Про принятие важных решений

Утро с близнецами провели в бегах и суете.

Сходили в магазин, разгрохали банку соленых огурцов, закупились. Пришли домой. Испекли бейглы, пшеничный хлеб и праздничный торт, сделали форшмак, сварили огонёк.

Пока близнецы ели теплый хлеб с форшмаком, котя Китти выкатила из-под стола луковицу. „Катценбург, – спрашиваю, – зачем луковицу украла? Она тебе нужна?“ Перемолола луковицу, добавила в форшмак, тщательно перемешала, понюхала, сглотнула слюну, понюхала, пережила временный провал памяти, пришла в себя, кто-то сожрал почти весь форшмак. Очень благодарная еда, почти веганская [краснеет]. Работы на пять минут: пропустить через мясорубку сливочное масло, четыре филе сельди, картофелину, два яйца, зеленое яблоко, украденную луковицу, укроп. Можно поперчить и посолить, но это уже излишества.

Когда объявятся масон и племянники, мы постараемся загрузить всех в две машины [чешет в затылке] и отправимся на выходные к маме – ГДР-ничать и справлять сразу три дня рождения.

В доме за старшую остается Катценбург. Она сначала плакала, жаловалась Рожароссе, а потом они ушли в коридор, пошептались. Теперь плачу я. Думаю, может, нам в воскресенье уже и домой не возвращаться, может, нам сразу стоит начать искать новую квартиру? К Катценбург у меня нет особого доверия. Что-то мне боязно.

Advertisements