Два способа признаться в любви

Richard: Wo ist Iron Mike?
Henry: Iron Mike is‘ Geschichte. Er ist Elf jetz‘.
Linda: Henry!
Henry: Was ‚Henry‘? Hast doch selber gesagt, ich solle weniger lügen.
Richard: Nett. Weiß er davon?
Linda: Ja, tut er. Aber bitte oute ihn nicht.
Richard: Das habe ich noch nicht entschieden. Elf. Gefällt mir.
Linda: Richard!

Рихард: — Где Iron Mike?
Генри: — Забудь про Iron Mike. Он теперь Эльф.
Линда: — Henry!
Генри: – Что — Henry? Сама сказала: 'Ври поменьше'.
Рихард: — Мило. Он знает?
Линда: — Знает. Только, пожалуйста, без аутинга.
Рихард: — Я пока ничего не могу обещать. Эльф. Надо же.
Линда: — Рихард!

***
Неожиданный аутинг Железного Майка особо не расстроил. Он покорно смирился с происходящими в его жизни эльфийскими метаморфозами, укротил унаследованный от отца-шотландца вспыльчивый нрав, перестал сквернословить, бросил курить, подобрел, помудрел, достиг нирваны, возродился и стал терпимее к альтернативному кошачьему образу жизни. Раньше Майк, обнаружив очередной искусственный водоем, опороченную футболку, украденную дыню или заблеванные туфли, угрожал невинным котоангелам физической расправой, коммунальными штрафами и гастрономическими санкциями, пытался запустить котоангелов из окна прямо в космос, попирал кошачье достоинство, оскорблял кошачьи религиозные чувства и ущемлял право на свободное развитие кошачьей личности. Сейчас же, услышав адский грохот, звуки падающей посуды и злобный вой, Майк задумчиво смотрит в потолок и резюмирует: — Котята… на кухне орудуют.

И котятам — общий вес 10 – 13 кг — ничего не грозит.

!אני אוהבת אותך, מיכאל

Voulez-vous coucher avec moi ce soir… не то, увлеклась.