В Багдаде всё спокойно

БЛИЗНЕЦЫ ПРОСЛУШАЛИ У ОМЫ лекцию о вреде обжорства и решили жить по гастрономическому принципу аскезы.

Отодвигая от себя тарелку борща, Нико вежливо комментирует: „Ну, суп. Ну, поел. Ну, вкусно. Но, мама, прошу тебя, пожалуйста, больше никогда в жизни“. Костя ему вторит: „Ну, всё – хватит обжираться“, – и тихонько выкидывает овощи под стол собакам. Удивительно, что в это время под столом находятся и два погибающих от голода котенка: 5 кг и 8 кг.

***
Близнецы прослушали у папы лекцию о музыке в кинофильмах и решили стать не то певцами, не то каскадерами. Всю неделю карабкаются на возвышенные места: на спинку дивана, на спинки кресел, на стулья, на столы, на койки и прыгают с радостным криком: „I am Batman“. Отлавливаем и водворяем на землю. Мы каждый раз вздрагиваем. Близнецы хватаются со смеха за живот.

Иногда по квартире ходят два маленьких Майка и поют: „Thirsty. I am so thirsty. And hungry and horny. But mostly just thirsty“. Большой Майк прослушивает лекцию о негативном влиянии философии Гомера Симпсона на воспитание синеглазых эльфов и ни о чем не жалеет. Сдается мне, что скоро ему придется водить в детский сад трех эльфов. Я буду делать вид, что ни с кем из эльфийской оравы не знакома.

98 см, 13 кг, однако.

***
Синеглазая эльфа Эден немного капризничает, дерется с отцом и изобретает новый вид футбола. Отбирает мяч, доносит его до угла дома и бросает. Возвращается, отбирает второй мяч, доносит его до угла дома, бросает и кричит: „Уйду!“ Майк берет эльфу возле ворот в бережный плен и тащит на ‚футбольное поле‘. Эльфа надувается и скрещивает руки на груди.

Частенько синеглазую эльфу Эден можно застать элегантно разлегшейся на моих относительно могучих плечах не то лисьим воротником, не то пиратским попугаем. Эльфа свешивает голову и громко орет: „Не тогай. Убейи йуки! Мой дывот“. Старшего Эльфа такое поведение очень расстраивает, поэтому приходится отводить его объятиями, поцелуями и банановым пирогом с ванильным соусом.

102 см, 15 кг.

***
Когда мы с Майком увлекаемся, стресс случается у маленького мальчика Генри. Он начинает отчаянно протестовать: „Christ! Guys, too much information“, – рассказывать о хрупкой подростковой психологии и цитировать немецкий Закон об охране молодежи. Уходить – не уходит.

***
И только прекрасный рыжик Энни ведет себя как настоящая леди: „Раньше я его боялась, а теперь мне нравится, как uncle Mike рисует“, – говорит.

***
„А скажите, uncle Mike, каково оно – быть кумиром молодежи?“ – интересуюсь я у М.Р., который постоянно ищет под моей одеждой сокровища нибелунгов. М.Р. что-то бурчит и окончательно переезжает жить под мою футболку.

Жаловаться не на что, чего уж там: в Багдаде всё спокойно.

Advertisements