Umorismo macabro

НЕТ, ТЫ ТОЛЬКО ПОСЛУШАЙ, возмущалась Цли Польти, иду я намедни с работы, небо ликует надо мной лучезарное, на горизонте – точно александрит: насыщенное, яркое, с лазоревыми разводами перистых облаков. Чем ближе к солнцу, тем светлей становится, и так пока золото заката не сольется с лазурью небесных вод. Любуюсь: какая благодать – не небо, но купол базилики, не облака, но фрески. На сердце радостно, душа поет.

Домой забежала, воду с душистой пеной в ванну налила, свечи зажгла, бутылку шампанского откупорила, на меня такая нега снизошла и в этот безмятежный момент раздался звонок в дверь. Тиринь-тринь-тринь, тиринь-тириль-тириль, тринь-тринь. Поначалу я закрыла глаза, задержала дыхание, опустилась на дно ванны. Никого нет дома! Пойдите прочь… Нет!.. Надежды мои не оправдались, настойчив был мой гость: тиринь-тринь-тринь, тиринь-тириль-тириль, тринь-тринь.

У меня дилемма, Утли Пушти. Ну, объясни, прошу тебя, почему люди так любят ходить ко мне в гости? Я ведь никого не приглашаю, пирогами не заманиваю, сама тоже не хожу, надеюсь, что они поймут. Ан нет! Они идут, едут, плывут, летят, некоторые, подозреваю, даже владеют телепортацией или имеют машину времени. Одни, с детьми, с мужьями, с девушками, с парнями, с соседями, со случайным попутчиками, с тушканчиками и птеродактилями – войска незваных гостей. Утли Пушти, куда спрятаться?

Утли Пушти выслушал Цли Польти, собрался и ушел. Через час он вернулся из магазина художественных товаров, взял электроизоляционную ленту и приклеил в прихожей напротив входной двери репродукцию картины Гюстава Курбе «Происхождение мира».

Хэллоуин

УТЛИ ПУШТИ, СЕРОГЛАЗЫЙ ЗАЯЦ, скрипнул чердачной дверью и направился легкой походкой прямиком к сундуку, выражаясь при этом нецензурными словами и снимая с лица остатки липкой паутины. Ноябрь радовал лесных жителей солнцем. Погоды на дворе стояли изумительные.

Утли Пушти откинул крышку кованого сундука, подпрыгнул и провалился в его мистические недра по самые пятки. Из сундука во все стороны полетели обрывки бессвязной речи и совершенно необходимые предметы обихода:

– … альбом со свадебными фотографиями, кому он нужен… набор плеток и масок, возьму с собой… Энциклопедия преступлений и катастроф, перечитаю при первой возможности главу Преступления на почве сексуальных извращений120 дней Гоморры маркиза де Кота, прекрасные истории на ночь, стану отцом… веревки для шибари… менора, пригодится в следующем году для Хануки… пакет марихуаны… годовой абонемент в фитнес клуб… коллекция порнографических фильмов… любовные письма… ага, вот ты где!

Утли Пушти развернул потрепанную газету и достал плюшевый костюм, осторожно разгладил его руками, натянул u полюбовался своим отражением в грязном оконном стекле: «До чего же я хорош! Святые духи, до чего же я хорош! Что этой женщине надо? Что ей дома не сидится? Пузо выпирает – да, так ведь это признак благополучия. Макушка лысеет – да, так ведь это признак повышенного уровня тестостерона в крови, и никакой я не «козел плешивый», а бонвиван и жуир. Маленький – да, да, да. Будь я высоким, так при аккумуляции позитивных черт характера лес бы попросту не вынес подобной концентрации красоты. Если будет много привередничать, закручу роман с ехидной. Она толстых, лысых, маленьких любит. А в этом году наряжусь на Хэллоуин зайцем!» – одобрительно кивнул головой Утли Пушти, поправил розовые уши, подергал хвост и пошел на вечеринку в клуб любителей садомазохизма «Белоснежка и семь гномов», в котором он имел платиновое членство.