Über den Umgang mit schottischen Nachnamen in dt. Behörden

НА ЗДАНИИ ГОСУДАРСТВЕННОГО УЧРЕЖДЕНИЯ, занимающегося вопросами женщин, мужчин, мигрантов, беженцев, детей, молодежи и прочих барабашек, красуется табличка Vergewaltigungs-Adresse. Читаю еще раз: Verwaltungs-Adresse. Vergewaltigung – изнасилование, Verwaltung – управление. Померещилось с перепугу.

***
Дела заметно улучшаются, когда идешь на встречу с Frau Müller, а дверь открывает Herr Jürgens. Мужчины меня любят. С мужчинами всегда проще договориться.

***
Когда я звоню коллеге и томно шепчу в трубку: „Крис, я тебя люблю…“, то он сразу начинает подозревать меня в корыстности и спрашивает: „Говори, чего тебе надо“. Жутко обидно.

***
Если боги кельтской триады окажут мне свое покровительство, то в феврале я смогу возглавить интересный проект. Миллионов я на нем не заработаю, это Prestige-Рrojekt. М.Р. моя идея совсем не нравится, по лицу видно. „М.Р., – говорю, – прекратите хмуриться. Это способствует возникновению вертикальных мимических морщин над переносицей“.

***
По всей вероятности, мало кто знает, как правильно читается наша шотландская фамилия. Герр Юргенс радостно распахнул объятия и воскликнул: „Ах, фрау …i, Вас послало небо“. Приятно, конечно, но не соответствует истине. Меня пригнало письмо и требовательные звонки после 22 часов.

Моя итальянская фамилия состоит из трех слогов. Ударение на предпоследнем, особенно одаренные умудряются перенести ударение на последний. После десятой поправки снисходительно соглашаются, но еще долго и настойчиво онемечивают анафемскую фамилию.

С фамилией Майка дела обстоят куда более фантастико-приключенчески. Лет десять назад он поменял английский вариант на кельтский. Это. очень. страшное. явление. Это когда, к примеру, простой смертный Смит вдруг превращается в Mac a‘ Ghobhainn, а его жена в Nic a‘ Ghobhainn. Сердце стучит в пятках. От страха темнеет перед глазами. Предательски дрожит голос. Божечки, что это такое и какие буквы произносятся?

„Майкл, – спрашиваю, – люди вообще знают, как наше имя читается?“ – „Не имею и малейшего понятия, – отвечает любитель изощренных шуток, – меня в последнее время герр …i называют“.

Кажется, мой муж окончательно перешел на мою фамилию и пользуется своей исключительно, чтобы доставить лишнюю головную боль простодушным согражданам. Я в восторге.

***
Вернулась Внутренняя Аляска. Пойду укрываться М.P.

Advertisements