Нежное про ночное кукареканье

В ДЕВЯТЬ МЫ БЕЗ обиняков пошли спать. Мы даже заснули под эльфийский лепет, долетающий до наших ушей из аудиомонитора. В полночь сон пробормотал: „Ну, я пошел“, – ударил нас под ребра и скрылся в неизвестном направлении.

Не знаю, имеет ли снег к нашей бессоннице какое-либо отношение, разучились ли мы спать, поднимает ли нас ни свет ни заря подсознание, но мы проснулись совершенно выспавшимися и пялились в темный потолок, с которого на нас лилась волшебная какофония звуков: пленительный сосед-маньяк общался с новой одалиской. Новых одалисок у соседа-маньяка девять на неделю. И все невероятно прекрасные и прилежные. Прилежные одалиски честно зарабатывают свои деньги на такси до дома. Нет, они, конечно, не достигают умения и изощренности знойной Алтынаджак, но их оптимизм и чистосердечность покоряют наши неискушенные сердца.

Глубокой ночью мы внимали отчетливому завыванию, плавно переходящему в кукареканье. Я не знаю, какие сексуальные практики вызывают эти прихотливые звуки, но пока усердная одалиска содрогалась в конвульсиях, мы бились в смеховом припадке со слезами.

Акустический эротический спектакль – это, вне всяких сомнений, один из лучших, из веселых жанров антропологического искусства.

***
По ту сторону окна происходят сказочные события: по тропинке идет Майк с лопатой, за Майком плетется застенчивым неровным шагом разодетая в меха одалиска. Высокая, тоненькая, эффектная. Наверное, хочет помочь.

Advertisements