Про интерпретацию романа Стокера „Дракула“

КАТЦЕНБУРГ ДО ТЕХ ПОР махала лапами, клацала зубами, кусалась и обзывалась, пока Майк не отодвинул ее рукой от эльфов и не сказал: „Hey! Listen up, you Dracula…“ Катценбург обиделась, попятилась и зацепила задней лапой коробочку с арахисом. Арахис загремел, Катценбург ошарашенно взмыла в воздух, перевернулась и сиганула в задиванный бункер. В доме наступило перемирие и продолжалось до того момента, когда синеглазая эльфа Эден отобрала у Кости игрушку и злобно фыркнула: „Listen up, you Dyacoola…“

Так мы выяснили, что являемся представителями древней вампирской династии.

В течение недели Дракулой по очереди стали я, Генри, Энни, Костя, Нико, Фриц, Найда и Орион. Дракулой не стал только Майк. Майк расстроился.

– Ну что ты, – томно утешаю, – обижаешься? Будешь Ван Хельсингом. Чего уж там?
– Ван Хельсингом? – оживляется супруг, потрясенный до глубины души такой сегрегацией. – Ты – Дракула? Я – Ван Хельсинг?
– Угу.
– Oh baby, baby, это же совсем другая история. Это не история ужасов, это порнография.
– Порнография? – застенчиво ликую и пламенею в свою очередь я. – Да? Расскажи? А лучше – напиши. А я прочитаю. И сделаю зарисовки. Мы издадим Print-on-Demand и разошлем любимым родственникам и прочей завистливой нечисти. Пусть порадуются за нас и поведают друзьям и соседям.
– Зачем зарисовки? Не разменивайся на мелочи. Сразим проектом наповал: приложим к книге фотоальбом.

Мы вырвались из объятий морфея и ринулись в магазин канцелярских товаров за карандашом и тетрадкой. Нам срочно понадобился новый фотоаппарат. У нас в жизни появилась высокая цель.

Спасибо, Катценбург!

Werbeanzeigen