Про семейство млекопитающих отряда хрустящих

ПОКА МАЙК СОБИРАЛСЯ, СОБАКИ умылись, причесались, надели кеды и прыгали возле входной двери, как коньки-горбунки. Для наших собак нет ничего прекраснее облигаторного 20-километрового забега. В глубине души наши собаки не сторожевые овчарки, а сибирские ездовые хаски. На наших собаках любят прокатиться с ветерком синеглазые эльфы и коты.

Екоторина Змеевна предпочитает сон на собаке сну на диване. Она долго и с удовольствием взбивает теплую Найду, поет колыбельные песни, прыгает по спине, закрывает лапами глаза и чешет за ушами. Алчный Федор Иннокентьевич никак не может определиться, кому отдать свое предпочтение. Он закидывает голову на Найду и вытягивает задние лапы на Ориона, изображая таким образом знаменитые Золотые Ворота.

Синеглазая эльфа Эден наслаждается обществом добродушного Федора Иннокентьевича и поэтому с удовольствием дополняет концептуальную инсталляцию Золотых Ворот инсталляцией легендарных Висячих садов Семирамиды.

Близнецы спят в обнимку с собаками. Иногда головой к голове, иногда головой к лапам, иногда головой к мягким животам.

Сложные механизмы возникновения перпендикулярных и параллельных котоэльфийских миров не подчиняются законам логики.

***
Летом Ориону нравилось пробежать несколько километров, упасть на спину, задрать лапы в небо и требовательно заявить: „Ну, все! Я устал. Неси меня домой“. Майк не сетовал на судьбу. Он один раз принес Ориона домой, второй раз принес Ориона домой, упал на спину, задрал лапы… не то… и решил, что настало время для обязательной военной подготовки. Орион изучил историю американских сухопутных войск, прочитал знаменитые военные трактаты и закалил силу воли. Бегать с ним стало веселее.

***
Во время бега Майк задумался. Когда Майк задумывается, его душа покидает тело и занимается важными астральными делами. По возвращении души в тело Майк тщетно пытается определить место своего нахождения, часовой марафон плавно переходит в полуторачасовой марафон.

Синдром временного душевного забвения мне отлично знаком; я советую Майку прислушаться к разговорам случайных прохожих: „Майк, если ты вдруг увлекся и никак не можешь понять, куда тебя занесло, обратись к прохожим. Польская, датская, французская или итальянская речь – явный индикатор непреднамеренного нарушения границ соседских государств. Развернись и беги обратно. Если сомневаешься, спроси у Найды. Найда все знает“.

***
Полуторачасовой марафон заканчивается водными процедурами. Майк моет собак. Эльфы моют Майка. Федор Иннокентьевич сидит на ванне и предается презрительному созерцанию. Вчера Майк неудачно повернулся и свалил Федора Иннокентьевича в ванну. Мокрого, мрачного Федора Иннокентьевича ловили всей семьей. Сбили тапкой с потолка, затащили в ванную, потерли мочалкой шею и розовые пяточки, теперь предвкушаем радости воздаяния.

***
Большинство собак относится к отряду хищных. Найда и Орион относятся к отряду хрустящих. Не корми собак мраморной говядиной, дай похрустеть кислым яблочком, паприкой, морковкой и огурчиком. Найда уважает квашеную капусту. Орион хлебает на досуге томатный сок. Глядя на собак, Федор Иннокентьевич томно грызет салатный лист.

***
Хрустят собаки → хрустят коты → хрустят подростки → хрустим мы с Майком → хрустят эльфы. Круговорот хруста в квартире.

***
Conclusion: От Найды и Ориона одна польза. Пока все хрустят, хрумкают, хрупают, хряпают и трескают, я пойду в детский сад за синеглазой эльфой.

Advertisements