Про Великий эльфийский карнавал

НЕ УСПЕЛА Я УСНУТЬ, как синеглазые эльфы сперли на кухне рулон фольги и устроили Великий эльфийский карнавал. По пробуждении ото сна моя черно-белая гостиная искрилась причудливыми снежинками и помпезными гирляндами. Старший Эльф сидел на полу возле столика и добросовестно складывал лягушек, драконов, летающих коней, павлинов и журавликов. Синеглазые эльфы выглядывали из-под стола, ползали по столу, забирались на плечи, толкали в бок, заглядывали в глаза и чутко руководили творческим процессом. Подвергнутые яростной борьбе с буйными кудрями головы украшали царственные тиары. Коронованы были четыре эльфа, обаятельный рыжик Энни, Найда, Орион и Феденька. Из бункера доносились нецензурная речь и леденящие кровь завывания.

— Мама, мама, мама, мама, – радостно вопила синеглазая эльфа Эден. — Мама, что это такое? — и совала под мой сонный нос журавлика.
— Не знаю, крошка. Птица? Гусь?
— Нет, нет, нет. Мама, мама, ты ничего не знаешь. Мама, это дуйавйик. Дуйавйик — понимаит‘?

Костенька и Коленька временно забыли про свои планы стать не то певцами, не то каскадерами и увлеклись ювелирным делом. Ввиду отсутствия лишних тиар нас с Генри обраслетили. Мы покорно смирились с судьбой.

***
— Иди сюда, baby, поцелую, — вежливо предложил свои услуги бескорыстный Старший Эльф.
— Нет, спасибо, я воздержусь, — торжественно покраснела я, высчитывая в уме часы, сутки и недели, которые придется затратить на послепраздничную уборку.
— Вот объясни мне, baby, — с обезоруживающей благожелательностью улыбался Старший Эльф, — почему Китти целыми днями гоняется за Фрицем, а я — я, понимаешь, не ты, — должен бегать за тобой? Где в жизни справедливость?
— Почему — должен? Тебя же никто не заставляет. Вы с Китти — непутевые шотландские горцы, мы с Фрицем — хладнокровные славяно-германцы. Мы из принципа ни за кем не бегаем.
— Даже если очень хочется побегать? Когда ты успела стать такой хладнокровной, baby?
— Особенно, если очень хочется побегать. В этом случае мы усердно изображаем величественных недотрог, восседая в гордом одиночестве на платиновом троне.
— И меня ты при этом называешь упрямым?.. Мне казалось, что Фриц — американец.
— Фриц, может быть, и американец, но в душе он истинный славяно-германец: импозантный, эгоцентричный, представительный мужчина. Федька, куда полез? Хватит жрать, свинья ты этакая! Обожрешься, крякать по углам начнешь. Я убирать не буду. Федька!
— Иди сюда, baby. Хочешь розу?
— За поцелуй?
— За три.
— Мама, ну скойка де модно, ну иди к папе. Тил нет. Не могу бойте.

Мы неприлично заржали, свалили синеглазую эльфу Эден на ковер и коварно заабубусили. Эльфа визжала, махала ручками-ножками и пыталась уползти под стол.

***
Эльфийская праздничная трапеза подкупала простотой блюд и изысканным вкусом. К столу подавались горячие бейглы и вкуснейшие антипасти: капрезе с песто из рукколы, вяленые помидоры, маринованные грибочки, огурцы и баклажаны, красные перцы с начинкой из сливочного сыра с травами в заправке из подсолнечного масла с паприкой и чили. Яства запивались горячительными напитками: вишневым компотом, яблочным чаем или минеральной водой с лимоном. По окончании торжественного застолья гостиная походила на Шотландию после войны за независимость. Эльфийские рожицы светились радостью, эльфийские щечки лоснились от сливочного сыра, эльфийские ручки были измазаны подсолнечным маслом по самые ножки.

***
Три эльфа в одной ванне — это нескончаемое, безмерное, всеобъемлющее счастье. Полчаса спустя эльфы благоухали райской чистотой, нашу одежду можно было выжимать, ванная уподобилась гостиной.

Сказку на ночь рассказывал Старший Эльф.

Старшего Эльфа я очень-очень, сильно-сильно, благодарно-благодарно люблю за то, что любовь взаимная.

Advertisements