Два способа признаться в любви

Richard: Wo ist Iron Mike?
Henry: Iron Mike is‘ Geschichte. Er ist Elf jetz‘.
Linda: Henry!
Henry: Was ‚Henry‘? Hast doch selber gesagt, ich solle weniger lügen.
Richard: Nett. Weiß er davon?
Linda: Ja, tut er. Aber bitte oute ihn nicht.
Richard: Das habe ich noch nicht entschieden. Elf. Gefällt mir.
Linda: Richard!

Русский

Advertisements

Du Arschg*sicht, geh weg!

СИНЕГЛАЗАЯ ЭЛЬФА ЭДЕН, — ПАПА Майкл, мама пожелала остаться анонимной, — играет с Екоториной Змеевной. Екоторина Змеевна до игр не охочая. Она машет лапой и слегка кусает синеглазую эльфу Эден за руку. Синеглазая эльфа Эден обижается и прогоняет зарвавшуюся котонессу:

— Du Arschg*sicht, geh weg!
— Schatz, du kannst doch nicht Kitty Arschg*sicht nennen, — ужасается эльфийский папа.
— Doch, kann ich. Es entspricht der Wahrheit, — логично аргументирует эльфа.

Наша шотландская бабочка, наша золотая девочка успешно проходит социализацию в детском саду. Детский сад посещают отпрыски интеллигентных мам и пап.

Как я вела гламурный блог

ВОТ ТАК ПРИЛЯЖЕШЬ С близнецами вздремнуть часа три-четыре и приснится тебе, что ты ведешь гламурный блог на гламурном сайте и крадешь гламурные тексты из гламурных журналов с золотыми стразами на обложке… и ты испугаешься, вздрогнешь, неспокойно заворочаешься во сне и никто не придет тебе на помощь.

Только Катценбург, этот мордатый хвостатый ангел-хранитель примчится, прогуляется по изголовью твоей кровати, беспокойно спросит „Мря?“ и упадет тебе на голову, поняв всю обреченность и унылость сверкающего драгоценными каменьями сновидения. А потом вскочит, уронит книгу, воткнет в бедрo когти, зацепится за одеяло, стукнется головой о дверь и умчится, умчится. И ты подумаешь, что в задиванный бункер, а Катцебург носится по квартире и демонстративно переворачивает все свои чашки с водой.

***
Последствия всемирного потопа ликвидировала. Катцебург погладила. Катцебург пыхтит, как паровоз – попивает свежую водичку.

Das Paradoxon

„BIS ICH DREIUNDDREISSIG WURDE, habe ich dreimal geweint. Das erste Mal, als unser Sohn starb. Das zweite Mal, als du mich verlassen hast. Das dritte Mal, als ich dachte, dass es dich nicht mehr gibt.

Jetzt weine ich dreimal am Tag.

Meine Kinder werden geboren, ich weine. Meine Kinder flennen, ich weine. Meine Kinder lächeln mich das erste Mal in ihrem Leben an, ich weine. Meine Kinder fangen an zu krabbeln, zu gehen, zu laufen, ich weine. Erste Umarmung – See voller Tränen. Erstes Wort – alle Dämme brechen.

Du weinst, ich heule. Du flüsterst „Ich liebe Dich!“, ich weine. Richard sagt, du hättest wie eine Löwin gekämpft, um mit mir zusammen zu sein, ich weine. Ich konnte nicht einmal I will love you and honor you all the days of my life ohne einen Heulanfall aussprechen. Ich schlafe mit dir…

Du bist der Wasserfall. Und ich zerfließe.

Du hast eine echte Memme geheiratet, meine Liebe. Wie konntest du nur?“

„Gut gemacht! Jetzt heule ich.“

***
Парадокс

Про закономерности наследственности

НА ЛЕГЕНДАРНОМ ДИВАНЕтм СИДЯТ три подозрительных субъекта: синеглазый эльф двухметрового роста (полулежа, вытянув ноги, скрестив руки на затылке), синеглазая эльфа метрового роста (полулежа, вытянув ноги, скрестив руки на затылке), желтоглазая кошка (полусидя, вытянув хвост, скрестив лапы на толстом пузе на рельефном животе).

Синеглазая эльфа метрового роста флегматично рассказывает желтоглазой кошке, каким образом немецкая армия транспортирует ударные вертолеты Tiger из Афганистана в Германию и почему в состав экипажа входят два летчика и бортовой техник. Желтоглазая кошка внимательно слушает, чинно кивает вислоухой головой и делает заметки. Наверное мечтает стать командиром военного вертолета.

Синеглазый эльф двухметрового роста улыбается, едва заметно склоняет голову и зазывно заламывает левую бровь.

Зазывно заламывать левую бровь недавно научились два маленьких синеглазых эльфа. Устоять перед таким обаянием я не в силах, поэтому эта троица без зазрения совести вьет из меня веревки. Веревки получаются крепкие и прочные.

Кому надо – вышлю. Веревки, не эльфов.

Зазывное заламывание левой брови передается по наследству от эльфа к эльфу. Случаи приобретения навыка зазывного заламывания левой брови посредством подражания эльфам не документированы.

perché forte come la morte è l’amore

– МАЙКЛ, КТО НА ФОТОГРАФИИ рядом с тобой?
– Кто? Где?
– Майкл, не придуривайся. На фотографии всего два человека. Если вдруг не узнал: ты c curly mop слева.
– Ja, vielen Dank за curly mop. Мне только удалось благополучно избавиться от этого воспоминания.
– Sure, you’re welcome. Who is the guy to your right?
– I don’t know. Looks like Nikolaj.
– Это не Николай. Этот красивый.
– Николай не красивый?
– Дерзкий, обаятельный, но не красивый.
– Он отфотошопился перед съемкой. Скорректировал обаяние, ретушировал дерзость, добавил пару нюансов красоты, несколько тонов мужественности.
– Ха-ха.
– Ничего не ха-ха. Это Рихард.
– Это не Рихард.
– Это Рихард. Рихард красивый без фотошопа.
– Рихард красивый, потому что похож на меня.
– Я думал, что Рихард красивый, потому что похож на твоего отца.
– No, that’s a common misconception. He looks like me. I look like my dad.
– Bravo, my love, brilliant argumentation. Что написано на конверте? 2006, NY?
– Ничего не написано. Что ты делал с Рихардом в NY?
– Не New York, ירושלים. NY – Новый год. Там previews есть?
– Нет здесь никаких previews. Так что ты делал на NY с Рихардом בירושלים?
– У нас был страстный роман.
– Что за дурацкий ответ?
– Что за дурацкий вопрос? Совпала неделя отпуска. Ты ничего не хотела обо мне знать… В конверте другие негативы есть? Если на одном из них Иза, то это New Year’s Eve 2006. И на фото точно Рихард.
– Не вижу я Изы на негативах.
– Где твои очки?
– Прекрати задавать мне личные вопросы. Наверняка валяются возле ноутбука. Где твои очки?
– Без понятия. Где я приставал к тебе в последний раз?
– Schwachkopf. В прихожей, где мы рисовали. Oчков на тебе уже не было.

Очки нашли. Изу обнаружили. Красивого мужчину идентифицировали. Подростки сбежали, хлопнув дверями бункеров. Эльфы застыдили: „Хватит цейоваться, надо йисовать“. Ума не прибавилось.

***
Мой брат на 41 см выше меня. Меня это огорчает. Каковы шансы, что я еще вырасту?
Мой муж на 37 см выше меня. B горизонтальном положении это легко исправить.

***
– В моем иллюзорном мире с размытыми гранями ты единственный объект с четкими гранями.
– И только меня ты видишь в таком иллюзорном свете. А если бы не миопия… а если бы рано утром… а если бы без макияжа… а если бы голым…
– Ты куда? Вернись, я на всё согласна.
– Очки возле ноутбука, говоришь? На всякий случай быстро спрячу и вернусь. Do not run away naked.

***
– Сейчас же прекрати принимать эротические позы.
– Дурак, что ли? Какие эротические позы? Сижу, закутанная по самые уши в одеяло, один носок шерстяной наружу торчит.
– Ничего более эротичного чем этот носок я никогда не видел.
– Хочешь второй покажу?
– Не надо. Я не удержусь, стукну тебя по голове дубиной и уволоку в свою пещеру.
– Да ладно. Я сама побегу.
– Ты же неприличная женщина. Давай придерживаться постулатов искусства соблазнения.

***
– Когда я увидел тебя с Дани возле дома, у меня остановилось сердце, а потом забилось со скоростью 180 ударов в минуту. Um mich war es geschehen: I fell in love with you. Ты была очень красивая. У тебя были груди.
– Blödmann.
– But an honest one. That’s why you love me, right?
– Ich kann dich gut leiden.
– Ich liebe dich.

***
– Ты не помнишь наш первый поцелуй?
– Нет. Я помню мой первый поцелуй с Дани.
– I feel honored. Какое невероятное счастье для меня. Я помню…
– You do?
– Oh yes, I definitely do! It rained and you felt guilty.
– But I kissed you back.
– And the kiss was so sweet and intoxicating.
– And the second one… and the third one… and you slid your hand under my t-shirt.
– Why didn’t I sleep with you that night? You should have said yes.
– I remember my first time with you.
– Did I traumatize you that much?
– I remember my first orgasm with you.
– I obviously remember mine.
– It took me 15 minutes to reach orgasm.
– My hands hurt like hell.
– Think of everything you have learnt since then.
– Think of everything you have taught me.
– You’re still a depp.
– You’re still in love with me.

***
– Почему ты меня непрерывно дураком называешь?
– Факт констатирую.
– У меня скоро разовьется комплекс неполноценности.
– Твоему burden of Jewish genius будет не так одиноко.

***
– Третьего мая исполнится три года, как мы поженились. Кожаная свадьба.
– Четвертого августа – четыре. Льняная.
– У нас всё не как у людей.
– I feel blessed.

***
– Книгу нашей любви можно разделить на три главы: Paradise, Earth, and Hell.
– Ты забыла четвертую. Afterlife. Нам уже ничто не страшно!

***
Утром на оконном стекле тетрадный лист в клеточку:

„ЕСЛИ БЫ ТЫ НЕ УГРОЖАЛА МНЕ ПОСТОЯННО СЕКСУАЛЬНЫМИ РЕПРЕССИЯМИ,
ТО ПРОЧИТАЛА БЫ ЗДЕСЬ QUITE A NASTY MESSAGE.

THINK ABOUT IT.“

I’m thinking. I am thinking about you day and night.

Как у нас появилась вторая дочка

– ТЫ ТАКАЯ КРАСИВАЯ ДЕВОЧКА. Зачем ты плачешь? – проницательно спрашивает у орущего Коленьки старуха Шапокляк.

От обиды и возмущения у орущего Коленьки на секунду пропадает голос.

How to Make Friends in a Bank

— АХ, СУДАРЬ, ПРОШУ ВАС, не томите безумицу. Будьте великодушны: позвольте вас облапать, — застенчиво прошептала я на весь филиал банка.
— Ах, сударыня, умоляю, не медлите: я навеки к вашим услугам, — бескорыстно предоставил в мое распоряжение свое целомудренное тело незнакомый синеглазый мужчина.

Я мечтательно прильнула к объекту вожделения. В очереди громко заржали два неприличных коня.

Так мы познакомились с Олесей и Егором.

Дружелюбие открывает двери.

***
__ Реклама стальной взломостойкой двери, которую не откроет даже дружелюбие __

Технические характеристики:

・ металл
・ композитный материал
・ поперечная прошивка
・ вертикальный привод
・ сферические петли
・ противосъемный лабиринт
・ пуленепробиваемый глазок
・ усиленная дверная коробка
・ тепло- и звукоизоляция
・ замки, девиаторы.

Дверь — слева, промежуток между рукой и боком. Дружелюбный предмет эксцессивного облапывания — в центре.

Ein Hauch ist das Leben des Menschen, ein Schatten, der vorüberzieht!

The dead they sleep a long, long sleep;
The dead they rest, and their rest is deep;
The dead have peace, but the living weep.

Сегодня у моего папы день рождения. Больше всего я скучаю по его смеху, неуемной энергии и умению жить и радоваться жизни, несмотря ни на что, at your darkest. Из папиных детей — трех девочек и одного мальчика — я была самым младшим, самым любимым сыном.

Поэт и Муза (Blödmann und Brüste)

— ВАСЕНЬКА, ГОЛУБЧИК, ПРОСЫПАЙСЯ! СВЕТАЕТ, пора в школу.
— Не х-о-ч-у. Не п-о-й-д-у. Не б-у-д-у. Сама просыпайся, а я стану спать до обеда.
— Васенька, поднимайся, разгильдяй ты этакий, холодной водой полью. Опять ведь опоздаешь. Школа новая – какое о тебе сложится впечатление?
— Ну, еще немножечко. Ну, пожалуйста. Ну, пять минуточек.
— Вставай! Какие пять минуточек? Пять минуточек как четверть часа прошла.
— Но ты пойми, мама, они меня в школе не любят. Они обзываются, толкаются, пинаются и ставят подножки. А вчера намазали стул клеем „Момент“. Это же пример типичного применения моббинга.
— Василий, кому говорю: вытряхивайся из постели. Что ты как маленький? Ты же взрослый мужчина. Ты же директор.

***
М.Р. деморализовался и отказывается вставать в шесть утра. Котенька с Феденькой улыбаются, Найда с Орионом отплясывают вокруг кровати тарантеллу. М.Р. бурчит, закрывается с головой одеялом и поворачивается на другой бок.

— Тебе хочется, — заявляет, — ты и иди на работу. А я уйду в декретный отпуск и посвящу себя воспитанию детей.
— И пошла бы, — соглашаюсь, — но я едва справляюсь с Крисом и Ари. Орава спартанцев с повышенным уровнем тестостерона в крови мне не по плечу.
— Не стоит с утра пораньше набиваться на комплименты.
— Не стоит с утра пораньше жадничать на комплименты.
— Комплименты, комплименты, комплименты… Ах, да! Ты видела в последнее время свою грудь? Такая грудь была у Изольды, Эвридики и Елены. Такую грудь воспевали в балладах, о такой груди слагали легенды, за такую грудь бились на рыцарских ристалищах. Это не грудь… это… это… это воплощенная мужская мечта, ставшая явью быль, Голубой цветок Новалиса, Святой Грааль Парсифаля, откровение, катарсис и эпифания.
— Blödmann! Hände weg! Я тебе что, сексуальный объект? Я — сильная, независимая женщина. Академик, публицист и феми…
— … нист. Я тоже знаю несколько премилых слов, которые оканчиваются на ист. И что ты хихикаешь? Не радуйся, озвучивать не буду.
— Ну и не надо. Ты спать не хотел?
— Я уже проснулся. Попробуй ты спокойно спать, когда рядом обитает такая грудь.

***
Дети смеются триста раз в день, взрослые смеются пятнадцать раз в день. Утро, вечер и ночь инопланетных придурков сотканы преимущественно из метафизической материи смеха. И если мой гинеколог не сыграет с нами злую шутку, рекомендуя строгое воздержание, то скоро М.Р. не только пойдет в розовом костюме на интернациональные конференции по вопросам безопасности, но и наставит смайликов в деловых письмах.

Как хорошо, что никто не подозревает, под ответственность каких серьезных личностей мы передали обеспечение нашей безопасности.

Про Второго Мишку

КОГДА СИНЕГЛАЗОЙ ЭЛЬФЕ ЭДЕН исполнилось три с половиной года, мы испекли торт „Франкфуртский венок“ и пригласили именинницу к столу.

Синеглазая эльфа непринужденно заправила половину салфетки за воротник, аккуратно расправила оставшуюся на виду половину, подтянула к себе графин с компотом, притянула целиком торт и требовательно поинтересовалась: — Де подайок?

Мы переглянулись, поняли, что допустили ошибку и склонили в покаянии головы.

— Интиесные вы: у малыта день йодения, а вы без подайка.

Мы стыдились своего поведения, краснели и торжественно обещали отвести синеглазую эльфу в магазин игрушек, наивно полагая, что синеглазая эльфа увлечется тортом и забудет про магазин игрушек. Ха-ха! Не тут-то было.

На день рождения синеглазая эльфа подарила себе белое платье с юбкой-колоколом, расшитой шелковыми синими орнаментами, туфельки с лямочкой и ромашкой на мыске, вязаную узорчатую кофточку: „Хойодно йучкам!“, цветные мелки для рисования на стенах, разноцветные фломастеры для рисования на мебели, обаятельную куклу в красном берете и книжку с картинками.

На выходе из магазина синеглазой эльфе Эден вдруг улыбнулся очаровательный белый мишка с фиолетовым носом, фиолетовыми ушами, фиолетовыми подушечками лап и фиолетовым бантом на шее. Синеглазая эльфа Эден застыла, у синеглазого эльфийского папы закололо от безысходности сердце, зеленоглазой эльфийской маме показалось, что она весит не менее тонны, синеглазые эльфийские братья сказали: „О-о-о-о-о-о…“ — и вросли в землю.

Не стану скрывать: у нас дома поселился второй Мишка. Мишка приехал в грузовом транспорте, потому что не помещался в нашу машину. Второй Мишка примерно одного роста с Первым Мишкой, но значительно пышнотелее. Инициалов Мишкиного имени мы пока не знаем. Мишку по привычке сразу же попыталась обнять и облобызать эльфийская мама. Эльфийскую маму от Мишки по инерции оттащил эльфийский папа.

Мишка, как все Мишки, прекрасен, солиден и обольстителен. Мишку поощрительно похвалили подростки. Мишку зауважали карликовые собачки. Перед Мишкой затрепетали кролики. Мишку полюбили даже кошки. Утром котя Китти проснулась в горячих медвежьих объятиях. Законный кот Фриц жутко ревнует в бункере, грозится вскрыть пакетик с подушечками и покончить их жизнь самоубийством.

Мишка проживает в гостиной на полу возле кресла. На кресло он не помещается, а на диване постоянно дремлем мы.

А еще у Мишки карие глаза-кнопочки. Мне кажется, я влюбилась.

Рanem et circenses

ЗА ОКНАМИ ГОЛЫМИ ВЕТВЯМИ дубов играл прохладный февральский ветер. Моросило. В кошачьем борделе под вечнозелеными кустарниками бились мечами три кота из-за одной коробочки куриного паштета с овощами. Я сидела в кресле-качалке возле камина. Отблески огня плясали на белых стенах, погружая гостиную в гротескную багряную атмосферу.

Майк вышивал крестиком шотландские мотивы. Екоторина читала на подоконнике Financial Times. Фридрих исполнял на рояле Лунную сонату в четыре лапы. Найда и Орион танцевали, слившись в знойных объятиях. Племянники заперлись в своих персональных бункерах. Из-под столика выглядывали три кудрявые головы, три пары васильковых глаз, три пары пухлых ручек. Маленькие эльфы читали картинки в книге сказок. Тихо клонился к ночи заурядный вечер.

Не обессудьте, слегка увлекалась. Провожу всё свободное время с мужем-сказочницей, который проводит всё свободное время с женой-летописцем. На самом деле во всём виноваты кролики.

А рассказать я хотела о соседях-ангелах.

***
По соседству с нами живут два гомосексуальных ангела. Ангелы чудовищно красивы. Ангелы любят, страдают, ссорятся и мирятся. К ангелам часто приезжает полиция. Иногда в ярых приступах ревности ангелы выбивают оконные стекла, иногда разбивают двери, иногда срывают с ворот почтовые ящики. С кем такого не случалось? Дела житейские.

Чаще всего хрупкие ангелы целуются, держатся за ручки, дарят друг другу энигматические улыбки и оставляют на запорошенном снегом капоте машины страстные послания романтического содержания, например: „Du Penis!“. „Какие трепетные у людей отношения“, — завидую я наивной непосредственности влюбленных, игриво прижимаюсь к Майку и пугаюсь, заметив озорных чертиков в его васильковых глазах. „Напишешь что-нибудь подобное на моей машине — отлучу от тела и изгоню из спальной“, — уточняю я на всякий случай свою позицию. Безмолвным взглядом Майк ласкает одинокий мусорный ящик возле светофора.

Ангелы весьма общительны. Ангелам нравятся синеглазые эльфы. Найде не нравится, когда ангелы протягивают к эльфийской коляске свои прозрачные, холеные руки. Найда поднимается во весь рост, поджимает хвост и вежливо сигнализирует недовольство сложившейся ситуацией, оскалив внушительные клыки и прижав к голове уши. Ангелы обижаются: „Какая у тебя злая собачка…“ — „Ну что вы, ангелы, — умиротворяю я уязвленных в своих чистосердечных помыслах ангелов. — Найда добрая и воспитанная. В противном случае вы оба уже лежали бы на земле и восхищались красотой звездного неба, а в трех миллиметрах от ваших лиц клацала бы клыками и брызгала ядовитой слюной собака Баскервилей“. Ангелы обескураженно сопят и исчезают в воротах дома с оторванным почтовым ящиком. За изящными ангельскими спинами со скрипом закрывается новая входная дверь с красивой мозаичной вставкой. Ангелы, такие ангелы.

***
В пять утра нашу спальную озарил прыгающий свет фонариков. Майк выглянул из окна и вежливо поинтересовался причиной столь неожиданного — но без всякого сомнения — приятного раннего визита. „Извините, мы приехали к вашим соседям… Простите покорно, что разбудили, — интеллигентно прошелестели робкие полицейские, посветили несколько десятков раз в наши окна и ретировались.

Ангелы устроили очередное эпохальное побоище. Ангелы били, стучали, крушили, дрались и выбрасывали во двор мебель. Судя по звукам, это были старинные шифоньеры для верхней одежды, комоды из натурального дуба и заполненные инкунабулами библиотечные многоярусные стеллажи. Ангелы истошно возмущались: „Fotzen“, „Bullen“, „Schеiße“, „Fickt euch“. Со второго этажа ангелам вторил истеричный женский голос: „Haltet eure Fressen“, „Ihr Schwuchteln“.

Было смешно и волнительно. Преисполненный торжественного благородства Майк предлагал интимные услуги, но я стойко противостояла низменным желаниям и крутилась возле окна. Войдите в мое положение: мы живем в благопристойном районе, единственными зрелищами которого являются подожженные автономными националистами машины и, собственно, сами автономные националисты, справляющие в рамках борьбы с капитализмом свою малую нужду на наши заборы. Моя душа требовала развлечений.

Не прошло и часу, как ангелов повязали и увезли на курорт в полицейское отделение. Ангелы оказывали непоколебимое гражданское неповиновение и являли соседским ушам редчайшие лингвистические познания немецкого языка.

В ходе мирного разрешения конфликта внезапно расплодившиеся робкие полицейские (было два, стало восемь) тщательно обыскали местность, не преминув еще несколько сотен раз посветить в наши окна, сделали на месте происшествия бесконечное количество снимков, постояли возле валяющихся на асфальте неизвестных предметов и скрылись.

В этот момент взвизгнул будильник.

Не противься счастью – поставь смайлик ;)

АМЕРИКАНСКАЯ УЧЕНАЯ-АНТРОПОЛОГИНЯ ХЕЛЕН Фишер, которая в свободное от любви время изучает биологию и эволюцию любовных отношений, недавно выяснила, что о способности испытывать оргазм и насыщенности сексуальной жизни пользователя Интернета можно судить по количеству используемых оным пользователем смайликов: чем больше смайликов, тем, собственно, и счастливее пользователь.

Стоит ли отдельно упоминать, что теперь я о вас всё знаю, дорогая …, дорогой …? А некоторыми даже восхищаюсь…

Про Великий эльфийский карнавал

НЕ УСПЕЛА Я УСНУТЬ, как синеглазые эльфы сперли на кухне рулон фольги и устроили Великий эльфийский карнавал. По пробуждении ото сна моя черно-белая гостиная искрилась причудливыми снежинками и помпезными гирляндами. Старший Эльф сидел на полу возле столика и добросовестно складывал лягушек, драконов, летающих коней, павлинов и журавликов. Синеглазые эльфы выглядывали из-под стола, ползали по столу, забирались на плечи, толкали в бок, заглядывали в глаза и чутко руководили творческим процессом. Подвергнутые яростной борьбе с буйными кудрями головы украшали царственные тиары. Коронованы были четыре эльфа, обаятельный рыжик Энни, Найда, Орион и Феденька. Из бункера доносились нецензурная речь и леденящие кровь завывания.

— Мама, мама, мама, мама, – радостно вопила синеглазая эльфа Эден. — Мама, что это такое? — и совала под мой сонный нос журавлика.
— Не знаю, крошка. Птица? Гусь?
— Нет, нет, нет. Мама, мама, ты ничего не знаешь. Мама, это дуйавйик. Дуйавйик — понимаит‘?

Костенька и Коленька временно забыли про свои планы стать не то певцами, не то каскадерами и увлеклись ювелирным делом. Ввиду отсутствия лишних тиар нас с Генри обраслетили. Мы покорно смирились с судьбой.

***
— Иди сюда, baby, поцелую, — вежливо предложил свои услуги бескорыстный Старший Эльф.
— Нет, спасибо, я воздержусь, — торжественно покраснела я, высчитывая в уме часы, сутки и недели, которые придется затратить на послепраздничную уборку.
— Вот объясни мне, baby, — с обезоруживающей благожелательностью улыбался Старший Эльф, — почему Китти целыми днями гоняется за Фрицем, а я — я, понимаешь, не ты, — должен бегать за тобой? Где в жизни справедливость?
— Почему — должен? Тебя же никто не заставляет. Вы с Китти — непутевые шотландские горцы, мы с Фрицем — хладнокровные славяно-германцы. Мы из принципа ни за кем не бегаем.
— Даже если очень хочется побегать? Когда ты успела стать такой хладнокровной, baby?
— Особенно, если очень хочется побегать. В этом случае мы усердно изображаем величественных недотрог, восседая в гордом одиночестве на платиновом троне.
— И меня ты при этом называешь упрямым?.. Мне казалось, что Фриц — американец.
— Фриц, может быть, и американец, но в душе он истинный славяно-германец: импозантный, эгоцентричный, представительный мужчина. Федька, куда полез? Хватит жрать, свинья ты этакая! Обожрешься, крякать по углам начнешь. Я убирать не буду. Федька!
— Иди сюда, baby. Хочешь розу?
— За поцелуй?
— За три.
— Мама, ну скойка де модно, ну иди к папе. Тил нет. Не могу бойте.

Мы неприлично заржали, свалили синеглазую эльфу Эден на ковер и коварно заабубусили. Эльфа визжала, махала ручками-ножками и пыталась уползти под стол.

***
Эльфийская праздничная трапеза подкупала простотой блюд и изысканным вкусом. К столу подавались горячие бейглы и вкуснейшие антипасти: капрезе с песто из рукколы, вяленые помидоры, маринованные грибочки, огурцы и баклажаны, красные перцы с начинкой из сливочного сыра с травами в заправке из подсолнечного масла с паприкой и чили. Яства запивались горячительными напитками: вишневым компотом, яблочным чаем или минеральной водой с лимоном. По окончании торжественного застолья гостиная походила на Шотландию после войны за независимость. Эльфийские рожицы светились радостью, эльфийские щечки лоснились от сливочного сыра, эльфийские ручки были измазаны подсолнечным маслом по самые ножки.

***
Три эльфа в одной ванне — это нескончаемое, безмерное, всеобъемлющее счастье. Полчаса спустя эльфы благоухали райской чистотой, нашу одежду можно было выжимать, ванная уподобилась гостиной.

Сказку на ночь рассказывал Старший Эльф.

Старшего Эльфа я очень-очень, сильно-сильно, благодарно-благодарно люблю за то, что любовь взаимная.

Wo Liebe wächst, gedeiht Leben

ЗНАЧИТЕЛЬНО ПРИЯТНЕЙ ПРОСЫПАТЬСЯ, ЕСЛИ тебя будит поцелуями красивый мужчина, а не хамские голодные коты.

***
Маленький мальчик Генри называет меня спящей красавицей и матрешкой. Синеглазая эльфа Эден называет меня кенгуру и хихикает. Кенгуру из меня плохой. Прыгать мне не хочется, а хочется спать и жрать. Желательно круглые сутки. Одни сутки — жрать. Другие сутки — спать. При таком образе жизни я месяца через два превращусь в колобка.

***
— У жирафа четыре лапки.
— Ноги.
— Лапки.
— Ноги.
— Лапки. У кота четыре ноги.
— Лапки.
— Ноги.
— Лапки.
— Ноги. У собачки четыре лапки. И у меня четыре лапки.
— Эден, не сочиняй. У тебя не четыре лапки, а две ножки.
— Я не сотиняйу… йу-йу… йу-йу-йу, я итепйитийу… йу-йу… йу-йу-йу десвисельность.
— Йу-йу… йу-йу-йу? Десвисельность?
— Да. Как папа.

Гордо спускается с дивана и уползает на четвереньках в прихожую. Наверное к зеркалу. Папа делает вид, что он ни при чем.

***
Любвеобильная кошка Катценбург предлагает моему мужу интимные отношения. Приходит и ненавязчиво демонстрирует всё, что могло бы заинтересовать мужчину. Кошачьего мужчину. Муж стесняется, снимает Катценбург с дивана и вежливо поясняет: „Катценбург, я не несу ответственности за твои оргазмы. Иди договаривайся с Фрицем“. Катценбург идет договариваться с Фрицем. Фриц машет лапами и скрывается днем в бункере. Ночью у котов случается любовь. Утром я, прикрыв от ужаса глаза, устраняю следы амурной битвы титанов.

***
Случайно узнала от мужа, чем приличные люди занимаются в задиванных бункерах: „Китти, сейчас же опусти лапу, хватит лапоблудничать. Никого твоя интимная жизнь не интересует. Иди в бункер и занимайся там чем хочешь, как все приличные люди“.

***
Вернувшись из бункера, заметно повеселевшая Китти усаживается возле синеглазой эльфы Эден и сладострастно наблюдает, как она ест: „Китти, уходи. Не попрошайничай. У тебя пузо по полу прыгает. Now, drop and give me twenty!“

Какое счастье — папа дома.

About the Nation of Storytellers in My Life

— МАЙКЛ, НЕ ХМУРЬСЯ, ТЕБЕ сколько лет?
— Linda, don’t patronize me.
— Майкл, не щурься, это увеличивает количество морщин вокруг глаз.
— …
— Майкл, не смотри на меня исподлобья, этот взгляд тебя не красит.
— …
— Майкл, что случилось с твоим лицом?
— Пытался одновременно нахмуриться, прищуриться и посмотреть исподлобья.
— Упрямство не доведет тебя до хорошего, так и знай.
— Au contraire, mein Leben. Благодаря моему упрямству мы вместе.
— Ты куда?
— К зеркалу. Тренироваться.

Старший Эльф уехал. Младшие эльфы остались дома. Создали Триумвират, весь вечер заглядывают в зеркало, хихикают, кривятся и строят рожицы. Интересно, в кого они такие?

***
На детской площадке о Старшем Эльфе ходят легенды: звать его не то Клаус-Юрген, не то Дитер; родом он не то из кельтских племен, проживавших во времена Первого крестового похода на поволжских берегах, не то из коренного индейского народа ашкеназов; говорит не то на идиш, не то на гойдельском, в любом случае: на каком-то непонятном, а скорей всего — воображаемом языке; работает не то коммивояжером по продаже пылесосов, не то ночным сторожем в закрытом отделении психиатрической больницы. И если бы королевы психопатки детской площадки не терзались смутными подозрениями насчет контактных линз, единственным достоверным сведением о Старшем Эльфе послужил бы невероятно синий цвет его глаз.

Я выходила замуж за очень скрытного, серьезного, честного, порядочного эльфа. Сказочник бесплатно прилагался в придачу.

— М.Р., прекратите врать, — пристыжаю я изредка своего чистосердечного, прямодушного эльфа.
— Не прекратим, — надменно отвечает уставший после ночной смены в закрытом отделении психиатрической больницы кельтский индеец-ашкеназ Клаус-Юрген.
— Почему не прекратите?
— We’re a nation of storytellers.

***
Синеглазая эльфа Эден, папина дочка, является таким же ярким представителем народа сказочников.

В среду она поведала детсадовскому коллективу печальную истину: „Папа сбежал. Теперь мы разговариваем по Скайпу“. Воспитательницы пригорюнились, начали собирать чемоданы и покупать билеты на самолет, но к счастью недоразумение вовремя выяснилось и никто не потерял свое лицо. Папа остается в семье, не смотря на далекое расстояние.

На достигнутом синеглазая эльфа Эден не остановилась и сообщила всем о любовных отношениях Екоторины Змей-Горынычевны котонессы фон Катценбург с Фридрихом Базилеем Рожароссой: „Китти и Фриц кричат. Они поженятся и родят младенцев“.

***
Старший Эльф задумался. Когда мои эльфы задумываются, на светлом эльфийском челе загорается красный индикатор, всплывает мыслительное табло, и даже самый неискушенный наблюдатель понимает, что эльфийское сердце лишилось покоя.

— Ты читала о шумоизоляции в квартире… — заметно волнуется Старший Эльф.
— Да. Ты это к чему вдруг вспомнил? — несуразно хихикаю я.
— Это к тому, что если мой ребенок придет и скажет: „Мама и папа кричат. Они поженятся и родят младенцев“, — то в детский сад ты меня больше ничем не заманишь.

Так синеглазая эльфа Эден помогла мне понять, что я замужем за скрытным, серьезным, честным, порядочным, чистосердечным, прямодушным, стеснительным эльфийским сказочником, и в нашем активном лексическом запасе появились технические термины „маты шумопоглощающего материала из пенопласта“, „звукоизолирующие плиты“ и „обрешетка под гипсокартон“.

***
Вся власть эльфам! Каждой эльфе по мягкой постели!

Иду дремать. Еще две ночи…

Wenn Du nicht da bist, schlag‘ ich die Zeit tot…

ПОКА Я ХОДИЛА ЗА близнецами, папина дочка рассказала папе по Скайпу всю правду о маме:

— Мама очень устала, Daddy.
— Я знаю, sweetie. Но ты же маме помогаешь?
— Да! Я маме сильно помогаю. Я сама оделась, сама обулась. И всё выпила. Даже молоко.
— You are a good girl.

***
Целый день хочется спать. Когда просыпаюсь, обнаруживаю возле себя на подушке сопящих в обнимку с собаками близнецов, похрюкивающих котов и восседающую на прикроватном столике синеглазую эльфу Эден. Синеглазая эльфа Эден видит, что я проснулась, подключает наушники и злобно шипит: „Выключу. Чтобы ты не слышала!“ Дожили…

***
— Kids, я иду в банк. Dogs, хотите гулять?

В дверном проеме моментально появляется кучерявая эльфийская головка:

— Хотим!
— Эден, ты — девочка, а не собачка.
— Нет, собачка.

Весь табор идет в банк, потом в магазин. Китти враждебно ухмыляется. У Китти появилась возможность устроить в квартире очередной искусственный водоем.

***
Генри смотрит „Game of Thrones“, я лежу на диване и думаю о вечном:

・ Зачем убили Ренли?
・ Зачем убили Робба?
・ Где была я, когда Бог раздавал такие роскошные волосы?

Мои мыслительные замки разрушают подозрительные звуки в задиванном бункере.

***
Катценбург, меховая свинья и похотливая извращенка, сперла и осквернила мужнину футболку. Страшно представить, какие ужасы эта футболка пережила за диваном. Федька сидит тут же и наблюдает за супружеской изменой. Катценбург пристыдила. Футболку думаю сжечь. Вынесу торжественно во двор и устрою шаманский костер.

***
Катценбург выламывает дверь и воет так, что испугался бы и Вий.

***
У Майка сейчас 18:00. Меня этот факт бесконечно огорчает, поэтому я пойду вздремну.

P.S. Ich liebe Dich!

В провинции — снег

КОТЫ СИДЕЛИ НА ПОДОКОННИКЕ и злобно смотрели на улицу. Фриц тайком утирал скупую кошачью слезу, Котя грозила кулаком и материлась. На выходных коты находились на попечительстве у Женевьевы и Минки.

***
Когда мы с Майком справедливо распределили между собой подростков, эльфов и собак, когда все были посажены, пристегнуты, приклеены и привязаны, Костя вдруг забеспокоился, скривился и принялся громко кричать „Бежим, бежим, бежим!“, что в переводе на русский значит: „Скорее бежим в туалет! Если не побежим, будет вам сюрприз. Так и знайте“.

Майк отстегнул, отклеил, отвязал серьезного эльфа и поволок его домой. Майк бегает очень быстро и, судя по характерному звуку из таинственных глубин дома, в пятницу он установил новый рекорд, наконец-таки достигнув сверхзвуковой скорости. Этого оказалось недостаточно.

Маленький эльф загрустил, честно признался: „Не добежали…“ — и сокрушенно расплакался. У Майка одновременно защекотало в носу от смеха и защемило от жалости сердце. „Костенька, ну что ты плачешь? Ну, не плачь — успокойся! Ну, подумаешь… Такая неприятность с каждым из нас произойти может. И с Китти, и с Фрицем, и с мамой“, — беспардонно компрометировал меня с котами муж и не стыдился. Костя призадумался и рассудительно спросил: „И с тобой?“ „И со мной, — покорно признался Майк, — как же: со мной — в первую очередь“.

Раз уж такая неприятность может произойти даже с папой, на редкость авторитетным и разумным человеком, то маленький эльф решил больше не плакать. „Маме не скажем“, — тревожно потребовал он. „Конечно, не скажем“, — покладисто согласился Майк.

В это время синеглазая эльфа Эден отказалась спокойно сидеть в машине, сбросила с себя диктатуру детского сидения и деловито носилась по дворовым окрестностям. „Коленька, пойдешь гулять?“ — вежливо поинтересовалась я у молчаливого эльфа. Коленька надул щеки и отвернулся.

***
Генри опрометчиво выбрал машину, в которой сидела синеглазая эльфа Эден. Синеглазая эльфа Эден отдала безоговорочное распоряжение: „Будем петь!“ — и затянула разухабистую песню du jour:

„Bruder Jakob, Bruder Jakob,
Schläfst du noch? Schläfst du noch?
Hörst du nicht die Glocken?
Hörst du nicht die Glocken?

Ну, пой! Ну, пой! Генри, почему ты не поешь?“

„Ding, ding, dong. Ding, ding, dong“.

Через полчаса Генри бился головой о стекло и жалел, что не залез в багажник.

***
Дремучая провинция услаждала наш взор белоснежными полями, хвойными лесами, приветливой дичью, пасущимися на лугах конями и развешанными на веревках возле старых домов белоснежными же трусами невероятных размеров. По всей вероятности Гаргантюа и Пантагрюэль теперь живут в дремучей провинции.

***
В дремучей провинции синеглазые эльфы навещали прадедушку. Прадедушку эльфы очень любят, поэтому, еще не доехав до дому, синеглазая эльфа Эден оповестила всю округу о своем прибытии: „О-оопа, о-оопа, – экзальтированно вопила синеглазая эльфа Эден, высунув макушку из окна машины, — о-оопа, ты меня видишь? Это яяяяя, па-аапина дочка“. Радостный эльфийский голос воспарял жаворонком под облака и мчался благой вестью к ближайшей деревне (3 км) и, надо полагать, к ближайшему городу (14 км). Прадед папину дочку видел и даже узнавал.

После традиционной душераздирающей сцены воссоединения эльфов, во время которой Эден успела поведать прадеду о всех важных событиях, спеть новые песни и рассказать сказки, нам удалось извлечь из машины близнецов. Близнецы позволили себе более сдержанное проявление чувств. Костя важно протянул руку и прошелестел: „Приветствую!“, Нико спрятался за отца и предупредил: „Я немного очень устал“.

***
Лучшее лекарство от скорби и старости — это эльфы. Дедушка вдруг помолодел лет на двадцать, бегал за эльфами, прятался от эльфов, лепил снеговика и жарил блины.

***
Лучшая система безопасности — это снег. Утром из ребусов следов в снегу я почерпнула интересную информацию о любовной жизни котов, затейливых прогулках гусей, важных делах четырех гигантских собак и узнала, в каком направлении скрылись Майк и Генри.

Возвращаться в шумную метрополию категорически не хотелось.

***
Генри в этот раз решительно не везло. По дороге домой ему пришлось присоединиться к хору близнецов:

„Are you sleeping? Are you sleeping?
Brother John, Brother John!
Morning bells are ringing
Morning bells are ringing…

Henry, Henry, Henry, sing!“

Генри бился головой о стекло и подпевал:

„Ding, ding, dong. Ding, ding, dong“.

***
К воскресному вечеру у Минки подозрительно тряслись лапки, но мы феноменально изобразили отрешенность и решили не вникать в суть проблемы. Фриц встретил нас в парадной униформе, Китти сказала: „Ш-ш-ш!“ — и присоединилась к мистическим задиванным партизанам. Будет мстить.

***
Если выпадет снег, через неделю опять поедем.