоко и апельсиновый сок, загрузили в автобус и привезли на территорию бывшей американской казармы. Казарма плавно переходила в дремучий лес. В нашей комнате на двухъярусных кроватях проживало шестнадцать человек. „Господи, — простонала мама, — собирай детей, поехали обратно“. Мама не знала, что в нескольких метрах от нас в другом здании в одной комнате на двухъярусных кроватях проживало больше двухсот человек. От усталости мы заснули, не раздеваясь, втроем на одном ярусе. Что в это время делал папа, нам неизвестно.

До сентября мы исколесили всю Западную Германию, адаптировались к лагерям и приобрели еще одну сумку. В сентябре нас забрала к себе в Майнц мамина тетя. Так мы поселились в старом особняке с сиренью под окнами.

***
Три года назад мы прилетели в Шотландию. На меня надели платье из шелкового сатина, декорированное кружевами и расшитое жемчугом. Платье шила моя мама. В Шотландию меня заманил Майк обещаниями любви и голых шотландских воинов. Обманул. Шотландские воины пришли на венчальную церемонию в юбках. Под венцом мы стояли вчетвером.

И жили долго и счастливо; нектар агавы — виски пили, по усам текло, да в рот не попало. Тут и сказочке конец, а кто слушал — тому бейгл со сливочным сыром и лососем.

Advertisements