Über glückselige Geister

МАРТ ВСТРЕЧАЕТ АПРЕЛЬ ЛЮТЫМ ветром и снегопадом. Из теплых стран в свои гнездовья возвращаются ремесленники. Я томно волнуюсь и ожидаю. Завтра — о, как сладостно томление, о, как упоительно ожидание! — к нам прилетят ремесленники менять счетчики воды.

***
Котята Котя и Федя сидят на подоконнике и медитируют на снежинки. Зыбкие снежинки похожи размером и формой на котенка Котю, поэтому котенок Федя улыбается и жмурится от удовольствия: pure happiness and excitement.

Котенок Федя — безнадежный романтик. Котенок Котя — злобный забияка.

***
Возле другого окна, подперев розовые щеки и многозначительно вздыхая, сидели Костенька и Коленька. Найда и Орион поняли намек, одели близнецов, обули моего брата и повели детишек гулять.

***
Эльфийская песня du jour: ‚Froh zu sein bedarf es wenig und wer froh ist, ist ein König‘. Danke, Richard! Vielen herzlichen Dank.

***
Во время пасхальных каникул прекрасный рыжик Энни работает в сфере туризма: показывает отцу местные детские площадки и рассказывает связанные с ними страшные истории.

„Berlin Horror Tour“ — идеальное времяпровождение. Предлагаются экскурсии на английском, немецком, русском и иврите. Услуги экскурсовода оплачиваются посредством piggyback rides.

***
Маленький мальчик Генри ушел полвосьмого к Паскалю. — Что, сейчас прямо к восьми утра в гости ходят? — заинтересовался отец. — Dad, I’m not going to honor your question with an answer, — вежливо ответил воспитанный сын и скрылся в известном направлении.

***
Большой мальчик Майки украсил капот моего броненосца обещанными непристойностями, завуалированными в суровую романтику шотландского языка. „Do I even want to know, что там написано?“ — заинтересовался брат. — „Nein, wirklich nicht“, — интеллигентно запунцовела ланитами деликатная сестра.

По моему, снег шел только для Майка. Позвонила, намеревалась сказать: „Майкл, ты — дурак!“, губы сложились в предательское „Мишка, я тебя люблю!“. У Мишки подозрительно заблестели глаза.

***
Из постыдного: Майк тащил меня на руках по лестнице, а я пыхтела, сопела и кряхтела, как древняя старуха: до чего же тяжела работа — прижиматься пузом к мужу. Наверное это аморально, скандально и асоциально, но я устала быть беременной.

***
Маленький эльф вот уже минут пятнадцать подвергает меня домашнему насилию: лупит по ребрам, протягивает через стенку живота ручку и пытается выразить свою симпатию рукопожатием. Видимо готовится к побегу. И я его понимаю. Вокруг кипит жизнь, раздаются голоса, загорается свет, а он заперт в тесной комнатушке, в которой после сна и сладко потянуться-то не получается. Какая жизнь без сладких потягушечек? Сладкие потягушечки — элементарное право эльфа.

***
Деминутив сведет нас с ума. От всех этих потягушечек, обнимашечек, целовашечек, животиков, глазок, носиков, ротиков, щечек, ручек, ножек, сыночков и дочечек кружится голова и колет сердце у неприличных серьезных дядек.

На днях я даже застала брата в компрометирующей ситуации: „А где моя кошечка? А где моя кошечка? А вот моя кошечка. А вот моя золотая. Ты спи, спи, не ругайся, я тебя сейчас покрывалом укрою“, — слащаво лепетал дискредитированный двухметровый субъект весом в центнер. Хотела оборжать, получилось умилиться. Так рушатся легенды о tough guys made of iron.

***
В сутках мало часов, но много счастья, счастья, счастья…

Über den besten Bruder ever

  1. THE LORD IS MY shepherd. My brother is my twin. На шесть лет старше, на сорок один сантиметр выше, в два раза тяжелее.
  2. Мой брат единственный истинный католик в семье.
  3. Мой брат сочетался церковным браком.
  4. Мой брат отец сына и дочки.
  5. Дети моего брата называют его „Sir, yes, sir!“ и „папочка„.
  6. My brother knows what it is like to have an extremely high IQ.
  7. Мой брат помышлял о карьере военного летчика.
  8. Мой брат учился в Гейдельберге и Бостоне.
  9. Мой брат хирург.
  10. Моему брату не было 40 лет, когда ему присвоили высшую академическую квалификацию.
  11. Мой брат офицер, обладающий солидной военной подготовкой.
  12. Мой брат работал в зонах вооруженного конфликта.
  13. Мой брат удостоен двух военных наград и научной премии.
  14. В 2009 году мой брат спас мне жизнь.
  15. При каждой удобной возможности моя мама непременно комментирует выбор профессии своего сына: „Да лучше бы ты дворником работать пошел. Не для того мы вывозили вас из ... Таджикистанов и Казахстанов, чтобы вас убили в ... Афганистанах и Ираках“.
  16. Со своим сыном у моей мамы сложились непростые отношения.
  17. Мой брат состоит в Немецком обществе хирургии и Немецком обществе военной медицины.
  18. Работы моего брата публиковались в престижных научных журналах.
  19. Моему брату присущи душевная порядочность и сильно развитое чувство справедливости.
  20. Мой брат – последний идеалист.
  21. Мой брат владеет немецким, русским, английским и итальянским языками.
  22. Если того требуют обстоятельства, мой брат в состоянии сформулировать грамотный ответ на такие философские вопросы как „?מה שלומך“, „Қалыңыз қалай?“, „Корҳоятон чӣ хел?“.
  23. Имя моего брата переводится с древневерхненемецкого диалекта как могучий/смелый/богатый вождь.
  24. У моего брата голубые глаза.
  25. У моего брата очень красивые руки.
  26. Мой брат носит обувь 47-го размера.
  27. Из-за моего брата по сей день теряют головы роскошные женщины.
  28. Напрасно теряют. Мой брат однолюб.
  29. Мой брат не курит и не употребляет алкоголь.
  30. Мои племянники воспитаны в лучших военных традициях и духе христианской добродетели: Aufrichtigkeit, Treue, Bescheidenheit, Gerechtigkeitssinn, Disziplin, Zurückhaltung.
  31. Любимое нецензурное выражение моего брата „Бл… едный лик луны“.
  32. Своим детям мой брат дал два совета: „Henry, weniger wichsen, mehr lesen. Lesen erhellt den Geist“ и „Du kannst nicht Menschen wie Toilettenpapier benutzen und dann Respekt von ihnen erwarten“.
  33. Когда-нибудь мы с братом зачитаем роман Ремарка „Черный обелиск“ до дыр.
  34. В 2010 году мы с братом прошли пешком паломническую Дорогу звезд. 800 км.
  35. Когда мне было 12 лет, наш кузен решил, что пришло время изучить мою анатомию. Жалобы маме не принесли ожидаемого результата: „Что ты болтаешь?“ Моему брату понадобился один удар, чтобы разбить отморозку лицо в кровь. „Твой сын — зверь, Регина!“ — резюмировала мамина сестра.
  36. Чуть позже мой брат объяснил нашим сестрам, что если они не прекратят учинять надо мной физическое и эмоциональное насилие, то он может легко забыться.
  37. Благодаря моему брату, мы с Майком вновь обрели друг друга.
  38. В 2012 году мой брат вел меня под венец.
  39. Мой брат крестный отец моих детей.
  40. Дочь моего брата зовут Анна-Линда Виктория „Анналин“.
  41. Моего младшего сына будут звать Рихардом.
  42. Я очень люблю своего брата.
  43. 20 марта моему брату исполнилось сорок три года.

***
Вчера мы втроем были в театре. Это рецензия на прекрасный спектакль о конфликте матери и дочери, просто я немного увлеклась.

Ein Schokolädchen mit Erdbeerchen

Mein Blümchen, mein Herzchen, mein Täubchen,
kaufst Du mir ein Schokolädchen?
Ein kleines, ein winziges.
Vielleicht mit Erdbeerchen.
Bitte, bitte.
Bitte, bitte.

Мой цветочек, мой голубок, мое сердечко,
купи мне шоколадочку.
Маленькую, крохотную.
Может быть — с клубничкой.
Ну, прошу тебя.
Ну, прошу тебя.
***
СИНЕГЛАЗАЯ ЭЛЬФА ЭДЕН ОТКРЫЛА для себя деминутивную лирику как метод манипуляции родителей. Хлопает густыми ресницами, распахивает громадные васильковые глаза, складывает губки бантиком, прижимает ручки к груди — и щебечет, щебечет, щебечет. Папа падает в обморок. Мама хрюкает от умиления.

Синеглазая эльфа кушает шоколадочку с персичком и мечтательно вздыхает: „Вку-у-у-у-сно“.

Типичный эльфийский вечер

НАЙДА И ОРИОН ВЫВЕЛИ синеглазых эльфов на прогулку. „Не надо. Я сам!“ — оскорбленно возмутились близнецы, пнули колеса детской коляски и вышли на крыльцо. Я обрадовалась: далеко эльфы пешком не уйдут. Без учета коэффициента упрямства синеглазого эльфа моя радость была опрометчивой. Эльфы гуляли ровно час. Искали лужи.

Лужи в нашем районе являются предметом роскоши. После неудачной охоты на лужи эльфы пребывали в состоянии экзистенциального разочарования и только предвкушение радостей водных процедур поддерживало в эльфах высокий боевой дух.

***
Нам достались водоплавающие эльфы. Наши эльфы плавали бы не два, а семь раз в неделю. Если бы мама позволила, эльфы жили, спали, ели и играли бы в ванне. Но мама коварна, ловит эльфов неводом и тянет к берегу. Пока мама неводит, эльфы успевают сполоснуть голову и намылить уши папе. Папины уши еще никогда не сверкали такой безукоризненной, целомудренной чистотой.

***
Водоплавающие эльфы ужинают омлетом с помидорами, веганскими котлетами, творогом с яблочно-клубничным соусом и банановым шейком. Собаки в обиде не остаются.

***
Мама устраняет последствия эльфийского ужина. Папа рассказывает эльфам сказку. Минут через двадцать все мирно сопят. Эден удобно устроилась на папиной груди, беременная Котя пригрелась возле бока, Феденька расположился венцом над головой, близнецы заняли свободную половину кровати. Орион спит в корзинке. Найда медитирует возле окна.

***
В гостиной меня поджидают легендарный племянник и любимый диван… не то… любимый племянник и легендарный диван. Племянник рассказывает сказки про ужасы подростковой жизни, я засыпаю.

Но вот что странно: одной на диване не так сладко спится.

Thar na sìorruidheachd

После непродолжительной шестимесячной осени наступила меланхоличная осенняя пора. Летят утки. И два гуся.

Костенька и Коленька обучают собак Эльфийскому кодексу чести: „We will not lie, cheat, steal, or tolerate those who do“. Собаки дожевывают украденный пирожок с капустой, кротко улыбаются и составляют конспекты. Собачьи лица осияны ангельским смирением.

Синеглазая эльфа Эден выводит на обоях затейливыми эльфийскими рунами семейный девиз Duty, Honor, Mummy, регулярно нейтрализует Феденьку и объясняет Котеньке разницу между front headlock и side choke. Котенька тренируется на Феденьке. Феденька предается философским размышлениям, ест, молится и любит.

Детсадовские соратники синеглазой эльфы не все владеют английским языком, но все единодушно откликаются на команду „Fists up, elbows in, chin down“.

Я. Не. Знаю. Кто. Моих. Шотландских. Бабочек. Всем. Этим. Безобразиям. Учит.

***
У Майка все хорошо. Майк влюблен. Майк постоянно вскакивает во сне, потому что ему кажется, что плачет ребенок.

***
На деревьях чирикают первые птицы, под кустами горланят беспутные коты. На улице рано светает, горит небо: Аврора и Гелиос буянят, а нам не спится.

***
Растет авокадо. Три новых побега. Одиннадцать бархатистых листиков. Растут два лимона. Растут тридцать настурций в одном цветочном горшке.

***
Когда мне кажется, что я не могу любить сильнее или быть счастливее, когда я пытаюсь дать новое определение нежности, Майк дарит мне цветущий лук с таким видом, как будто он только что нашел Голубой цветок. His kisses taste like sweet red apples.

Как разоблачить архангела, коня и кошку

— МИША, МИ-И-И-И-И-ША… МИШКА! НУ что ты молчишь?
— Делаю вид, что уснул…
— Миша, ты меня любишь?
— Не сказать, что люблю. Но, но – ты мне очень нравишься.
— Дурак ты, Миша.
— После оскорблений ты мне нравишься значительно меньше.
— Я сегодня была на детской площадке…
— … и меньше.
— Так вот, послушай, что я тебе скажу… и не надо закатывать глаза… все трехлетние дети читают, пишут, рисуют, вышивают крестиком, складывают оригами, составляют икебану, сочиняют оперы, отличают маньеризм от барокко, непринужденно танцуют вальс и умело пользуются вилками для улиток эскарго.
— … и меньше.
— Твои дети читают только картинки, портят обои, горланят пиратские песни, бегают с котами по потолку и скачут на собаках. А какие у них застольные манеры? Да никаких. Никто кроме твоих детей не ест руками, чешет голову ногами, выбирает самые лакомые кусочки, а остатки выбрасывает под стол.
— Почему же никто? Я так ем.
— Это не повод для гордости.
— Еще какой повод. Таковы особенности шотландской культуры застолья. Ты, как этнолог, должна осознавать the importance of cultural influences на развитие детской психики и становление личности. Еще со времен Ферхарда Длинного…
— Достаточно! Не надо врать и рассказывать истории про голых шотландских воинов, которые играли на досуге головами пораженных врагов.
— Зря ты меня перебиваешь. Беседа только начинает становиться интересной. Они не только играли головами пораженных врагов, но и…
— … завершали все игры бесчинствами и оргиями.
— Да, это естественный подход к решению проблемы, если ты являешься приверженцем натурального образа жизни в условиях сурового горного климата. Как только шотландцы начали носить килты, так сразу страна полетела в тартарары…
— Хватит придуриваться. Я с тобой серьезно разговариваю.
— … и меньше.
— Может стоит начать систематическое лингвистическое обучение?
— Какое, какое обучение?
— Профессиональное билингвальное обучение.
— … и меньше.
— Все дети посещают уроки языка.
— Не у всех детей родители владеют хотя бы одним языком. Поверь мне на слово, мы прекрасно обойдемся без университетских курсов в детских садах и лучше попрыгаем по потолку. Тебе хочется, ты и обучай себя систематически, периодически, антропоморфологически — как угодно. Моих детей оставь в покое. Давай я тебе лучше про шотландских воинов расскажу…
— … а я запишу.
— Ну уж нет, шотландский фольклор — весьма эмоциональный вид народного творчества. Твои руки будут заняты. Запишешь завтра.

***
Порой мне кажется, что в нашей квартире обитают девять эльфов. Три моих, три Мишкиных, три совместных. Я регулярно пересчитываю лохматые эльфийские головки. Головок каждый раз оказывается четыре. Возле синеглазых эльфов постоянно околачивается вислоухая кошка.

***
Вислоухая кошка воображает, что она стройная длинноногая пантера. Вислоухая кошка летает по квартире и ловит невидимых насекомых. Вислоухая кошка смахивает на круглый бочонок с короткими ножками. Рыжий толстяк Фриц относится к прихотям беременной супруги с пониманием. Он прячется от нее на самую высокую площадку кошачьего дерева. Беременная супруга лезет за рыжим толстяком и злобно машет лапами. Намахавшись вволю лапами, котонесса начинает верещать. Майк снимает котонессу с дерева. Котонесса обзывается и уходит под диван. Наверняка лапоблудничать.

***
Во дворе сидят Найда и Орион. Вокруг Ориона носится Минка со скоростью элементарных частиц в андронном коллайдере. Как все рыжики, Минка неотразима: у нее карие глаза-бусинки, ехидный прищуренный взгляд и пышные усы. Зеленый свитерок выгодно подчеркивает трогательную кургузость девичьей попы. Минка страстно влюблена в Ориона. Орион весит в десять раз больше Минки. Орион внимательно смотрит на пылкую поклонницу, затем обращается к Найде:

— Найда, что это?
— (зевая) Не знаю. Наверное крыса или белка.
— А как хорошо бегает.
— Да, не плохо. Говорят, они вкусные…

Минка обижается, растерянно смотрит на Ориона, показывает ему язык и убегает за угол к хозяйке.

***
Ночные разговоры о воспитательных методах не проходят мимо Майка бесследно. Пока эльфы плавают в ванне, Майк обучает их балладе о Брайане.

МАЙК (намыливая эльфе голову). Брайан Майкла был…
ЭДЕН (хватая Майка за руки). Папа, не так. Не мыль лоб. Я буду орать.
МАЙК. Чего орать-то? Шампунь совсем не щиплет глазки.
ЭДЕН. А я всеравно буду орать.
МАЙК. Не надо орать, ты же старшая сестренка. Лучше расскажи стих. Брайан Майкла был…
ЭДЕН. Брайан Майкла был быстрым. Как гуси. Гуси весной летят домой. Кричат. Вечером кричали.
МАЙК. Как весенняя ласточка. Брайан Майкла был быстрым…
КОСТЯ. Как ветер в луне.
МАЙК. Как штурм в сиянии мартовской луны. Брайан Майкла был быстрым…
НИКО. Как грохот грома?
МАЙК. Как грохот грома. И как грозовая молния. Брайан Майкла был…
ЭДЕН. Я знаю, я знаю. (Гордо надувшись). Брайан Майкла был белым…
МАЙК. Брайан Майкла был белым, как…
НИКО (выкидывая мочалку на пол). Как снежинки.
МАЙК (закидывая мочалку в ванну). Как снег на горных вершинах. Брайан Майкла был…
ЭДЕН. Белым, как пузырьки.
МАЙК. Как морская пена. Каким еще был Брайан?
КОСТЯ. Белым, как одуванчик?
НИКО. Белым, как подушка?
КОСТЯ. Белым, как облако?
ЭДЕН. Белым, как Китти! Китти — конь.
МАЙК. Нет, Китти — кошка.
ЭДЕН. Нет, конь. Китти — Брайан.
МАЙК. Нет, Китти — кошка, а Брайан — конь. Китти — Китти, а Брайан — Брайан.
ЭДЕН. Нет, папа, ты не знаешь. Китти — конь, а Брайан — кошка, а ты — ангел.
ЛИНН. И никто не поспорит!

Майкл — архангел Михаил. Брайан — кот конь архангела Михаила. У еврейского архангела Михаила был ирландский конь Брайан. Конь Брайан был на самом деле кошкой Китти. Спросите у любого шотландца. Шотландец не даст соврать.

Весенняя распродажa

Я хотела прикоснуться к вечности
я тайком целовала твое дыхание
я продала тебе душу за бесценок

за любовь, за поцелуи, за объятия
за легкий взмах крыльев бабочки

Discuss in Class

УЧИЛИ С МАЛЕНЬКИМ МАЛЬЧИКОМ Генри стихотворение Роджера Макгоу, разбирали antithetical structure of the poem: контраст между нравится и не нравится, дискутировали на тему «Scenes of extreme violence and cruelty on TV», делали заметки in a telegraphic style, искали ответы на вопросы

・Как ты реагируешь на чрезмерное насилие и жестокость?
・Почему людям нравятся агрессивные жанры фильма?
・Что для тебя хорошо, а что плохо?

Замечательный у нас мальчик. Да, в случае крайней необходимости он даст недоброжелателю в рожу, но при этом с непринужденной легкостью сформулирует лингво-аргументативное обоснование своего неподобающего поведения.

Cinema Poem

I like it when
They get shot in the head
And there’s blood on the pillow
And blood on the bed

And it’s good when
They get stabbed in the eye
And they scream and they take
A long time to die

And all spurts out
All over the floor
And the audience shrivers
And shouts for more

But I don’t like it when they kiss.
Кинематографическая поэма

Мне нравится когда
Им стреляют в голову
И кровь на подушке
И кровь на постели

И это хорошо когда
Им вонзают в глаз нож
И они кричат и не умирают
как можно дольше.

И по всему полу
Разливается кровь
И публика трясется
И требует добавки

Но мне не нравится когда они целуются.

Правда. Твари какие. Це-лу-ют-ся. Гады недобитые. Постыдились бы! Дети вокруг…

Про семейство млекопитающих отряда хрустящих

ПОКА МАЙК СОБИРАЛСЯ, СОБАКИ умылись, причесались, надели кеды и прыгали возле входной двери, как коньки-горбунки. Для наших собак нет ничего прекраснее облигаторного 20-километрового забега. В глубине души наши собаки не сторожевые овчарки, а сибирские ездовые хаски. На наших собаках любят прокатиться с ветерком синеглазые эльфы и коты.

Екоторина Змеевна предпочитает сон на собаке сну на диване. Она долго и с удовольствием взбивает теплую Найду, поет колыбельные песни, прыгает по спине, закрывает лапами глаза и чешет за ушами. Алчный Федор Иннокентьевич никак не может определиться, кому отдать свое предпочтение. Он закидывает голову на Найду и вытягивает задние лапы на Ориона, изображая таким образом знаменитые Золотые Ворота.

Синеглазая эльфа Эден наслаждается обществом добродушного Федора Иннокентьевича и поэтому с удовольствием дополняет концептуальную инсталляцию Золотых Ворот инсталляцией легендарных Висячих садов Семирамиды.

Близнецы спят в обнимку с собаками. Иногда головой к голове, иногда головой к лапам, иногда головой к мягким животам.

Сложные механизмы возникновения перпендикулярных и параллельных котоэльфийских миров не подчиняются законам логики.

***
Летом Ориону нравилось пробежать несколько километров, упасть на спину, задрать лапы в небо и требовательно заявить: „Ну, все! Я устал. Неси меня домой“. Майк не сетовал на судьбу. Он один раз принес Ориона домой, второй раз принес Ориона домой, упал на спину, задрал лапы… не то… и решил, что настало время для обязательной военной подготовки. Орион изучил историю американских сухопутных войск, прочитал знаменитые военные трактаты и закалил силу воли. Бегать с ним стало веселее.

***
Во время бега Майк задумался. Когда Майк задумывается, его душа покидает тело и занимается важными астральными делами. По возвращении души в тело Майк тщетно пытается определить место своего нахождения, часовой марафон плавно переходит в полуторачасовой марафон.

Синдром временного душевного забвения мне отлично знаком; я советую Майку прислушаться к разговорам случайных прохожих: „Майк, если ты вдруг увлекся и никак не можешь понять, куда тебя занесло, обратись к прохожим. Польская, датская, французская или итальянская речь – явный индикатор непреднамеренного нарушения границ соседских государств. Развернись и беги обратно. Если сомневаешься, спроси у Найды. Найда все знает“.

***
Полуторачасовой марафон заканчивается водными процедурами. Майк моет собак. Эльфы моют Майка. Федор Иннокентьевич сидит на ванне и предается презрительному созерцанию. Вчера Майк неудачно повернулся и свалил Федора Иннокентьевича в ванну. Мокрого, мрачного Федора Иннокентьевича ловили всей семьей. Сбили тапкой с потолка, затащили в ванную, потерли мочалкой шею и розовые пяточки, теперь предвкушаем радости воздаяния.

***
Большинство собак относится к отряду хищных. Найда и Орион относятся к отряду хрустящих. Не корми собак мраморной говядиной, дай похрустеть кислым яблочком, паприкой, морковкой и огурчиком. Найда уважает квашеную капусту. Орион хлебает на досуге томатный сок. Глядя на собак, Федор Иннокентьевич томно грызет салатный лист.

***
Хрустят собаки → хрустят коты → хрустят подростки → хрустим мы с Майком → хрустят эльфы. Круговорот хруста в квартире.

***
Conclusion: От Найды и Ориона одна польза. Пока все хрустят, хрумкают, хрупают, хряпают и трескают, я пойду в детский сад за синеглазой эльфой.

Васильковый луг

С неба капают звезды
на мой живот.
От твоих поцелуев
становятся звезды цветами.
Раскрываются хрупкие чаши венчиков
и являют тебе свои бирюзовые души.

Когда гром затихнет,
когда ты забудешься сном,
я превращусь в луг васильковый.

Ты – дурочка, Φιλύρα!

— Как ты можешь меня любить? Я слабая, уставшая, безвольная и малодушная. Ни. На. Что. Не. Годная.
— Ты – дурочка, Φιλύρα! Не считая этого, ты самая лучшая жена во всевозможных мирах. Никакая ты не слабая, не безвольная, не малодушная. Ты немного уставшая. Любить тебя легко. Если хочешь, ты – моя кариатида.
— Окаменевшая проститутка?
— Не окаменевшая проститутка. Каменная богиня. Не неси ахинею. Ты – моя Эврибия, моя нимфа и моя гиада, повелительница моей водной стихии. Ты оберегаешь мой галеон от крутых скал, опасных рифов и штормовых ветров. Без тебя я ухожу на дно.
— На дне спокойно и тихо.
— На дне – безысходность и смерть. Я бы не мог тебя любить, если бы ты не была солнцем. Когда ты рядом, ты заполняешь мою душу теплом и светом. Когда нас разделяет расстояние, ты – моя армиллярная сфера, моя астролябия, моя Полярная звезда. Для тебя бьется мое сердце. Вокруг тебя вьются все мои мысли. К тебе ведут все мои тропинки. Благодаря тебе, моя капризная Ариадна, я каждый раз нахожу выход из лабиринта отчаяния в жизнь. Из-за любви к тебе я верю в Рай и в Бога. Я люблю тебя, Φιλύρα! Пожалуйста, не плачь, время пол третьего.
— Я не плачу. Мне бесконечно грустно.
— Снимай ночную рубашку. Я покажу тебе дорогу к звездам.
— Идиот.
— Я слышу, что ты тихо улыбаешься…
— А ты мне очень сильно нравишься…

Инструкция любящей зайчихе

ПРОХОДЯ МИМО ОСОБНЯКА ТРИ Плютли, Цли Польти услышала громкую ругань и звуки подозрительной потасовки. Такие звуки обычно издают тяжелые предметы, вступившие в интимный контакт с непоседливыми головами неверных мужей. Так звучат миксеры, кухонные комбайны, кастрюли, разделочные доски и лопаты.

Цли Польти не спеша направилась по тропинке, полюбовалась яркими гиацинтами, коснулась рукой ветвей молодой ивы, вдохнула свежий воздух и робко постучалась.

Три Плютли открыла дверь. В руке она держала чугунную сковороду. Ее волосы были растрепаны, а лифчик съехал набок. Цли Польти испуганно попятилась.

— Да ты заходи, — хмуро произнесла Три Плютли, — заходи, не стесняйся. Посмотри на этого героя.

Под столом сидел Янь Викли, провинившийся муж Три Плютли. Круглое лицо Янь Викли украшали исполинская шишка на лбу и синяк под глазом.

— Под утро пришел… жених толстопузый. С кем ты шлялся, скотина лопоухая?

Янь Викли всхлипнул:

— Ну, прости меня. Ну, прости меня, Три Плютли. Я не виноват. Я не хотел. Я был пьян. Она меня соблазнила. Она во всем виновата, эта дрянь, эта шлюха. Она налила мне шампанского, она угостила меня клубникой. У нее волнующая грудь, карие глаза и пухлые губы. Я забылся. Я тебя люблю. Я слабый мужчина. У нас с тобой два дня не было секса. Я измучился. Я исстрадался. У меня есть потребности. Я больше не мог так жить. Она меня обняла, она жадно впилась в мои губы. Я вырывался, поверь мне, вырывался. Минуты две вырывался. Потом закурил и уснул. Потом опять вырывался. Поступал и возвращался. Поступал и возвращался. А она не выпускала. И так три раза. А потом я подскользнулся и упал. Поступал и возвращался. Поступал и возвращался. И к богу взывал. И стонал, и хрипел, и срывался на крик. Я – жертва. Я ни в чем не виноват. Поверь мне. Я не могу без тебя жить. Она мне безразлична. Эта ночь не имеет для меня никакого значения. Я тебя люблю. Ну, прости меня.

Три Плютли приладилась, размахнулась и еще раз стукнула Янь Викли по голове сковородой. Янь Викли взвизгнул и забился в дальний угол.

Цли Польти покраснела и незаметно покинула сцену семейных разборок.

Она пришла домой, взяла на кухне скалку, зашла в рабочий кабинет и стукнула по голове Утли Пушти, который разрабатывал новую компьютерную игру. — За что? — обиженно взвыл Утли Пушти. — Сам знаешь за что, изменник мерзкий! — злобно топнула ногой в красной туфельке Цли Польти. – Профилактика! Утли Пушти раззявил от обиды рот.

В спальной комнате Цли Польти разделась, плюхнулась на стул и взяла красную гелевую ручку. Полчаса спустя она залезла в ящик стола, нашла электроизоляционную ленту и приклеила под репродукцию картины Гюстава Курбе Происхождение мира испещренный неровным почерком тетрадный лист:

Инструкция любящей зайчихе

  1. Зайчиха — не личность. Зайчиха без зайца — ничто. Зайчиха без зайца теряет право на существование и становится гротескностью.
  2. Зайчиха — всегда и везде — должна помнить, что была создана исключительно для того, чтобы сделать жизнь зайца простой и приятной.
  3. Зайчиха — в любое время суток, в любом месте — должна быть готовой по первому приказу раздвинуть ноги, деликатно распластаться на подручных средствах, перевернуться на живот, опуститься на колени.
  4. Зайчиха — с благодарностью и наслаждением — должна стирать зайцу носки, которые он заботливо приставил к стиральной машины в ванной комнате или бросил для озонирования воздуха под кровать.
  5. Зайчиха должна готовить зайцу сбалансированную еду с оптимальным количеством белков, жиров и углеводов.

    Сбалансированное питание поддержит в зайце бодрость. Заяц сможет полностью посвятить себя трем секундам прелюдии, залезть на зайчиху, слезть с зайчихи, поблагодарить за предоставленные отверстия, отвернуться и довольно захрапеть.

  6. Зайчиха должна быть предельно вежливой и обходительной. Если зайчиха по приходе домой застала зайцa на лучшей подруге, зайчиха на должна орать на весь дом. Зайчихе стоит соблюсти правила этикета, как то: подержать свечу, включить располагающую музыку, помочь любовной паре испытать максимум удовольствия, угостить свежим кофе и пончиками с абрикосовым вареньем.
  7. Зайчиха должна приветливо встречать трусы зайца.

Эти элементарные правила помогут зайчихе сохранить здоровый климат в семье и обеспечат долголетие, умиротворение и счастливые, доверительные отношения.

Про душевный авитаминоз

САМЫЙ КРАСИВЫЙ, САМЫЙ СИЛЬНЫЙ, самый умный, безупречный, ласковый, заботливый папа не свете сказал дружелюбной эльфе: „Крошка, папа устал…“

Дружелюбная эльфа закрыла ладошками папины глаза, поцеловала нос и растерянно спросила: „Папа, я не понимаю: как так?“ После чего слезла с колен, прижалась к боку и ловко обняла правой ногой храпящего Федора Иннокентьевича.

***
— Синеглазый, пошли спать.
— Ты отнесешь меня в постель?
— Конечно. Запрыгивай на ручки. Искупаю, спинку потру, „50 оттенков серого“ на ночь почитаю.
— Не надо мне комедии на ночь читать. Почитай что-нибудь оптимистическое, жизнеутверждающее, например: Апокалипсис Иоанна или Молот ведьм.

***
У Майка обострение душевного авитаминоза. У эльфов эмоциональный стресс. У меня гормоны. Екоторина Змеевна задрала лапу до ушей и медитирует на розовую пяточку. Екоторине Змеевне всё нипочём.

В шкафу висит красивое белое платье с черными асимметричными узорами. В прихожей стоят новые туфли. Вечером я поведу Майка на принудительную деловую оргию, очарую женщин своим Живым животом и покорю мужчин Безмерной грудью. Авось и авитаминоз излечится.

26 недель

НАШЕЙ ЯБЛОЧНОЙ СЕМЕЧКЕ, НАШЕЙ хрупкой внутренней бабочке, нашему маленькому эльфу 26 недель.

Маленький эльф обитает в грохочущей атмосфере. Возле маленького эльфа с мощностью в 90 децибел стучит мамино сердце, шелестит кровь, ухают легкие. Спортивные машины достигают уровня шума порядка 90 дБ. При росте более 24 см маленький эльф весит чуть меньше килограмма. Маленький эльф начал открывать глаза и реагировать на свет ускорением сердечного ритма. И если раньше его движения напоминали невесомые взмахи крыла бабочки, то сейчас их ощущает эльфийский папа. Эльфийский папа взволнованно вздрагивает, бормочет: „Оh my God! Оh my God! Oh my God!“ — и переезжает на ПМЖ под мамину футболку.

Маленький эльф различает родительские голоса и любит манго. Свою симпатию он проявляет элегантными балетными па и варварскими пинками.

На правах старшей сестры синеглазая эльфа Эден научила братьев технике объятий, прикосновений и поцелуев Волшебного живота, объяснила, как правильно рассказать сказку, поделиться актуальными событиями и перешептываться с таинственной улыбкой на устах. В детском саду синеглазая эльфа Эден обнародовала пол и имя маленького эльфа.

Эльфийская мама успешно нажрала почти десять килограммов, превратившись таким образом из грациальной эльфийки в неуклюжего слоненка. У эльфийской мамы ноет спина, болят ребра и внезапно исчезли ноги. „Слушай, что ты пыхтишь, как паровоз?“ — вежливо интересуется племянник эльфийской мамы. — Может тебя отнести на второй этаж?“ — „Я тебя сейчас отнесу на второй этаж, — злобно отзывается эльфийская мама. — На пинках“. Племянник ржет и скрывается из виду, унося с собой двух эльфов.

99 days to go.

Особенности культуры досуга эльфийского народа

СИНОПТИКИ ОБЕЩАЮТ СОЛНЦЕ И двадцать градусов тепла. Синеглазый эльфийский народ встречает весну песнопениями:

ХОР (артистично жестикулируя). А в Африке реки вот такой ширины,
А в Африке горы вот такой вышины,
Ах, крокодилы, бегемоты,
Ах, обезьяны, кашалоты,
Ах, и зеленый попугай.

ЭДЕН (закинув ноги на спинку дивана). А-а-а-x, и красивый попугай.
КОСТЯ. А-а-а-x, и чудесный попугай.
НИКО. А-а-а-x, и веселый попугай.
ЭДЕН. А-а-а-x, и хороший попугай.
КОСТЯ. А-а-а-x, и добрый попугай.
НИКО. А-а-а-x, и смелый попугай.
ЭДЕН. А-а-а-x, и приятный попугай.

Самая красивая рыжая девочка на свете аккомпанирует эльфийскомому народу на гитаре.

***
После Рождества прекрасный рыжик изъявил желание научиться играть на гитаре. По данным Эльфийского Министерства музыкальной статистики и танцевального анализа в актуальный репертуар прекрасного рыжика входят такие песни, как „Мы ждем перемен“ Виктора Цоя, „Vuelve A Mi“ Карлоса Понсе, „Together“ дуэта Kin, „Ohne Dich“ группы Rammstein, ламбада, испанский бой и лезгинка. Типичный девичий репертуар.

В ходе обучения представители эльфийского народа уяснили разницу между видами гитар, научились настраивать акустическую гитару с помощью камертона, читать схемы минорных аккордов с баррэ, брать пятую струну на четвертом ладу, строить квинты, освобождаться от захвата сзади и находить уязвимые точки корпуса, ознакомились с техникой нанесения ударов и особенностями использования болевых приемов.

В недрах души Старшего Эльфа кроется сказочный мир Железного Майка, и мои попытки достичь мирного соглашения в воспитательных вопросах терпят поражение:

— Майкл, мы воспитываем хрупких эльфов, а не тренируем подразделение специального назначения.
— (невнятно) Бур-бур, бур-бур, бур-бур-бур, бур.

Старшего Эльфа переубедить сложно, поэтому в ближайшем будущем младшие эльфы без особых усилий смогут нейтрализовать опытного пехотинца.

***
Фрэнки (задумчиво). Не смотря на то, что ты — инопланетный дракон, а Майк — экстравертный аутист, у вас получились очень социальные дети. Особенно дочь.

В этот момент из-за дивана выходит Федор Иннокентьевич. За Федором Иннокентьевичем выползают два асоциальных эльфа и молча уползают в прихожую.

Фрэнки (все так же задумчиво). Куда они поползли?
Майк. Кто их знает?

Эльфы поползли смотреться в зеркало.

***
Традицию влюбленного созерцания в прихожей основал двухметровый 16-летний охламон, который настойчиво бередил душу целомудренного зеркала демонстрациями своего закаленного в силовом троеборье тела.

Энни (запуская подушкой). Идиот, пошел вон!
Генри. Анька, ты — дура! Не нравится — закрой дверь.
Майк. Генри, ты сам дурак. Прекрати злить сестру.
Эден. Не зли сестйю.
Фриц. Мря-мря.
Китти. Ш-ш-ш.

Чтобы предотвратить кровопролитие, мы с Майком присоединились к влюбленному созерцанию. В семье у нас самые красивые животы. Там, где у простых смертных мужчин находятся шесть кубиков пресса, у Майка — двенадцать: ординарный six-pack и созданный талантливой кистью эльфийский six-pack. Там, где у простых смертных женщин находятся шесть кубиков пресса, у меня — один сплошной куб с волшебным внутренним миром. Try to beat it!

***
Синеглазая эльфа Эден не растерялась и основала свою собственную традицию.

— Хочу гулять… — заявила синеглазая эльфа. — Папа, пойдем гулять.
— Золотко, девять часов, — объяснил папа. — Время спать, а не гулять.
— Хочу гулять, хочу гулять, хочу гулять, — настаивала синеглазая эльфа. — Гулять, гулять, гулять.
— Завтра, — предложил папа.
— Сегодня.
— Завтра.
— Сегодня.
— Завтра.
— Уйду.

Синеглазая эльфа слезла с папиной шеи, скрестила руки на груди и надулась; затем посмотрела по очереди на меня, на кузенов, на котов, на собак, топнула ножкой и ушла в прихожую. Из прихожей до нас долетели звуки возмущенной эльфийской толпы, состоящей из одной эльфы: — Гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять…

В то время, как мы наслаждались бесплатным концертом, Найда разволновалась, приняла на себя полномочия дипломатического представителя и привезла эльфийскую диссидентку на коврике с доставкой в гостиную. Диссидентка возмутилась, утащила коврик в прихожую и продолжила акцию эльфийского неповиновения: — Гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять…

Через пару минут Найда предприняла вторую попытку дипломатического вмешательства и притащила эльфийскую диссидентку. Диссидентка довольно взвизгнула, уволокла коврик в прихожую и возобновила бодрое скандирование: — Гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять, гулять…

Вслед за эльфийской диссиденткой в прихожую ушли близнецы.

Вместо прогулки синеглазые диссиденты курсировали полчаса на коврике из прихожей в гостиную.

Как только диссиденты уснут, устрою акцию неповиновения.

Про беременности, беременных девушек и танки

НА ПРИЕМЕ У СЕМЕЙНОГО врача Федор Иннокентьевич узнал, что станет отцом. Екоторина Змеевна покраснела, Федор Иннокентьевич разразился бранной тирадой и упал в обморок. М.Р. язвительно подытожил: „Ха-ха“, — и озарился злорадством. Озаренный злорадством М.Р. чудо, как хорош.

Синеглазые эльфы несказанно обрадовались позднему родительству кошачьей четы. Синеглазая эльфа заулыбалась новостям, которыми она поделится в детском саду с подругой Софией. Близнецы отнести Екоторину Змеевну на сохранение в корзинку. Найда не возражала, Орион хихикал.

13-го марта Федору Иннокентьевичу исполнится восемь лет.

***
Выводила Ференца и Тео в свет нарядных платьев. Боги нарядов проявляли щедрость. Глаза разбегались, рты улыбались, руки тянулись к волшебным тканям. От обилия целомудренно белых платьев для глубоко беременных девушек разрушались нейроны. От оксюморона „беременная девушка“ кипело серое вещество.

Эквивалентом глубоко беременной российской девушки является высоко беременная немецкая женщина. Немецкие девушки становятся женщинами после дефлорации. Российская девушка — это состояние души, если верить многочисленным постам в ЖЖ, написанным беременными девушками, мужьями беременных девушек, парнями беременных девушек, детьми беременных девушек, внуками беременных девушек. Ни разрушенный гимен, ни многодетность девичий статус не меняют. В некоторых российских женщинах живет вечная девственная гурия.

Перевалившие 50-летний юбилей беременные девушки с внуками — это чудо природы, признак выдающихся душевных качеств, эволюционная и интеллектуальная привилегия.

***
Невеста x (белое платье + громадный живот)под венцом = вульгарность par excellence

Наверное у меня комплексы и атрофированное чувство восприятия прекрасного.

***
— Я знаю, для тебя это больная тема, — кокетливо прошептал М.Р., — возможно тебя это шокирует, но… но… летом мы перестанем помещаться в одну машину, поэтому я купил тебе a new vehicle.
— С тремя рядами? — обреченно поинтересовалась я. — Land Rover Defender? Hummer H1? Бронированный гусеничный транспортер?
— Ну… почти.
— Подарок? На 8 марта?
— Нет, просто знак внимания. На 7 марта.

На 7 марта М.Р. оказал мне знак внимания, подарив а new vehicle — a family SUV. Вес: две тонны. Длина: пять метров. Цвет: night blue metallic. В vehicle помещаемся мы, четыре эльфа и Найда. Ориона можно посадить в багажник, Катцебург привязать на капот, Рожароссу закинуть на крышу.

А я так мечтала о танке.

Skizzen des Gefühlsleben

СИНЕГЛАЗАЯ ЭЛЬФА ЭДЕН ВЫШЛА утром на кухню, увидела папу, сказала „Ой!“ и от переизбытка чувств плюхнулась на попу. Мы с папой умилились и прыснули, эльфа подумала ровно секунду, не обидеться ли ей, скорчила рожицу и захихикала.

Воссоединение эльфов сопровождалось восторженными объятиями и сакральными поцелуями. Эльфийская лирическая речь звенела ручейками и играючи обгоняла скорость света. За пару минут, восседая на папиных руках, как на Железном троне, синеглазая эльфа умудрилась поведать о важных политических, социальных и религиозных событиях минувшей эльфийской недели.

В один блаженный момент созерцания этой сладкопевной парочки моя душа превратится в сверкающий мыльный пузырь, лопнет от счастья и разлетится по небу эфирными микроскопическими брызгами. Все выше, все бесстрашнее — к теплу, к радости, к солнцу. Licht ist Leben.

!לחיים

СИНЕГЛАЗАЯ ЭЛЬФА ЭДЕН ВЕРНУЛАСЬ из детского сада и рассказала нам, как בארץ ישראל празднуют שושן פורים, кто такой המלך אחשורוש, потребовала משלוח מנות, велела преподнести מתנות לאביונים и приказала читать מגילת אסתר.

Поскольку эльфийский папа безапелляционно отказался от сотрудничества и общался со мной посредством междометий, тяжелых вздохов и демонстративного мычания, я обратилась за консультацией к книге Юлии Мануйловой „Еврейские праздники, обычаи, обряды“ с целью удостовериться в подлинности эльфийских сведений. Синеглазая эльфа Эден глаголела истину.

Эльфийские глаза горели свечами, эльфийские ладошки потели от предвкушения радости, поэтому мы решили не уточнять неоспоримый факт принадлежности к Католической церкви, а сварили рыбный суп с овощами, приготовили помидорный салат с базиликом и сделали картофельное пюре с веганскими котлетами. По традиции к трапезе полагались гоменташи, по рецепту дрожжевому тесту следовало переночевать в холодильнике.

„Моя мама балует нас на Пурим трюфелями…“ — смущенно признался Ари, который пришел помочь Генри разобрать последний шкаф, но весь вечер бил баклуши, смешил меня, противостоял амурным домогательствам котонессы Екоторины, умело парировал выпады когтей ревнивого императора Фридриха, играл с собаками и подбрасывал до потолка эльфов. Ари всем очень нравится. У Ари карие глаза, волнистые волосы до плеч и миниатюрные ноги 44-го размера. Внезапно наступившая тишина — явный признак того, что Костенька и Коленька примеряют в прихожей дядины кеды.

Трюфели, так трюфели! Мы растопили шоколад, смешали ароматную жидкость с густыми сливками, остудили, скатали ровные шарики и обваляли их в крошках орехов макадамия. Эльфов и эльфийскую маму отмыли от ганажевой массы в теплой мыльной воде. Кухню отремонтировали, кухонную мебель заменили, новый инвентарь заказали.

Время пролетело незаметно. В эльфийском лексическом запасе вдруг появились слова מה, כן, לא, בתיאבון, זה חשוב. С шести утра каждые пять минут в дверном проеме возникает лохматая головка и вежливо интересуется: ?מה שלומך Эльфийская мама лопается от гордости. Эльфийский папа будет бурчать.

Вечером напьемся яблочного сока, нарядимся и устроим карнавальное шествие — встретим эльфийского папу салютом.

Тесто зовет. !לחיים

O праве ребенка знать имя матери и отца

МАМА РОДИЛА ПОДРУГУ. НАЗОВЕМ подругу Вальбургой.

Когда Вальбурге исполнилось пятнадцать лет она пришла к маме и спросила: „Мама, кто мой отец?“ Мама злобно вскинулась: „Заткнись! Чтобы я больше никогда не слышала от тебя этого вопроса“. Вальбурга вздрогнула и заткнулась.

Когда Вальбурге исполнилось семнадцать лет, она разговаривала с дедушкой. В ходе разговора дедушка полюбопытствовал: „Вальбурга, ты думаешь, ты — немка?“ — „Да, дедушка, немка“, – наивно ответила Вальбурга, не подозревая подвоха. — „Нет, ты — татарка! Ты — морда татарская!“ – победоносно пояснил дедушка. Дедушка ни в коем случае не был расистом. Дедушка в Вальбурге души не чаял.

Вальбурга расплакалась. Бабушка накинулась на дедушку. Дедушка никак не мог понять, какой черт его потянул за язык.

Вальбурга пришла к маме и спросила: „Мама, кто мой отец? Я хочу знать, кто мой отец! Как его имя? Скажи мне его имя“. — „Мудак и гондон твой отец! Поняла? Как ты смеешь, свинья неблагодарная? Мы не спали из-за тебя ночами, мы тряслись за тебя, ты замучила нас с бабушкой и дедушкой. То у тебя воспаление легких, то у тебя ветрянка, то голову в перила, то фасолину в нос сунешь. Я ведь хотела отдать тебя в детский дом, когда ты родилась. Дед сидел возле тебя и рыдал: ‚Tакая красивая девочка. Вырастим и воспитаем. Никуда не отдавай'“. — „Лучше бы я не родилась!“ — воскликнула в сердцах Вальбурга. — „Да, лучше бы ты не родилась“, — морально поддержала Вальбургу мама.

У Вальбурги не сложилась личная жизнь. Вальбурга разучилась спать. У Вальбурги развилась на фоне всеобщего молчания, подавления личности и нагнетания страха сильная депрессия. Она начала пить. Мне прекрасно знакомы чувства индивидуума, который за вечер может выпить бутылку ямайского рома с колой, провалиться в беспамятство, проснуться без малейшего признака похмелья, нанести деловой макияж, надеть на себя доброкачественную одежду, эксклюзивную дизайнерскую обувь и пойти на высокооплачиваемую работу в религиозно-идеологический центр католицизма. Я шесть лет жила под одной крышей с подобным индивидуумом, улыбалась сильным мира сего и благодарно принимала комплименты о мужском профессионализме и женской красоте. В религиозно-идеологическом центре католицизма считается хорошим тоном похвалить женщину за ее мужской профессионализм. Женщина интересуют представителей религиозно-идеологического центра католицизма исключительно в свете сексуальных откровений. Ибо женщина — тварь хилая и ненадежная.

Религиозно-идеологический сценарий не производил на Вальбургу ни малейшего впечатления. Она усовершенствовала стиль жизни Alkohol, Männer, Gras и превратила Sein und Schein в искусство. Быть скорчившейся на ледяном полу возле батареи голой тенью c растерзанной душой, казаться жизнерадостной светской львицей, от которой с ума сходят мужчины.

Вальбурга пришла к бабушке и спросила: „Бабушка, кто мой отец? Скажи мне, пожалуйста, скажи мне, ради Бога, кто мой отец? Я имею право знать, кто мой отец. Я не могу так жить. Я чувствую себя неполноценной. Я располовиненная“. Бабушка возмутилась: „Зачем тебе это нужно? Ты — взрослая женщина. Зачем тебе отец? Я не помню, как его звали. Это твой дед во всём виноват. У твоей матери был такой хороший мальчик, Вася. А твой дед его гонял. Вот и догонял до татарина… Когда мы переехали из … в …, он к нам один раз приезжал. Я даже не догадывалась, что твоя мать беременная. Мы заставили бы ее сделать аборт. А когда начались схватки, уже было поздно. Мы тоже не знали наших отцов…“ — „Бабушка, что ты несешь? — стонала раздавленная, оплеванная, сломленная Вальбурга. — Ты мне часто о своем отце рассказываешь. Какой он был хороший. Как он любил детей. Как заботился о скотине. Как помогал жене“. — „Это не подлежит сравнению. Он был на войне. Во время войны мы его не видели“, — настаивала бабушка, уверенная в своей правоте.

Вальбурга таяла на глазах. Родственники благоговейно хранили молчание. Два раза моя мама помогала устроить Вальбургу на амбулаторное дезинтоксикационное лечение в наркологический диспансер, два раза Вальбурга преждевременно прерывала лечение. Родственники благоговейно хранили молчание. Моя мама развела руками: „Врач не может спасти пациента, который не хочет быть спасенным“. Вальбурга продолжала пьянствовать и интересоваться своим происхождением. Родственники благоговейно хранили молчание.

Я не могу спокойно смотреть на людей, которые себя добровольно искореняют. На чужих не могу. Вальбурга чужой не была. Я приходила беременная домой в слезах. Плакала я, плакала почти годовалая Эден. Плакали мы, разрывалась от горя душа у Майка. Вальбурга продолжала пьянствовать и интересоваться своим происхождением. Родственники благоговейно хранили молчание.

Не знаю, какой исход приняла бы эта незначительная человеческая трагедия, не найди Майк отзывчивого, сострадательного, интеллигентного специалиста сферы психиатрической реабилитации. После длительного стационарного лечения Вальбурга выписалась с осторожно оптимистическим диагнозом и обратилась в суд с целью узнать имя отца. Высоко моральные родственники-интеллектуалы от Вальбурги отвернулись: „Тварь бесстыжая!“

Про свободную вакансию

НА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ МОЕЙ кровати неожиданно образовалась важная вакансия, поэтому я задалась целью найти достойного претендента на пять ночей. Мои природные способности к мышлению подсказали, что с лица воду не пить, поэтому я не обращала внимания на внешние данные соискателя, а сразу зрела в корень, в моем случае — в душу.

После длительных раздумий и бесконечных собеседований в моем распоряжении остались три подходящие души. Драгоценные души были укомплектованы всеми необходимыми внутренними качествами: четкими бровями, синими глазами, неприлично пушистыми ресницами, аккуратными прямыми носами, розовыми щеками и пухлыми губами. Души мне кого-то напоминали, кого-то очень любимого и родного, но я никак не могла вспомнить, кого.

— Эден, ангелочек, сладкая моя девочка, — предложила я синеглазой задорной душе, — пойдем спать с мамой?
— Не пойду, — строго отчеканила синеглазая задорная душа. — Спи с папой.

Я покраснела.

— Костенька, — обратилась я к другой синеглазой беззаботной душе, — пойдем спать с мамой? Маме грустно.
— Мама, я не могу, — сердечно, но твердо пояснила другая синеглазая беззаботная душа. — Мама, у меня есть своя коечка.

Я вздохнула.

— Коленька, — затянула я в третий раз лебединую песню, — Коленька…
— Му-му-му-у-у-у, — категорично вспылил неразговорчивый Коленька.

В переводе на немецкий Коленькина реплика значит: „Мама, ну что ты как маленькая? Ты должна быть примером для подражания, а не источником постоянного нытья. Мама, ты прекрасно видишь, что я играю с Зеленым Зайцем. Мама, неужели ты думаешь, что мне с тобой интересно? Я лучше пойду к Генри. У него в комнате увлекательно и весело. Почитаешь мне сказку на ночь? А где папа?“

Я запечалилась и посмотрела на котов. Коты скрылись в четвертом кошачьем измерении.

Высокооплачиваемая вакансия осталась открытой. Никто меня не любит.

***
— Хватит жаловаться, — грубит мне двухметровый 16-летний охламон. — Хочешь картошку поджарю? В отличие от нас всех ты сейчас одна никогда не бываешь. Дай живот потрогаю.
— А вот не дам, — грублю в ответ я. — Плати налог.

У нас в семье капиталистические отношения: никто не совершает подвигов во имя любви, всеми мечтами и помыслами движет свободно конвертируемая валюта. Майк конвертирует валюту в поцелуи, объятия, оргазмы. Вести с ним деловые переговоры одно удовольствие.

***
В служебных поездках Майк воспитывает силу воли.

— Я пришлю тебе сообщение, как долетел — и всё. Окей? Звонить не буду.
— Окей, окей. Звонить не надо.

Сила воли у Майка так себе. Ее хватает на один вечер. Вчера мы до полуночи разговаривали. Не помню, о чем.

***
Пойду-ка я в ванную. Коленька и Костенька выгнали из стиральной машины котонессу фон Катцебург и запихивают грязное белье. Как бы под шумок себя не запихнули.

синкретизм абсорбция интеграция

НАПИВАЛИСЬ ВИШНЕВЫМ КОМПОТОМ ДУРМАНИЛИСЬ любовью друг к другу я пересчитывала звезды-вуйаеры ты жадно целовал мне шею

два танцующих тела две поющие души объятия шепот ласки крещендо забвения в ночи

разум туманил холод нас укрывала луна нас разлучило утро и ты меня покинул

aber ich kann Dich
                                  trotzdem
                                                   gut leiden