לירידים

ПРИЕХАЛ МИШКА, И Я видела,

・как по двору, не касаясь лапами земли, неслись два цербера,
・как распахнулись синие эльфийские глаза и засияли счастьем лукавые рожицы,
・как упал от волнения на спину и подставил мягкое брюшко для ласки рыжий разгильдяй Фриц,
・как даже Китти незаметно припудрила пуховкой носик и надела на федюшат нарядные штанишки.

Приехал Мишка, и я скромно протянула руку, присела в реверансе, прошелестела: „Mein Herr! Ich grüße Sie“, — и направилась в гостиную. Догнал. Взял в плен. Зацеловал, замиловал, заобнимал до беспамятства.

***
Приехал Мишка, привез в подарок лириды, прозрачный воздух, бархатистую ночь, поцелуи, шепот, объятия и нежность: весеннюю неторопливую нежность — золотую, обволакивающую, текучую как липовый мед.

Подумал, что этого мало и вытряхнул из рукава розовой рубахи ирреальный рассвет: мечтательный небосвод, залитый чернилами цвета тенаровой сини и горные вершины, запорошенные снегом. Какие горные вершины? Здесь отродясь не было гор! И всё же, и все же, — на горизонте, там, где обычно неистовствуют боги багрянца и пурпура, четко вырисовывались белоснежные горные вершины. Это, должно быть, тот самый редчайший природный феномен: мираж в метрополии прозаичности.

Или мы сошли с ума, умерли и воскресли по ту сторону реальности.

Мишка, ich liebe, liebe, liebe, liebe Dich! Ich bin die glücklichste Frau auf Erden. Weißt Du das?

Advertisements